Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ШКОЛЫ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ





События, происходящие на международной арене, необходимо подвергать теоретическому осмыслению, поскольку сами по себе факты лишь свидетельствуют о случившемся, но не объясняют, почему то или иное событие произошло. Понимание и объяснение событий важ­но не только для исследователей, но прежде всего для тех, кто работа­ет в практической сфере, так или иначе связанной с международным взаимодействием, — для политиков, дипломатов, бизнесменов, жур­налистов и т.п. Именно на основе такого объяснения можно давать оценки и делать прогноз относительно тенденций дальнейшего разви­тия: согласно выражению известного психолога К. Левина, нет ничего практичнее хорошей теории. Правда, как иронично было замечено впоследствии, проблемой остается как раз поиск такой теории. Но это уже задача исследователей.

Теоретические подходы на протяжении истории развивались и из­менялись, оказывая влияние друг на друга. Первоначально осмысле­ние международных отношений проходило в рамках различных науч­ных дисциплин, прежде всего — истории.

Насыщенность XX столетия событиями (две мировые войны, со­здание оружия массового поражения, холодная война, развитие меж­дународного терроризма и т.п.) стимулировала развитие теории и в об­ласти международных исследований. Кроме того, потенциал самой научной мысли в социальных науках XX в. способствовал более пол­ному теоретическому пониманию происходящего на мировой арене. По этим причинам теории международных отношений и мировой по­литики получили в XX в. бурное развитие, прежде всего в США, что, правда, дало основание С. Хоффманну, получившему образование в Па­риже, но затем переехавшему в Америку, с достаточной долей сарказ­ма назвать их «американским обществоведением».



Международные отношения крайне сложны и многоаспектны, не существует какой-либо единой теории, которая могла бы объяснить все многообразие международной реальности. Принято выделять следующие теоретические подходы в исследованиях между­народных отношений и мировой политики в качестве основных: реализм (в современном варианте он представлен главным образом неореализмом), либерализм (сегодня это в своей основе — неолиберализм), неомарксизм и постмодернизм. Дискуссии между представителями этих школ дают возможность лучше понять смысл происходящего на мировой арене.

РЕАЛИЗМ И НЕОРЕАЛИЗМ

Теоретическая школа политического реализма, или просто реализма, восходит своими истоками к работам таких авторов, как Фукидид, Н. Макиавелли, Т. Гоббс и др. Среди ее представителей следует прежде всего назвать Э. Карра, Дж. Кеннана, Г. Моргентау, Р. Нибура, К. Томпсона.

Реализм — один из старейших теоретических подходов в между­народных исследованиях, требующий максимально точно и «реалис­тично» (отсюда и название подхода) описывать международные отно­шения, т.е. исследовать то, что есть, а не то, что предпочтительно или, возможно, появится в будущем. Возник реализм как теоретическое на­правление в первой половине XX столетия в западной научной тради­ции первоначально в качестве критики моралистического и утопичес­кого подхода в политике, игнорирующего реалии силовых отношений на международной арене. В этом смысле к реалистам, хотя и условно, поскольку речь идет не о национальном государстве, можно отнести таких древнекитайских авторов, как Сунь-цзы с его работой «Искус­ство войны».

Данное направление исходит из эгоистичной природы человека, которая, согласно представлениям работающих в этой парадигме ав­торов, остается неизменной. Реалисты рассматривают государства в ка­честве «единиц» анализа и видят международные отношения как дос­таточно хаотичное взаимодействие государств на мировой арене, выступающей в виде «поля» острого противоборства. Согласно мета­форе А. Уолферса, одного из теоретиков реализма, государства, взаи­модействуя, сталкиваются, подобно бильярдным шарам. В этом смыс­ле международные отношения представляют собой, по выражению Т. Гоббса, «войну всех против всех». Отсюда эти отношения описыва­ются реалистами как анархические.

Критики упрекают реалистов в том, что они не видят возможнос­ти упорядочить международные отношения. Однако это не так. Хао­тичное взаимодействие, согласно представлениям реалистов, регули­руется различными договорными отношениями. И здесь надо отдать должное А. Уолферсу за подробную теоретическую разработку проблем межгосударственного сотрудничества. Тем не менее сами государства, согласно реалистам, действуют на мировой арене, исходя из трех гоббсовских мотивов:

1)достижения и обеспечения безопасности государства;

2) удовлетворения экономических требований политически зна­чимых слоев населения;

3) повышения престижа государства.

Справедливости ради надо отметить, что такой акцент на госу­дарстве как «единице» анализа был характерен не только для исследо­вателей международных отношений. Сама политическая практика в рамках государственно-центричной модели мира предполагала, что за точку отсчета должно быть взято государство. Кроме того, период формирования современных социальных наук (конец XIX — начало XX в.), как замечает Й. Фергюсон, был периодом расцвета государства. Поэтому и социология, и политология, и экономика, а также другие дисциплины восприняли так называемую этатистскую установку (этатизм), взяв за «точку отсчета» именно государство.

Существование государств и самой системы международных от­ношений, по мнению реалистов, зависит от четкого следования наци­ональным интересам: это является одним из ключевых понятий в тео­рии реализма. Национальные интересы, как утверждают реалисты, имеют объективный характер, поскольку определяются такими объек­тивными факторами, как традиции, неизменная природа человека, гео­графические условия и т.п. В рамках реализма оказывается пробле­мой то, как определять эти интересы и чем обусловлены различия в их восприятии со стороны конкретных политиков. Например, какая вне­шняя политика отвечает национальным интересам России? Очевид­но, мнения аналитиков будут различными. То же самое можно сказать о любой другой стране.

Действуя на международной арене и следуя своим интересам, го­сударства должны исходить из оценки своих возможностей. И потому еще одной важной категорией в реализме выступает «сила», или «мо­гущество».

Другим, не менее важным понятием в реализме является «нацио­нальный суверенитет». Это краеугольный камень международного права, который, с одной стороны, дает государствам свободу поведе­ния, но с другой — не освобождает их от ответственности за предпри­нимаемые действия.

Реалисты учитывают значимость политического действия с мо­ральной точки зрения, а также неизбежное противоречие между по­литическим действием и моральным предписанием. Они подчеркива­ют, что ни одно государство не обладает монопольным правом на доб­родетель, на определение того, «что хорошо, а что плохо» в моральном отношении. Именно концепция национального интереса предотвра­щает злоупотребления такого рода.

Самым эффективным средством сохранения мира является, по мнению реалистов, баланс сил, возникающий не только из столкнове­ния национальных интересов, к обеспечению которых стремятся госу­дарства, но и из единства культур, взаимного уважения прав друг дру­га и согласия относительно основных принципов. Не случайно известный французский теоретик, представитель реалистской школы Р. Арон определил международные отношения как «область дипломатов и солдат».

Переехавший в США после прихода нацистов к власти Г. Мор- гентау, чьи взгляды в значительной степени сформировались под воз­действием историков конца XIX — начала XX в., которые занимались анализом государств и их взаимодействием, выступил со своеобраз­ным манифестом классического реализма, сформулировав шесть его основных принципов. Он писал, что внешняя, как вообще любая, по­литика является борьбой за власть. И какими бы ни были ее цели, в них всегда присутствует в качестве основного мотива стремление к власти.

Реализм доминировал в 1940—1970-е гг., отражая реалии Второй мировой, а затем и холодной войны. Потом ему на смену пришел нео­реализм. На первый план в исследованиях того периода выходили вза­имодействие и соперничество государств на мировой арене. Все ос­тальное оказывалось вторичным. По этой причине, анализируя межгосударственное взаимодействие, реалисты особое внимание уде­ляли военной сфере.

В целом выделяют следующие основные положения классического реализма:

■ международные отношения представляют собой взаимодействие государств, которые являются однородными по своей сути, унитарными участниками и которые, как и люди, эгоистичны в своих устремлениях;

■ взаимодействие государств осуществляется хаотичным образом, так как не существует «надгосударственного властного центра». В результате международные отношения являются анархическими;

стремление к могуществу, в частности к военному превосходству, которое гарантирует безопасность государств, — главный мотив их деятельности;

■ государства прежде всего исходят из своих интересов. При этом они могут учитывать моральные соображения, однако ни одно госу­дарство не обладает правом на определение того, «что такое хорошо и что такое плохо». Именно категория «интереса» предохраняет от зло­употреблений спекуляциями на морали;

■политическая реальность отличается от экономической: для политики главное власть, для экономики — богатство;

■ в мире международных отношений, где доминирует силовой фактор, государства всегда должны быть в полной готовности.

В качестве одного из направлений реализма в послевоенный пе­риод возник подход, получивший название «реалполитик», хотя сам термин был введен в оборот немецким публицистом Людвигом фон Рошау еще в XIX в. Данный подход основан на предпосылке, что госу­дарства должны готовиться к войне для сохранения мира. В более мяг­ком варианте реалполитик подразумевает политический принцип, со­гласно которому особое внимание следует уделять действительным интересам соперника, а не тому, что он декларирует, быть готовым при­менить даже силу, но только в том случае, когда исчерпаны все прочие варианты воздействия.

Многие процессы, происшедшие в мире, и особенно в Европе, в 1950—1960 гг., плохо поддавались объяснению в рамках классичес­кого реализма. Речь прежде всего идет о развитии торговли, сотрудни­чества, интеграционных процессах. В ответ на требования времени из­менился и сам реализм. Неореализм, или структурный реализм, сформировался к концу 1970-х гг. Классиком этого подхода является К. Уолтц. Его работа «Теория международной политики» стала основополагающей на новом этапе развития реалистской парадигмы. В рамках неореализма работают и такие известные исследователи, как Р. Гилпин, Б. Бузан.

Неореализм сохранил многие положения классического реализ­ма, прежде всего определение государства в качестве ключевого эле­мента построения международных отношений. Оставаясь основными и самостоятельными единицами анализа международных отношений, государства стали рассматриваться неореалистами не только сами по себе, но и с учетом тех структур, которые они образуют, в том числе союзов и межправительственных организаций (отсюда и другое назва­ние данного направления — структурный реализм). Эта система международных отношений во многом определяет внешнюю политику отдельных государств.

Категория силы также сохранилась в неореалистском подходе в качестве ключевой, но стала включать в себя не только военное пре­восходство, хотя это осталось важнейшим. Американский исследова­тель К. Уолтц сравнивал международные отношения с рынком, где го­сударства, подобно фирмам, действуя в своих интересах, конкуриру­ют с одними и сотрудничают с другими. Однако основной акцент в не­ореализме делается на конфликт и конкуренцию. В этом отношении весьма показательно замечание К. Уолтца. Он пишет, что, когда стра­ны сотрудничают и получают некую общую прибыль, они задаются вопросом, как ее разделить. При этом они вынуждены решать не толь­ко то, получат ли прибыль вообще, но и кто именно получит больше.

Государства действуют на международной арене, согласно неореа­листам, в зависимости от своей мощи. Одновременно сохраняется и по­нятие «баланс сил», который, по их же мнению, позволяет удерживать участников от применения силы в международных отношениях. Раз­личают простой баланс сил, известный как биполярная система, и слож­ный баланс сил, предполагающий несколько силовых центров (много­полярная, или многополюсная, система).

Неореалисты внесли существенный вклад в понимание взаимо­действия государств на мировой арене. Так, Б. Бузан говорит о форми­ровании в современном мире «зрелой анархии», которая поддается регулированию. Роль регулятора, по его мнению, играют западные де­мократические страны, выступающие гарантами международной бе­зопасности.

Свои научные построения К. Уолтц основывал на методе дедук­ции, полагая, что необходимо прежние размышления реалистов пре­вратить в научную теорию. Он исходил из того, что индуктивное пост­роение предшествующих теорий, базирующееся на систематическом наблюдении, охватывало только видимые связи. По мнению К. Уолтца, систему международных отношений нельзя объяснить, основыва­ясь только на характеристиках, присущих отдельным участникам или группе участников. Поэтому значимым шагом в развитии теории нео­реализма было положение, согласно которому решающее значение в современных международных отношениях имеет глобальный уро­вень, т.е. сама система международных отношений. Она и «задает» рас­пределение возможностей (в первую очередь военных) среди госу­дарств. Тем не менее К. Уолтц вовсе не отрицает необходимость изучения отдельных стран для понимания международных отношений.

Он сформулировал три основных принципа структуры международных отношений (структурная триада К. Уолтца). Согласно первому принципу, государства в международных отношениях руководствуются мотивом выживания. Исследователь считает, что государства могут иметь множество различных целей. Однако основой для их достижения является выживание. Второй принцип заключается в определении участников международных отношений, которыми для К. Уолтца остаются только государства. Он отмечает, что негосударственные участники (например, ТНК) только тогда будут играть решающую роль в системе международных отношений, когда смогут догнать и перегнать сверхдержавы по наличию полномочий и властных возможностей. Го­сударства подвергаются влиянию и принуждению системы междуна­родных отношений, но они наделены правом решать, как будут дей­ствовать в этих условиях. Наконец, третий принцип состоит в том, что государства не однородны, а обладают разными возможностями, или потенциалом. Они пытаются увеличить его, что может привести (и при­водит) к изменению структуры международных отношений.

Много внимания К. Уолтц уделял анализу баланса сил, рассмат­ривая его в качестве одного из основных понятий в теории междуна­родных отношений. Он исходит из того, что ядерное оружие является важнейшим фактором, который обеспечивает баланс сил в мире. При этом его распространение не дестабилизирует систему международ­ных отношений, а, напротив, укрепляет ее, так как обеспечивает га­рантии против вооруженных конфликтов в силу эффекта устрашения.

В последние годы внутри реалистской школы появился неотра­диционный, или неоклассический, реализм как реакция на структурный реализм. Представители этого течения выступили с идеей возвращения к истокам реализма и необходимости изучения внешней политики государства, которая, как пишет Ф. Закария, скорее может быть объяснена, если анализировать поведение отдельного государства, а не структуру международных отношений в целом. Неоклассический реализм не отвергает того, что было сделано структурными реалистами, — он меняет акценты, возвращаясь вновь к проблеме внешней политики государства и уделяя внимание важности учета внутриполитических факторов, а также личностных особенностей политических лидеров. Представители этого течения подчеркивают роль активного начала в международных отношениях в противовес неореалистам, у которых структуры оказались самодовлеющими. Неоклассический реализм получает распространение в США в самом конце XX — начале XXI в.

Наконец, некоторые авторы выделяют постклассический реализм. Вслед за Дж. О'Хаганом П.А. Цыганков относит к этому направлению С. Хантингтона, выступившего с концепцией столкновения цивилизаций. С реализмом С. Хантингтона сближает особое внимание именно к конфликту, а не к сотрудничеству, подчеркивание стремлений участников мировой политики к властным полномочиям с тем, чтобы лучше реализовывать свои интересы, а также восприятие международной среды как анархичной.

В целом за последние годы реализм в различных своих модифи­кациях получает развитие и продолжает оставаться одним из важней­ших теоретических направлений современности.

ЛИБЕРАЛИЗМ И НЕОЛИБЕРАЛИЗМ

Теоретическая школа либерализма, будучи также одной из старей­ших в теории международных отношений, по основным позициям про­тивоположна реализму. Исследователи, работающие в рамках данной парадигмы, основывают свои теоретические воззрения на работах Дж. Локка, И. Канта, Ж.-Ж. Руссо, Дж. С. Милля, А. Смита, Д. Рикардо.

Либеральный подход в теории международных отношений дваж­ды за свою историю пережил периоды подъема — в начале и конце XX в. Либерализм во многом связан с именем 28-го президента США Вудро Вильсона, провозгласившего открытость внешнеполитической дея­тельности и дипломатии, а также ориентацию во внешней политике на демократические принципы, сотрудничество и мораль.

В либерализме начала XX столетия прослеживается три течения. Первое течение либерализма связано с теми надеждами, которые воз­лагались на возможности правового регулирования международных отношений. В Гааге прошли две конференции — в 1899 и 1907 гг., по ре­зультатам которых был подписан ряд многосторонних соглашений в области законов и обычаев войны. Первая конференция была созва­на по инициативе России, и в ее работе приняли участие 27 государств. Здесь принято три конвенции: о мирном решении международных столкновений; о законах и обычаях сухопутной войны; о применении к морской войне начал Женевской конвенции 1864 г. о раненых и боль­ных. В конференции 1907 г. участвовали 44 государства (в том числе все участники первой — 1899 г.). На ней принято 13 конвенций, в час­тности о мирном решении международных столкновений; об откры­тии военных действий; о законах и обычаях сухопутной войны и др. Несмотря на то что это не предотвратило начало Первой мировой вой­ны, оптимизм в отношении возможности правового регулирования возродился вновь после ее окончания.

Второе течение либерализма было ориентировано в значитель­ной степени на то, чтобы упорядочить анархию в международных от­ношениях через международные организации. Реализация идеи кол­лективной безопасности и создание Лиги Наций были приоритетным направлением.

Наконец, представители третьего течения либерализма делали акцент на разоружении. Их идеи, в частности, нашли воплощение на Вашингтонской конференции 1921—1922 гг. представителей Бельгии, Великобритании, Голландии, Китая, Португалии, США, Франции и Японии, посвященной ограничению морских вооружений, а также ряду тихоокеанских и дальневосточных вопросов.

В отличие от реалистов у либералов прямо противоположный взгляд на природу человека. Они подчеркивают его стремление к со­трудничеству, миру, ориентацию на справедливость и мораль (по этой причине данный подход называют идеализмом). Пожалуй, единствен­ное, в чем совпадают воззрения реалистов и либералов на природу че­ловека, заключается в его рациональности: действуя по тем или иным побуждениям (эгоистическим, согласно реалистам, или общечеловече­ским, согласно либералам), человек в любом случае ведет себя разум­но. Этот пункт вызвал впоследствии критику представителей других теоретических направлений, которые указывали на возможность им­пульсивного, иррационального поведения. Кроме того, большинство реалистов (исключение составляют те, кто придерживается неоклас­сического подхода) и представителей либерализма видят мир целост­но, т.е. исходят из позиций холизма.

Либералы подчеркивали необходимость развивать ценности, на­правленные на объединение человечества, формировать антивоенные установки, продвигать идею свободной международной торговли, выс­тупали за «открытость дипломатии». Государства, как они полагали, не ориентируются только на максимизацию краткосрочной прибыли. Боль­шие выгоды дает продолжительное взаимовыгодное сотрудничество.

Выделяют следующие основные положения классического либерализма:

■ человек по своей природе не является агрессивным — он нацелен на сотрудничество;

■ война является проблемой, которую можно решить только со­вместными усилиями;

■ международное сообщество должно осознать, что необходимы международные институты, способные предотвратить вооруженный конфликт;

■ государства должны реформировать свои политические систе­мы с тем, чтобы демократическое правление внутри каждой страны способствовало установлению мира и развитию сотрудничества на пла­нете;

■ на международной арене действуют не только силовые факто­ры, но и другие, такие как экономика и мораль.

После окончания холодной войны, во время которой в теорети­ческой области международных отношений господствовали реалисты и неореалисты, вновь наступает эпоха либеральной школы. Это направ­ление, как и реализм, преобразуется в неолиберализм с учетом новых реалий. Известные его теоретики Р. Кеохейн и Дж. Най писали, что между странами существует множество связей и отношений, в которых сила или могущество представляет собой недейственный или несущественный инструмент реализации политики. Поэтому фактор вооруженной мощи, согласно неолиберальному подходу, не столь значим, как полагают неореалисты. Воздействие посредством вооруженных сил на других участников международного общения, считают неолибералы, становится слишком дорогим и в прямом и в переносном смысле. Более эффективными средствами влияния являются экономические и правовые рычаги. В связи с этим неолибералы особо подчеркивают взаимосвязь политики и экономики, а также уменьшение в конце XX сто­летия в мировой политике такого фактора, как военная сила.

Государства в неолиберальном подходе, хотя и рассматриваются как главные участники (акторы) на мировой арене, но далеко не един­ственные. Отмечается, что наряду с ними в современном мире действу­ют межправительственные организации: универсальные (ООН), регио­нальные (в частности, ОБСЕ), организации, специализирующиеся по сферам деятельности (в торговле, например, Генеральное соглаше­ние по торговле и тарифам, далее — ГАТТ, преобразованное затем во Всемирную торговую организацию, далее — ВТО), а также непра­вительственные организации, прежде всего международные — право­защитные, экологические, феминистские и др., не принадлежащие го­сударству и не ориентированные на получение прибыли. Кроме того, активными участниками международного взаимодействия являются ТНК и внутригосударственные регионы различных стран.

Неолиберализм имеет множество форм и направлений, которые, с одной стороны, в значительной степени пересекаются, с другой — иногда рассматриваются как самостоятельные теоретические школы. К их числу относится концепция транснациональных отношений, пред­ложенная Р. Кеохейном и Дж. Наем в работе «Власть и взаимозависи­мость: мировая политика в переходный период», впервые вышедшей в 1977 г. и выдержавшей третье издание в 2000 г. В ней подчеркивает­ся роль негосударственных акторов (активных участников мировой политики, влияющих на политическую систему мира и тенденции ее развития) в современном мире, признается многообразие акторов, ви­дов и каналов взаимодействия между ними, а следовательно, и необ­ходимость отказа от анализа государства как единственного участни­ка международного взаимодействия. Вместо термина «международные отношения», который подразумевал лишь межгосударственное взаи­модействие, исследователи вводят другой, более широкий — «транс­национальные». По этой причине данное теоретическое направление получило название транснационализма.

Поскольку неолибералы особое внимание обращают на множе­ственность участников современных мировых процессов, данное тео­ретическое направление имеет и другое название — плюрализм. Актив­ное подключение новых (нетрадиционных) акторов к международным отношениям имеет, согласно неолибералам, ряд следствий. С одной стороны, государства «делятся» частью своих властных полномочий, «передавая» их другим участникам, с другой — они могут приобретать новые функции власти, например связанные с координацией усилий разных акторов на мировой арене или разработкой новых правил вза­имодействия. Стирается грань между внешней и внутренней полити­кой. Мир становится все более сложным.

Еще одним направлением в работах Р. Кеохейна и Дж. Ная стало выдвижение концепции комплексной взаимозависимости. В соответ­ствии с ней в мире существует множество каналов связи, на основе которых строится политика, в том числе неформальные отношения между политическими элитами, связи между правительственными и неправительственными структурами и т.п. Причем отдельно назы­ваются внутригосударственные структуры (например, внутригосудар­ственные регионы, города и т.п.). Нарушение одних связей и отноше­ний влечет за собой целую цепочку последствий по принципу «эффекта домино» практически для всех участников международного взаимодей­ствия. В исследованиях, проводимых в рамках теории комплексной вза­имозависимости, анализируется, например, насколько государства при разработке концепции национальной безопасности учитывают взаимо­зависимость, методы, которыми она усиливается, и т.п.

НЕОМАРКСИЗМ

Кроме двух названных теоретических школ — реализма и либерализма и современных их вариантов — неореализма и неолиберализма довольно распространенным является неомарксистский подход, подчеркивающий экономическое неравенство в современном мире и расслоение населения планеты по экономическому параметру, которое, если говорить о сегодняшнем дне, происходит не по линиям границ национальных государств, а главным образом по оси «Север—Юг». В рамках неомарксизма в научный оборот введены понятия «страны третьего мира» (развивающиеся государства) и «страны второго мира» (социалистические).

Как следует из самого названия подхода, концептуальные истоки неомарксизма находятся в работах К. Маркса. Представителями этой теории являются И. Валлерстайн, А. Г. Франк, Р. Кокс.

Мир-системная теория — один из наиболее известных вариан­тов неомарксизма. Исходит она из следующих положений. Во-первых, мир делится не только на государства, но и на более важные, как они считают, структурные единицы — классы. Появление же государств было необходимым для перехода к мировой экономической системе (мир-экономике) и ее победы над мир-империями прошлого. Во-вторых, в настоящее время существует только одна мир-экономика — ка­питалистическая. Развитие капитализма прошло ряд циклов экспан­сии и стагнации, которые начинаются с его зарождения в Европе. Сначала они охватывали относительно небольшую европейскую тер­риторию, а потом распространились на весь мир. В результате разви­тия капитализма произошло расслоение стран в зависимости от эко­номических показателей на три части: центр (ядро), периферию, полупериферию. Оказавшиеся в центре страны имеют значительно более высокий жизненный уровень и доминируют над остальными.

Представители мир-системной теории исходят из того, что разви­тие ядра осуществляется за счет остальных стран. Это ведет, по их мне­нию, к конфликтам. В мир-системной теории подчеркивается продол­жающаяся борьба между империалистическими странами (странами ядра), но отмечается, что их общие цели, обусловленные принадлежно­стью к «одному клубу», доминируют в их отношениях с периферией, где они имеют доступ к дешевым ресурсам, рабочей силе, рынкам сбыта.

При этом периферия и полупериферия пытаются сопротивлять­ся, поднимая различного рода восстания. В сборнике трудов «Оконча­ние мира, каким мы его знали. Социальная наука XXI века» (2000) И. Валлерстайн пишет, что лидеры Октябрьской революции рассмат­ривали себя как тех, кто организовал первую пролетарскую револю­цию в современной истории. Это было одно из первых, возможно, наи­более драматических национально-освободительных восстаний на периферии и полупериферии мир-системы. Вообще, мир-системная те­ория обращает особое внимание на поляризацию, проходящую сегод­ня по линии «богатый Север — бедный Юг» и ведущую к потенциаль­ным конфликтам.

Теория зависимости является несколько иным вариантом неомар­ксизма. В отличие от мир-системной теория зависимости делает акцент не столько на историческом развитии мира и его циклах, сколько на его современном состоянии. Представители этого теоретического подхода (в частности, А. Франк) вслед за неолибералами отмечают бурное развитие экономики в мире во второй половине XX столетия. Однако неомарксисты более пессимистичны, поскольку, согласно их точке зрения, экономически менее развитые страны находятся в зави­симости от более развитых. Последователи теории зависимости под­черкивают, что экономическая развитость или отсталость не являют­ся естественными этапами развития человечества, которые присущи всем государствам, а возникли в результате неравноправных межгосу­дарственных отношений. В течение долгого времени происходило пе­рераспределение прибавочного продукта от периферии (колоний и по­луколоний) в пользу центра — метрополий. В итоге этот процесс привел к «зависимой отсталости» периферии («Юга»), которая могла бы успешно функционировать, будь она ориентирована на собственное

развитие.

Сегодня развитые страны продолжают эксплуатировать разви­вающиеся, но используют не силовое, а экономическое принуждение, что является по сути новой формой колониализма — неоколониализ­мом. Поэтому в развивающихся странах наблюдается феномен «двух­уровневой экономики». Он порождается взаимодействием развитых стран с развивающимися, вследствие чего происходит неравномер­ное развитие экономики последних: одни отрасли в них становятся суперсовременными, с открытыми границами, процветающими и кон­курентоспособными, в то время как другие остаются традиционны­ми с отсталыми способами производства. Все это влечет за собой со­циальную и политическую нестабильность в развивающихся странах.

Наконец, в рамках неомарксизма получила развитие школа Грам­ши (или итальянская школа), носящая имя итальянского теоретика марксизма, а также основателя и руководителя итальянской комму­нистической партии А. Грамши. Один из ключевых моментов в ней — положение о «мировой гегемонии». Основывается она сильным госу­дарством, которое фактически навязывает другим мировой порядок. К нему примыкают другие, в результате чего образуется «историче­ский гегемонный блок». По мере роста противоречий внутри блока мо­жет произойти его крушение. Примерами лидеров таких блоков слу­жат: во второй половине XIX в. — Великобритания, а во второй половине XX в. — США.









ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ? Если вы все еще «неправильно» связаны с матерью, вы избегаете отделения и независимого взрослого существования...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.