Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Роль судебной практики в развитии гражданского процессуального права и законодательства. Юридическая природа Постановлений Конституционного Суда РФ, Постановлений Пленума Верховного Суда РФ.





 

Судебная практика-это вступившее в законную силу судебное решение либо сформулированное высшим судебным органом в порядке обобщения результатов правоприменительной судебной деятельности постановление, воспринимаемое в дальнейшем судами при разрешении аналогичных дела как источник права.

Широкое распространение судебный прецедент получил в английской судебной системе, его доктрина, являясь достаточно сложной, находится в постоянном развитии.

В литературе высказано мнение о том, что Постановления Конституционного Суда Российской Федерации, принятые при проверке конституционности гражданских процессуальных норм, а также Постановления Пленума Верховного Суда РФ, принятые по вопросам применения действующего законодательства следует отнести к источникам гражданского процессуального права.

Так, по мнению С.А. Авакяна Конституционный Суд "выступает в роли второго законодателя"[55]. В.О. Лучин и О.Н. Доронина указывают, что решения Суда "по своей юридической силе сближаются с законами". По их мнению, постановления Конституционного Суда РФ можно определить как "правовой акт, изданный судом в пределах его компетенции в процессе осуществления конституционного контроля на основе и во исполнение Конституции, выражающий ее волю посредством констатации соответствия или несоответствия рассмотренного Конституционным Судом закона Конституции..."[56]. Б.С. Эбзеев рассматривает решения Конституционного Суда как источники права, формулирующие конституционно-правовые прецеденты[57]. Признает в качестве источника права решения Конституционного Суда РФ Р.З. Лившиц, так как действие этих решений распространяется на неопределенный круг лиц[58].



В науке существует и противоположная точка зрения. Возражая против признания судебных актов источниками права В.С. Нерсесянц пишет, что решение судебного органа о несоответствии рассматриваемого нормативно-правового акта Конституции, закону - лишь основание для отмены этого акта компетентным правотворческим органом, а не сама отмена[59].

По своей юридической природе решения Конституционного Суда РФ представляют собой не нормативно-правовые установления, а особую разновидность актов судебного толкования права. Такое толкование является официальным, а потому обязательным, однако оно не создает новых нормативных предписаний, соответственно содержащие его решения не могут выступать в роли источников права.

Юридическая сила решений Конституционного Суда Российской Федерации характеризуется тем, что они обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, граждан и их объединений (ст. 6 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ). Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения, оно действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта (ч. 2 ст. 79 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Акты или отдельные их положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации, не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие или применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях (ч. 3 ст. 79).

В данном случае законодатель обязан принять новый закон, учитывающий требования, изложенные в Постановлении Конституционного Суда РФ.

Если признание нормативного акта неконституционным создало пробел в правовом регулировании, непосредственно применяется Конституция Российской Федерации (ч. 4 ст. 79).

Неоднозначное отношение к судебной практике в официальной доктрине и правовой реальности вызвало теоретическое обсуждение вопроса о правовой природе руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда. По этой проблеме были высказаны различные точки зрения. Одни авторы полагают, что руководящие разъяснения Пленума не могут сравниваться с подзаконными нормативными актами, они лишь разъясняют то, что содержится в тех нормах права, которым посвящено данное постановление, и осуществляют судебное толкование, разъяснение права, но не нормотворчество, оказывают огромное влияние на все направления судебной практики и вместе с тем дают материал для издания новых законов[60]. В частности, В.В. Ершов высказывает мнение, что "суд, являющийся по своей природе прежде всего правоприменительным органом, призванным рассматривать споры, может иметь право необязательного толкования нормативных правовых актов лишь для конкретного дела (ad hoc), правом же обязательного толкования (разъяснения) могут быть наделены органы, принявшие нормативный правовой акт (аутентичное толкование)"[61].

По мнению других авторов Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ являются источниками права, поскольку содержат правовые нормы, являются формой их выражения[62].

Так, Е.А. Абросимова приходит к выводу о том, что Постановления Пленума Верховного Суда, равно как и Высшего Арбитражного Суда: а) приняты уполномоченным на то органом государства; б) содержат именно нормы права, выраженные в абстрактной форме, адресованные неограниченному числу лиц, подпадающих под их действие, и, наконец, в) рассчитаны на многократное применение». Указывает она и на такой признак постановлений Пленумов, как соблюдение требований к обязательности их официального опубликования[63].

Двойственную оценку характера и значения постановлений Пленума Верховного Суда можно найти в работах Н.Н. Вопленко, П.Я. Трубникова, А.Т. Боннера. Так, А.Т. Боннер, признавая, что Пленум Верховного Суда в известной мере занимается нормотворчеством, в то же время не относит его постановления к источникам права и характеризует их как "своеобразный заменитель нормативного акта"[64].

Вместе с тем, в силу ст.126 Конституции РФ Верховный Суд РФ дает руководящие разъяснения по вопросам судебной практики, которые обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение. Однако к источникам права такие разъяснения не относятся. Они являются актами толкования норм права, которое обязательно для судов его применяющих. Вместе с тем, указанные разъяснения имеют большое значение, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации и помогают избежать судебных ошибок.

Законодательство не наделяет Верховный Суд РФ правом создавать новые правовые нормы, однако эти нормы фактически существуют в современной правовой системе РФ. Такие нормы представляют собой правовой феномен, выходящий за пределы полномочий судов по толкованию нормативно-правовых актов, поскольку результатом толкования может быть создание новой номы. В таких разъяснениях отсутствует государственная воля на их создание, поскольку все государственные органы должны действовать в пределах представленной им компетенции. Отсутствие государственной воли на создание высшими судебными органами норм права обусловливает и неопределенность юридической силы правоположений, содержащихся в постановлениях пленумов. Иными словами за ними не закреплено место в системе нормативно-правовых актов[65].

Исходя из противоречивой природы содержащихся в Постановлениях Пленума Верховного и Высшего Арбитражного Суда РФ правоположений, А.Т. Боннер предлагает рассматривать их в качестве суррогата нормативного акта[66]. Напротив, Е.А. Борисова постановления Верховного Суда РФ в силу того, что они являются самостоятельным регулятором общественных отношений, относит к источникам права и предлагает закрепить такой статус официально[67]. В И. Анишина также указывает на необходимость официального признания судебного правотворчества как способа формирования правовых норм, на основании которых могут разрешаться не только одно конкретное дело, но и другие аналогичные дела[68].

Таким образом, вряд ли можно говорить о существовании Постановлений Пленума Верховного Суда РФ в качестве источника права, пока он не санкционирован государством.

Определенные шаги в этом направлении законодателем уже предпринимаются. Так, в силу ч.4 ст.292 ГПК РФ (в ред. ФЗ от 09.12.2010 №353-ФЗ) одним из оснований для пересмотра дела по новым обстоятельствам является определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Однако несмотря на это формально юридически действующий закон (ст.1, 11 ГПК РФ) все же не относит к числу источников гражданского процессуального права как Постановления Конституционного Суда РФ, так и постановления Пленума Верховного Суда РФ и постановления Европейского суда по правам человека.

Согласно п.4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 №23 «О судебном решении» поскольку в силу части 4 статьи 198 ГПК РФ в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд.

Суду также следует учитывать:

а) постановления Конституционного Суда Российской Федерации о толковании положений Конституции Российской Федерации, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов, перечисленных в пунктах "а", "б", "в" части 2 и в части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, на которых стороны основывают свои требования или возражения;

б) постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятые на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;

в) постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле[69].

Таким образом, если материальный закон и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд, должны быть указаны в мотивировочной части решения суда, то относительно Постановлений Конституционного Суда РФ, Пленума ВС РФ и Европейского Суда по правам человека отмечено, что суду следует их учитывать. Следовательно Пленум ВС РФ отграничил закон как источник права от правоприменительных актов других органов.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.