Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Геополитические идеи античности (Древние Греция и Рим)





Уже Страбон, живший в I в. до н. э., отметил, что география, как и по­литика, служит нуждам государства и государственного управления. Посредником между политикой и географией выступает особый класс людей — правители. Он же в своей «Географии», выражая точки зре­ния наиболее авторитетных географов (геополитиков?) античности, рисует весьма правдоподобную даже по современным представле­ниям картину земной поверхности. Согласно Страбону, Земля — это шар, на котором расположена суша, окруженная морем (океаном). Сушу он условно подразделил (линией экватора) на Северное и Юж­ное полушария, а также на пять климатических поясов, из которых три (два полярных и экваториальный) необитаемы ввиду либо очень холодного, либо очень жаркого климата. Умеренные пояса по обе сто­роны экватора и составляют обитаемую сушу, т. е. ойкумену.

Связь географии и политики признавали и древнеримские уче­ные. Так, Марк Туллий Цицерон, известный римский правовед и ора­тор, утверждал, что еще Ромул при основании Рима обратил самое пристальное внимание на место, где закладывалась будущая «столи­ца мира». Особое внимание, по мнению Цицерона, следует обращать на положение относительно моря, а также на наличие реки как транс­портной магистрали, запасов пресной воды (родники, колодцы), хол­мов для постройки крепостей и здорового климата.

Древнегреческий ученый-историк Геродот, живший в V в. до н. э., кульминационным моментом развития древнегреческой цивилизации считал греко-персидские войны, а главным содержанием человече­ской истории — противостояние Запада и Востока, Моря и Суши, Гре­ческой федерации и Персидской державы, эллинов и варваров, демо­кратии и сатрапии, свободы и принуждения.



Вкладом историка и стратега Фукидида в развитие геополитиче­ских идей было представление об истории не как цепи о фактов и ми­фов (как у Геродота), а как едином военно-политическом процессе, так как почти вся его сознательная жизнь пришлась на время Пело­понесской войны (431-404 до н. э.) между Афинским морским сою­зом и Пелопонесским союзом во главе со Спартой, между морской мощью, олицетворяемой Афинами, и сухопутной силой во главе со спартанской армией. Несмотря на то что война носила региональный характер, по своему масштабу (были втянуты многие греческие по­лисы и колонии) и значению как для греков, так и для других наро­дов (победа той или иной стороны означала долгое доминирование сил Моря или Суши, демократии или олигархии, прогрессизма или консерватизма) она имела геополитическое значение.

Философ Аристотель жил в то время, когда по закону экспансии, сформулированному в XIX в. Ф. Ратцелем, древнегреческая цивили­зация под руководством Александра Македонского двинулась на за­воевание мира. Более того, сам Аристотель воспитал предводителя этого действительно геополитического похода, однако ученик не во всем следовал за учителем. Аристотель в своем сочинении «Полити­ка» совершенно определенно связывает государство, его территорию и население, считая, что для «наилучшего» или «прекраснейшего» государства требуется территория, способная разместить все его на­селение. При этом не следует искусственно расширять территорию, ибо это повлечет за собой присоединение чуждого данному государ­ству населения (метеков) и трудности управления посредством неиз­менных законов. Вместе с тем, государство не может быть слишком маленьким, ибо оно может лишиться независимости. Особое внима­ние следует обратить на географическое положение, и в первую оче­редь на близость к морю и удобство мореплавания. Идеальное госу дарство должно не только процветать, но и быть готово к самозащите и оказанию помощи дружественным государствам на суше и на море.

Примером такого процветающего, торгового и мощного в военном отношении государства Аристотель считал Критскую державу ми­кенской эпохи, а главной причиной этого — выгодное географиче­ское положение.

Греческий историк и стратег Полибий, живший в эпоху заката и распада державы Александра Македонского и завоевания Эллады Римской державой, пытался найти причину расцвета Рима и посто­янного роста его военной мощи. Описание Римской державы он как геополитически мыслящий ученый начинает с географического поло­жения Рима и Италии, ее населения, климата, почв, рек, производи­мых в этих условиях продуктов. Важное внимание он уделяет поли­тической системе Древнего Рима. Смешанное политическое устрой­ство Рима, когда монархическую власть представляют собой консулы, аристократическую — Сенат, а демократическую — народное собра­ние и, таким образом, все римские граждане имеют возможность ак­тивно участвовать в политической жизни, Полибий не только считает наилучшим, но и способствующим процветанию и укреплению Рима. Подробнее о государственном устройстве Древнего Рима, и особенно о периоде трансформации его политической системы из республи­канской в императорскую, писал уже в XIX в. тоже один из предтеч геополитики немецкий историк Т. Моммзен. Он сделал вывод о том,что политическое устройство Римской державы в процессе перехода от республики к империи прошло достаточно длительный переход­ный период, когда форма правления была уже не республиканской, но еще не императорской. Такое государственное устройство, создан­ное Октавианом Августом и просуществовавшее почти двести лет (на­чало I — начало III в. н. э.), Момзен назвал принципатом. При прин­ципате сохраняются все выборные республиканские институты, но власть фактически находится в руках первого сенатора (принцепса).

Геродот (ок. 484 — между 431-425 до н. э.)

Сведений о жизни и научной деятельности одного из самых извест­ных древнегреческих историков Геродота сохранилось немного. Да­же даты рождения и смерти установлены приблизительно, известно только, что родился он в Галикарнасе (область Кария на юго-западе Малой Азии) в состоятельной аристократической семье.

В то время власть в Галикарнасе принадлежала тирану Лигдамиду, против кото­рого выступала группа заговорщиков, в том числе и молодой Геродот. Заговор не удался, и Геродоту пришлось бежать из родного полиса на остров Самос, бывший тогда одним из сильнейших государств иони­ческого побережья Малой Азии.

Следующий период жизни политического изгнанника связан с пу­тешествиями. В течение десяти лет он посетил Египет, Ливию, Ва­вилон, Ассирию, Персию, объездил всю Малую Азию, Геллеспонт (Черноморские проливы и все Причерноморье, как Южное, так и Се­верное вплоть до города Ольвии); побывал в Западном Средиземно­морье, в том числе на Сицилии, на Балканах (Македония, Фракия), на многих островах Эгейского моря. Везде он активно изучал и записывал историю племен и государств, этнографические и географиче­ские подробности.

Примерно в середине 40-х гг. V в. до н. э. уже зрелым человеком, достигшим акмэ (сорокалетия), он поселяется в Афинах, которые пе­реживали эпоху расцвета (450-430 гг. до н. э.). Геродот знакомится с Периклом и входит в его кружок (жена Перикла — Аспазия, философ Анаксагор, скульптор Фидий, драматург Софокл и др.). Он прини­мает предложение Перикла руководить новой колонией Афин — Фу­риями (на юге Италии) и достаточно долгое время занимается поли­тической деятельностью в Фуриях. Отсюда и разные имена, которыми называли его древние греки: по месту рождения — Галикарнасский, по месту правления — Фурийский. Неизвестно, сколько пробыл Ге­родот в Фуриях и где умер (в Фуриях или в Афинах).

Кроме политической деятельности, и даже в первую очередь, Ге­родот прославился как историк. Для современного читателя древ­негреческая история начинается с Геродота. Не меньше ценили его и античные ученые. Цицерон назвал Геродота «отцом истории». Фукидид — логографом наряду с Гекатеем Милетским, Хароном Лампсакским, Геллаником Митиленским, которые писали свои сочине­ния, основываясь на преданиях, рассказах местных служителей куль­та, очевидцев событий, переплетая реальные события и деяния богов, трактуя мифы и легенды с точки зрения здравого смысла. Современ­ные историки считают Геродотову «Историю» переходной — от логографического к научно-историческому методу изложения. По мне­нию большинства современных геополитиков, именно с сочинений Геродота в античной традиции явственно просматривается геополи­тический подход.

Свое главное произведение, включившее собранный исторический, политический, военно-стратегический, мифологический, этнографи­ческий и географический материал, Геродот назвал Histories Apodeixis («Изложение событий»). С тех пор термин «история», означающий также «исследования», «описания», заменил для данной науки тер­мин «логос» — «проза», «речь», «рассказ», «учение».

«История» Геродота, разделенная потом (II в. н. э.) александрий­скими учеными на девять книг, названных по именам муз, охватыва­ет весь известный автору исторический процесс от мифологического «умыкания жен» разными народами, становившегося поводом для войн, до «золотого века» Афин. Несмотря на свою явную проэллин­скую позицию, Геродот старается объективно описывать факты исто­рии, бесстрастно повествует о странных варварских обычаях, признает в некоторых случаях превосходство варваров над эллинами, указывает на преемственность греческой культуры в отношении Египта. По содержанию девять книг геродотовой истории можно разде­лить на две части: первая (I-IV книги и начало V) посвящена заво­еванию гегемонии Персии в Азии. С приходом к власти Кира Древ­него (559 г. до н. э.) Персия последовательно покоряет государства Малой Азии, Вавилон, Египет и становится крупнейшей, как сказали бы сегодня, геополитической державой. Геродот подробно рассказы­вает о странах и народах, завоеванных персами, их географическом положении и обычаях, рисует общую картину возвышения Персии. Во второй части «Истории» (книги V-IX) Геродот освещает по­ложение дел в Элладе и ход греко-персидских воин, показывая роль армии и особенно флота. Эта часть для Геродота, несомненно, глав­ная, а задача первой — ввести читателя в курс событий и выявить причины и цели походов персов против Эллады, которая под дейст­вием персидской угрозы прекращает междоусобную борьбу, объеди­няется и превращается в морскую военную федерацию, давшую отпор и одержавшую окончательную победу над агрессорами.

Индуктивный подход Геродота, заключающийся в описании исто­рического процесса от частного к общему, «снизу вверх», от отдель­ных правителей, политических деятелей, племен, полисов, стран до объединения их в региональные «супердержавы», объединившие мно­гие государства Европы с одной стороны и Азии — с другой, противо­стояние этих континентальных гигантов ассоциируется с современ­ной континентально-региональной геополитикой (недаром один из наиболее известных современных региональных геополитиков фран­цуз Ив Лакост назвал свой научный журнал «Геродот»).

Ниже представлена карта (рис. 2.1), исполненная современным картографом на основании представлений Геродота об ойкумене V в. до н. э.

 
 


Рис. 2.1.Представления о Земле Геродота (V в. до н. э.}. Источник: Словарь античности /Сост. И. Ирмшер,-Р. Ионе. Пер. с нем. М., 1989. С. 251

Фукилид (460-396 до н. э.)

Фукидид родился в Афинах в богатой аристократической семье. Его отец Олор был прямым потомком фракийского царя Олора, мать так­же принадлежала к знатному фракийскому роду. Очевидно, Фуки­дид учился у лучших педагогов своего времени: философа Анаксаго­ра, софистов Протагора и Горгия, слушал речи оратора Антифонта. Но самое большое впечатление на молодого Фукидида произвел Перикл. Именно поэтому, вопреки традициям семьи и родственным свя­зям с аристократическими олигархическими группировками, он был сторонником демократической партии.

Во время Пелопонесской войны (431-404 до н. э.) между Афин­ским морским союзом и Пелопонесским союзом во главе со Спартой тридцатишестилетний Фукидид был избран (424 до н. э.) членом кол­легии десяти стратегов (фактически — правительство Афин), а затем как стратег получил командование над всеми войсками, дислоциро­ванными во Фракии. Во время похода спартанской армии Брасида во Фракию Фукидид оказался в главе эскадры кораблей и не смог во­время оказать помощь фракийскому полису Амфиполю, который был взят Брасидом. За это Фукидид был приговорен к пожизненно­му изгнанию из Афин (423 до н. э.). Лишь после двадцатилетнего от­сутствия он смог вернуться на родину (404 до н. э.).

Точных сведений о том, где и чем занимался Фукидид в изгнании, нет. Скорее всего он жил на родине предков во Фракии и посвятил свой досуг написанию знаменитой «Истории». Возможно, в это вре­мя он совершил путешествие по Средиземному морю (Македония, Сицилия, Италия, Спарта). Обстоятельства и место смерти его неизвестны известно лишь, что останки Фукидида были перевезены и за­хоронены в Афинах.

В своей «Истории» Фукидид поставил задачу описать «войну пелопонесцев с афинянами, как они воевали между собой». Таким об­разом, он решал не глобальную, а региональную проблему, но про­блема эта была геополитической, поскольку война между Афинами и Спартой носила характер соперничества за гегемонию в Элладе. Кро­ме того, учитывая противоположности общественных укладов и форм правления, эта война решала вопрос о направлении дальнейшего раз­вития всех греческих полисов. Речь идет об альтернативе между де­мократией и олигархией, торгово-промышленными и традиционно-сельскохозяйстненными путями развития, широком космополитиче­ском или спартанско-патриотическом этосе (образе мышления).

Фукидид первым из древнегреческих историков рассматривал исторический процесс прагматически (а не эпически, как Геродот), как цепь политических, военно-политических событий и военных столкновений. Для него история — прежде всего внешняя политика, в том числе и военная. Именно в этом проявился его геополитиче­ский подход.

Война показала возросшую роль армии — несмотря на неоспори­мое преимущество афинян в культуре, искусстве, торговле и промыш­ленности, победа оказалась на стороне Спарты. Фукидид подчеркнул и роль флота, особенно для укрепления мощи прибрежных и остров­ных государств, таких как полис Коринф, остров Крит. Коринф, на­пример, благодаря развитию флота и торговли стал одним из самых мощных в военном отношении и богатых государств Эллады. Крит­ское островное государство, используя свое исключительно выгодное географическое положение (защищенность от врагов, удобное побе­режье для развития судоходства и контроля за другими государст­вами), сумело добиться в конце II тыс. до н. э. гегемонии в Среди­земноморье.

Фукидид отметил возросшее значение военно-морского флота в вой­не с преимущественно сухопутными державами. Именно благодаря мощному флоту и господству на море получили преимущество ионяне в их войне с персами.

 

Ксенофонт (ок. 430-370 ло н. э.)

Ксенофонг родился в Афинах в богатой аристократической семье и получил прекрасное воспитание и образование, которое совершенствовал в общении с Сократом. К этому времени уже миновал золо­той век расцвета Афин, век Перикла и афинской гегемонии в Элладе (450-430 до н. э.) и началась Пелопонесская война (431-404 до н. э.) между промышленными и торговыми культурно развитыми, демо­кратическими Афинами и консервативно-традиционной, но мощной военной, олигархической Спартой. Хотя причины войны были зна­чительно глубже, чем только противостояние Афин и Спарты (тор­говая конкуренция Афин и Коринфа, союзника Спарты, в первую. очередь в западной части Средиземного моря, торговой «вотчине» Коринфа; вмешательство Афин в ссору между Коринфом и Керкирой; противоречия между демократической и олигархической пар­тиями, которые существовали во всех полисах Эллады; борьба за тер­риториальные, людские, природные ресурсы).

Несмотря на то что Ксенофонт был уроженцем Афин, он принад­лежал к олигархической партии и считал Спарту не только образцом государственного устройства, но и центром, вокруг которого должна объединиться вся Эллада. Ксенофонт вырос в военной среде и воен­ной обстановке, фактически в условиях гражданской войны. Следует отметить, что в Пелопонесскую войну резко изменился социальный состав греческих армий. Если раньше основу греческой фаланги со­ставляли гоплиты — ополченцы, жители полисов, то теперь ведущая роль перешла к наемникам — профессиональным воинам, для кото­рых победа не вела к миру, а была лишь возможностью заработать.

Неизвестна роль Ксенофонта в политическом процессе в Афинах при правлении 30 тиранов, поставленных Спартой, но после пораже­ния Пелопонесского союза (404 до н. э.) он вместе с наемниками-спартанцами отправляется в качестве командира одного из подразде­лений в Малую Азию на службу к Киру Младшему (401 до н. э.). По­знакомившись с Киром, Ксенофонт принял его предложение стать его советником. В этом качестве он и следовал за Киром последу­ющие десять лет. Кир ставил себе задачей сокрушить своего соперни­ка в борьбе за трон — Артаксеркса, но это ему не удалось.

В 394 г. до н. э. вместе с армией спартанцев под командованием Агесилая Ксенофонт возвращается в Элладу, но не в Афины, а в Спар­ту, и принимает участие в битве при Коронее, в которой Спарта раз­громила войска антиспартанской коалиции, состоящие в основном из фиванцев и афинян. За участие в сражении против родного полиса Ксенофонт был приговорен к изгнанию из Афин. Оставив воен­ную службу, он поселился в поместье близ Олимпии.

В 370 г. до н. э. Олимпия и ее окрестности были заняты противни­ками спартанцев элейцами. Ксенофонт бежал в Коринф, где вскоре умер.

В своих главных трудах: «Анабасис» (переводится как «Восхож­дение» — о походе Кира Младшего в глубь Азии) и «Греческая исто­рия» Ксенофонт кроме описания сражений и деяний правителей дает интересные этнографические сведения, старается связывать военно-политические события с географией. Богатый жизненный опыт, зна­ния и навыки, приобретенные им в географии и военной стратегии, общая широта кругозора позволяют оценить его работы (особенно «Греческую историю») как представляющие несомненный интерес с точки зрения геополитики в плане геополитических идей о противо­стоянии Суши и Моря, о значении армии и флота для мощи государ­ства, о гегемонии на море и ее предопределении природой.

Аристотель (384-322 до н. э.)

Аристотель родился в г. Стагире (Стагира, Стагиры), основанном как колония греческого острова Андрос на юге Македонии, которая в IV в. до н. э. рассматривалась как часть Эллады. Его отец Никомах был известным потомственным врачом и служил у македонского царя Аминты III, поэтому детство Аристотеля прошло в столице Ма­кедонии — Пелле — при дворе, а в числе его товарищей был сын царя, будущий царь Филипп П. Аристотель получил отличное по тем вре­менам образование, а помогая отцу в его медицинской практике, ов­ладел профессией врача. В пятнадцать лет он лишился родителей и вместе со своими братом и сестрой вернулся в Стагир, где их воспи­танием занялся опекун Проксен. Через два года Проксен разрешил Аристотелю для совершенствования образования отправиться в Афи­ны (367 до н. э.), где он поступил в Академию Платона. По окончании Академии он остался там преподавать, проведя таким образом в ее стенах двадцать лет. После кончины Платона Аристотель покинул академию и, проскитавшись пять лет, принял приглашение Филип­па II воспитывать его сына, которому тогда (343 до н. э.) было уже тринадцать лет. Так, Александр под руководством Аристотеля изу­чил «Илиаду» Гомера, найдя свой идеал в Ахилле, самом могучем, ус­пешном и непобедимом воине Эллады.

339-336 гг. Аристотель провел в Стагире. В это время (338 г. до н. э.) Филипп II наносит решающее поражение грекам и становит­ся властелином всей Эллады, следующим шагом предполагая поход в Малую Азию. Так что обстановка, в которой воспитывался Алек­сандр, способствовала формированию у него геополитического мыш­ления. В дальнейшем, несмотря на предложение Аристотеля о коло­низации завоеванных территорий, Александр принял иное решение; строить новое государство, смешав пришлое греческое и местное на­селение и перенеся столицу в Вавилон.

В 335 г. до н. э. Аристотель перебрался в Афины, где создал свою академию — Ликей. Смерть Александра Македонского (323 до н. э.) вызвала восстание в Афинах, после победы которого представители промакедонской партии были подвергнуты гонениям, в том числе и Аристотель. Ему пришлось бежать из Афин; в пути он умер от мучавшей его всю жизнь болезни желудка.

С точки зрения геополитики в сочинениях Аристотеля вызыва­ет интерес обнаруженная им связь между природной средой и госу­дарственным устройством, между количеством населения и его каче­ствами, площадью территории и силой государства. По Аристотелю «наилучший государственный строй не может возникнуть без соот­ветствующих внешних условий». При этом под внешними условия­ми греческий философ понимал как природные, так и социальные характеристики. Важнейшими социальными условиями безопасно­го существования (мощи государства. — Б. И.) является количество населения и его качественные характеристики, в первую очередь со­отношение свободных людей, которые в случае необходимости мо­гут стать гоплитами (тяжеловооруженными воинами), метеков и ра­бов. Среди свободного населения полиса также следует выдерживать пропорцию между количеством земледельцев, ремесленников, тор­говцев и т. д., ибо «то государство, в котором много ремесленников, но мало тяжеловооруженных (воинов. — Б. И.), нельзя считать го­сударством большим (т. е. могучим. — Б. Я.)»2. Важнейшими при­родными условиями являются характеристики территории -полиса. «Она (территория. — Б. И.) должна быть труднодоступна для втор­жения, но иметь удобные выходы». «Город (полис. — Б. И.)... над­лежит устроить так, чтобы он был расположен одинаково хорошо и по отношению к морю, и по отношению к остальной части государства».

У Аристотеля также встречается обоснование роли морской силы для усиления мощи государства. «Ведь гораздо легче... выдер­жать неприятельское нападение, когда можно получить помощь с обеих сторон одновременно — и с суши, и с моря; равным образом нанести удар... когда для государства открыты оба пути»2.

Исключительно «геополитическим» выглядит его подход к обос­нованию гегемонии островного критского государства в Греции в конце I тыс. до н. э. «Остров Крит как бы предназначен природой к господству над Грецией, и географическое положение его прекрас­но: он соприкасается с морем, вокруг которого почти все греки имеют свои места поселения; с одной стороны он находится на небольшом расстоянии от Пелопоннеса, с другой — от Азии, именно от Триопийской местности и Родоса. Вот почему Минос и утвердил свою власть над морем, а из островов одни подчинил своей власти, другие на­селил...»

 

Полибий (210-128 до н. э.)

Полибий, известный древнегреческий историк и политический дея­тель, родился в полисе Мегаполь (Южная Аркадая) в семье известно­го политика и военачальника. Его отец Ликорт четырежды избирался на должность стратега Ахейского союза — федерации пелопонесских полисов, которая вместе с Этолийским союзом противостояла маке­донскому доминированию в Греции.

В юношеский период Полибий, как и все дети, появлявшиеся на свет в знатных и богатых греческих родах, получил прекрасное обра­зование и, как и его отец, рано занялся политическими и военными делами.

Политическая деятельность Полибия проходила в условиях, ко­гда гегемония Македонии в Греции сменялась господством Рима. Поворотным пунктом этого процесса стал 198 г. до н. э., когда ахейцы приняли предложение Рима о совместной борьбе против Македонии. Но как между греческими полисами, так и внутри них не было един­ства мнений по этой проблеме.

Ликорт и Полибий принадлежали к партии независимости (от Ри­ма). В источниках отсутствуют все даты военно-политической карье­ры Полибия. Известно только, что в 170 г. до н. э, Полибий был из бран гиппархом (начальником конницы), а стратегом — Архонт, тоже сторонник партии независимости.

В 169 г Полибий исполнял миссию посла к римскому консулу

Квинту Марцию, который воевал на севере Греции с македонянами и требовал поддержки от Ахейского союза.

В 168 г. до н. э., одержав победу над македонским войском под Пидной, римляне лишили независимости всю Грецию. Полибий в числе тысячи наиболее известных греческих политических деятелей был перемещен в Италию. Но ему повезло: благодаря заступничест­ву Сципиона Эмилиана, будущего победителя Карфагена, Полибий был оставлен в Риме и стал его другом и советчиком.

Полибий получил возможность изучать историю и политические институты Рима, знакомиться и общаться с самыми известными рим­скими деятелями, приезжими послами, политиками и царями, ула­живающими дела своих полисов и царств в римском сенате. На гла­зах Полибия Рим превратился в мировую геополитическую державу. В римский период своей жизни (167-150 до н.э.) он много путешест­вовал, изъездил Италию, Малую Азию, Северную Африку, перехо­дил Альпы.

Лишь 3150 г. до н. э. Полибию в числе трехсот оставшихся в жи­вых из тысячи интернированных греков было разрешено выехать на родину. Но уже в следующем году римляне приглашают его в качестве военного эксперта (шел заключительный этап войны с Карфагеном). В 146 г. он присутствовал при штурме города и пленении знаменито­го полководца Гасдрубала. В это время в Ахейском союзе пришла к власти радикальная антиримская партия во главе с Диэем и Крито-лаем. Войска союза были разбиты римлянами. Полйбий, вернувшись в Грецию из Северной Африки, застал лишь последний акт этой дра­мы — разрушение крупнейшего города Ахейского союза — Коринфа. Полибий остался на некоторое время в Греции, выполняя поручения римского сената по составлению законов, урегулированию споров в городах бывшего Ахейского союза.

Как ученый, Полибий прославился своей Всеобщей историей в 40 книгах, где описал события, свидетелем и непосредственным уча­стником которых он был. Он также поставил и разрешил важную по­литическую проблему: «Как Рим в короткое время стал самым могу­чим государством ойкумены — известного тогда обитаемого мира?»; нашел закономерности, которые много позже назовут геополитиче­скими, например: «В чем причины могущества государства и Рим­ской республики в частности?.. Прежде всего следует говорить о земле, каковы ее свойства и каково положение ее... Мы лучше поймем от­дельные события, если заранее описаны будут страны и самые места событий».

Только геополитически мыслящий человек может утверждать, что все сведения о земле и географическом положении описываемых мест даются «с той целью, дабы сделать рассказ... понятным для лю­дей, незнакомых с этими странами». Описывая, например, поход Ганнибала, Полибий находит необходимым географически детерми­нировать исторический процесс. Он утверждает: «Дабы изложение наше не осталось совершенно непонятным для читателей, не сведу­щих в этих странах, нам необходимо рассказать, откуда вышел Ган­нибал, сколько и какие страны были пройдены им и в какие местно­сти Италии он прибыл».

Цицерон (106-43 до н. э.)

Марк Туллий Цицерон — известный древнеримский политик, юрист, оратор, родился в г. Арпиниум в состоятельной, но не очень знатной семье, принадлежавшей к сословию всадников. В молодые годы, по­лучив обычное для своего круга образование, он приехал в Рим, где совершенствовал свои знания у известных философов: эпикурейца Федра, платоника Филона и стоика Диодота. После этого, по тради­ции своего времени, совершил образовательную поездку в Грецию (79 до н. э.), во время которой на острове Родос завязал дружеские связи с философом и географом Посидонием.

В политическую жизнь Рима Цицерон вошел без чьей-либо под­держки благодаря своему ораторскому дару. Политическую деятель­ность он начал с участия в оппозиции диктатуре Суллы (81 до н. э.). Известность к нему пришла в тридцатишестилетнем возрасте после выступления на судебном процессе против представителя сулланской партии Варреса (70 до н. э.). Первую политическую речь в Сенате он произнес в поддержку Помпея в 66 г. до н. э. Вершиной его извест­ности как политика (и оратора) стала серия сенатских выступлений против заговора Катилины (63 до н. э.). В дальнейшем его роль в Сена­те начинает снижаться, а с образованием первого триумвирата (Пом­пеи, Красе, Цезарь; 60 г. до н. э.) ему даже пришлось почти на два года удалиться в изгнание (57-58 до н. э.). В августе 57 г. до н. э. Помпеи, сблизившийся с Крассом для противостояния Цезарю, возвратил Ци­церона из изгнания, и тому ничего не оставалось, как следовать поли­тической линии Помпея.

Гибель Красса в войне с Парфией (53 до н. э.) еще более обострила противостояние помпеянской и цезарианской партий, Цицерон принимает назначение проконсулом в Киликию, по­дальше от опасностей острого политического противостояния (51-50 до н. э.). Вернувшись в Рим, он попадает в еще худшее противо­стояние помлеянцев и цезарианцев, вылившееся в гражданскую войну (49-47 до н. э.). Цицерон пытался выступать примирителем Помпея и Цезаря, но с победой последнего отошел от политики. Лишь после убийства Цезаря (44 до н. э.) Цицерон становится вождем республи­канской партии в Сенате. В 43 г. до н. э., после поражения Сената, в борьбе со вторым триумвиратом (Марк Антоний, Октавиан Август, Лепид), Цицерон был убит во время репрессий.

Основными политологическими сочинениями Цицерона кроме речей и писем считаются его диалоги «О государстве» и «О зако­нах». Политика, по его мнению, тесно связана с географией, чему есть немало примеров. Так, при основании Рима Ромул чрезвычайно удачно выбрал место будущей столицы. Цицерон в связи с этим от­мечает, что «каждый, пытающийся создать долговечное государство, должен намечать (место. — Б. И.) весьма осмотрительно». Особенно следует обратить внимание на положение города относительно моря, желательно наличие реки, родников с пресной водой, холмов и здо­рового климата. Для безопасности государства следует принять хо­рошие законы и править твердо, но справедливо.

Страбон (64/63 — 23/24 до н. э.)

Выдающийся древнегреческий географ и историк Страбон родился в г. Амасии (Понтийское царство) в знатной и богатой греческой се­мье, многие поколения которой служили понтийским царям. Правда, сами понтийские цари служили уже Римской империи...

Семья Страбона, как и многие знатные греческие семьи того вре­мени, придерживалась проримской ориентации, тем более, что рим­ское господство обеспечивало социальную и политическую стабиль­ность.

Как и все молодые люди его круга, Страбон получил хорошее об­разование, которое завершил, перебравшись в г. Нису к знаменитому грамматику и ритору Аристодему. Затем он побывал в Александрии и Риме, где слушал философа Ксенарха и занимался у грамматика Тиранниона.

За свою жизнь Страбон немало попутешествовал, проехав от Ар­мении до Сардинии и от Черного моря до Эфиопских гор (Верхний Нил). Несколько раз и подолгу жил в Риме, где вращался в среде из­вестных политических деятелей и ученых.

Первое его сочинение — «Исторические записки» — было заду­мано как продолжение «Всеобщей истории» Полибия и охватывало широкий круг событий от разрушения Коринфа и Карфагена до мор­ского сражения при Акциуме (31 до н. э.), в котором Октавиан Ав­густ, разгромив Антония, стал единоличным принцепсом (правите­лем) Рима и восстановил гражданский мир в державе. К сожалению, «Исторические записки» Страбона утеряны.

Другое сочинение Страбона — «География», состоящее из 27 книг, носит явный геополитический оттенок, заключающийся в связи гео­графического и политического положения. Так, в книге 1 он отмеча­ет, что «большая часть географии служит нуждам государства, ибо арена деятельности государства — земля и море — место обитания че­ловека». Правда, человек — посредник между географией и полити­кой у Страбона — это не труженик — деятель, не народ, населяющий описанные им страны, а правитель, решающий судьбы этого народа. Именно он, политик-правитель, и испытывает острую нужду в гео­графии, которая «как целое имеет прямое отношение к деятельности .властителя: ведь она размещает на карте материки и моря...».

Очень интересна дискуссия о границах ойкумены (обитаемого мира) и ее делении на определенные части. Страбон приводит точки зрения Эратосфена, Гиппарха, Посидония, Полибия. По мнению Страбо­на, Земля вместе с морем шарообразна. Ее условно можно поделить на Северное и Южное полушария, а также на пять климатических поясов, ограниченных северным и южным полярным кругом, север­ным и южным тропиками; все они (круги и тропики) проложены па­раллельно экватору. (Первым подобное деление предложил Посидоний — известный представитель Средней Стой, глава научной шко­лы о. Родос, а также учитель Цицерона.) Как считал Страбон, из пяти климатических поясов два (полярных) являются холодными и не­обитаемыми, два умеренных пояса «могут быть обитаемы», и жаркий пояс между северным и южным тропиком (т. е. экваториальный пояс) необитаем из-за излишней жары. Учитывая, что второй умеренный пояс практически не исследован географами, ойкумена, по Страбону, простирается от Иберии (нынешняя Испания) до Индии, распола­гаясь в умеренном и частично в жарком климатических поясах.

По форме ойкумена напоминает хламиду (древнегреческий плащ), впи­санную в параллелограмм. Ойкумена сужается к западу и востоку и расширяется на север и на юг по линии, проходящей через Нил.

Эратосфен (III в. до н. э.)

Продолжительное время Эратосфен заведовал знаменитой Алексан­дрийской библиотекой, писал труды по истории, географии, филоло­гии, математике, астрономии (которые до нашего времени не дошли). Как следует из «Географии» Страбона, этот ученый представлял мир состоящим из четырех сфаригд (сфер, частей), выделенных услов­ными линиями «север — юг» и «запад — восток», включающими оп­ределенные страны, населенные определенными народами. На карте Эратосфена (рис. 2.2) хорошо видно, что северо-западную-сфаригду составляет Европа, включающая и Элладу, юго-западную — Либия (или Ливия), соответствующая современной Африке, известной гре­кам только до верховьев Нила.

 

Рис. 2.2.Карта Эратосфена (III в. до н. э.). Источник: Словарь античности. С. 251

Северо-восточную сфаригду образует Малая Азия с приморскими греческими полисами, другими государ­ствами, контролируемыми Персидской державой, и расположенная значительно севернее Скифия, простирающаяся на всю современную Великую русскую равнину, Западную и Восточную Сибирь. Отме тим, что ранние греческие географы, например Гекатей (конец VI в. до н. э.), севернее Скифии располагали полумифическую страну Ги­перборею, а более поздние, например Птолемей (II в. н. э.), террито­рию Великой русской равнины включали в европейское пространст­во, оставляя за Скифией только территорию современной Сибири.

Юго-восточная сфаригда, по Эратосфену, состоит из Арианы — стра­ны ариев (современный Иран) и Индии. Таким образом, проблемы соотношения и взаимоотношений «Запад — Восток» и «Север — Юг» были известны уже в античную эпоху.

Страбон решает и другую геополитическую задачу — соотноше­ние географического положения, расположения страны по отноше­нию к морю, влияния географической среды и развития общества. Он утверждает, что море определяет очертания суши, делает их удоб­ными или неудобными для обитания. Море в сочетании с реками, природный ландшафт (горы, долины), острова и проливы создают «свойства... связанные с местностью и не являющиеся делом рук че­ловеческих». Изменчивость этих природных свойств (т. е. географи­ческих условий) влияет на развитие человеческих обществ, полисов, государств. Ухудшение среды обитания, а также природные катак­лизмы (землетрясения, извержения вулканов, цунами) могут замед­лять развитие полисов или уничтожать целые страны, например Ат­лантиду.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.