Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Позиция муниципальных властей в регионах





В целом следует отметить толерантное отношение городских властей к протестным акциям исследуемого цикла. В большинстве городов организаторы получали разрешение проводить мероприятия на центральных площадях или же в местах, не слишком удаленных от центра и достаточно популярных у горожан (например, 10 декабря новосибирцы имели возможность собраться перед Областной государственной библиотекой, 5 марта митинг томичей был согласован на Новособорной площади, и т.д.). Но не всегда организаторов устраивали согласованные места. Например, 15 сентября в Челябинске оппозиция настаивала на проведении мероприятия на перекрестке проспекта Ленина и Свердловского проспекта, получив разрешение провести митинг в сквере на Алом поле (центр города), осталась недовольна тем, что к ним не могут присоединиться прохожие и автомобилисты.

В ряде городов, при отсутствии согласования, протестные мероприятия принимали альтернативные, не описанные в законодательстве и, следовательно, «как бы» не подпадающие под запреты форматы: Краснодар — «белая лента», Томск — «собрание граждан», Йошкар-Ола — «народные гуляния» и т.д. Впрочем, практически нигде эти мероприятия не приводили к конфронтации, носили подчеркнуто «мирный» характер.

Однако были города, где власти и организаторы протестных акций не смогли достичь консенсуса в определении места митингов и шествий. Например, в Нижнем Новгородепредставители городской власти и оппозиции ни разу не смогли принять согласованное решение о месте проведения мероприятий. Таким образом, практически все акции проходили на несогласованных площадках, и ряд из них закончился задержанием митингующих.



Лозунги

Следует отметить, что лозунги, требования, плакаты и риторика протестных акций были общими, как для столицы, так и для регионов, особенно на начальном этапе. Организаторы на местах, как правило, использовали те же лозунги, что и инициаторы столичных массовых мероприятий, принимали аналогичные резолюции.

В ходе подготовки доклада был проведен анализ публикаций в региональных СМИ и записей участников акций в соцсетях (ВКонтакте, Facebook, Livejournal), которые фиксируют тот, факт, что лозунг «За честные выборы» вызывал наибольшую поддержку протестующих:

«Где наши голоса?» (Волгоград)

«Фальсификаторов — под суд» (Казань)

«Нет — фальсификациям выборов» (Мурманск)

«Верните наши голоса!», «Не верю», «За право выбора на выборах!», «В отставку всех председателей всех избирательных комиссий за отсутствие контроля агитации и голосования!», «Отменить результаты выборов!» (Томск).

По мере временного удаления от даты парламентских выборов и первых протестов тема «честных выборов» в акциях постепенно сходит на «нет».

Тему нечестных выборов со временем замещает традиционная критика власти, которая, начиная с 4 февраля, занимает первое место по частоте использования, но уже почти не порождает креатива. Большинство из прозвучавших лозунгов были «активированы» еще в 2010-11 годах, и в исследуемый период практически остались без изменений.

Акции 12 июня и 15 сентября 2012 года проходят под более абстрактными лозунгами. Митинговая активность 12 июня хоть и получает общее название «Прорыв к свободе», проходит под основным лозунгом отмены поправок в закон о митингах. К примеру, в Уфе в этот день перед Дворцом спорта развернуты флаги и лозунги с требованием «демократических перемен».

В ходе исследования предпринята попытка уточнить, какую роль играла местная специфика — не становились ли федеральные лозунги маскировкой, своего рода «псевдоморфозой» для актуализации сугубо региональной повестки.

Проведенный анализ лозунгов и призывов, звучавших на региональных акциях, позволяет сделать предположение, что местные требования (например, возращение льгот в Новосибирске или расследование аварии на Кольской в Мурманске и т.д.) не превалировали, а служили дополнением к «столичным» лозунгам. Сочетание этих повесток давало кумулятивный эффект и повышало численность участников. Если бы организаторы региональных мероприятий в повестку не добавляли местную «прикладную» специфику, число сторонников было бы меньше. В некоторых городах таким дополнительным стимулом для участия в акциях стало совпадение федеральных и региональных выборов (например, в Екатеринбурге, где 4 декабря состоялись выборы депутатов Законодательного Собрания на улицу вышли 10000 человек, в Санкт-Петербурге — 7000, в Красноярске — 3000, в Вологде — 1000). Тем не менее, этот фактор сыграл роль далеко не во всех регионах. Например, нет сообщений об акциях протеста во Пскове, Самаре, Великом Новгороде, где в этот день тоже прошли выборы депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов.

По мере исчерпания темы выборов местной «прикладной» повестке придается все большее значение. Организаторы предпринимают попытки найти новые региональные темы, которые могли бы привлечь земляков. Например, в Барнауле поднимаются проблемы дорожного строительства и ЖКХ, в Ульяновске было предложено бороться против создания военной базы, через которую будут перебрасывать грузы в Афганистан.

Исследование показало, что в регионах население в большей степени не готово выходить на улицу при отсутствии понятного и близкого им повода или проблемы, даже если акция носит яркий эмоциональный характер.

Волгоград: «24 ноября. …Я написал просьбу к организаторам митинга, в которой изложил то, что бы я хотел услышать для того, чтобы появиться на следующей встрече (если она планируется). Сегодня я, как участник митинга, так и не получил ответы на свои вопросы. Очень жаль. Уверен, что многие сегодня так и не поняли, зачем они пришли, т.к. не был озвучен план дальнейших действий. Была зачитана почти та же самая резолюция, которая была принята 10 декабря» (livejournal).

Важно отметить, что активные горожане не хотят участвовать в «революциях», они против столкновения с полицией. В ряде городов участники акций сами пресекали провокации, не поддерживали националистические и экстремистские призывы.

В первую очередь пришедшие на митинги граждане хотели быть услышанными властью.

Состав участников

Определенные изменения произошли в составе участников протестных акций в период с декабря 2011 года по сентябрь 2012 года. Во время первых акций 10 и 24 декабря 2011 года удельный вес молодежи в составе участников был значительно выше, чем весной и осенью 2012 года. На это обращают внимание сами участники, наблюдатели и журналисты практически во всех регионах.

Курск: «Это молодежь, которая поверила в демократию, из "партии Интернета", а не телевизора, и хочет жить в демократическом государстве». (ИА vRossii.ru).

Новосибирск: «Было также много студентов, которые собрались, договорившись в социальных сетях». (Прокопьевск.ру).

Архангельск: «На улицы вышло много молодых людей, предположительно студентов». (Хибины.ru).

Ковров: «Неискушенному горожанину вообще показалось бы со стороны, что компания молодежи о чем-то своем тут договаривается — то ли куда пойти, то ли чем заняться». (Выбор 33 (vibor33.ru).

Волгоград: «Здесь собрались более 500 человек. Причем 70% из них — молодежь от 17 до 35 лет… Большая часть той молодежи, которая уже работает, это качественно другая молодежь». (ИА Областные вести, Волгоград).

Значительные изменения претерпел состав участников последних двух акций исследуемого цикла — 12 июня и 15 сентября 2012 года.

Протестную площадку занимает партийный актив, который, в целом, поначалу был мало заметен на улице — в отличие от так называемой «несистемной оппозиции».

На митингах 12 июня «профессиональные» партийные лидеры становятся основными спикерами и в своих выступлениях возвращаются к традиционным партийным лозунгам, продолжают тиражировать тематику, которая была актуальна и востребована в начале протестной волны и не предлагают новых волнующих обычных горожан тем. Так,15 сентября партийная составляющая в ряде регионов становится единственным содержанием акций.

Возвращение к старым лозунгам и традиционная партийная риторика на митингах привели к существенным изменениям в составе митингующих: уходит молодежь, креативный класс, основными участниками становятся сторонники партий.

 

Акции протеста, прошедшие в рамках исследуемого периода, — новой протестной волны, затронули в основном Москву, Санкт-Петербург и несколько десятков городов страны. Протест в российских регионах быстро пошел на спад и, даже на своем пике, не смог стать явлением общероссийского масштаба, подтвердив тезис о том, что новая протестная волна не оказала сколько-нибудь заметное влияние на общие количественные показатели акций в стране.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.