Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Сент-Эдмундсберийские ведьмы





 

«Наиболее прискорбный пример легковерия и бесчеловечности». Таково было мнение лорда Кэмпбелла в «Lives of the Chief Justices» (1849) об известном суде над ведьмами, проведенном в 1662г. сэром Метью Хейлом, будущим Верховным судьей Англии. И не только потому, что это был один из самых тщательно документированных судов (памфлет с его описанием содержит 60 страниц), но и один из самых известных во всей Новой Англии и оказавший влияние на проведение салемских судов. Преп. Джон Лейл, чью жену обвинили в Салеме, в «Modest Inquiry into the Nature ofWitchcraft» (1702) отмечает, как судьи справлялись о процедуре предшествующих судов над ведьмами по книгам, среди которых были труды Гланвиля, К. Мазера и «A Trial of Witches... at Bury St. Edmunds». Таким образом известность этого суда простерлась через океан от Сассекса до Массачусетса, и он имел гораздо большее значение, чем предыдущая казнь 60 или 70 ведьм в Сент-Эдмундсберри в 1645г. [см. Хопкинс, Метью].

Исходная ситуация, обвиняемые и защитники, виды показаний, отношение судей и вердикт очень напоминают события в Салеме, происшедшие 30 годами позднее, а также дело уорбойских ведьм, бывшее 70 годами ранее. В обвинении, предъявленном двум пожилым вдовам, Розе Каллендер и Эми Дьюни из Ловестофта (Суффолк), утверждалось, что они околдовали 7 детей в возрасте от нескольких месяцев до 18 лет (один ребенок, видимо, в результате этого умер) и вдобавок на протяжении ряда лет занимались различными видами чародейства и maleficia. После распоряжений, данных судьей Хейлом присяжным, обе подзащитные за полчаса были признаны виновными по 13 пунктам обвинения. Они настаивали на своей невиновности, но спустя 4 дня были повешены. «Судья и весь суд были полностью удовлетворены вердиктом».



Следующие примеры (взятые из оригинального памфлета 1682г.) демонстрируют различные виды показаний, допускавшиеся судом.

1. Голословное соотнесение причины и следствия, особенно в связи с maleficia.

В заключение присяжные и весь суд были полностью удовлетворены вердиктом. — «A Trial of Witches»

М-с Дороти Дарент наняла Эми Дьюни сиделкой к ребенку. Вопреки распоряжениям Эми попыталась нянчить младенца. Когда ей сделали выговор, Эми пробормотала, «что лучше бы [миссис Дарент] присматривала за всем остальным, нежели выискивала ее промахи». Когда, вскоре после этого происшествия, у ребенка начались припадки, м-с Дарент отнесла его к «белому колдуну», д-ру Джекобу, предписавшему заворачивать ребенка в одеяло, предварительно подвешенное в трубе, чтобы сгорело то, что из него выпадет. Была найдена жаба и сожжена, «вспыхнув в огне, как порох». Сообщалось, что Эми после этого видели с обожженными лицом, ногами и бедрами. Хотя Эми снова угрожала Дарент, ребенок поправился. [В 1720г. Хатчинсон заметил, что сжигая жабу и опалив при этом Эми, сама м-с Дарент поступила как ведьма].

Когда 9-летняя Дебора Пейси, страдавшая хромотой, сидела на солнце, Эми подошла к дому, чтобы купить сельдь. Поскольку она пользовалась репутацией ведьмы, ее отослали прочь. После третьего отказа «она ушла прочь, бормоча что-то, чего никто точно не понял. Но через короткое время упомянутый ребенок был охвачен сильнейшими припадками с непереносимой болью в желудке». В своих несчастьях ребенок обвинил Эми.

Кроме обвинений в околдовывании детей, ряд соседей сообщил о некоторых предполагаемых случаях maleficia, случившихся несколько лет назад. Ниже рассмотрены три подобных заявления. В первом (а) рассказывается о типичных беспокойствах, связанных с неустойчивостью тележки в жаркий летний день. Во втором (б) проливается дополнительный свет на личную чистоплотность в XVIIe. Третий случай (в) представляет собой анекдот, который может позабавить любого жильца, который когда-либо просил домовладельца починить холодильник и слышал в ответ, что он работает превосходно и совершенно новый!

Это был процесс, очень высоко оцененный судьями Новой Англии. — Коттон Мазер (1693).

а) Вышеназванный Джон Соум из Лоустофта, фермер среднего достатка, свидетельствовал, что не так давно, во время страды, он нанял три телеги, которые привезли домой его урожай. И когда они направлялись в поле загружаться, одна из телег зацепила окно в доме Розы Каллендер, из-за чего она выскочила в большом гневе и угрожала свидетелю наказанием за этот дурной поступок. И затем они проследовали в поля и загрузили все три телеги. Две другие телеги благополучно вернулись домой и снова вернулись, загружавшись дважды в течение дня. Но что касается той телеги, которая коснулась дома Розы Каллендер, то она в тот день дважды или трижды опрокидывалась, как только ее грузили. И когда, загрузив телегу второй или третий раз, они провозили ее через калитку, которая вела из поля в город, телега так сильно застряла в воротах, что они никак не могли протащить ее и были вынуждены срубить столб, чтобы телега смогла пройти, хотя и не могли понять, какой же стороной телега касалась ворот [Хатчинсон комментирует: «Но, если она не задевала столб, то что заставило их срубить столбы?»]. Дальше этот свидетель рассказал, что, после того, как они провели ее через ворота, они с трудом доставили ее домой через скотный двор. Но, как бы они не старались, они не могли близко подвести телегу к месту, где они должны были выгрузить зерно, и были вынуждены выгрузить его на большом расстоянии от места. И, когда они начали разгрузку, то снова встретились с большими трудностями, и это была такая тяжелая работа, что они были вынуждены позвать на помощь других людей, а у них самих пошла кровь из носа, так, что они не смогли продолжать и оставили все до следующего утра [Хатчинсон: «Если у человека во время страды идет кровь из носа, разве жара и работа не могут вызвать это без дьявола?»]. И наутро они разгрузили ее без всякого труда.

б) Роберт Шерингем также свидетельствовал против Розы Каллендер, что примерно в течение двух лет... его очень сильно беспокоило множество вшей необычайной величины. И, хотя он много раз переменял одежду, ему не становилось легче, и он снова покрывался ими. В конце концов он был вынужден сжечь всю свою одежду, оставив две смены белья, и тогда очистился от них.

в) Упомянутая Эми [Дьюни] сдала в аренду свой дом мужу этой свидетельницы, и сказала ей [свидетельнице], что, если она будет плохо смотреть за дымовыми трубами в ее доме, они рухнут. Свидетельница не придал этим словам большого значения, потому что трубы были новые, и они на этом расстались. Но вскоре труба провалилась, как и говорила Эми.

2. Истерические обвинения детьми, включая проявления припадков.

11-летняя Элизабет Пейси во время суда «большую часть времени ...оставалась совершенно бесчувственной, как человек находящийся в глубоком сне, и не могла двинуть ни одной частью своего тела — ее желудок и живот сильно раздувались при дыхании». Когда Эми Дьюни заставили дотронуться до ребенка, Элизабет подпрыгнула вверх, царапнув лицо Эди, «так, что пролилась кровь».

Обе девочки Пейси страдали истерией. В памфлете дается ее полное описание:

«Их припадки были различными. Иногда им парализовывало одну сторону тела, иногда — другую. Иногда судорога сводила им все тело так, что они не могли вытерпеть ничьего прикосновения. В другое время они могли двигать своими конечностями, но при этом теряли слух. Временами они слепли, временами немели, иногда на день, иногда на два, а однажды они замолчали на целых восемь дней и затем снова заговорили. Иногда их били судороги, и при восстановлении дара речи они сильно кашляли и выплевывали большое количество слизи, и с нею вместе гнутые булавки, а однажды — двухпенсовый гвоздь с очень большой головкой. Каковые булавки числом сорок или более, вместе с двухпенсовым гвоздем, были представлены суду с заявлением упомянутого свидетеля, что он присутствовал, когда дети срыгнули упомянутый гвоздь и большую часть булавок. Обычно в конце каждого припадка они выблевывали булавку, и иногда за один день у них случалось четыре или пять припадков».

Другая юная одержимая, Мерси Шорт занималась похожими делами, проглатывая булавки и надувая свой живот. Подобно Маргарет Рулл, Джейн Бокинг, другим детям из Сент-Эдмундсберри, она могла не принимать пищу в течение нескольких недель. К. Мазер помогал как Мерси, так и Маргарет, был полностью осведомлен о ходе суда и перечислил его основные особенности в «Wonders of the Invisible World» (1693). Дети из Салема заикались или пропускали священные имена, явно выучив этот урок на основании показаний в Сент-Эдмундсберри.

Подобным образом упомянутые дети продолжали обращатьсй с этим свидетелем в течение двух месяцев, за это время в перерывах свидетель смог заставить их читать некоторые главы из Нового Завета. Причем свидетель несколько раз наблюдал, что они читали до тех пор, пока не встречались с именами Господа, Иисуса или Христа, и не успевали они произнести эти имена, как с ними случались внезапные припадки. Но, когда они доходили до имени Сатаны или Дьявола, они хлопали пальцами по книге, выкрикивая: «Это кусает, но заставляет меня говорить правильно».

4. Привлечение заинтересованных личностей как назначенных судами профессиональных свидетелей.

Мери Чендлер была матерью 18-летней Сьюзен, бывшей одной из истиц. Несмотря на это, миссис Чендлер была назначена обыскать Эми на предмет ведьминских отметок, и вот что она нашла:

«Они начали с ее головы и потом раздели ее догола, и в нижней части ее живота нашли нечто, похожее на сосок длиной в дюйм. Они спросили ее об этом, и она сказала, что надорвалась, когда несла воду, и это вызвало данный нарост. Но при более тщательном осмотре они нашли в ее интимных местах еще три нароста или соска, но меньше, чем предыдущие. Позже эта свидетельница сказала, что в большом соске на конце была маленькая дырочка, и им показалось, что из нее недавно сосали, при надавливании из нее выделялось какое-то молочное вещество».

4. Призрачные показания отдельных свидетелей о призраках.

Элизабет и Дебора утверждали, что видели призраки Эми Дьюни и Розы Каллендер, напугавшие их.

Во время своих припадков они выкрикивали: «Там стоит Эми Дьюни или Роза Каллендер». И иногда в одном месте, а иногда в другом, быстро перебегая к месту, где, как они представляли, должны были находиться ведьмы, они ударяли их, как будто они

лшт, иногда бьктро вращаясь клк оставаясь неподвижными в той или в другой

позе, насмехаясь над ними или угрожая им.

Йосле того, как Розе Каллендер было также отказано в сельди Дарентом, рыбаком как и Пейси, его дочь Анна сказала, что Гвидела призрак упомянутой Розы, который пригрозил, что будет мучить ее».

Две другие особенности данного суда заслуживают комментария.

Сэр Томас Браун, врач, пользовавшийся известностью как автор «Religio Medici» (1642), дал заключение специалиста. Хотя он предусмотрительно отказался ясно подтвердить, что верит в околдовывание детей, любой из членов суда присяжных мог остаться при своем мнении.

«И его мнение, что дьявол в подобных случаях воздействует на тела мужчин и женщин естественным образом, то есть будоража и чрезмерно возбуждая их до величайшего экстаза, посредством чего необычным способом поражает их такими телесными расстройствами, к каким они не были склонны, что, в частности, проявилось у этих детей. И он понял, что эти припадки, сопровождавшиеся обмороком, были естественного происхождения и ничем не отличались от прочих припадков такого рода (кроме того, что дети звали мать). Но заболевание было доведено до высочайшей степени происками дьявола, взаимодействующего со злобой тех, кого мы называем ведьмами, по чьему наущению он делает эти пакости».

Самым возмутительным в данном суде для читателя ХХв. является игнорирование судом доказательств мошенничества свидетелей и постоянное принятие показаний о призраках. Заподозрив, что дети могли мошенничать, когда они визжали при прикосновениях предполагаемых ведьм, некоторые из судей предложили тест:

«Чтобы избежать подобных колебаний, Судья высказал личное пожелание, чтобы лорд Корнуоллис, сэр Эдмунд Бекон и мистер Сержант Килинг вместе с другими джентльменами, присутствовавшими в суде, проводили одного из страдавших расстройствами детей в дальнюю часть зала, в то время, когда она находилась в припадке, я затем послали бы за одной из ведьм,

Что они соответственно и сделали. И Эми Дькази была выведена из-за решетки и подведена к девушке. Они завязали ей глаза и затем ктото другой дотронулся до ее руки, что вызвало то же действие, Джентльмены вернулись и заявили публичный протест, что все данное дело было чистым мошенничеством».

Однако, председательствующий сэр Метью Хеыл был убежденным сторонником охоты на ведьм и охотно принял «объяснение» отца девушки, что, «возможно, девушка была обманута подозрением, что эта ведьма трогала ее, хотя она этого не делала». Другой председательствующий, сэр Джон Холт, во время последних судов над ведьмами в 1694г. в Сент-Эдмунсберри занял другую позицию и создал прецедент, настояв на освобождении матушки Маннингс, обвиненной в предсказании будущего, вызвавшем смерть. Если бы сэр Метью вел себя как его преемник, вердикт мог быть другим, и Салем был бы предотвращен.

Закон 1711г. оправдал некоторых казненных за колдовство в Салеме в 1692г., другие должны были ждать до 1957г.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.