Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Геополитические представления в учениях Древнего Востока (Китай, Индия)





Первое протогосударственное образование па территории Китая, а именно в среднем течении Хуанхэ, возникло на рубеже III-II -тыс. до н. э. Это был союз племен Ся. Через несколько веков, уже в начале II тыс., племя Инь добивается гегемонии. Иньская династия правила первым китайским государством до конца II тысячелетия, пока иньский ван (правитель) не был свергнут предводителем племени Чжоу У-ваном.

Чжоуский Китай пережил период централизации (до VIII в. до н. э.), когда местные правители (чжухоу) беспрекословно подчиня­лись правящей династии, и период децентрализации (VIII-VII вв. до н. э.), когда власть вана стала номинальной, а чжухоу постоянно вели междоусобные войны. Это время вошло в историю Китая как «Борьба царств» («Чжаньго»).

В VII в. до н. э. империя Чжоу испытывала сильное давление ко­чевых племен ди, имевших, по-видимому, скифское происхождение. Борьба с кочевниками способствовала не только самоидентифика­ции этнической общности древних китайцев — хуася, но и упадку, а затем и падению империи Чжоу. В то же время именно тогда в науке и массовом сознании постепенно консолидирующегося древнекитай­ского общества оформляется «китаецентристская», точнее чжоуцент-ристская, геополитическая картина мира (тогда еще не было пред­ставления о Китае в его современных границах), в соответствии с которой в центре обитаемой Вселенной (Поднебесной, или, по-ки­тайски, «Тянься») находится облагодетельствованная богом чжоуская Срединная империя. Отсюда, кстати, и происходит само назва­ние Китая — Чжунго (чжун — «середина», го — «государство»). Эта империя, используя свое выгодное географическое положение и покровительство богов — чжоуский ван носил титул «Сын неба», — по развитию техники, культуры и военной мощи далеко обошла все страны Поднебесной — отсюда геополитические представления о бо­гоизбранности китайских императоров, мессианской роли империи в обитаемом мире, ее самодостаточности и оправдание автаркии.



Царство Чжоу занимало лишь среднее течение Хуанхэ, но посте­пенно, по мере расширения пределов Срединного царства, представ­ление о Поднебесной как обо всем обитаемом мире перенеслись на него. Таким образом, понятия «Срединная империя» и «Поднебес­ная» стали синонимами. Тогда же, в.середине I тыс. до н. э., возни­кают первые представления о военной мощи государства. Так как основу боевого порядка составляли колесницы, то и военная мощь государства измерялась их количеством. Идеальным, непревзойден­ным государством в Поднебесной признавалась держава, имеющая 10 000 боевых колесниц («ван чэн го»).

Эпоха Борьбы царств, начавшаяся в V в. до н. э., завершилась в III в. до н. э., когда к власти пришла династия Цинь (-221 г. до н. э.), а затем — Хань (206 г. до н. э.). Она тоже пережила период централи­зации царств и консолидации общества (III в. до н. э. — III в. н. э.) и период децентрализации (III-VII вв.). Ханьская империя расши­рила свои владения далеко за пределы чжоуского мира, при этом свою экспансию она также вела с позиции ханьского этноцентризма . и «средишюсти» Поднебесной империи. Именно циньцами, или хань-цами, по названию самой мощной империи в истории Древнего Ки­тая называют себя современные китайцы.

В эпоху Великих географических открытий у европейцев в отно­шении китайцев закрепился этноним «цинь». Отсюда итальянское название Китая Сinа и английское China. Русское название берет свое начало с XI в., со времени правления династии Сун, ведшей непре­рывные войны с монголоязычными киданями, захватившими север Срединной империи. Этноним «кидань», в тюркоязычной передаче «китай», лег в его основу.

Борьба с кочевниками занимает важную часть истории Китая, являясь неотъемлемой частью геополитики китайских императоров, После отражения киданей наступает длившийся весь XII в. период воин с чжурдженями, предками маньчжуров; XIII-XIV в. были вре­менем монгольских завоеваний, когда китайская территория вплоть до Хуанхэ входила в состав монгольской державы. Постоянная борь­ба с кочевниками ставила перед китайским обществом те же гео­политические задачи, которые решали в своем противостоянии с варварами Древние Греция и Рим.

Это техническое укрепление границ (в частности, Великая Китайская стена), создание специальных войск для постоянной защиты созданных рубежей, завоевание новых зе­мель с целью перемещения границ на более безопасное расстояние, заселение этих земель и т. д.

На территории Индии, в долине Инда и его притоков, уже в сере­дине III тыс. до н. э. существовала протоиндская (харапнская) циви­лизация. Около середины II тыс. до н. э. с северо-запада в Индию вторглись воинственные племена арьев, постепенпе распространив­шиеся на весь субконтинент и создавшие первые государственные образования. Геополитические представления правителей этих госу­дарств можно проследить по древнейшему памятнику духовной культуры арьев — Ведам. В ведической традиции принято изображать обитаемый мир как океан, в котором плавает цветок лотоса. Этот Лотос, или Падма, и есть обитаемая суша. При этом большие лепестки Лотоса-Падмы означают великие субконтиненты — двипа, т. е. полу­острова, с двух сторон окруженные морем: северный — Куру-Двипа (вероятно, Сибирь), южный — Жамбу-Двипа (очевидно, Индия), западный — Кету малас-Двипа (Европа?) и восточный — Бадразвас-Двипа (Китай?). Четыре двипа представляют собой четыре великие геополитические державы (или территории). Между большими ле­пестками Лотоса-Падмы находятся восемь малых двипа, занимающих подчиненное положение по отношению к большим Двипа. Малые двипа символизируют собой малые державы. Например, Пегу-двипа ассоциируется с Ираном, Ава-двипа — с Аравией и т. д. Отдельно от цветка Лотоса-Падмы плавают в океане листья Лотоса, символизи­рующие другие континенты и острова. Важно отметить, что Лотос, его лепестки и листья представляют собой одно целое с океаном. Это означает не только единство земли и моря, но и взаимодействие го­сударства (политики) и географии. Кроме того, Падма как живой организм (цветок) имеет завязь плода — Меру (вероятно, Гималаи) и органы оплодотворения — тычинки, символизирующие отдельные, наиболее высокие вершины гор и горных цепей, в которых берут на­чало главные реки мира.

Таковы первые геополитические представления древних арьев, из­ложенные немецким географом XIX в. К. Риттером, из которых яв­ствует, что природа (океан и суша) и человеческое общество (госу дарства) — единый организм (эту идею в свое время будут обосновы­вать К. Рихтер и Ф. Ратцель).

В центре мироздания помещаются соб­ственные народ (этноцентризм) и государсхво, общество и культура (индоцентризм), это характерно практически для всех школ класси­ческой геополитики.

На индийском субконтиненте, так же как и в Китае, на протяжении всей истории возникали и распадались царства и великие империи. Каждый период распада империй характеризовался яростной борь­бой за гегемонию среди отдельных царств, составлявших когда-то им­перское объединение. Например, в VI-IV вв. до н. э. среди государств долины Ганга доминировало царство Магадха, в IV-II вв. до н. э. большую часть Индостана объединила под своей властью империя Маурья, в I-III вв. н. э. северо-запад Индии находился под властью Кушанской империи, образованной пришлыми сакскими кочевника­ми, на IV-V вв. приходится расцвет империи Гуптов. Геополитиче­ские проблемы аналогичны тем, что имелись в Древнем Китае: про­тивостояние кочевникам, борьба разных цивилизаций, внутренняя борьба царств за гегемонию, становление, расцвет, закат и падение империй.

Лао-цзы (579-499 до н. э.)

Китайский философ Ли Эр, получивший прозвище Лао — «старец» («цзы» означает «учитель», так было принято называть философа, создавшего свою школу), жил в VI-V вв. до н. э. в царстве Чу.

Лао-цзы служил архивариусом царского двора царства Чжоу и, видя кругом полный упадок, решил покинуть цивилизованное обще­ство. Начальник заставы на западной границе царства попросил его оплатить таможенный сбор. Мудрец в качестве платы оставил свою рукопись «Даодэцзин», название которой можно перевести как «Путь добродетели» или «Книга о силе и действии». С тех пор никто ничего не слышал о Лао-цзы...

В «Даодэцзине» около 5000 иероглифов, но только немногие из них имеют какой-либо геополитический смысл. Например, в § 61, где речь идет о великом и малом царствах, можно обнаружить начатки гидравлической теории (влияние великих рек на развитие человече­ского общества и становление Срединной империи), геополитических концепций «притяжения» большим государством малых; «освоения» геополитического пространства с помощью соглашений, союзов, коа­лиций входящих в него государств.

Конфуций (551-479 до н. э.)

По преданию Лао-цзы встречался с Конфуцием — он отнесся к нему с уважением и дал несколько советов. Конфуций знаниями и извест­ностью превзошел Лао-цзы, его изречения, собранные учениками в книге «Лунь-юй» («Беседы и высказывания»), устанавливали опре­деленный социальный порядок в китайском обществе. Конфуций почти не оставил изречений по геополитике, к таковым можно от­нести изречение № 23 главы шестой (Юн Е), в kotojjom Конфуций утверждает, что «если в Ци (это было сильное, но деспотичное царст­во) произойдут перемены, то Ци может сравняться с Лу (слабое мо­ральное царство. — Б. Я.). Если в Лу произойдут перемены, то Лу достигнет вершин морального правления».

Мэн-цзы (ок. 372-289 до н. э.)

Китайский философ Мэн Кэ родился в царстве Лу (Юго-Восточный Китай, современная провинция Шандун), учился у Цзы Сы, внука Конфуция. После окончания учебы путешествовал, посетив многие царства Китая, где пытался заинтересовать правителей своими идея­ми государственного управления с целью осуществить их на практи­ке. Однако ему удалось лишь небольшое время побыть советником в царстве Ци, Вернувшись на родину, Мэн-цзы основал школу и рас­пространял свои идеи через учеников, он также написал книгу «Мэн-цзы». Л. Фейербах назвал его величайшим философом Китая после Конфуция.

Учение Мэн-цзы содержит геополитический аспект. В частности, власть «в пределах четырех морей», т. е. на все четыре стороны све­та, или по любому из четырех геостратегических направлений, мож­но распространять, руководствуясь идеями Конфуция о почитании старших, заботе о народе, о милосердии. При осуществлении опреде­ленной геополитики («когда ван поднимает войска») следует снача­ла подумать о ее последствиях («взвешивают и тогда узнают вес») и об опасностях для людей и государства.

«Великое желание Сюань-вана» (под которым можно понимать правителя вообще) Мэн-цзы отгадывает без труда: «Желаете расши­рить свою территорию, принудить царства Чу и Цинь покориться, управлять всей Срединной империей и умиротворить варваров». Это желание, очевидно, потому и считается великим, что решает основ ные геополитические проблемы правителя любого царства Древнего Китая.

Но осуществимо ли оно для правителя Ци — одного из девяти царств Китая, если ему противостоят восемь других царств? Мэн-цзы в своем высказывании делает геополитическое обобщение: «Ма­лое, безусловно, не в состоянии противостоять большому, одинокое, конечно, не в состоянии противостоять многим, слабый не в состоя­нии противостоять сильному».

Но осуществить «великое желание» можно, если исполнять прин­ципы «правильного (справедливого, человеколюбивого. — Б. И.) прав­ления», сформулированные Мэн-цзы. Тогда чиновники, купцы, зем­лепашцы, путешественники, а также все обиженные обратят взоры к справедливому правителю, и он может стать вершителем судеб "всей Поднебесной, если будет побуждать людей к добру, сумеет предоста­вить возможность каждому быть сытым, содержать семью, кормить своих родителей.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.