Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Реабилитирующие и нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования)





К реабилитирующим подозреваемого или обвиняемого основаниям относятся:

а) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК). Данное основание применяется в тех случаях, когда факт преступления очевиден и установлен, однако причастность к его совершению конкретного подозреваемого достаточного подтверждения не нашла либо однозначно опровергнута собранными по делу доказательствами.

б) отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК). Это основание может быть применено в ситуациях, когда:

- установлено отсутствие самого деяния, сообщение о котором послужило поводом для возбуждения уголовного дела (напр., в случае ложного доноса);

- причинение вреда охраняемым уголовным законом правам и интересам не является результатом чьего-либо деяния (напр., повреждение имущества, гибель людей в результате действия стихийных сил природы);

- факт причинения вреда имел место, но был результатом действий самого пострадавшего лица (самоубийство, членовредительство, нарушение правил безопасности).

в) отсутствие состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК). Это основание применяется, когда установлено, что событие, по поводу которого проводилось расследование, имело место, было результатом действия (бездействия) определенного лица, однако преступлением данное деяние не является по одной из следующих причин:

- отсутствует один из элементов состава преступления, например, субъект, когда лицо, совершившее общественно опасные действия, либо не достигло возраста, с которого наступает уголовная ответственность за соответствующее преступление, либо признано невменяемым, либо вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (в последнем случае речь идет об уголовно-правовом феномене, известном как «возрастная невменяемость» (ч. 3 ст. 20 УК), в случае установления которой ч. 3 ст. 27 УПК предписывает прекращать уголовное преследование за отсутствием состава преступления);



- отсутствуют признаки преступления, например, в силу небольшой общественной опасности усматриваются признаки малозначительного деяния (ч. 2 ст. 14 УК) либо содержатся признаки административного правонарушения;

- установлены обстоятельства, исключающие преступность деяния (вред причинен в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости, при задержании преступника, обоснованном риске, при исполнении обязательного приказа или распоряжения, в результате физического или психического принуждения);

- в действиях подозреваемого (обвиняемого) усматривается добровольный отказ от совершения преступления.

Ч. 2 ст. 24 УПК предписывает прекращать уголовное преследование по данному основанию и в случаях, когда преступность и наказуемость деяния устранены новым уголовным законом, вступившим в силу после совершения деяния, но до вступления приговора по делу в законную силу.

В случаях прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям, предусмотренным п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК, следователь или прокурор принимает предусмотренные гл. 18 УПК меры по реабилитации лица, в отношении которого прекращено уголовное преследование. Необходимо обратить внимание на то, что реабилитирующие основания носят императивный характер, то есть в случае их установления следователь (дознаватель) обязан принять решение о прекращении производства по делу или уголовного преследования в отношении конкретного лица.

Нереабилитирующие основания прекращения уголовного преследования, связанные с освобождением от уголовной ответственности:

а) истечение сроков давности уголовного преследования (привлечения к уголовной ответственности), предусмотренных ст. 78 УК (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК);

б) примирение сторон (за исключением уголовных дел, возбуждаемых в порядке частного обвинения) в соответствии со ст. 76 УК (ст. 25 УПК);

в) деятельное раскаяние (ст. 28 УК), включающее в себя в силу прямого указания, содержащегося в ч. 2 ст. 75 УК и в ч. 2 ст. 28 УПК, специальные основания освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные нормами Особенной части УК;

г) возмещение в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации в результате совершения преступления в сфере экономической деятельности, при наличии оснований для прекращения уголовного преследования, предусмотренных ст. 24 и 27 УПК или ч. 1 ст. 76.1 УК (ст. 28.1 УПК). Данная норма также представляет собой частный случай деятельного раскаяния.

д) амнистия (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК);

е) в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 427 УПК).

Прекращение уголовного преследования по любому из перечисленных оснований возможно лишь при соблюдении следующих условий:

- доказанность в деянии конкретного подозреваемого или обвиняемого состава преступления, то есть достаточность собранных доказательств для привлечения его к уголовной ответственности;

- согласие самого подозреваемого или обвиняемого на прекращение уголовного преследования именно по этому основанию, не дающему права на реабилитацию в порядке, предусмотренном гл. 18 УПК. Письменное согласие (отсутствие возражений против прекращения дела по одному из указанных оснований) должно быть зафиксировано в материалах уголовного дела и обязательно отражено в постановлении о его прекращении.

Прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 25, 28 и 28.1 УПК, в качестве обязательных условий предполагает, помимо перечисленных выше:

- совершение преступления впервые (то есть отсутствие судимости);

- совершение преступления небольшой или средней тяжести (а в случае со ст. 28.1 – одного из преступлений, перечисленных в ч. 1 ст. 76.1 УК);

- получение согласия прокурора (если дело прекращает дознаватель) или руководителя следственного органа (если дело прекращает следователь).

Это связано с тем, что применение большей части перечисленных оснований (за исключением истечения сроков давности и амнистии) является правом, но не обязанностью следователя (дознавателя). Вместе со своим процессуальным руководителем они оценивают, насколько полно обвиняемый (подозреваемый) в период расследования возместил причиненный преступлением ущерб, насколько действенной была его помощь следствию в установлении всех обстоятельств дела, насколько искренним является его раскаяние в содеянном, а также степень потенциальной общественной опасности личности подозреваемого (обвиняемого).

Таким образом, применение оснований, предусмотренных ст. 25, 28, 28.1 и 427 УПК, носит диспозитивный характер, то есть предполагает определенную свободу усмотрения правоприменителя, который на данной стадии уголовного процесса выступает еще и в качестве стороны обвинения, решать, продолжать ли уголовное преследование, или отказаться от него, не направляя дело в суд, с учетом позитивного постпреступного поведения подозреваемого, обвиняемого и характеристики его личности.

Обязательным формальным основанием для прекращения уголовного дела (уголовного преследования) в связи с примирением с потерпевшим (ст. 25 УПК) является письменное заявление (ходатайство) потерпевшего или его представителя о прекращении уголовного преследования и отсутствии претензий к подозреваемому (обвиняемому) в части причиненного преступлением вреда.

Специальный порядок предусмотрен ст. 427 УПК для прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в связи с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия.

Нереабилитирующие основания прекращения уголовного преследования, связанные с наличием специально предусмотренных уголовно-процессуальным законом особых обстоятельств, препятствующих осуществлению уголовного преследования:

а) смерть подозреваемого или обвиняемого (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК), за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

б) невозможность повторного осуществления уголовного преследования в отношении одного и того же лица по одному и тому же обвинению (наличие в отношении подозреваемого (обвиняемого) вступившего в законную силу приговора суда по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению (п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК), а также наличие в отношении подозреваемого (обвиняемого) не отмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК));

в) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях Генерального прокурора РФ или Председателя СК РФ в силу пунктов 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448 УПК, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы Федерального Собрания, КС РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, обладающего правовым иммунитетом от уголовного преследования, указанных в п.п. 1, 3 – 5 ч. 1 ст. 448 УПК (судьи всех уровней, депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации) (п. 6 ч. 1 ст. 24), а также отказ Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица (п. 6 ч. 1 ст. 27 УПК);

г) примирение потерпевшего с обвиняемым по уголовному делу частного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК) либо отсутствие заявления потерпевшего, если дело может быть возбуждено не иначе, как по его заявлению (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК).

Последнее основание требует определенной оговорки: вряд ли правильно считать реабилитирующим основанием отсутствие заявления потерпевшего по делу частно-публичного обвинения, поскольку сама возможность в случае подачи заявления потерпевшим осуществления по такому факту уголовного преследования в публичном порядке свидетельствует об объективном наличии объекта уголовно-правовой охраны более значимого, нежели по делам о преступлениях, отнесенных к категории частного обвинения.

Все основания, входящие в эту группу, так же, как и реабилитирующие основания, являются императивными и не предполагают какой-либо свободы усмотрения должностных лиц органов расследования.

 

Контрольные вопросы:

1. Какова сущность процессуального решения о прекращении уголовного дела?

2. В чем отличие прекращения уголовного дела от прекращения уголовного преследования?

3. Каковы правовые последствия прекращения уголовного преследования в отношении конкретного лица по реабилитирующим и нереабилитирующим основаниям?

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.