Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







КРАТКИЙ ОЧЕРК РАЗВИТИЯ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ





ГЛАВА 1

КРАТКИЙ ОЧЕРК РАЗВИТИЯ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Современный политический мир, который изучает мировая политика, сложно и противоречиво складывался на протяжении тысячелетий. Менялась социально-политическая организация человеческого общества, развивались и совершенствовались механизмы взаимодействия между народами. Это наследие так или иначе проявляется и сегодня, поэтому понять происходящее на планете можно только через обращение к историческому развитию. Исторический анализ дает ответ на вопросы, что и почему менялось в политической структуре мира или, напротив, оставалось неизменным; каков общий вектор развития и чего ожидать в будущем.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЕСТФАЛЬСКОГО МИРА И ФОРМИРОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ЦЕНТРИСТСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ МИРА.

 

В раздробленной Европе к середине XVII в. усилили свой конт­роль над отдельными территориями князья, которые добились неза­висимости от Папы Римского и власти императора. В Европе велись междоусобные войны. Наиболее масштабной оказалась Тридцатилет­няя воина, в которой участвовала по разным причинам, в том числе религиозным, династическим, территориальным, значительная часть европейских государств. Подписание после ее окончания Вестфаль­ского мира в 1648 г. стало важнейшей в историческом развитии вехой, которая ознаменовала собой формирование новой политической сис­темы. В основу была положена идея национального государства (госу­дарства Вестфальской системы). Эта возникшая в Европе модель политического устройства распространилась потом на другие конти­ненты, став действительно мировой. За более чем 350-летнюю исто­рию (что по сравнению с возрастом человечества является небольшим периодом) она получила дальнейшее развитие и сохранилась до на­ших дней.



Правда, в иных частях земного шара государства оказывались порой «не совсем такими», как в Европе. Они представляли собой за­частую не результат исторического развития, а лишь итог колониаль­ных завоеваний, с произвольно установленными границами, сложным переплетением местных традиций и социальной организации жизни с привносимым извне. Все это дало о себе знать в XX в.

Вестфальский мир включил в себя два мирных договора, о кото­рых в течение нескольких лет велись переговоры в двух городах — Мюнстере и Оснабрюке (Вестфалия). Они были подписаны в 1648 г. соответственно между Священной Римской империей германской на­ции и Францией в Мюнстере, а также между Священной Римской империей германской нации, с одной стороны, и Швецией, протестан­тскими германскими княжествами — с другой, в Оснабрюке. Вестфаль­ский мир закрепил за Францией, Швецией с их союзниками немалые территориальные приобретения и право вмешательства в дела импе­рии. Голландия и Швейцарская конфедерация получили признание в качестве суверенных государств, а за германскими князьями были признаны права суверенных государей. Таким образом, Священная Римская империя германской нации превратилась в конгломерат по­чти 300 независимых государств. Вестфальский мир признавал также религиозные права и свободы за лютеранами и кальвинистами. Иног­да к нему относят и мирный договор от 30 января 1648 г. между Голлан­дией и Испанией, который завершил их Восьмидесятилетнюю войну (боевые действия между ними с 1625 г. принято рассматривать одно­временно как части Тридцатилетней и Восьмидесятилетней войн).

Новая политическая система возникла не на пустом месте. Ее подготовило историческое развитие Европы XV—XVI вв. Поэтому «корнями» она уходит к отношениям между территориями еще со вре­мен Древней Греции, Римской империи, а также к политическим тра­дициям итальянских городов позднего Средневековья. Признав в ка­честве ключевого принцип национального (государственного) сувере­нитета, Вестфальский мир положил начало новой системе отношений, которая впоследствии получила название Вестфальской, или государственно-центристской, модели (системы) мира.

Принцип национального суверенитета предполагал, что каждое государство обладает всей полнотой власти на своей территории, оп­ределяет внутреннюю и внешнюю политику. Однако не только поли­тикой ограничивалась его власть. Фактически, как заметил П. Тейлор, государство получило также власть в определении экономической, социальной и культурной стратегии. Данное право власти уважалось другими государствами, которые не вмешивались во внутренние дела соседей. В целом в основе идеи национального государства, обладаю­щего суверенитетом, были четыре главные характеристики:

1) наличие территории;

2) наличие населения, проживающего на данной территории;

3) легитимное управление населением;

4) признание другими национальными государствами.

При отсутствии хотя бы одной из названных характеристик госу­дарство перестает существовать или становится резко ограниченным в своих возможностях (например, если оно не признается другими го­сударствами). Признание государств стало особенно актуальным в пос­леднее время. В случае если большинство стран мира отказывается признать то или иное государство, оно в современных условиях неиз­бежно сталкивается с экономическими и политическими трудностями.

Создатели Вестфальского мира, как отмечает Жан-Мари Гуэнно, хорошо понимали, что формируемый ими миропорядок не может строиться на ценностных ориентирах, в частности на религии. Ценности не подлежат обсуждению, и по ним не делают уступок. Именно поэтому, и это было действительно прогрессивным решением, основой государ­ственно-центристской модели мира стали национальные интересы, по которым возможен поиск компромиссных решений. Суверенные на­циональные государства взаимодействовали между собой, образуя систему международных отношений, которая охватывала различные сферы: политическую, военную, экономическую, правовую, соци­альную, культурную и т.п.

Впоследствии стала выстраиваться система внутри- и межгосу­дарственных отношений с присущими ей механизмами и аппаратом управления, политическими и правовыми нормами, а национальное государство превратилось в единицу построения политической систе­мы мира, с четким разделением на внутреннюю и внешнюю политику.

Соответственно, стали складываться и социальные науки. Поли­тология, социология, уголовное право, административное право зани­мались анализом функционирования государства, в то время как меж­дународные отношения, международное право, международные экономические отношения — изучением взаимодействия государств на мировой арене.

Взаимодействие государств на международной арене отчасти упо­рядочивалось через их союзы, которые по ряду параметров согласовы­вали свои внешнеполитические действия. При заключении Утрехт­ского мира (1713), который положил конец борьбе за испанское наследство, между Францией и Испанией, с одной стороны, и коали­цией государств во главе с Великобританией — с другой, впервые по­является термин «баланс сил», получивший широкое распростране­ние в политической лексике второй половины XX в.

Роль Великобритании, которая в свое время первой включилась в промышленную революцию, возросла в конце XVIII — начале XIX в. Соперником Великобритании выступила Франция. Одновременно Испания, Швеция, Нидерланды стали терять былую мощь. Зато уси­лились Пруссия и Россия, которые стали важнейшими участниками международных отношений.

Последовавшие за французской революцией наполеоновские вой­ны закончились поражением Франции. Венский конгресс в 1815 г. под­вел им итог и восстановил нарушенный принцип национального суве­ренитета. В рамках Вестфальской модели мира сложилась система международных отношений, получившая название «Европейский кон­церт», или Венская система международных отношений.

Венская система международных отношений основывалась на общем согласии наиболее могущественных европейских монархий (ве­ликих держав, включая Россию) относительно территориального и по­литического статус-кво в Европе; возможности коллективного вмеша­тельства в дела тех государств, которым угрожают революции; требовании дипломатических консультаций по территориальным и прочим проблемам.

Интенсивным захватом колоний великими державами характе­ризовался конец XIX в. Мир фактически оказался поделенным между ведущими европейскими странами.

На мировую арену в начале XX столетия вышли новые государ­ства. Это прежде всего США (они стали мировым экономическим ли­дером), а также Япония, Германия, Италия. С этого момента Европа перестала быть единственным континентом, где формировались но­вые мировые государства-лидеры.

Двумя мировыми войнами ознаменовалось XX столетие. Первая (1914—1918) закончилась поражением Германии и ее союзников. В Версале в июне 1919 г. был подписан мирный договор, зафиксиро­вавший новые территориальные границы Германии. Составной частью Версальского мирного договора был Устав Лиги Наций — межправи­тельственной организации, который определил в качестве основных целей развитие сотрудничества между народами, гарантии их мира и безопасности. Первоначально его подписали 44 государства. США не ратифицировали этот договор и не вошли в число членов Лиги На­ций. Изначально не вошли в нее СССР, Германия.

Одной из ключевых в создании Лиги Наций была идея коллектив­ной безопасности. Предполагалось, что государства имеют законное пра­во противостоять агрессору. На практике, как известно, это не удалось сделать, и мир был ввергнут в новую мировую войну. Лига Наций фак­тически прекратила существование в 1939 г. (с началом Второй миро­вой войны), хотя формально была распущена в 1946 г. Однако многие элементы структуры и процедуры, а также основные цели Лиги Наций унаследованы Организацией Объединенных Наций (далее — ООН).

Завершение формирования системы международных отношений после окончания Первой мировой войны произошло на Вашингтон­ской конференции 1921—1922 гг., созванной по инициативе США. Она зафиксировала новую расстановку сил в Тихоокеанском регионе. Сама же система международных отношений, образованная между двумя мировыми войнами, получила название Версалъско-Вашингтонской, или межвоенной. Как и «Европейский концерт», она находилась в рам­ках Вестфальской модели (политической системы) мира и стала пер­вой системой международных отношений, вышедшей за пределы од­ного континента и охватившей мир в целом.

Версальско-Вашингтонская система международных отношений, сформированная в значительной степени под влиянием политических и военно-стратегических идей стран-победительниц, игнорировала интересы побежденных, а также вновь образованных стран (в Европе возникло девять новых государств). В результате она оказалась про­тиворечивой и нестабильной. Как следствие, не удалось избежать раз­вязывания Второй мировой войны.

Окончание Второй мировой войны дало начало новой системе международных отношений — Ялтинско-Потсдамской {послевоенной), которая, как и предыдущие, явилась частью Вестфальской системы мира. Ее основу заложили договоренности стран — победительниц во Второй мировой войне, оформленные на Ялтинской и Потсдамской конференциях.

Международные отношения после Второй мировой войны раз­вивались сложно и противоречиво. Положительным моментом было создание ООН, цели которой были направлены прежде всего на под­держание мира и развитие сотрудничества между странами.

Важнейшей вехой послевоенного периода явилось подписание в 1975 г. Хельсинкского заключительного акта Совещания по безопас­ности и сотрудничеству в Европе (далее — СБСЕ, впоследствии ОБСЕ). Заговорили о разрядке международной напряженности.

Однако наряду с сотрудничеством послевоенный период ознаме­новался новым типом конфронтации. Мир оказался фактически рас­колотым на два блока, образованных на основе военно-политического превосходства двух сверхдержав — СССР и США над остальными стра­нами, что определялось прежде всего наличием ядерного оружия, га­рантировавшего многократное взаимное уничтожение.

Система международных отношений, связанная с противостоя­нием двух блоков, получила название биполярной. Гонка вооружений, ее ограничение, проблемы военной безопасности были центральными вопросами международных отношений. В целом же жесткое соперни­чество двух блоков, которое не раз грозило вылиться в новую миро­вую войну, получило название холодной войны. Опаснейшим момен­том в истории послевоенного периода был Карибский (Кубинский) кризис 1962 г., когда США и СССР всерьез обсуждали возможность нанесения ядерного удара.

Оба противостоящих блока имели военные союзы — Организа­цию Североатлантического договора (НАТО), образованную в 1949 г., и Организацию Варшавского договора (ОВД) — в 1955 г. Понятие «ба­ланс сил» стало одним из ключевых элементов Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений. Мир оказался «поделенным» на зоны влияния между двумя блоками. За них и велась ожесточенная борьба.

Важнейшим моментом в развитии политической системы мира стало крушение колониализма. Почти весь Африканский континент освободился от колониальной зависимости в 1960-е гг. Вестфальская модель организации внутри- и внешнеполитической жизни достигла своего расцвета: на основе ее принципов и норм (по крайней мере, с формальной точки зрения) строились вновь образованные государ­ства.

Развивающиеся страны впервые начали оказывать влияние на мировые политические процессы. Они вступали в ООН, а в 1955 г. образовали Движение неприсоединения, которое по замыслу создате­лей должно было противостоять двум противоборствующим блокам.

Одновременно эти страны пытались привлечь внимание к свое­му бедственному экономическому положению, выступая в ООН и свя­занных с ней организациях с общих позиций. Например, на 1-й сессии Конференции ООН по торговле и развитию в 1964 г. 77 стран, или так называемая «Группа 77», заявили о том, что они совместно, с помо­щью многосторонней дипломатии, будут добиваться решения наибо­лее важных международных экономических проблем. В эту группу к 1990-м гг. входило уже 130 государств.

Распадом СССР и военно-стратегического блока ОВД, а также кардинальными переменами в странах Восточной Европы и государ­ствах бывшего СССР ознаменовались конец 1980-х — начало 1990-х гг. На этих территориях образовался ряд независимых государств. Рос­сия стала правопреемницей СССР в Совете Безопасности ООН. Вмес­те с этими изменениями мир вступил в новую стадию развития, свя­занную с окончанием холодной войны.

Как отмечает М.М. Наринский, следует иметь в виду, что бипо- лярность Ялтинско-Потсдамской системы не была абсолютной, так как СССР и США не могли контролировать всех участников и все проис­ходящее на международной арене.

Сначала события, связанные с распадом СССР, окончанием хо­лодной войны, во многих странах, прежде всего западных, были вос­приняты с воодушевлением и даже романтизмом. В США появилась статья Фрэнсиса Фукуямы «Конец истории?» (1989). В ней автор пред­рекал торжество демократии, отсутствие силовых методов разрешения споров в мире, а также вооруженных конфликтов, и в этом смысле — конец истории. Работа Ф. Фукуямы вызвала большой резонанс в мире.

Затем в начале 1990-х гг. последовал всплеск конфликтов, причем в спокойной, казалось бы, Европе (что вызвало особую озабоченность и европейцев, и американцев). Это породило прямо противоположные настроения. Сэмюэл Хантингтон в 1993 г. в статье «Столкновение ци­вилизаций» выступил с противоположных Ф. Фукуяме позиций, пред­сказывая конфликты на цивилизационной основе. Эта статья также получила широкое обсуждение в различных странах. В дальнейшем, когда число вооруженных конфликтов пошло на спад, наметилось пре­кращение огня и в Европе, идея С. Хантингтона о цивилизационных войнах стала забываться. Однако всплеск жестоких и демонстративных террористических актов в различных частях земного шара, за которыми стояла крайне радикальная исламистская организация «Аль-Каида», за­ставил многих, особенно журналистов, вновь заговорить о ней.

Вообще мир после окончания холодной войны оказался сложным и малопонятным, а система международных отношений, сформирован­ная после окончания холодной войны, не получила общепринятого названия, хотя было предпринято немало попыток выделить ее осно­ву. Например, указывалось на односторонность в действиях США, что особенно проявилось при вторжении в Ирак в 2003 г. Появился даже термин, характеризующий внешнюю политику Соединенных Шта­тов, — унилатерализм. Однако ни само явление, ни термин не охваты­вали всей сложности и основных сущностных параметров происходя­щих политических процессов.

И все же при всей неопределенности современного политического мира можно сказать, что четко прослеживаются взаимообусловлен­ность и взаимовлияние одних территориальных образований (госу­дарств, регионов, мегаполисов и т.п.) на другие, одних проблем (эко­номических, политических, экологических, военно-политических, культурных и т.д.) на другие, поэтому политическая практика все жес­тче требует целостного, комплексного подхода. Политические послед­ствия действий на международной арене часто оказываются намного более широкими и глубокими, чем первоначально ожидалось. Следо­вательно и анализ мировой политики должен исходить из этой реаль­ности. Именно поэтому так важно определить основные сущностные характеристики современной политической системы мира и ответить на следующие вопросы.

1. Претерпевает ли Вестфальская модель принципиальные изме­нения? Если да, то в чем?

2. Как должны действовать государства, международные органи­зации?

3.Какова роль неправительственных организаций, транснацио­нальных корпораций (далее — ТНК) в современных политических процессах?

4. Что стоит за процессами глобализации и регионализации мира, его демократизации и распространением терроризма?

Эти и многие другие вопросы составляют суть мировой полити­ки как науки, одна из специфических черт которой определяется ее направленностью в будущее, поиском ответов на те вопросы, которые человечеству еще предстоит решить.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. В чем проявлялись основные этапы и черты политического раз­вития мира до формирования системы национальных госу­дарств?

2. Как можно охарактеризовать важнейшие параметры Вестфаль­ской модели мира?

3. Каковы главные параметры системы международных отноше­ний в Европе, получившей название «Европейский концерт»?

4. Что представляют собой основные черты и этапы развития Вер- сальско-Вашингтонской системы международных отношений?

5. Какими особенностями характеризуется Ялтинско-Потсдамская система международных отношений (как она изменялась)?

6. В чем состоит суть дискуссий по основным проблемам полити­ческого развития мира после окончания холодной войны?

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Мировая политика: повестка дня на завтра (виртуальный круг­лый стол) / Полис. 2005. № 4.

2. Наринский М.М. История международных отношений 1945- 1975. М.: РОССПЭН, 2004.

3. Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии. 1990. № 3.

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций // Полис 1994 № 1.

ГЛАВА 2

РЕАЛИЗМ И НЕОРЕАЛИЗМ

Теоретическая школа политического реализма, или просто реализма, восходит своими истоками к работам таких авторов, как Фукидид, Н. Макиавелли, Т. Гоббс и др. Среди ее представителей следует прежде всего назвать Э. Карра, Дж. Кеннана, Г. Моргентау, Р. Нибура, К. Томпсона.

Реализм — один из старейших теоретических подходов в между­народных исследованиях, требующий максимально точно и «реалис­тично» (отсюда и название подхода) описывать международные отно­шения, т.е. исследовать то, что есть, а не то, что предпочтительно или, возможно, появится в будущем. Возник реализм как теоретическое на­правление в первой половине XX столетия в западной научной тради­ции первоначально в качестве критики моралистического и утопичес­кого подхода в политике, игнорирующего реалии силовых отношений на международной арене. В этом смысле к реалистам, хотя и условно, поскольку речь идет не о национальном государстве, можно отнести таких древнекитайских авторов, как Сунь-цзы с его работой «Искус­ство войны».

Данное направление исходит из эгоистичной природы человека, которая, согласно представлениям работающих в этой парадигме ав­торов, остается неизменной. Реалисты рассматривают государства в ка­честве «единиц» анализа и видят международные отношения как дос­таточно хаотичное взаимодействие государств на мировой арене, выступающей в виде «поля» острого противоборства. Согласно мета­форе А. Уолферса, одного из теоретиков реализма, государства, взаи­модействуя, сталкиваются, подобно бильярдным шарам. В этом смыс­ле международные отношения представляют собой, по выражению Т. Гоббса, «войну всех против всех». Отсюда эти отношения описыва­ются реалистами как анархические.

Критики упрекают реалистов в том, что они не видят возможнос­ти упорядочить международные отношения. Однако это не так. Хао­тичное взаимодействие, согласно представлениям реалистов, регули­руется различными договорными отношениями. И здесь надо отдать должное А. Уолферсу за подробную теоретическую разработку проблем межгосударственного сотрудничества. Тем не менее сами государства, согласно реалистам, действуют на мировой арене, исходя из трех гоббсовских мотивов:

1)достижения и обеспечения безопасности государства;

2) удовлетворения экономических требований политически зна­чимых слоев населения;

3) повышения престижа государства.

Справедливости ради надо отметить, что такой акцент на госу­дарстве как «единице» анализа был характерен не только для исследо­вателей международных отношений. Сама политическая практика в рамках государственно-центричной модели мира предполагала, что за точку отсчета должно быть взято государство. Кроме того, период формирования современных социальных наук (конец XIX — начало XX в.), как замечает Й. Фергюсон, был периодом расцвета государства. Поэтому и социология, и политология, и экономика, а также другие дисциплины восприняли так называемую этатистскую установку (этатизм), взяв за «точку отсчета» именно государство.

Существование государств и самой системы международных от­ношений, по мнению реалистов, зависит от четкого следования наци­ональным интересам: это является одним из ключевых понятий в тео­рии реализма. Национальные интересы, как утверждают реалисты, имеют объективный характер, поскольку определяются такими объек­тивными факторами, как традиции, неизменная природа человека, гео­графические условия и т.п. В рамках реализма оказывается пробле­мой то, как определять эти интересы и чем обусловлены различия в их восприятии со стороны конкретных политиков. Например, какая вне­шняя политика отвечает национальным интересам России? Очевид­но, мнения аналитиков будут различными. То же самое можно сказать о любой другой стране.

Действуя на международной арене и следуя своим интересам, го­сударства должны исходить из оценки своих возможностей. И потому еще одной важной категорией в реализме выступает «сила», или «мо­гущество».

Другим, не менее важным понятием в реализме является «нацио­нальный суверенитет». Это краеугольный камень международного права, который, с одной стороны, дает государствам свободу поведе­ния, но с другой — не освобождает их от ответственности за предпри­нимаемые действия.

Реалисты учитывают значимость политического действия с мо­ральной точки зрения, а также неизбежное противоречие между по­литическим действием и моральным предписанием. Они подчеркива­ют, что ни одно государство не обладает монопольным правом на доб­родетель, на определение того, «что хорошо, а что плохо» в моральном отношении. Именно концепция национального интереса предотвра­щает злоупотребления такого рода.

Самым эффективным средством сохранения мира является, по мнению реалистов, баланс сил, возникающий не только из столкнове­ния национальных интересов, к обеспечению которых стремятся госу­дарства, но и из единства культур, взаимного уважения прав друг дру­га и согласия относительно основных принципов. Не случайно известный французский теоретик, представитель реалистской школы Р. Арон определил международные отношения как «область дипломатов и солдат».

Переехавший в США после прихода нацистов к власти Г. Мор- гентау, чьи взгляды в значительной степени сформировались под воз­действием историков конца XIX — начала XX в., которые занимались анализом государств и их взаимодействием, выступил со своеобраз­ным манифестом классического реализма, сформулировав шесть его основных принципов. Он писал, что внешняя, как вообще любая, по­литика является борьбой за власть. И какими бы ни были ее цели, в них всегда присутствует в качестве основного мотива стремление к власти.

Реализм доминировал в 1940—1970-е гг., отражая реалии Второй мировой, а затем и холодной войны. Потом ему на смену пришел нео­реализм. На первый план в исследованиях того периода выходили вза­имодействие и соперничество государств на мировой арене. Все ос­тальное оказывалось вторичным. По этой причине, анализируя межгосударственное взаимодействие, реалисты особое внимание уде­ляли военной сфере.

В целом выделяют следующие основные положения классического реализма:

■ международные отношения представляют собой взаимодействие государств, которые являются однородными по своей сути, унитарными участниками и которые, как и люди, эгоистичны в своих устремлениях;

■ взаимодействие государств осуществляется хаотичным образом, так как не существует «надгосударственного властного центра». В результате международные отношения являются анархическими;

стремление к могуществу, в частности к военному превосходству, которое гарантирует безопасность государств, — главный мотив их деятельности;

■ государства прежде всего исходят из своих интересов. При этом они могут учитывать моральные соображения, однако ни одно госу­дарство не обладает правом на определение того, «что такое хорошо и что такое плохо». Именно категория «интереса» предохраняет от зло­употреблений спекуляциями на морали;

■политическая реальность отличается от экономической: для политики главное власть, для экономики — богатство;

■ в мире международных отношений, где доминирует силовой фактор, государства всегда должны быть в полной готовности.

В качестве одного из направлений реализма в послевоенный пе­риод возник подход, получивший название «реалполитик», хотя сам термин был введен в оборот немецким публицистом Людвигом фон Рошау еще в XIX в. Данный подход основан на предпосылке, что госу­дарства должны готовиться к войне для сохранения мира. В более мяг­ком варианте реалполитик подразумевает политический принцип, со­гласно которому особое внимание следует уделять действительным интересам соперника, а не тому, что он декларирует, быть готовым при­менить даже силу, но только в том случае, когда исчерпаны все прочие варианты воздействия.

Многие процессы, происшедшие в мире, и особенно в Европе, в 1950—1960 гг., плохо поддавались объяснению в рамках классичес­кого реализма. Речь прежде всего идет о развитии торговли, сотрудни­чества, интеграционных процессах. В ответ на требования времени из­менился и сам реализм. Неореализм, или структурный реализм, сформировался к концу 1970-х гг. Классиком этого подхода является К. Уолтц. Его работа «Теория международной политики» стала основополагающей на новом этапе развития реалистской парадигмы. В рамках неореализма работают и такие известные исследователи, как Р. Гилпин, Б. Бузан.

Неореализм сохранил многие положения классического реализ­ма, прежде всего определение государства в качестве ключевого эле­мента построения международных отношений. Оставаясь основными и самостоятельными единицами анализа международных отношений, государства стали рассматриваться неореалистами не только сами по себе, но и с учетом тех структур, которые они образуют, в том числе союзов и межправительственных организаций (отсюда и другое назва­ние данного направления — структурный реализм). Эта система международных отношений во многом определяет внешнюю политику отдельных государств.

Категория силы также сохранилась в неореалистском подходе в качестве ключевой, но стала включать в себя не только военное пре­восходство, хотя это осталось важнейшим. Американский исследова­тель К. Уолтц сравнивал международные отношения с рынком, где го­сударства, подобно фирмам, действуя в своих интересах, конкуриру­ют с одними и сотрудничают с другими. Однако основной акцент в не­ореализме делается на конфликт и конкуренцию. В этом отношении весьма показательно замечание К. Уолтца. Он пишет, что, когда стра­ны сотрудничают и получают некую общую прибыль, они задаются вопросом, как ее разделить. При этом они вынуждены решать не толь­ко то, получат ли прибыль вообще, но и кто именно получит больше.

Государства действуют на международной арене, согласно неореа­листам, в зависимости от своей мощи. Одновременно сохраняется и по­нятие «баланс сил», который, по их же мнению, позволяет удерживать участников от применения силы в международных отношениях. Раз­личают простой баланс сил, известный как биполярная система, и слож­ный баланс сил, предполагающий несколько силовых центров (много­полярная, или многополюсная, система).

Неореалисты внесли существенный вклад в понимание взаимо­действия государств на мировой арене. Так, Б. Бузан говорит о форми­ровании в современном мире «зрелой анархии», которая поддается регулированию. Роль регулятора, по его мнению, играют западные де­мократические страны, выступающие гарантами международной бе­зопасности.

Свои научные построения К. Уолтц основывал на методе дедук­ции, полагая, что необходимо прежние размышления реалистов пре­вратить в научную теорию. Он исходил из того, что индуктивное пост­роение предшествующих теорий, базирующееся на систематическом наблюдении, охватывало только видимые связи. По мнению К. Уолтца, систему международных отношений нельзя объяснить, основыва­ясь только на характеристиках, присущих отдельным участникам или группе участников. Поэтому значимым шагом в развитии теории нео­реализма было положение, согласно которому решающее значение в современных международных отношениях имеет глобальный уро­вень, т.е. сама система международных отношений. Она и «задает» рас­пределение возможностей (в первую очередь военных) среди госу­дарств. Тем не менее К. Уолтц вовсе не отрицает необходимость изучения отдельных стран для понимания международных отношений.

Он сформулировал три основных принципа структуры международных отношений (структурная триада К. Уолтца). Согласно первому принципу, государства в международных отношениях руководствуются мотивом выживания. Исследователь считает, что государства могут иметь множество различных целей. Однако основой для их достижения является выживание. Второй принцип заключается в определении участников международных отношений, которыми для К. Уолтца остаются только государства. Он отмечает, что негосударственные участники (например, ТНК) только тогда будут играть решающую роль в системе международных отношений, когда смогут догнать и перегнать сверхдержавы по наличию полномочий и властных возможностей. Го­сударства подвергаются влиянию и принуждению системы междуна­родных отношений, но они наделены правом решать, как будут дей­ствовать в этих условиях. Наконец, третий принцип состоит в том, что государства не однородны, а обладают разными возможностями, или потенциалом. Они пытаются увеличить его, что может привести (и при­водит) к изменению структуры международных отношений.

Много внимания К. Уолтц уделял анализу баланса сил, рассмат­ривая его в качестве одного из основных понятий в теории междуна­родных отношений. Он исходит из того, что ядерное оружие является важнейшим фактором, который обеспечивает баланс сил в мире. При этом его распространение не дестабилизирует систему международ­ных отношений, а, напротив, укрепляет ее, так как обеспечивает га­рантии против вооруженных конфликтов в силу эффекта устрашения.

В последние годы внутри реалистской школы появился неотра­диционный, или неоклассический, реализм как реакция на структурный реализм. Представители этого течения выступили с идеей возвращения к истокам реализма и необходимости изучения внешней политики государства, которая, как пишет Ф. Закария, скорее может быть объяснена, если анализировать поведение отдельного государства, а не структуру международных отношений в целом. Неоклассический реализм не отвергает того, что было сделано структурными реалистами, — он меняет акценты, возвращаясь вновь к проблеме внешней политики государства и уделяя внимание важности учета внутриполитических факторов, а также личностных особенностей политических лидеров. Представители этого течения подчеркивают роль активного начала в международных отношениях в противовес неореалистам, у которых структуры оказались самодовлеющими. Неоклассический реализм получает распространение в США в самом конце XX — начале XXI в.

Наконец, некоторые авторы выделяют постклассический реализм. Вслед за Дж. О'Хаганом П.А. Цыганков относит к этому направлению С. Хантингтона, выступившего с концепцией столкновения цивилизаций. С реализмом С. Хантингтона сближает особое внимание именно к конфликту, а не к сотрудничеству, подчеркивание стремлений участников мировой политики к властным полномочиям с тем, чтобы лучше реализовывать свои интересы, а также восприятие международной среды как анархичной.

В целом за последние годы реализм в различных своих модифи­кациях получает развитие и продолжает оставаться одним из важней­ших теоретических направлений современности.

ЛИБЕРАЛИЗМ И НЕОЛИБЕРАЛИЗМ

Теоретическая школа либерализма, будучи также одной из старей­ших в теории международных отношений, по основным позициям про­тивоположна реализму. Исследователи, работающие в рамках данной парадигмы, основывают свои теоретические воззрения на работах Дж. Локка, И. Канта, Ж.-Ж. Руссо, Дж. С. Милля, А. Смита, Д. Рикардо.

Либеральный подход в теории международных отношений дваж­ды за свою историю пережил периоды подъема — в начале и конце XX в. Либерализм во многом связан с именем 28-го президента США Вудро Вильсона, провозгласившего открытость внешнеполитической дея­тельности и дипломатии, а также ориентацию во внешней политике на демократические принципы, сотрудничество и мораль.

В либерализме начала XX столетия прослеживается три течения. Первое течение либерализма связано с теми надеждами, которые воз­лагались на возможности правового регулирования международных отношений. В Гааге прошли две конференции — в 1899 и 1907 гг., по ре­зультатам которых был подписан ряд многосторонних соглашений в области законов и обычаев войны. Первая конференция была созва­на по инициативе России, и в ее работе приняли участие 27 государств. Здесь принято три конвенции: о мирном решении международных столкновений; о законах и обычаях сухопутной войны; о применении к морской войне начал Женевской конвенции 1864 г. о раненых и боль­ных. В конференции 1907 г. участвовали 44 государства (в том числе все участники первой — 1899 г.). На ней принято 13 конвенций, в час­тности о мирном решении международных столкновений; об откры­тии военных действий; о законах и обычаях сухопутной войны и др. Несмотря на то что это не предотвратило начало Первой мировой вой­ны, оптимизм в отношении возможности правового регулирования возродился вновь после ее окончания.

Второе течение либерализма было ориентировано в значитель­ной степени на то, чтобы упорядочить анархию в международных от­ношениях через международные организации. Реализация идеи кол­лективной безопасности и создание Лиги Наций были приоритетным направлением.









Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

Система охраняемых территорий в США Изучение особо охраняемых природных территорий(ООПТ) США представляет особый интерес по многим причинам...

ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ? Если вы все еще «неправильно» связаны с матерью, вы избегаете отделения и независимого взрослого существования...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.