Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







КЛИНИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ДЕЙСТВИЯ ПСИХОФАРМАКОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕПАРАТОВ





Цель исследований.В процессе исследований выявляется дей­ствие новых психофармакологических препаратов путем оценки их терапевтической или профилактической эффективности и пе­реносимости, устанавливаются рациональные дозы и схемы приме­нения, происходит сравнение с уже существующими препаратами. Эта работа проводится в нашей стране под контролем фармаколо­гического комитета, на основе Федерального Закона «О лекарствен­ных средствах» от 22 июня 1998 г. № 86-ФЗ и «Правил клиничес­кой практики в Российской Федерации», утвержденных Прика­зом Минздрава РФ № 266 от 19 июня 2003 г.

При проведении клинических исследований новых препаратов после получения соответствующего разрешения фармакологиче­ского комитета исследования проводятся в рамках четырех взаи­мосвязанных фаз.

Первая фаза служит для изучения фармакокинетических свойств и подтверждения безопасности нового препарата у ограниченно­го числа здоровых добровольцев.

Вторая фаза (пилотные и контролируемые исследования) на­правлена на изучение у определенного контингента больных (обыч­но до 200 чел.) эффективности и безопасности препарата и опре­деление оптимального уровня дозировок.

Третья фаза (расширенные клинические исследования) про­водится для получения дополнительной информации об эффек­тивности и безопасности препарата у больных в условиях, макси­мально приближенных к клинической практике. Изучается не толь­ко особенность психотропного действия, но и весь комплекс вли­яния препарата на различные соматические функции. В последнее время третья фаза часто проводится по единой программе, пост­роенной на принципах доказательной медицины в нескольких крупных лечебных учреждениях. Результаты многоцентровых кон­тролируемых исследований являются основанием для рассмот­рения фармкомитетом вопроса о регистрации нового препарата.



Четвертая фаза (пострегистрационные исследования) служит для наблюдения на протяжении многих лет больных, получающих препарат, изучения на этой основе возможностей для расши­рения показаний к его применению и усовершенствования режи­мов назначения схем лечения. Особое внимание при этом обраща­ется на сбор и анализ информации о побочных действиях препа­рата.

Каждая из четырех фаз изучения препаратов четко регламенти­руется и может требовать участия клинического психолога как для психодиагностических оценок состояния испытуемых и больных, так и для выявления в процессе терапии с помощью исследова­тельских шкал динамики аффективных, когнитивных и ряда дру­гих показателей. Получаемые при этом данные могут служить вес­ким дополнением общеклинических и психопатологических оце­нок. Особенно наглядно в этих случаях получаются данные при плацебо-контролируемых сравнительных исследованиях действия разных препаратов с однонаправленным психофармакологичес­ким действием.

Психометрические шкалы.В основу таких шкал положены ко­личественная и качественная оценка, которые в последние годы применяются в клинической психиатрии не только при изучении психофармакологических препаратов, но и при решении разных диагностических и экспертных вопросов. Известный «бум» «бал­льной оценки» состояния психически больного связан с тремя обстоятельствами: во-первых, со стремлением к большей объек­тивизации оценок психопатологического состояния больного; во-вторых, с появлением и внедрением в практику психодиагности­ческих методов, направленных на оценку личностных свойств, эмоционального состояния, когнитивных и других возможностей человека; в-третьих, как уже отмечалось, с появлением большого числа психофармакологических препаратов, требующих сопоста­вимой сравнительной оценки, включающей как непосредствен­ную эффективность каждого лекарственного средства, так и оценку его переносимости, побочного действия и вызываемых ослож­нений.

Наиболее часто для характеристики общего психического со­стояния в процессе психофармакотерапии и при изучении дей­ствия новых психотропных препаратов используется шкала общего клинического впечатления. Она позволяет глобально оценить тя­жесть психического состояния у больных до начала терапии и при ее проведении по 7-балльной системе: 1 балл соответствует состоя­нию психической нормы, отсутствию какой-либо патологии; 2 — пограничному с нормой психическому расстройству легкой выра­женности; 3 — умеренной выраженности патологии; 4 — патоло­гии средней степени выраженности; 5 — выраженной патологии; 6 — тяжелой степени выраженности болезненных расстройств; 7 — крайне тяжелой степени выраженности патологических нару­шений.

Широко используется, особенно для изучения действия ней­ролептических препаратов, шкала краткой психиатрической оцен­ки BPRS. Она состоит из 18 пунктов, каждый их которых может быть выражен в баллах от 1 (признак отсутствует) до 7 (крайне высокая выраженность). С учетом того, что в данной шкале пре­имущественно представлены продуктивные психотические симп­томы, она обычно используется для оценки эффекта краткосроч­ного курса терапии нейролептиками в течение 6 — 8 нед. Шкала не содержит всех признаков, отражающих негативную симптомати­ку. Это не позволяет оценить в полном объеме эффект антипсихо­тических препаратов.

Шкала PANSS ориентирована на достаточно универсальный подход при оценке позитивной и негативной симптоматики у боль­ных шизофренией. Она хорошо валидизирована, стандартизиро­вана и структурирована, включает процедуру проведения интер­вью. В последнее время эта шкала получила наибольшее распрост­ранение при проведении исследований препаратов в процессе антипсихотической фармакотерапии.

Наряду с указанными и рядом других шкал часто при решении конкретных клинико-фармакологических вопросов используются шкалы для оценки выраженности побочных (нежелательных) эф­фектов (например, шкалы ESRS, AIMS, Симпсона-Ангуса).

Для оценки тяжести депрессии широко используется шкала Гамильтона, состоящая из 17 признаков. При суммарной оценке состояния, оцениваемого по этой шкале менее 18 баллов, приня­то говорить о легкой депрессии, оценка состояния в 18 — 25 бал­лов свидетельствует о средней тяжести депрессии, в 25 баллов — о тяжелых депрессивных расстройствах.

Шкала Монтгомери-Асберга (MADRS), содержащая 10 наибо­лее значимых для депрессивного расстройства показателей, так же как и шкала Гамильтона, достаточно четко «улавливает» дина­мику депрессивных нарушений, в том числе и при проведении психофармакотерапии.

Количественная оценка тревожных состояний представляет большие трудности. Это вызвано тем, что тревожные расстрой­ства не отличаются стабильностью и входят в структуру разных психопатологических проявлений.

При изучении тревожных расстройств и их динамики в про­цессе терапии анксиолитиками используются шкала квантифицированной оценки пограничных психических расстройств (КОПП) (см. прил. 3) и шкала Гамильтона для тревоги (HARS), состоящая из 14 пунктов, каждый из которых выражается в баллах от 0 до 4. Суммарная величина баллов может колебаться от 0 до 56. При этом величина менее 8 баллов говорит об отсутствии тревожного состояния, от 8 до 20 баллов — о наличии симптоматики тревоги, более 20 баллов — о тревожном состоянии. Данная шкала наиболее широко используется при изучении лекарственных препара­тов и предназначена для оценки симптоматики у больных тре­вожными расстройствами в разных диагностических группах. Семь пунктов шкалы позволяют оценить так называемую «психическую» тревогу, другие семь пунктов — «соматическую» тревогу. Несмот­ря на то, что эта шкала позволяет достаточно точно выявлять вы­раженность симптоматики при разных тревожных расстройствах, она практически не информативна при генерализованной тревоге.

Шкала тревоги Кови позволяет осуществлять самую общую и грубую оценку тяжести тревоги и состоит всего из трех пунктов, оценивающих жалобы больного, его поведение и соматические симптомы. Каждый из признаков оценивается в баллах от 0 до 4, где 0 свидетельствует об отсутствии признака, 1 характеризует его слабую выраженность, 2 — умеренную выраженность, 3 — значи­тельную выраженность, 4 — наибольшую степень имеющихся на­рушений. Несмотря на малое число признаков, шкала Кови явля­ется довольно чувствительным инструментом при оценке тревож­ной симптоматики, но, как и шкала HARS, не позволяет диффе­ренцировать отдельные категории тревожных расстройств между собой.

Шкала тревоги Шихана была разработана для оценки преиму­щественно панической тревоги с акцентом на оценку соматизи-рованных и вегетативных компонентов. Она состоит из 35 показа­телей, интенсивность которых выражают оценкой от 0 до 4 бал­лов, где 0 указывает на отсутствие признака, 1 — на слабую выра­женность, 2 — на признаки средней выраженности, 3 — на зна­чительную выраженность, 4 — на наибольшую выраженность при­знака. Задача испытуемого и исследователя состоит в определении в количественной форме величины каждого признака. Суммарная величина симптоматики по этой шкале может варьировать от 0 до 140. При этом итоговая величина в диапазоне 0 — 30 баллов будет говорить об отсутствии клинически выраженной тревоги, 30 — 80 баллов — укажет на клинически определяемую тревогу, более 80 баллов — на тяжелое тревожное расстройство.

Рассмотренные шкалы касаются оценки непосредственно тре­вожной симптоматики и не дают возможности определить выра­женность других признаков, сопряженных с тревогой. Это позво­ляет во многих случаях отдать предпочтение опроснику SCL-90, состоящему из 90 признаков. Используемая в нем шкала позволя­ет в девяти кластерах дифференцированно оценивать выражен­ность тревожной симптоматики (генерализованная тревога, па­ническая (пароксизмальная) тревога, обсессивно-компульсивные расстройства, признаки соматизации, депрессии, агрессивности, и др.) у большого числа больных. Она удобна для изучения связей между отдельными составляющими сложных тревожных синдро­мов, а также для оценки влияния анксиолитических препаратов не только на тревожный аффект, но и на другие компоненты слож­ных психопатологических синдромов.

Унифицированных и рекомендуемых шкал для оценки тяжес­ти астении и эффективности психостимуляторов при ее лечении не существует. Возможно, это связано с ограниченным примене­нием психостимуляторов. Одной из наиболее распространенных шкал, используемых с этой целью, является визуальная аналого­вая шкала астении. Оцениваемые с ее помощью показатели ран­жированы от 0 (очень хорошее самочувствие) до 10 (чрезмерное истощение), позволяют сделать заключение о выраженности раз­личных астенических проявлений. Другой распространенной шка­лой, позволяющей характеризовать тяжесть астении и ее динами­ку в процессе лечения, является субъективная шкала оценки ас­тении MFI-20 (Multidimensional Fatigue Inventory). Она состоит из 20 утверждений, отражающих разные аспекты астении. Показа­тели сгруппированы в пять шкал. Каждая из них содержит четыре пункта и составлена таким образом, чтобы свести на нет влияние субъективною фактора. Каждый блок содержит два пункта, под­тверждающих астению, и два пункта, опровергающих ее. Эта шка­ла предоставляет возможность клинической оценки вариантов ас­тении (общей астении, физической астении, пониженной актив­ности, снижения мотивации и психической астении). Каждое ут­верждение ранжируется по 5 пунктам. Наивысший балл отражает самую высокую тяжесть астении. Оценка шкалы является суммой баллов отдельных составляющих ее пунктов и может варьировать в интервале от 4 до 20 баллов.

Оценка побочных эффектов психофармакотерапии.Она зависит от типа побочных эффектов: тип А (фармакологические) или тип В (идиосинкразические/аллергические). Побочные реакции типа А встречаются чаще, обычно менее выражены, во многом зависят от дозы препарата. При их развитии невелик риск летального ис­хода, их выявляют еще на стадии клинических испытаний. В отли­чие от них реакции типа В встречаются гораздо реже, являются грозными осложнениями, способными привести к смерти, они регистрируются в процессе широкого применения препарата и не зависят от дозы. При оценке реакции типа В рекомендуется ис­пользовать спонтанные сообщения, в то время как оценочные шкалы рекомендуют для оценки типа А. Контроль за побочными реакциями лекарственных средств всегда был предметом повы­шенного интереса, тем не менее шкалы для их оценки были раз­работаны относительно недавно.

Наиболее распространенной структурированной шкалой оценки нежелательных эффектов является шкала UKU. Кроме структури­рованных шкал, существуют специализированные шкалы для раз­личных классов психотропных препаратов. Обязательным услови­ем для оценки того или иного побочного эффекта является установление связи между развитием нежелательного явления и на­значением лекарственного препарата. Обычно отмечаются следу­ющие градации: отсутствие связи, связь возможна, связь вероят­на, связь отчетлива.

Методы самооценки побочных эффектов в большей степени подходят для определения эмоциональных нежелательных явле­ний. Специально разработанных опросников для этих целей не существует, так как пациентам обычно трудно провести грань в своих ощущениях между симптомами болезни и побочным дей­ствием лекарства. Для этого обычно используются дополнитель­ные главы существующих шкал самооценки. В частности, расши­ренная шкала депрессии Бека включает подшкалу вегетативных сим­птомов, которая может применяться для оценки побочных эф­фектов антидепрессантов.

Шкалы по побочным эффектам психофармакологической те­рапии сходны со шкалами оценки выраженности симптомов, так как сосредоточены на выявлении клинических нарушений, хотя и вызванных лекарственными средствами. Подсчет общего балла по этим шкалам недостаточно информативен, его рекомендуется заменять анализом отдельных показателей. Побочные эффекты являются одной из основных причин негативного отношения па­циента к лечению.

Комплайенс-индекс включает шкалу из трех пунктов: 0 — комплайенс (согласие со всеми режимными мерами, которые реко­мендованы пациенту); 1 — незначительный нон-комплайенс (при отступлении от рекомендуемого режима приема лекарств); 2 — выраженный нон-комплайенс (при несогласии пациента с уста­новленным режимом).

Качественные параметры оценки действия гипнотиков заклю­чаются в определении степени нормализации качества сна (в том числе архитектоники сна, субъективной оценки сна), качества пробуждений (отсутствие эффекта «последействия», нормализа­ция психофизиологических параметров, субъективной оценки пробуждения), нормализации индивидуального ритма «сон — бодр­ствование» (оценка биоритмологического типа по анкете Остберга). Качество пробуждения отражается на психофизиологическом функционировании — в наличии или отсутствии повышенной утомляемости, сонливости, нарушении координации, когнитив­ных функций, замедлении психомоторных реакций и др. При этом физическое самочувствие оценивается в различное время дня: ут­ром, в полдень, в вечернее время.

Для оценки тяжести инсомнии и эффективности терапии гипнотиками используется шкала глобального клинического впечатле­ния (GCI) (тяжесть заболевания, глобальное улучшение и индекс эффективности). Принципы оценки с помощью этой шкалы из­ложены выше. Другим методом оценки общей эффективности назначения гипнотиков служит визуально-аналоговая шкала (от 1 до 100 баллов), которая включает анализ качества сна (0 — очень хороший, 100 — отсутствие сна), быстроты засыпания (0 — очень трудно, 100 — очень легко), качества пробуждения (0 — состояние бодрости, 100 — сонливость), готовности к действию (0 — низ­кая, 100 — очень высокая), ясности мыслей (0 — ясная голова, 100 — очень трудно думать) и др.

Квантифицированную оценку тяжести инсомнии и эффектив­ности гипнотиков представляет шкала Шпигеля. Она включает ана­лиз степени редукции (по сравнению с фоном) различных харак­теристик инсомнии, к числу которых относятся длительность вре­мени засыпания, продолжительность сна, количество ночных про­буждений, частота сновидений, качество сна и пробуждения. Все эти параметры имеют пятибалльную систему оценки (от отсут­ствия признака до максимальной его выраженности).

Одним из наиболее важных количественных показателей оцен­ки действия гипнотиков является оценка «эффективности» сна, которая определяется как частное от деления продолжительности сна на время, проведенное в постели. При этом чем в большей степени этот показатель приближается к единице в результате при­менения гипнотика (когда продолжительность сна полностью со­ответствует времени, проведенному в постели), тем эффективнее его действие.

Часто используемой субъективной шкалой для оценки явлений последействия при терапии гипнотиками является шкала SSS (шкала седации и сонливости на следующий день). Больного просят оценить свое состояние в первую половину следующего дня после приема гипнотика и отметить один наиболее подходящий ответ. Шкала позволяет определить уровень бодрствования больных на основа­нии оценки ими своего состояния с помощью таких показателей, как чувство бодрости, ощущение полного пробуждения, состоя­ние расслабленности и др.

Одним из распространенных субъективных методов оценки тя­жести инсомнии и эффективности гипнотиков служит дневник сна, в котором больной ежедневно отмечает данные, касающиеся бы­строты засыпания, количества пробуждений за ночь, продолжи­тельности сна, времени просыпания и др.

Контрольные вопросы

1. В чем состоит цель клинических исследований психофармакологи­ческих препаратов?

2.Охарактеризуйте основные фазы клинического изучения действия новых психофармакологических средств.

3.Какие психометрические шкалы используются в современной кли­нической психофармакологии?

ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

Абсансы.Бессудорожные, неожиданно возникающие припад­ки в виде кратковременной потери сознания (не более 30 с), со­провождаемые незначительной («локальной») двигательной ак­тивностью в виде миоклонических подергиваний, миганий и др.

Абстиненция.Состояние, возникающее после внезапного пре­кращения приема алкоголя, наркотических и других психоактив­ных веществ, к которым имеется привыкание (зависимость).

Абулия.Отсутствие побуждений, утрата желаний, бездеятель­ность, безучастность.

Агорафобия.Страх оказаться в месте или ситуации, откуда при необходимости трудно будет спастись или где можно попасть в неловкое положение.

Агрессивность (агрессивное поведение).Злобность, враждебность, потеря самоконтроля, выражающаяся в деструктивных действиях по отношению к какому-либо человеку или объекту.

Адаптация.Приспособление к изменившимся условиям суще­ствования (функционирования).

Ажитация.Напряженное тревожное состояние, которое может проявляться в виде гиперактивности, смятения.

Акатизия.Субъективное ощущение мышечного дискомфорта, которое может стать причиной ажитации, непрерывной ходьбы, неусидчивости, и общего дискомфорта. Эти нарушения являются прежде всего моторными, и больной не может их контролировать. Появление акатизии возможно на любом этапе лечения нейро­лептиками. При диагностике этого расстройства дозу антипсихо­тического препарата следует снизить до минимально эффектив­ной.

Алекситимия.Неспособность к осознанию, выражению и опи­санию собственных переживаний.

Алкоголизм (хронический).Заболевание, развившееся вследствие злоупотребления спиртными напитками, сопровождающееся фи­зическими, невротическими, психическими расстройствами, при­водящее к психологической и социальной дезадаптации и лично­стной деградации. Больные с пастозным, гиперемированным ли­цом, сниженным тургором кожи выглядят старше своих лет. Ал­коголизм вызывает различные нарушения желудочно-кишечного тракта (анорексия, тошнота, рвота, боли в животе, проявления хронического поражения печени вследствие жировой инфильтрации и цирроза печени, пептические язвы желудка и двенадцати­перстной кишки), сердечно-сосудистой системы (алкогольная кардиомиопатия, артериальная гипертензия), эндокринной сис­темы (гиперхолестеринемия, гипогликемия, кушингоидное тело­сложение), нервной системы (снижение памяти и других позна­вательных способностей, периферическая невропатия) и др. При развитии заболевания изменяется переносимость спиртных напит­ков — снижаются защитные реакции при передозировке алкого­ля, появляется тяга к систематическому пьянству с развитием синдромов психической и физической зависимости, с амнезией периода опьянения. Указанные расстройства дополняются астенизацией, полиморфными энцефалопатическими проявлениями, в ряде случаев эпилептиформным синдромом. Отдельное место в алкогольной болезни отводят острым (делирий и др.) и хрони­ческим (бред ревности и др.) психозам, которые, как правило, развиваются у больных хроническим алкоголизмом.

Алкогольная зависимость.Сильное и почти постоянное стрем­ление употреблять спиртные напитки, несмотря на вредные по­следствия, неспособность контролировать количество выпитого, толерантность к алкоголю, появление симптомов абстиненции при резком прекращении употребления алкоголя.

Амнезия.Нарушение памяти в виде полной или частичной не­способности вспомнить прошедшие события. Различают антероградную амнезию, наступающую непосредственно после начала болезни (например, травмы), и ретроградную амнезию, проявля­ющуюся в виде утраты памяти на прошедшие события.

Ангедония.Потеря чувства радости, наслаждения.

Анергия.Снижение психической, речевой и двигательной ак­тивности.

Анорексия.Отсутствие или ослабление чувства голода с отка­зом от приема пищи. Это приводит к похуданию, истощению, обострению или появлению соматических заболеваний. Различа­ют нервную анорексию (anorexia nervosa), развивающуюся из-за опа­сения пополнеть при патологическом стремлении «сохранить фи­гуру», и психическую анорексию (anorexia psychica), наблюдаемую при бреде отравления, депрессии и других психических расстрой­ствах. Анорексия, как правило, сочетается с другими психически­ми и соматическими нарушениями, что требует всестороннего обследования больного и выявления всего комплекса болезнен­ных расстройств.

Апатия.Безразличие, на начальных этапах некоторое ослабле­ние влечений, желаний, стремлений. По мере ухудшения состоя­ния больной перестает интересоваться событиями, не касающи­мися его лично, не участвует в развлечениях. При эмоциональном снижении, например при шизофрении, спокойно реагирует на волнующие, неприятные события, хотя в целом внешние события больному небезразличны. Некоторых больных мало трогают собственное положение и дела семьи. Иногда возникают жалобы на «тупость», «безразличие». Крайняя степень апатии — полное безразличие. Выражение лица больного индифферентное, он без­участен ко всему, в том числе к своему внешнему виду и чистоте тела, к пребыванию в больнице, к посещению родственниками.

Астения. Повышенная утомляемость, относится к числу наи­менее специфических психических расстройств. При незначитель­ных явлениях утомление возникает чаще при повышенной нагруз­ке, обычно во второй половине дня. В более выраженных случаях даже при сравнительно несложных видах деятельности быстро появляются чувство усталости, слабости, объективное ухудшение качества и темпа работы, отдых помогает мало. Астения заметна в конце беседы с врачом (например, больной беседует вяло, стре­мится поскорее лечь или опереться на что-либо). Среди вегетатив­ных нарушений преобладают повышенная потливость, бледность лица. Астения крайней выраженности сопровождается резкой сла­бостью, утомляют любая деятельность, передвижение, кратков­ременная беседа. Отдых не помогает. Астенические расстройства нередко сочетаются с раздражительностью, нетерпеливостью, суетливой деятельностью («усталость, не ищущая покоя»).

Аутизм. Погруженность в себя. Больной существует в собствен­ном внутреннем мире, слова окружающих и события, происходя­щие вокруг, как бы не доходят до его понимания.

Аффективные расстройства. Неустойчивость (лабильность) на­строения, изменение аффекта в сторону угнетения (депрессия) или подъема (маниакальное состояние). Изменяется уровень ин­теллектуальной и моторной активности, наблюдаются различные соматические эквиваленты состояния.

Аффективная лабильность. Повышенная эмоциональная реак­тивность. При невыраженных расстройствах круг ситуаций и по­водов, в связи с которыми возникает аффект или меняется на­строение, несколько расширен по сравнению с индивидуальной нормой, но все же это достаточно интенсивные эмоциогенные факторы (например, действительные неудачи). Обычно аффект (гнева, отчаяния, обиды) возникает редко и в значительной сте­пени соответствует вызвавшей его ситуации.

При более выраженных аффективных расстройствах настрое­ние часто меняется по незначительным и разнообразным поводам. Интенсивность расстройств не соответствует реальной значимо­сти психогении. Аффекты могут становиться значительными, воз­никать по совершенно ничтожным поводам или без уловимой внешней причины, несколько раз меняться в течение короткого времени, что крайне затрудняет целенаправленную деятельность.

Состояние, характеризующееся классической триа­дой: снижение настроения (гипотимия), моторная и идеаторная заторможенность. При незначительных депрессивных расстройствах у больного иногда появляются печальное выражение лица, груст­ные интонации в беседе, но мимика довольно разнообразна, речь модулирована. Больного удается отвлечь, развеселить. Имеются жа­лобы на «ощущение грусти» или «отсутствие бодрости» и «скуку». Чаще всего больной осознает связь своего состояния с психотравмирующими влияниями. Пессимистические переживания обычно ограничены конфликтной ситуацией. При некоторой переоценке реальных трудностей больной надеется на благоприятное разре­шение ситуации. Критическое отношение к болезни сохранено. При ослаблении психотравмирующих влияний настроение нормали­зуется.

При утяжелении депрессивной симптоматики мимика стано­вится более однообразной: не только лицо, но и поза выражают уныние (плечи опущены, взгляд направлен в пространство или вниз). Возможны горестные вздохи, слезливость, жалкая, винова­тая улыбка. Больной жалуется на подавленное, «упадническое» настроение, вялость, неприятные ощущения в теле. Свое положе­ние считает мрачным, не замечает в нем ничего положительного. Отвлечь и развеселить больного почти не удается.

При выраженной депрессии на лице больного появляется «маска скорби», лицо вытянувшееся, серовато-цианотичного цвета, губы и язык сухие, взгляд страдающий, выразительный, слез обычно нет, мигание редкое, глаза иногда полузакрыты, углы рта опуще­ны, губы часто сжаты. Речь не модулирована вплоть до неразбор­чивого шепота или беззвучных движений губ. Поза сгорбленная, с опущенной головой, сдвинутыми коленями. Возможны также раптоидные состояния: больной стонет, рыдает, мечется, стре­мится к самоповреждению, ломает руки. Преобладают жалобы на «нестерпимую тоску» или «отчаяние». Свое состояние считает бе­зысходным, безнадежным, беспросветным, существование — не­выносимым.

Маниакальный синдром. Сочетание повышенного настроения, ускоренного темпа мышления и усиления двигательной активно­сти. При развитии маниакального состояния сначала появляются едва заметная приподнятость настроения, необычный оптимизм, оживление мимики. Больной ощущает бодрость, неутомимость, у него хорошее самочувствие, он «находится в отличной форме», несколько недооценивает реальные трудности. В последующем на­блюдается явное оживление мимики, глаза блестят, больной улы­бается, нередко склонен к юмору, остротам, в некоторых случаях заявляет, что чувствует «особый прилив сил», «помолодел», со­бытия неблагоприятного значения считает пустяковыми, трудно­сти — легко преодолимыми. Одевается ярко и вызывающе, как правило, предпочитает непринужденные, выразительные позы, движения быстры и порывисты.

При выраженном маниакальном состоянии возникает генерализованное нецеленаправленное двигательное и идеаторное воз­буждение, при крайней выраженности аффекта — до степени не­истовства. Лицо нередко краснеет, присоединяется охриплость голоса, тем не менее больной отмечает «необыкновенно хорошее самочувствие». Ориентация в окружающем, как правило, не нару­шена, сознание болезни обычно отсутствует.

Бредовые расстройства (бред).Ложное, не поддающееся логи­ческой коррекции убеждение или суждение, не соответствующее реальной действительности, а также социальным и культурным установкам больного. Бред необходимо дифференцировать с бредоподобными идеями, которые отражают ошибочные суждения, высказываемые с чрезмерным упорством.

Бредовые расстройства свойственны многим психическим за­болеваниям; как правило, они сочетаются с другими психически­ми нарушениями, формируя сложные психопатологические син­дромы.

В зависимости от фабулы выделяют бред отношения и пресле­дования (патологическая убежденность больного в том, что он является жертвой преследования), величия (убежденность в высо­ком, божественном предназначении и особой собственной важно­сти), изменения собственного тела (убежденность в изменении час­тей тела, часто причудливом), тяжелого заболевания (ипохондриче­ский бред, при котором на основании реальных соматических ощущений или без них развивается озабоченность, а затем и убеж­денность в развитии той или иной болезни без ее явных призна­ков), ревности (болезненная убежденность в неверности супруга обычно формируется на базе сложного эмоционального состояния).

Различают также первичный бред, содержание которого и выте­кающие из него поступки невозможно связать с историей жизни и особенностями личности больного, и вторичный бред, условно вытекающий из других психических расстройств (например, из гал­люцинаций, аффективных нарушений и др.). С точки зрения дина­мики, относительной специфичности признаков психических за­болеваний и прогноза выделяют три основных типа бреда — пара­нойяльный, параноидный и парафренный.

При паранойяльном бреде содержание патологических пережи­ваний вытекает из обычных жизненных ситуаций, они, как пра­вило, логично построены, аргументированы и не носят абсурд­ного и фантастического характера.

Встречается бред реформаторства и изобретательства, ревно­сти и др. В некоторых случаях имеется тенденция к постоянному расширению бредовых построений, когда новые реальные жиз­ненные обстоятельства как бы нанизываются на «стержень» болезненного представления. Это способствует систематизации бреда.

Параноидный бред менее логичен. Чаще бывают идеи преследо­вания и воздействия, нередко в сочетании с псевдогаллюцинаци­ями и явлениями психического автоматизма.

Парафренный бред обычно фантастический и полностью абсурд­ный, чаще это бред величия. Больные считают себя властителями огромных богатств, творцами цивилизации. Обычно у них при­поднятое настроение, нередко бывают ложные воспоминания (конфабуляции).

Булимия.Неконтролируемые многократные эпизоды повыше­ния потребности в пищи. Некоторые больные после булимического приступа испытывают страх пополнеть и искусственно вызыва­ют рвоту, принимают слабительные средства.

Влечение (нарушения).Расстройства, отражающие изменение волевой мотивированной психической активности в результате раз­личных причин (гипоталамические расстройства, органические нарушения ЦНС, опьянение, психические нарушения и др.). След­ствием становятся «глубинная чувственная потребность» в реали­зации побуждений и усиление различных влечений. Клинические проявления нарушений влечения включают в себя булимию, дромоманию (влечение к бродяжничеству), пироманию (влече­ние к поджогам), клептоманию (влечение к кражам), дипсома­нию (алкогольные запои), извращения полового влечения и др. Патологическое влечение может проявляться в виде навязчивых мыслей и действий, определяться психическим и физическим дис­комфортом (зависимостью), а также возникать остро по типу им­пульсивных реакций. В отличие от других вариантов в последнем случае часто полностью отсутствует критическая оценка ситуа­ции, в которой больной пытается реализовать действие, опреде­ляемое патологическим влечением

Нарушение влечений возможно при разных психических рас­стройствах, их дифференциально-диагностическая оценка стро­ится на основании всего комплекса болезненных проявлений и личностно-типологических особенностей больного.

Внимание (нарушения).При астении и других расстройствах на­рушения внимания проявляются рассеянностью, повышенной истощаемостью с быстрым переходом активного целенаправленно­го «заинтересованного» внимания в пассивное безразличие.

Возбуждение.Общее название психопатологических состояний с выраженным усилением психической и двигательной активно­сти. Существует несколько видов возбуждения.

Кататоническое возбуждение — вид психического расстройства. Различают экстатическое (растерянно-патетическое), гебефреническое, импульсное и немое (безмолвное) кататонические воз­буждения.

Экстатическое, или растерянно-патетическое, возбуждение проявляется патетикой, экстазом. Больные принимают театральные позы, поют, декламируют стихи, на лице преобладает выра­жение восторга, проникновенности. Речь выспренна, непоследо­вательна. Возбуждение может прерываться эпизодами ступора или субступора.

Импульсивное возбуждение выражается в неожиданных, внезап­ных поступках. Больные внезапно вскакивают, куда-то бегут, стре­мятся ударить окружающих, впадают в неистовую ярость, агрессию, на непродолжительное время застывают и вновь становятся возбуж­денными. В речи нередко преобладает повторение услышанных слов (эхолалия) или повторение одних и тех же слов (вербигерация).

Гебефреническое возбуждение проявляется дурашливостью, гри­масничаньем, нелепым хохотом. Больные прыгают, кривляются, пляшут, неуместно шутят, внезапно становятся агрессивными.

Немое (безмолвное) возбуждение — хаотическое, целенаправлен­ное, безмолвное с агрессией, яростным сопротивлением, нане­сением себе и окружающим тяжелых повреждений. На пике тако­го возбуждения движения больных становятся ритмическими, на­поминают хореотические или атетоидные.

Экстатическое возбуждение обычно предшествует импульсно­му, затем может смениться гебефреническим и иногда немым.

Моторное возбуждение — общее двигательное беспокойство, свя­занное с навязчивым страхом, тревогой (тревожное), безысход­ным отчаянием и невыносимой тоской (депрессивное, меланхо­лический раптус), повышенным настроением (маниакальное), кататонией (кататоническое), состоянием дисфории и сумеречным помрачением сознания у больных эпилепсией (эпилептическое, эпилептиформное), устрашающими галлюцинациями (галлюци­наторное); у детей обусловлено дефицитом внимания (гиперкинетическое).









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.