Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПОПЫТКИ ОТХОДА НА НОВЫЙ ОБОРОНИТЕЛЬНЫЙ РУБЕЖ ЧАСТЕЙ 62-й И 64-й АРМИЙ





В связи немецкими наступлениями немецких 4 ТА Гота и 6 А Паулюса командование 64-й и 62-й армий и ВПУ Юго-Восточного Фронта начало беспокоиться о положении на их фронтах, и видя как начинает развивается ситуация в полосе обороны 62 армии, 64-й и 57-й армий начинает ставить вопрос командующему Сталинградским и Юго –Восточным фронтами Еременко об отходе на новый рубеж.

Но в целом сложившуюся ситуацию с отводом 64 А даже с открытием документов портала «Память Народа» полностью прояснить пока не удалось. Почему затягивали с приказом отвода 64-й Армии Шумилова на новый оборонительный рубеж пока неясно. В ниже приведенных текстах переговоров штаба Юго - Восточного фронта и штаба 64 Армии будет показано как происходили обмены мнениями по этому поводу.

Особенно растянутый фронт ( как видно на схеме) находился в полосе обороны 64 Армии.

И командование 64-й опасаясь, что немцы ударив из района Солянки в сторону Бекетовки и Сарепты, и далее выйдя к Волге отрежут её части, начало подготавливать план постепенного отхода армии на новый оборонительный рубеж. Каждой части на случай отхода был составлен маршрут и место занятия нового участка обороны. Но пока эта информация до штабов частей не была доведена.

Далее будет подробно показано из разных воспоминаний и документов как должен был быть произведен отвод 64-й Армии, который состоялся, но уже в другой обстановке.

 

Из книги « Героическая Шестьдесят Четвертая» г.Волгоград, об участии 64 А в боях за г. Сталинград :

«К исходу 27 августа противник уже вышел на участке 62-й армии на рубеж Малая Россошка — Карповка, к железной дороге Калач — Сталинград. Командарм М. С. Шумилов, видя драматическое развитие событий, обращается лично по «ВЧ» к командующему фронтом, но тот разрешения на отвод армии не дает и требует удерживать занимаемые рубежи.
Далее события развивались так. В середине дня начальник разведотдела армии докладывает командарму о том, что ночью противник перегруппировал силы, причем довольно крупные, в восточном направлении. Это было известно и начальнику штаба фронта генералу Г. Ф. Захарову. Ему докладывали, что к утру 28 августа самым опасным участком является район Васильевка — «Парижская коммуна» (оба пункта находятся рядом с Капкинским). Именно здесь и ожидается сильный удар противника.**



Лишь к исходу 28 августа командующему 64-й армией стали поступать одно за другим запоздалые распоряжения.
командующего фронтом, причем характер они носили половинчатый и о занятии обороны по среднему обводу по реке Червленной в них не говорилось ни слова. 29 августа в 11.00, то есть когда лавина фашистских танков уже таранила оборону армии, поступило, наконец, боевое распоряжение*** которым предписывалось в ночь на 30 августа отвести правое крыло 64-й армии на промежуточный рубеж по реке Крепь и вывести две стрелковые дивизии— 29-ю и 204-ю — в резерв командарма. О рубеже по реке Червленной и на этот раз не было ни слова.****»

** Однако этот участок так и остался неприкрытым, несмотря на донесения о концентрации немецких частей разведкой 126 сд и других частей. Далее будут приведет текст переговоров штаба 64 А с штабом Юго Восточного Фронта о ситуации в этом районе.
Донесения самого штаба 64 А о концентрации немецкого 48 ТК не найдены. Есть лишь упоминания в переговорах с штабом ЮВФ о концентрации противника, но не более. То есть это направление как следует из текстов переговоров штаба 64 А и штаба ЮВФ не рассматривалось как направление главного удара немцев.
***Текст этого распоряжения будет приведен далее - прим.
**** Командование Юго-Восточного Фронта все же разрешило отвод 29 сд в район ЗЕТЫ 28 -29 августа. Но видимо о просьбе Шумилова дивизию оставили на месте, вывели первой 204 сд.

Воспоминания начальника штаба 64 А, Ласкина Ивана Андреевича :

 

,, Всю сложность и опасность положения 64-й вместе с нами видел и заместитель командующего Юго-Восточным фронтом генерал-лейтенант Ф. И. Голиков. Он с небольшой группой офицеров фронта находился на вспомогательном пункте управления, координируя действия войск 64-й и 57-й армий. Перед вечером 26 августа, когда Военный совет 64-й обсуждал вопрос о том, как же дальше действовать нашей армии, Ф. И. Голиков принял самое живое участие в оценке складывающейся обстановки.
— Противник держит нас в самом невыгодном оперативном положении, — заключил генерал Ф. И. Голиков. — Надо лишить его условий, при которых он все еще вынашивает замысел окружения наших армий.

 

 

Командарм М. С. Шумилов был точно такого же мнения в оценке складывающейся обстановки.
Поэтому было признано необходимым отвести войска армии на заранее подготовленный рубеж по реке Червленая. Тогда протяженность фронта обороны армии сокращалась бы со 120 до 35–40 километров и был бы создан общий сплошной фронт обороны войск 62-й в 64-й армий по рекам Россошка и Червленая.
У командарма 64-й генерала М. С. Шумилова была связь с фронтом. Поэтому он и генерал Ф. И. Голиков звонили командующему фронтом, чтобы получить от него одобрение решения. Но в это время генерала А. И. Еременко не было на командном пункте. Тогда мне было поручено доложить начальнику штаба фронта генералу Г. Ф. Захарову обстановку и мнение Военного совета о дальнейших действиях армии. Перед вечером 26 августа я говорил по ВЧ с ним дважды, причем второй доклад делал в присутствии генералов М. С. Шумилова и Ф. И. Голикова. Содержание этого ответственного доклада забыть невозможно.

Вот краткие его выводы:
«1. Противник, располагая перед Юго-Восточным фронтом большим превосходством в танковых силах, моторизованных войсках и авиации, может в короткий срок осуществить перегруппировку и начать новое наступление против 64-й армии. А резервы армии израсходованы. Создать их вновь за счет вывода соединений с оборонительного рубежа армии не представляется возможным, так как откроем фронт.
2. Фронт обороны соседней 62-й армии очень неустойчив. Ее войска продолжают отходить, все более открывая правый фланг и тыл 64-й армии. Обеспечить себя с севера против этой любой угрозы нам нечем.
3. Складывается обстановка, при которой 64-я армия может оказаться в критическом положении и не будет способна выполнить задачу по защите Сталинграда на юго-западном направлении. Поэтому Военный совет армии просит принять решение по создавшейся обстановке.
Содержание доклада исходит из оценки обстановки, которую определил Военный совет армии и генерал Голиков Ф. И.» ***

(*** Оригинал текста этого доклада на портале «Подвиг Народа» не найден - прим.)

Начальник штаба фронта Захаров с выводами доклада согласился и сказал, что обо всем этом доложит командующему фронтом по его прибытии на КП. Но в этот день ответа на свой доклад мы не получили.
Понимая всю опасность обстановки и нависшую над армией угрозу, Военный совет армии, будучи уверенным, что приказ на отход армии непременно последует, поручил мне подготовить план отвода войск армии на рубеж по реке Червленая, не оглашая его перед работниками штаба армии. Заранее разработанный план позволил бы нам в более короткие сроки приступить к выполнению отвода войск после получения на это разрешения командующего фронтом. И он был нами подготовлен. В разработке плана принимали участие заместитель начальника оперативного отдела полковник П. М. Журавлев и начальник штаба артиллерии полковник А. Н. Янчинский. Командарм М. С. Шумилов и генерал Ф. И. Голиков очень внимательно рассмотрели его.
По плану вначале отводились стрелковые соединения правого крыла армии — 66-я морская стрелковая бригада и 157-я стрелковая, поскольку они находились намного впереди других дивизий и их тылам в первую очередь грозил удар противника с севера. По достижении этими соединениями промежуточного рубежа начинали отходить 126-я и 29-я стрелковые дивизии и армейские артиллерийские части, находившиеся ближе к центру обороны. В третью ночь отход на рубеж реки Червленая должны были совершить все остальные силы армии.
Что же касается организации обороны на новом рубеже, то суть ее выражена в следующих строках плана:
«В первой линии обороны по реке Червленая иметь четыре стрелковые дивизии, одну морскую стрелковую бригаду и 118-й укрепленный район в составе восьми отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов.
В резерве армии — три стрелковые дивизии и одна морская стрелковая бригада.,,
Однако этому плану не суждено было осуществиться. Командование фронта разрешения на отвод армии не дало. А противник к исходу 27 августа вышел на рубеж Малая Россошка, Карповка, к железной дороге Калач — Сталинград и навис над глубоким флангом и тылом нашей армии. Вечером этого дня командарм М. С. Шумилов в присутствии генерала Ф. И. Голикова снова докладывал по ВЧ командующему фронтом А. И. Еременко о серьезности обстановки. Он подчеркивал, что возникла опасность полного окружения армии, и поэтому считал необходимым своевременно отвести её с занимаемого рубежа на более выгодный.

Генерал А. И. Еременко и на этот раз отводить армию не разрешил. Тогда Шумилов попросил разрешения переместить на промежуточный рубеж войска правого крыла 64-й, которые противник глубоко обошел с севера. Командующий не дал разрешения и на это, подчеркнув, что обстановка требует удерживать занимаемые армией рубежи обороны.
Позже нам стало известно, что рубеж, обороняемый войсками правого крыла 64-й армии, командование фронта рассчитывало использовать в качестве исходного района при нанесении предполагаемого контрудара по левому флангу 6-й немецкой армии. Но для этого у фронта не было никаких резервов. Да и время было упущено.

Нам стало известно, что 25 августа командующий 62-й генерал-лейтенант А. И. Лопатин, сменивший в этой должности В. Я. Колпакчи, тоже обращался к командующему фронтом с просьбой разрешить отвод войск на более выгодный рубеж, так как противник обошел фланги армии, но тоже получил отказ. Как видим, командующие армиями независимо друг от друга ставили перед генералом Еременко вопрос об отводе соединений на выгодный подготовленный рубеж обороны. А 27 августа Ставка запрашивала командующего фронтом, не следует ли отвести войска этих армий. Значит, такие меры настоятельно диктовались обстановкой.
Днем 28 августа начальник разведотдела армии докладывал, что перед фронтом армии противник ночью проводил перегруппировку сил в восточном направлении. Но масштаб перегруппировок и новый район сосредоточения сил врага нам тогда установить не удалось.
Вечером этого же дня в армии было получено распоряжение штаба фронта, в котором подчеркивалась возможность отвода на промежуточный рубеж только трех правофланговых соединений — 66-й морской стрелковой бригады, 157-й и 126-й стрелковых дивизий. Однако оговаривалось, что сам отвод может начаться лишь по дополнительному распоряжению командующего фронтом.
Командующий армией М. С. Шумилов принял решение в первую очередь отвести правофланговые соединения — 66-ю морскую стрелковую бригаду и 157-ю стрелковую, а 126-ю дивизию оставить на своем рубеже***, чтобы прикрыть отход вначале этих соединений, а затем и других сил армии, действовавших на центральном и левом участках.
В эти планы «вмешался» противник. После того как ему не удалось прорвать оборону на стыке 64-й и 57-й армий, немецкое командование в течение двух ночей скрытно произвело передислокацию сил 4-й танковой армии и создало новую группировку перед центром обороны 64-й, на участке, где держала оборону 126-я дивизия. Состав этой группировки был очень сильным — весь 48-й танковый корпус немцев и две пехотные дивизии."

( *** Это решение Шумилова - оставить для прикрытия отхода именно 126-ю стрелковую дивизию не отражено в документах 64-й Армии. Возможно этот приказ был отдан им лично командиру 126 сд Сорокину по телефону уже во время боя 29 августа.)

Однако Шумилов так и не получил разрешения на отвод армии на промежуточный рубеж по Донской Царице. Видимо причину того же отказа описал и начальник штаба 62 А Крылов, который в своей книге "Сталинградский рубеж " указывает на ту же причину с отводом 62-й армии Лопатина. По его словам вначале отвод предполагался, но потом из штаба фронта был получен отказ.

Из мемуаров Крылова :
,, Прорыв неприятельской ударной группировки у Гавриловки и станции Тундутово — в полосе 64-й армии — создал реальную угрозу и ее и нашим тылам. 30 августа последовал приказ командующего фронтом об отводе обеих армий на средний оборонительный обвод.
Решение об этом отводе расценивается теперь военными историками как запоздалое. Таким оно, наверное, и было. Сокращение фронта в сталинградской «подкове» становилось необходимым из-за недостатка сил. Для организации обороны на новом рубеже требовалось какое-то время, но теперь его в нашем распоряжении не оказалось. Противник упредил нас дальнейшими опасными вклиниваниями, и через двое суток пришлось отходить со среднего обвода на внутренний.
Много времени спустя мне стало известно, что решение об отводе войск 62-й и 64-й армий на рубежи среднего обвода первоначально принималось в Ставке Верховного Главнокомандования еще 25 августа. Причем к принятию такого решения, а затем к отмене его, или, точнее, к объявлению его необязательным, имели отношение действия нашего командарма Лопатина. Чтобы объяснить это, надо вернуться немного назад.
Когда в ночь на 25 августа я прибыл на армейский КП из дивизий Глазкова и Казарцева, Антон Иванович Лопатин молча протянул мне телеграмму, которая была послана им днем в два адреса — начальнику Генерального штаба и командующему фронтом. В телеграмме он докладывал об обстановке, сложившейся в результате прорыва противника на нашем правом фланге, и просил разрешить ему, в целях сохранения сил и техники и более выгодной группировки войск армии, отвести три дивизии левого фланга (399, 131 и 112-ю), а также 20-ю мотострелковую бригаду на рубеж Ново-Алексеевский, Синеоковский, Гавриловка, то есть на средний оборонительный обвод.
Предложение Лопатина означало, что на центральном участке фронт приблизился бы к Сталинграду километров на тридцать. Но не означало ли оно также единственную возможность стабилизировать фронт обороны на тех рубежах, где это в сложившейся обстановке было реальным?
Поразмыслив над всем этим, я сказал командующему, что с содержанием телеграммы согласен. Его предложения представлялись разумными, дальновидными. К такому же мнению пришли Гуров, Пожарский, Камынин.
Но командующий фронтом уже ответил на просьбу об отводе нашего левого фланга отказом, потребовав продолжать активные действия по восстановлению положения на правом. В Ставке же посмотрели на дело иначе. Оттуда поступила в Сталинград утром 25 августа телеграмма (до армии она не дошла, поскольку нам и не предназначалась), где говорилось:
«...Следовало бы отвести Лопатина на следующий обвод, восточнее Дона, а также и 64-ю армию, отвод надо произвести скрытно и в полном порядке, чтобы он не превратился в бегство. Надо организовать арьергарды, способные драться до смерти, чтобы дать отойти частям армий...» ( ЦАМО ф.96, оп. 2011, д. 22, л. 324, 325)

Но в другой телеграмме Верховного Главнокомандующего, посланной в Сталинград в тот же день, содержались такие слова:
«...Утреннюю директиву об отводе 62-й и 64-й армий на восток можете считать необязательной» ( ЦАМО ф.96, оп. 2011, д. 22, л. 324, 325)
Решение, таким образом, было оставлено за командованием фронта. Через сутки, в ночь на 26-е, Лопатин вновь поднял вопрос об отводе с Дона хотя бы двух дивизий — 399-й и 131-й, и уже не на средний обвод, а на промежуточный рубеж между ним и Доном. Генерал-полковник Еременко не дал «добро» и на это. По-видимому, он продолжал рассчитывать, что ожидаемый успех контрударов с севера решительно изменит обстановку."
Как видно из мемуаров Крылова из обрывка этой телеграммы, запрет на отвод армий на новый оборонительный рубеж поступил от Генштаба и лично Сталина.

Но в полном тексте телеграммы эта ситуация видится по-другому :

« ВАСИЛЕВСКОМУ, МАЛЕНКОВУ
25 августа 1942 г. 15 часов
Получил новое донесение Лопатина от 25.8.42 г., где он сообщает о своем решении отрезать прорвавшегося противника от Дона.
Если обстановка действительно позволяет отрезать прорвавшегося противника от Дона и если Лопатин действительно способен выполнить свое решение, то предлагаю помочь ему выполнить это решение. В связи с этим мою утреннюю телеграмму об отводе 62-й и 64-й армий на восток можете считать необязательной.
Получение сообщить немедленно.
№ 170585
И. Сталин
Продиктовано тов. Сталиным по телефону 25.08 в 15 часов.
Боков

ЦАМО РФ, ф. 132а, оп. 2642, д. 32, л. 162. Подлинник.»

То есть Лопатин, в своем донесении обещал отбросить немцев своими силами за Дон, что конечно в той ситуации было невыполнимо. Текст этого донесения на "Подвиг Народа"не найден. Но возможно командующему 62 А Лопатину отбросить немцев за Дон приказал Еременко.
Как сейчас видится может быть эта телеграмма в дальнейшем и сыграла роковую роль в судьбах десятков тысяч людей 62 и 64 Армий. В дальнейшем ни Еременко, и тем более ни Лопатин, ни Шумилов не могли конечно сами отдать приказ об отводе частей на новый рубеж. Смотря как развивается ситуация Шумилов в итоге отдал такой приказ самостоятельно, но было уже поздно…

Как следует из воспоминаний начальника штаба 62-й Крылова и начштаба 64 -й Ласкина решение об отводе 62 и 64 армий должен был принять Еременко* и Военный Совет обоих фронтов, но как показали дальнейшие события это случилось уже тогда, когда немцы прорвали оборону 64-й армии, и за несколько часов вышли к главному оборонительному обводу «К» на р.Червленной, который только начал недавно заниматься прибывшими в этот район частями 10 -й стрелковой бригады и 4-мя батальонами 118-го УРа. Обороной этого участка занимался Чуйков.
*Еременко, Хрущев в это время командовали обеими фронтами – Сталинградским и Юго-Восточным.

По плану же предложенному штабом 64-й Армии этот район - оборонительный обвод "К", уже к 30 августа должны были оборонять 4 стрелковые дивизии ( неполного состава), 66 морская стрелковая бригада и весь 118 укрепрайон - это 8 артиллерийско-пулеметных батальонов.
Оригинал плана на отвод 64 А пока не найден, но в неопубликованных ранее документах 64 А найдено решение на занятие новых рубежей с 26 по 29 августа.
Видимо это черновик отвода всей армии на оборонительный обвод «К». В этом документе* написано следующее :

,,Время выступления - 21.00. В ночь с 26 на 27.08.42 66 морсбр выйти в район Братский -Ново -Петровский.
157 сд, 1-я и 2-е Орджоникидзевское и Грозненские училища и 61 ОПАБ - в район свх.КРЕПЬ, ЕРИКО-КРЕПИНСКИЙ. Так же отходит и Житомирское училище в район высоты 161.0.
На следующий день отходят : 126 сд и занимает рубеж по высотам сев. ДОНСКАЯ ЦАРИЦА."
Далее постепенно перекатом должны были отходить остальные части 64 А и к 29 августа всем предполагалось занять основной оборонительный обвод "К", проходивший за р.Червленная.
(* Этот документ полностью не приводится)

К конечном итоге все части 64 А которые бы вышли на новый рубеж на утро 29 августа, должны были занять следующие районы:

« 66 мсбр - занимает оборону на восточном берегу р.ЧЕРВЛЕННАЯ на фронте КАРПОВСКАЯ до БЕРЕСЛАВСКАЯ
157 сд - занимает оборону на фронте БЕРЕСЛАВСКИЙ - ЦИБЕНКО.
126 сд занимает оборону на восточном барегу р.ЧЕРВЛЕННАЯ от ЦИБЕНКО - ГАВРИЛОВКА.
208 сд -в резерв, МТФ, 125.0, ж.д южнее этих пунктов 5км. зап.АЛЕКСЕЕВКА.
29 сд занимает оборону ГАВРИЛОВКА, дорога южнее 92.0
138 сд -резерв балка ПЕСЧАННАЯ, выс.115.0. балка ТАЛОВАЯ.
204 сд -занимает оборону дорога южнее 92.0 -ИВАНОВКА.
38 сд и 20 истр.бригада -резерв в район САР, южнее ЕЛХИ, отдельный дом южнне 102.3. 20 ибр выходит на рубеж 128.2, 116.9.
154 мсбр - резерв, балка южнее КРУТАЯ,116.9, отм. горизонтали 120.
13 ТК - рубеж 125,8, 102.8.»

 

План предложенный штабом 64 Армии.

 

Таким образом создавалось два участка прикрытия : 66 морсбр, 157 сд, 126 сд, 29 сд с 204 сд и 13 ТК прикрывали бы центр и фланги от наступающей 4 ТА Гота, а 208 сд, 138 сд, 154 морсбр прикрывали бы тылы 64 А, со стороны прорыва от Калача 6 А Паулюса.

Далее будут приводится тексты телеграфных переговоров 64 А со штабами ВПУ и ЮВФ, как наиболее точный и верный источник. В них отражено почасовое развитие ситуации и принятие решения штабами фронта. Показано все напряжение и драматизм ситуаций. В данной теме будет обозначено как «ПЕРЕГОВОРЫ».

В этих переговорах и идет речь о плане на отвод, представленный штабом 64 Армии.

ПЕРЕГОВОРЫ : ШТАБ ЮВФ -ШТАБ 64 А(Дата : предположительно 27 августа 1942г)

ЛАСКИН* : У аппарата полковник Ласкин.
ИВАНОВ** *У аппарата Иванов. Ваш план*** получен только что. Голиков приказал к исполнению его ни в коем случае не приступать. Считать его проектом который будет рассматриваться. А решение будет сообщено после его принятия. Ясно ли Вам? Как понимать представленный Вами план ? Прошу ответить.

ЛАСКИН : Представленный нами план является только нашим предложением в порядке проекта. А осуществлять его мы не будем без вашего приказа или указания. Все.
ИВАНОВ : Понято правильно. Прошу ответить на вопросы которые Вам заданы. ( Вопросы видимо были в предыдущей связи, не найдены -прим)

ЛАСКИН : Отвечаю на ваши вопросы :
1. 470 079**** железную дорогу своим передним краем не занимает. Передний край её проходит западней по р. ЧЕРВЛЕННАЯ.
2. 173***** батальон и 471, 726, 377****** прибыли на свои участки, получили задачи, занимают участки для закрытия рубежа КАРПОВСКОЕ - ЦИБЕНКО, выдвигаются сформированные из тыловых органов 4 небольших роты.
На этом участке встанут на позицию 471, 726, 377. Все.
ИВАНОВ : Пятый вопрос- Какое количество людей и артиллерии вышло к Вам на участок высоты 120.2 от 13 Тбр, соседи вчера с рубежа 118.8, 107.4, 118.5. Где эти люди сейчас, приведены ли они в порядок ? Все ли люди наши ? Этот полк вышел на ваш участок, что от него осталось, этим интересуется главный хозяин. Мне кажется, что сейчас только от вас эти сведения мы можем получить. Можете ли Вы ответить.
ЛАСКИН : Это я затребую от дивизии. А потом сообщу...

ИВАНОВ : Хорошо. Прошу уточнить какой участок занял 173-й батальон и какой 407 АП.
ЛАСКИН : 173 занимает участок выс. 92.0, иск. ИВАНОВКА. 407 становится на позицию северо-восточнее ЦИБЕНКО. Все.
ИВАНОВ: Когда переданы остатки Винницкого училища, и в каком оно состоянии, и сколько тех остатков ?
ЛАСКИН : У нас было человек 60 под начальством начальника штаба. Решение по передаче этих людей в свою часть принята часов в 17-00, сегодня выслан командир для передачи этого распоряжения.
Винницкое училище по существу находится на территории нашего соседа***** и поэтому остатки этого училища нами переданы соседу в свою часть.

ИВАНОВ : Дополняю. Первое: Голиков считает, что передний край 38 сд занят совсем неправильно. Если вы (хотите) его оставить таким, то дивизии необходимо передовыми отрядами занять линию железной дороги и использовать её в качестве противотанкового барьера.
Второе : Прибывшие к нам 10-я запасная стрелковая бригада распоряжением Голикова с 6.00 27.8 занимает оборону иск.НАРИМАН ВАСИЛЬЕВКА(??? -так в тексте) ИВАНОВКА и поступает в ваше распоряжение.
Сообщите что мне ответить Голикову о переднем крае 38 сд ? Все.
ЛАСКИН : Буду говорить с Шумиловым, дополнительный ответ сообщу. Все.
*Полковник ИВАНОВ Евгений Васильевич, заместитель начальника оперативного отдела штаба ЮВФ.
**Полковник ЛАСКИН Иван Андреевич, начальник штаба 64 Армии.


Оригинал переговоров штаба ЮВФ и штаба 64 А ( Портал "Память Народа")

***Можно утверждать что речь идет о выше приведенном плане отвода 64 Армии на оборонительный рубеж «К» за р. Червленная.
**** 38 – стрелковая дивизия.
***** 173 ОПАБ, 118 УР
******Вероятно кодированное обозначение остальных ОПАБ 118 УР.

Источник текста приведенных этого и других переговоров: Портал "Память народа" : ЦАМО ф.341, оп.5312, дд. 49-50)
В штабе Юго-Восточного Фронта видимо рассмотрели предложения 64-й Армии, и отдали распоряжение предусматривающие отход некоторый частей армии, правда с условием, что этот отвод будет осуществлен только по личному приказу Еременко.

КОМАНДУЮЩЕМУ 64 АРМИИ
БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ № -0059/ОП ШТАБ ЮВФ 28.8.42 " 18.40"
КОМАНДУЮЩИЙ ФРОНТАМИ ПРИКАЗАЛ :
1. В ночь на 29. и 30.8.42 29 сд, сменив её частями 126 сд и 138 сд, вывести в свой резерв в район БЛИНКОВ* , выс. 106.5, выс. 109.4.
2. Предусмотреть отвод 66 мор.бригады, 157 и 126 сд с училищами на промежуточные огневые рубежи :
а) Первый - Ляпичев, сев.вост. берег р.Ерик до Ерик (Ерико- Крепинский), балка Бирючья, Зеты, выс.150.0, Ферма № 2.
б) Второй - Средне - Царицинский, сев.вост. берег Донская Царица, Зеты, далее выс. 150.0, ферма № 2 (Свх. им. Юркина).
Отвод частей на указанные рубежи, в каждом случае производить только по приказу Комфронтом.
Нач.Штаба ЗАХАРОВ»
(* Имеется ввиду хут.БЛИННИКОВ)
.
29-ю стрелковую дивизию как следует из этого распоряжения разрешалось выводить уже в ночь на 29-е августа, и ей приказано было занять х.Блинников. Но Шумилов, как видно из ниже приведенного текста переговоров Ласкина с Ивановым, начал возражать с этим планом вывода, он решил вывести сначала 204 сд Скворцова, что потом и было выполнено. В итоге 29-я сд понесла самые большие потери из отходивших частей 64 А во время немецкого наступления 29 августа: из почти 7 000 личного состава к вечеру 31-го августа вышло всего около 1 000 человек.

Переговоры штаба ЮВФ- штаб 64 А
Дата: 28 августа. Время: неизвестно.
«ИВАНОВ : У аппарата полковник Иванов
ЛАСКИН : У аппарата полковник Ласкин
Тов. Иванов, Вы нас предупредили, о том, чтобы мы провели подготовительные мероприятия по выводу 29-го хозяйства в резерв. Но пока приказа на этот счет мы не имели, поэтому считаю необходимым доложить, что:

Первое: Вывод 29-го хозяйства приведет к сдвигам и перегруппировке еще 3 таких же хозяйств. Это может обнаружить противник.
Второе: С другой стороны это мероприятие осложнит обстановку и у нас на фронте.
Поэтому Шумилов считает более целесообразным вывести не 29*** хозяйство, а хозяйство Скворцова – 204****.
Третье: Приказа пока нет, мы поэтому никаких указаний частям не давали. Сегодня по времени уже вывода произвести не сможем. Надо рассчитывать это мероприятие провести в следующую ночь - с 29 на 30.8. Прошу срочно доложить тов. Голикову эти соображения Шумилова и дать ответ с тем, чтобы начать подготовительную работу. Все.

Иванов : Отвечаю. Тов.Ласкин Вам только сейчас передали шифровку по этому же аппарату с приказом. На мероприятие отводится две ночи. Понятно, Шумилов возбуждает вопрос о выводе не 29 хозяйства, а Скворцова. О чем и прошу доложить тов.Голикову.
Ласкин : Хорошо. Иду докладывать.

*** 29-я стрелковая дивизия.

**** 204-я стрелковая дивизия.

(«Хозяйство» в этом и последующих текстах переговорах – любая часть или дивизия армии.)

 

Источник текста приведенных этого и других переговоров: Портал "Память народа" : ЦАМО ф.341, оп.5312, дд. 49-50)

ПЕРЕГОВОРЫ ШТАБ 64А -ШТАБ ЮВФ
Время: предположительно 28 августа 1942 г.

« ИВАНОВ : У аппарата полковник Иванов. Здравствуйте товарищ Ласкин.
По приказанию тов. Голикова ориентирую Вас, что очевидно сегодня вы получите приказ о выводе хозяйства в ваш резерв. Поэтому проведите подготовительные мероприятия. Прошу ответить отдано ли распоряжение об отводе 172 "хозяйства" в Зеты. Прошу отвечать.

ЛАСКИН. Отвечаю. Первое: распоряжение о выводе 172 "хозяйства" * на участок Тундутово - отметка 105 -отдано.
Второе: Какое хозяйство имеете ввиду отводить в резерв, чтобы провести подготовительные мероприятия ?
Третье: Сообщите результат боев по окружению и уничтожению группировки войск противника в составе 16 тд и третьей мд.
ИВАНОВ: Повторяю, что очевидно сегодня вы получите приказ об отводе в ваш резерв в Блинников 29 "хозяйства", к чему вам заблаговременно (подготовится?).
Насчет 16 тд и 3 мд. Положение пока точно не определилось, идет борьба, он усиливается и с нашей стороны тоже. Самое примерное на прежних рубежах…»

* 172 хозяйство - 172 ОПАБ, 118 Ура

Следующие переговоры были снова о решении вывода одной дивизии на новый рубеж, и как из них следует - все еще не было решения, какую точно дивизию вывести первой, но на вывод 29-й стрелковой дивизии уже поступил приказ из штаба ЮВФ.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.