Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ИНФОРМАЦИЯ НА 8.00 29.8.42 г. ШТАБ ЮВФ





" 1. В 1.30 противник атаковал район ж.д. будка, что 3 клм. сев.восточнее станции Тингута. Наступление противника задержано.
С 5.30 до 100 самолетов противника бомбят передний край 126 сд на фронте Васильевка, Тебектенерово. В 6.30 до двух ПД при поддержке 70-80 танков перешли в наступление на фронте Васильевка, Тебектенерово. Одновременно в направлении ст. Тингута, Кривлянка. Идет сильный бой..."

(* То есть разница с немецким временем получается один час +1)

 

Немецкий 48 ТК начал наступление с большим числом танков, чем приведено в донесении ЮВФ. По данным 4 ТА от 28 августа перед наступлением в 3-х дивизиях находилось более 118 единиц, не показан 243-й дивизион штурмовых орудий.

 

Из книги Джейсона Д. Марка по истории 24 тд :

,,Лейтенант Зенгер - Эттерлин прибыл как раз вовремя для начала атаки. Другие подразделения не были столь пунктуальны.
В 04.00 капитан Рот из 24-й танковой дивизии сообщил в штаб 48 ТК, что следующие подразделения до сих пор еще не прибыли: 243-й дивизион штурмовых орудий, 602-й зенитный батальон, 40-й противотанковый дивизион, 800-я особая часть ( Бранденбург -прим.) и 4-й дивизион 89-го артполка.
Как и планировалось, дивизия выступила в 05.00, 14-я танковая дивизия и 29-я пехотная (мот.) так же начали наступление в то же время. Все действующие танки 24-го танкового полка теперь были сосредоточены в боевой группе под командованием майора Дитриха Ланкена. Атака началась с 8-ю Т- II, 13-ми Т- III (кор.ствол), 8 Т- III (дл.ствол)1танк Т- IV и 2 командирских :в общей сложности было 32 танка.
Воспоминание о начале этого масштабного наступления командира взвода Херманна из 3-го батальона 21-го танко-гренадерского полка 24 ТД :
"... Каждый мечтал о отпуске домой Мы только переместились назад в район Аксая, однако в течение ночи около 24.00 мы выдвинулись в район подготовки для атаки. Рядом с нами лежали наши румынские товарищи по оружию, лежа при кошмарных обстрелах в течение всей ночи.
На рассвете мы начали атаку, она была довольно успешна на первый взгляд, но позже существенно остановилась под ужасным огнем вражеской пехоты. Далее мы достигли первой позиции противника - хорошо замаскированных окопов. Со всех сторон противник вышел из укрытий с белыми тряпками, так что я был очень неосторожен. Внезапно я почувствовал сильный удар, который казалось разорвал меня на куски. Моё левое плечо была согнута полностью вперед, я больше не мог видеть мою левую руку, я думал, что она оторвана, и ждал потока крови. Потом я вырубился в полубессознательное состояние, заметив однако, что я переносился группой русских.
Находясь в легкой коме, сперва подумал, что я попал в плен. Однако оказались что все они были пленными, и несли меня под охраной к медпункту полка ..."
Лейтенант Зенгер - Этерлин, только что прибывший на позиции, сразу же приказал, чтобы его машины действовали вместе с танками. Он снова вспоминает:
" Ворвавшись в укрепленные позиции противника в одновременном движении с панцергренадерами, мы сразу же глубоко проникли вперед. Шквальный огонь румынской и немецкой артиллерии обрушился на врага, который хорошо укрепился вдоль северного края глубокого оврага. Овраг был сильно заболочен, был лишь небольшой брод. Передовой клин эскадрона танкового полка пробился на узком участке и поехал вперед еще дальше.



Ведущий танк был расстрелян, и он запылал. Остальные мчались вперед. Вслед за ними шли большие сводные колонны батальона Дрессера, большая часть из которых осталась застряла в балке или не смогла подняться вверх по склону. Наши легкие машины легко передвигались по этой местности. Мой взвод был снова впереди атаки.
Я проехал через брод, и приказав первому отряд слева, а второму отряду справа, обеспечить прикрытие обороны по правому флангу, где в нескольких сотнях метров русские противотанковые ружья стреляли из своих укрытий. Командир эскадрона ехал рядом со мной.
Поднявшись на холм, мы пошли далее на полном газу позади танков. Вдруг сильный фланговый огонь ударил с обеих сторон. Несколько танков были расстреляны. Машина командира впереди меня встала после нескольких попаданий противотанковых снарядов, которые просто прошли свозь неё. Командир был ранен. Я взял на себя командование эскадроном ".

Обер-лейтенант Вейдманн, офицер по поручениям 24-го танкового-полка, описывает начало танковой атаки:
"После того, мы продвинулись через степной океан в ярком свете утреннего солнца, ведущий танк был узнаваем только по облаку пыли клубящемуся за ним. Дальше наши танки были поражены противотанковым огнем, идущим от выросших впереди высот занятых противником. Советские позиции были немедленно охвачены огнем следующих за нами танков.
В то время как противоположный склон был окутан огнем и дымом под обстрелом наших танков - впереди шел бой разведывательного стрелкового мотоциклетного батальона - пройдя вперед на нашем участке они захватили высоту. Нам надо двигаться дальше или нет ? ".


(Информация из книги Д.Д. Марка)


Донесение 48 ТК

«Погода — ночью легкий дождь, облачно.
Занятие исходных позиций и подготовка к наступлению проходит по плану.
24 ТД докладывает о русских танках севернее 130 и в 06.15 выступает туда. В 08.00 танки прорвались на Ферму 1 под сильным фланговым огнем неприятеля с запада. В 08.00 основная масса танков находится в бою с сильным неприятелем у Фермы 1.
Танковый десант точно так же выступил в наступление в направлении на Ферму 1. В 09.00 дивизионный командный пункт находится на высоте 124,0.,,

 


 

Из книги Джейсона Д.Марка:

,, С быстрым продвижение бронетанковых подразделений, майор Менгс перенес в 05.40 штаб на высоту 124,0. В 06.00 дивизия атаковала ферму № 1. Сильный фланговый огонь из противотанковых орудий и противотанковых ружей ударил по бронетехнике с обеих сторон. Танкисты и артиллеристы заметили несколько русских танков впереди, и эта новость в 06.15 быстро прошла по радио дивизии. 24-я танковая дивизия доложила в штаб 48 ТК : ,,Русские танки к северу от высоты 130.0. "
В 06.42 танки группы Ланкена вышли к Ферме № 1 находясь под постоянным сильным фланговым огнем с запада. После того, как часть фермы была спешно подготовлена к обороне (хотя ферма еще была частично занята русскими) - танковые экипажи взяли короткую передышку, образуя временную линию обороны примерно в 1 км к северу от фермы.
Майор Ланкен и его люди остановились возле самой фермы. Раннее вызванные штурмовики были предназначены для того, чтобы прилететь и уничтожить некоторые из беспокоящих вражеских точек на обоих флангах, но вскоре после остановки вокруг фермы № 1 майор Ланкен получил радиосообщение о задержке поддержки с воздуха.

В связи с этим танковая атака была отложена из-за несвоевременного прибытия пикировщиков. Стрелки находились под сильным огнем по бокам от оврага, который находился в 4 км к западу от Фермы № 1. Просьба о помощи вышла в эфир, и танковый эскадрон был отправлен обратно, чтобы помочь стрелковой бригаде, мотопехота дивизии только тогда смогла пробиться к ферме.
Донесение 24 ТД: "Западный фланг был еще полностью открыт, так что атака будет приостановлена, вследствии сильного флангового огня идущего с этого направления.,,

Донесение 48 ТК :

В 10.50 танки в хорошем темпе продвигаются вперед от Фермы 1 на север. В 11.10 танки с десантом стрелков вышли к оврагу Бол. Татарская, а в 12.00 передовой танковый отряд достиг южной окраины Зеты.
До 12.45 вышли из строя последние орудия дивизиона штурмовых самоходных орудий. *
Зеты плотно заняты неприятелем с артиллерией и противотанковыми пушками. Танки прошли через Зеты передовым отрядом в 12.30. Были захвачены три «Органа Сталина» (установки залпового огня) и многочисленные артбатареи. В 13.00 был форсирован брод через ручей Зеты.
В 13.40 после боя основными силами бригады с танковым десантом, усиленной бронированными частями, были взяты высоты в 1 км севернее Зеты. Усиленный 4-й мотоциклетно - стрелковый батальон проводит зачистку юго-западнее Фермы 1 и прикрывает западный фланг.

(* 24 тд был придан 243-й дивизион штурмовых орудий)

Из книги Д. Марка :

,, Небольшие разведывательные самолеты Шторх пролетели над полем боя, и в 07.10 сообщили, что немецкие танки находились 1 км к северо-западу от фермы № 1, эти танки вели бой против отдельных групп противника.
В 07.15 было сообщено, что начало танкового клина было 3 км к западу от фермы № 1, три танка горело.
В 07.15 часов полковник Фрибе послал короткое сообщение для 24-й танковой дивизии: "Почему не видно наступающие танки?"
24-я ТД ответила, что наступление продвигается очень медленно, в результате сильного флангового огня с запада.
Через полчаса, были достигнуты холмы к западу от высоты 180. В это же время 14-я танковая дивизия захватила высоту 162.0. В 07.45 танки обоих дивизий продолжали продвигаться вперед на северо-восток.
Через пятнадцать минут лейтенант Эйкштедт из O4 24-й ТД сообщил в штаб 48 ТК : ,,Четыре танка Т- III, один танк IV и один танк Т- II были подбиты, их обстреливают".
В 08.05 майор Менгс сообщил в штаб корпуса: "Штаб на 124,0, командир на мосту Мышковой».
В то время как Мэнгс заботился о штабных делах, генерал Хаунсшильд был среди своих войск в его БТР (SdKfz. 251/6), который был оснащен мощными радиостанциями и декодером "Энигма", что позволяло ему контролировать все сообщения с передовой.»

 


(Информация из книги Д.Д.Марка)

Немцы, как следует из донесений 48 ТК и 24 ТД почти сразу прорвали «жидкую» линию обороны 64 армии на стыке 126 и 157 сд, и 24 -я танковая передовой бронегруппой начала уже в час дня подходить к промежуточному рубежу по Донской Царице, куда и планировалось ранее выводить войска всей 64-й армии.

Тем временем в штабе Юго- Восточного Фронта и Сталинградского Фронта получив информацию о немецком наступлении наконец -то приняли решение об отводе войск 64 Армии. В самый разгар немецкого наступления штаб 64 А получил "добро" на отвод днем части своих сил, но опять же не за реку Червленную, а на промежуточный рубеж, к которому уже выходили немецкие танки и мотопехота 24 ТД и 29 ПД.
Вечером планировалось отвести 29, 126 и 204-ю стрелковые дивизии. Однако к этому времени 126-я и 29-я стрелковые дивизии вели кровопролитные бои с 4 -5 наступающими дивизиями немецкой 4 ТА, в 15.00 к наступлению силами двух дивизий подключился и «Корпус Шведлера»
Но как видно из текста переговоров масштаб и цели немецкого наступления все еще не были выяснены, и в штабе ЮВФ видимо решили, что речь идет лишь о небольшом прорыве немецких частей.

Ниже приводится сообщение по телеграфу 29.08.42, время неизвестно, вероятно эти переговоры происходили до 10 утра, так как уже в 12 часов этого дня Шумилов отдал приказ на отвод 157 сд, 66 морсбр и 2-х военных училищ : Грозненского и 1-го Орджоникидзевского, потом и всех остальных частей 64 А.

Переговоры штаб 64 А - Штаб ВПУ ЮВФ :
ГОЛИКОВ : У аппарата Голиков.
Мною только что получено разрешение на выполнение плана. 66, 157 с училищами и если требуется то и другие. На основе следующих вариантов - в зависимости от обстановки. Первый рубеж по Ерик, на свх.Крепь, далее на выс. с горизонталью 18 и далее разъезд 74.

Второй вариант тот же рубеж по Ерику, свх.Крепь, Зета, выс. 150, ферма свх им. Юркина.
Если обстановка позволит более желательный вариант № 1, для этой цели вам необходимо разбить прорывающегося противника. Непременно вывести в резерв приказанное вам еще ночью хозяйство Скворцова ( 204 сд -прим.), и 29-ю.
Скворцова* в район Блинникова, а 29 непосредственно к Шумилову.
Что сделано практически для этого, и какое из этих хозяйств выведено. Требую твердо сохранить управление войсками не допустить расстройства. Противник отнюдь не таков чтобы серьезно угрожать всему вашему хозяйству, кроме одного - двух узких направлений действиями танков. Время для начала осуществления нужно решать Шумилову.
Если авиация на участке 66 и 157 не действует, то можно проводить днем особенно 66 оставив там завесу.
Понятно ли все изложил. .

ЛАСКИН (?): Все Ваши указания мне ясны.
Знаю что сейчас в воздухе над ЗЕТЫ, ВЕРХНЕ-ЦАРИЦИНСКИЙ и боевыми порядками 126 и 29 до сотни самолетов. Нами даны все указания хозяйства Скворцова, и связанные с этим делом для действий с наступления темноты. Сейчас проводить на этом участке действий невозможно. Над 66 авиация действует- только пролетает, но не бомбит.
Сейчас же договорюсь с Шумиловым чтобы 66 начать днем. 157 видимо придется начать только с наступлением темноты, так как на её левом фланге происходят крупные танковые бои. Я понял Вас так, что приступить к плану мы получили разрешение, так ли все ? Прошу разрешить сейчас произвести замену КП, так как группа танков противника действует в направлении ЗЕТЫ, ВЕРХНЕ-ЦАРИЦИНСКИЙ, а заслона здесь нет.

ГОЛИКОВ : Да, Вы получили разрешение выполнять план. Вопрос о замене КП Шумилова пусть он решает сам, с тем, чтобы не потерять управление. Танки Хобко ( Хопко 6 тбр -прим.) встречать на указанном Вам маршруте, чтобы они не проходили зря.
Верно ли что на участке раз. 74 ст.ТИНГУТА противник перешел в наступление? Кратко отвечайте и идите действуйте.
ЛАСКИН: В районе раз.74 км наступал противник ночью, сейчас там противник не наступает.
(ЦАМО ф.341, оп.5312, дд. 49-50)

Текст боевого распоряжения на отход 64-й Армии на промежуточный рубеж, время - 11 утра 29-го августа.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.