Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







МЕТОД КОНТРАСТНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ





Метод контрастных переживаний основан на формировании пациента стереотипа приоритетных интегрированных адаптив-ых психологических реакций, контрастных по отношению первоначальным, дезадаптивным реакциям. Лечебно-коррек-лонный эффект достигается за счет сочетания когнитивных ;ихотерапевтических воздействий на глубокие концептуальные ;новы поведения личности с широким параллельным охватом фбально-логической и психосенсорной сферы с привлечением еханизмов соматопсихического взаимодействия.

Первоначально диагностируют различные оттенки индиви­дуального стиля взаимодействия с психотравмирующими факто-1ми, выявляя при этом особенности интерпретации, терминоло-ш и формулировок, сопутствующих ассоциаций, базисных кон-;пций, образных представлений и сопутствующей мимики и штомимики. Далее все «заинтересованные» уровни подвергают )ррекции, дезадаптивный стереотип заменяют адаптивным.

Метод контрастных переживаний реализуется в 3 этапа в со-юянии бодрствования пациента.

На первом этапе для обеспечения своевременного включения ;ех элементов адаптивного когнитивно-поведенческого стиля эй столкновении с факторами, провоцирующими нежелательное введение, у пациента формируют контрастные опережающие итегративные реакциина них, противоположные первоначаль-jm дезадаптивным по своим особенностям и по времени возник-звения. Натренированное, своевременное включение таких реак-1Й создает основу для успешного управления эмоциями и пове-шием, вытесняет прежние патологические поведенческие сте-ютипы, характерные для дезадаптивного стиля.

Опережающие интегративные адаптивные реакции пред-авляют собой комплекс (интеграцию), объединяющий когни-



тивно-вербальный (мыслительно-словесный, вербально-логичес-кий) и невербальный (психосенсорный, сенсорно-образный, на­глядно-образный, наглядно-действенный, мимико-пантомимичес-кий) уровни организации поведения.

Для успешной фиксации адаптивных противопоставлений используют применение компактных карточек, разделенных на 2 половины. Такая карточка может быть одна или несколько в зависимости от количества проблемных тем. В левой части кар­точки, используя соответствующую терминологию, отражают содержание и характеристики первоначального, дезадаптирую­щего варианта поведения, а в правой для демонстрации домини­рования - контрастного по отношению к ним, адаптивного (для левшей используют обратное соотношение).

Текст каждого варианта имеет следующую структуру.

1. Формулировка проблемы.

2. Интерпретация проблемы.

3. Концепции, лежащие в основе отношения к проблеме.

4. Проблемный словарь (используемая терминология, ассоциа­ции).

5. Мимика и пантомимика, сопровождающие проблемные пе­реживания.

6. Образы, сопутствующие проблемным состояниям, соответ­ственно сенсорным системам.

Кроме этих шести компонентов может использоваться и седьмой - сновидения, если таковые, отражающие в той или иной форме проблемные переживания, имеются. Им противопостав­ляют сновидения с адаптирующим сюжетом, реализация которых целенаправленно самовнушается (В. С. Лобзин, М. М. Решетни­ков, 1986).

В качестве первого элемента выбирается формулировка про­блемы, т. к. обозначение названия «обязывает» к соответствию ему и сразу определяет все остальное, ускоряет актуализацию контрастного.

Пациенту разъясняют и внушают, что стиль мышления каждого человека имеет свою, характерную именно для него терминологию -названия и формулировки, касающиеся вербализации содержания

различных тем, в том числе проблемных. Эти названия и формули­ровки обладают значительным психологическим влиянием. Для то­го чтобы эффективно перестроить психологическую реакцию на какое-либо воздействие, необходимо изменить не только понимание и интерпретацию субъектом этого воздействия и их основу (кон­цепции, установки), но и сопутствующую терминологию.

Новое полярное, контрастное по отношению к первоначаль­ным, психотравмирующим терминологическим вариантам пере­формулирование названия и содержания проблемы должно отра­жать тождественные позитивные интерпретации и концепции.

Принятие другой формулировки и названия своей проблемы, ситуации, самого себя или других людей соответственно своему новому, позитивному смыслу вызывает контрастные реакции, вместо негативных - позитивные. Так, угнетающее самоназвание «брошенная», переформулированное в «свободную», «сбросив­шую цепи семейного рабства», способно потенцировать положи­тельные эмоции. Так же, как и «развод», замененный «освобож­дением» или «реорганизацией» и т. п. После смены формулиро­вок прежние уже не используют.

Далее до сознания пациента доводят, что психологические реакции человека на внешние воздействия целиком зависят от того, как он интерпретирует, преподносит себе эти воздействия, опираясь на собственные концепции (убеждения) и жизненный опыт: негативная интерпретация влечет за собой негативные ре­акции, позитивная - позитивные.

Контрастные интерпретации - это новый, адаптивный, ис­ключающий возникновение аномальных реакций, взгляд на ак­туальные для пациента проблемы, противоположный первона­чальному, дезадаптирующему взгляду. Он представляет собой более адекватную интерпретацию психотравмирующих событий.

Например, негативный интерпретационно-терминологичес­кий материал «Это так унизительно, так ужасно, что меня оскор­били» может быть заменен контрастным утверждением: «Пусть это меня возвысит. Хорошо, что меня оскорбили - я глубже узнал этого человека и получил стимул стать совершеннее, овладеть техниками влияния на себя и на других».

Или вместо «Невыносимо, что муж меня оставил» принимают «Это облегчение, это счастье, что муж ушел - появилась опреде­ленность. Жить в подвешенном «состоянии», без твердой опоры, униженной обманом и пренебрежением гораздо тяжелее. Теперь я могу свободнее расправить плечи и создать полноценную се­мью. Если захочу».

Для наиболее эффективного воздействия выявленным «глу­бинным», «ядерным» концепциям, лежащим в основе неадекват­ной, дезадаптирующей интерпретации противопоставляют дру­гие, контрастные по отношению к ним. Это также должны быть значимые, глубокие, основополагающие концепции, позволяю­щие сформировать ряд исходящих от них, адекватных, адапти­рующих интерпретаций.

Так, «ядерную» социофобическую концепцию «Жизнь страш­на, люди опасны, я слаб и неполноценен» заменяют контрастным противопоставлением «Даже слабый и неполноценный может по­лучать удовольствие от жизни. Но я не настолько слаб и неполно­ценен, а жизнь не настолько страшна и люди не настолько опасны, чтобы прятаться от всего. При моей сверхосторожности я могу из­бежать любой неприятности, но, если быть честным, особенных неприятностей раньше и не было. Я, как и все, не обязан быть идеа­лом. Зачем пугать себя тем, что еще не произошло и может не про­изойти никогда? Так можно дойти до абсурда. Общаться все равно приходится. Буду извлекать из этого приятное и полезное».

«Глубинному» истерическому «Л настолько хорош, что все должны это заметить и любить меня» противопоставляют «Я ин­дивидуален, в чем-то оригинален, в чем-то совершенен и развит больше других, но и на солнце есть пятна, и алмаз имеет включе­ния угля, и так же, как я отношусь к другим по-разному в зависи­мости от их поведения, так и любовь других ко мне пропорцио­нальна моему поведению, тому, что я делаю для них, других. Нормальная человеческая природа не обязывает нас - ни их, ни меня - к тотальной, всеобъемлющей любви. Мы можем стре­миться совершать добрые дела друг для друга или для человече­ства в целом, но истинное добро - это то, которое делается не ра­ди воздаяния».

С учетом индивидуальной приемлемости используют пара­доксально-гротескные варианты интерпретации и терминологии, касающиеся психотравмирующих факторов (см. «Метод психо-моделирующего гротеска»).

Ассоциативную часть тренинга контрастных противопостав­лений проводят на основе выявленных ранее на диагностическом этапе ассоциаций, возникающих при предъявлении слов из об­ласти патогенной тематики. Для этого выстраивают ассоциатив­ные контркомплексы - наборы слов (первичных контрастных ас­социаций), противоположных по своему значению словам-стимулам и ассоциациям из ряда патогенных. Они могут быть усилены вторичным ассоциированием с дополнительными сло­вами и понятиями, несущими желательный эмоциональный эф­фект (см. «Тренинг позитивных ассоциаций»).

Для полного, искреннего принятия когнитивно-вербальных противопоставлений с пациентом проводят индивидуально необхо­димое количество когнитивных дискуссий и суггестивных сеансов.

К этому материалу добавляют контрастные позитивные и не­гативные телеснофиксированные - мимические и пантомимиче­ские - компоненты. Их также фиксируют на карточке для более точного запоминания и воспроизведения. Устраняемые дезадап-тивные построения сопровождают невербальным выражением реакций отвращения и неприятия для того, чтобы повысить тен­денцию к отказу от патологической формы поведения, а противо­положные им позитивные варианты противопоставлений сочетают с невербальным выражением положительных эмоций или релакса­цией для закрепления формы поведения, соответствующего норме.

Левую часть карточки после заполнения зачеркивают, усили­вая, таким образом, доминирующий характер информации, распо­ложенной в правой, контрастной части. Последовательно работают с текстом негативной и позитивной частей, при этом негативное содержание пациент продумывает и проговаривает импрессивно, про себя, а позитивное - экспрессивно вслух. Соответствующим образом меняют и звукоречевые характеристики, используя те ин­тонации и степень громкости, а также ту мимику и пантомимику, которые наиболее адекватно отражают контрастность противопос­тавлений, для того, чтобы фиксировать их более четко.

Важным моментом является уменьшение времени сосредо­точения внимания на негативном материале, возможно более бы­строе включение мимики и жестов неприятия-отвращения при этом и переход к позитивному материалу. На нем сосредотачи­ваются дольше, все глубже осознавая его преимущества, потен­цируя и пролонгируя положительные эмоции, сопровождая их тождественной мимикой и пантомимикой. Это позволяет укре­пить тенденции к доминированию адаптивных реакций.

Карточку (карточки) постоянно носят с собой для заучивания лечебного материала и тренировки использования его при столк­новении с психотравмирующими ситуациями или при размышле­ниях о них.

После заучивания текста больному периодически (от 10 до 20 раз в день в зависимости от глубины заболевания) в установ­ленное время или неожиданно предъявляют патогенные стимулы: называют слова, задают вопросы, обсуждают темы, имеющие от­ношение к его проблемам. На основании возникающих ответов оценивают устойчивость фиксации контрастных переформулиро­вок, интерпретаций и ассоциаций, достигают хорошего эффекта воспроизведения контрастных противопоставлений. Эти предъяв­ления во время сеансов осуществляет психотерапевт, а в домаш­них условиях - родственники пациента, получившие соответст­вующие инструкции или сам пациент.

По мере улучшения качества воспроизведения позитивных когнитивно-вербальных и телесно-фиксированных противопос­тавлений, к ним присоединяют психосенсорные контрасты. Они представляют собой альтернативные построения в пределах тех или иных сенсорных систем, развитых у пациента в большей сте­пени и/или в большей степени участвующих в отрицательных переживаниях. Контрастные образы могут1 быть как воспомина­ниями, так и новыми конструкциями.

Визуальные контрасты являются сериями последовательных смен образа, отражающего заболевание, контрастным по отноше­нию к нему, демонстрирующим непатологическую модель пове­дения. Вначале, на этапе освоения техники, их представляют от­дельно от когнитивно-вербальных и мимико-пантомимических

противопоставлений. Затем, когда оба контрастных варианта бу­дут воспроизводиться успешно, негативный образ представляют совместно с негативным когнитивным материалом, а позитивный, соответственно, с позитивным.

Если образы касаются коррекции «рисунка» собственных реакций, то, сохраняя традицию нейролингвистического про­граммирования, используют дистанцированный (диссоциирован­ный) вариант визуализации с представлением своей копии или части себя (например, руки, тянущейся за рюмкой с алкоголем, сигаретой или сладким и приближающейся далее к собственному лицу). Это позволяет с самого начала отдалить, дистанцировать данный стереотип поведения от субъективного «Я» пациента. Для противоположных целей используется ассоциированная ви­зуализация - видение «как в жизни», позволяющая интегрировать личность с более целесообразным поведением.

При наличии у больного развитых реакций отвращения, тошноты или рвоты с его согласия используют аверсионное под­крепление зрительных образов болезни. Так, при алкоголизме внушают аверсионные реакции при зрительном представлении неприглядных сторон алкогольных эксцессов и картины деграда­ции, при истерии или эксплозивности - на фоне представления соответствующих истерических или агрессивных приступов. При необходимости эту часть проводят в виде аверсионного тренинга.

Контрастные образы представляют сериями, необходимое количество раз, критерием успешности является эмоциональное состояние пациента - появление реакций, способствующих из­бавлению от заболевания. Смену образов производят с различной скоростью, но эффективнее не задерживаться длительно на уст­раняемом рисунке поведения, в то время как на образе, выбран­ном для фиксации, внимание удерживают дольше, что позволяет обеспечить его доминирование и в большей степени усвоить именно позитивный образ.

Для этой же цели образы устраняемых вариантов поведения представляют с «ослаблением параметров» (яркости, цветности, размеров, расстояния до них и т. п.), а образы предпочтения - на­оборот, с усилением этих характеристик.

По аналогичной схеме проводят лечебные воздействия в пре­делах аудиальной системы. Негативные, патогенные образы заме­щают контрастными по отношению к ним позитивными образами, ослабляющими их действие. Кроме содержания, контрастные из­менения слуховых образов могут затрагивать громкость, темп.

При наличии «заинтересованности» в процессе заболевания и хороших психотерапевтических возможностей у ольфакторной системы используют контрастное воспроизведение соответст­вующих запахов. Чаще они выполняют нагрузку адекватного со­провождения, позитивного или негативного фона для манипуля­ций в пределах других систем и уровней.

Эффективны парадоксальные дополнения и видоизменения негативного образа (см. «Метод психомоделирующего гротеска»).

Аудиальные, ольфакторные и прочие контрастные психосен­сорные представления по мере освоения, вслед за визуальными, постепенно присоединяют к когнитивным противопоставлениям.

Кроме позитивных интегративных комплексов в качестве контраста могут использоваться негативные противопоставле­ния - переживание состояний и ощущений или сравнение с со­стояниями и ощущениями, еще более отрицательными, чем те, которые решают преодолеть.

На втором этапе, к которому приступают после освоения ма­нипуляций первого этапа, окончательно нейтрализуют дезадап-тивный когнитивно-поведенческий стиль, осуществляя его нега­тивное подкрепление физическими упражнениями, манипуля­циями и фармакологическими препаратами, вызывающими отри­цательные ощущения. Они имеют имитационный характер, иг­рают роль плацебо-средств (см. «Метод телесно-фиксированной и фармакологической имитации, негативного подкрепления и моделирования»).

Истинная цель этих физических упражнений, псевдоаку­прессуры (плацебопрессуры) и плацебофармакотерапии - фор­мирование условного рефлекса, подавляющего аномальное, нега­тивное поведение, скрытое принуждение к отказу него, создание условий, обременяющих болезнь, лишающих ее выгодности. Па­циент подсознательно предпочитает отказаться от удержания

симптомов, чтобы избежать таких «медицинских назначений». Важно, чтобы он не догадывался об их истинной сущности.

Подобные упражнения, фармакологические средства, воздей­ствия и задания используют при низком темпе выздоровления, применяют при каждом рецидиве симптоматики заболевания. Па­циенту их преподносят как «нейрофизиологические», «соматоп-сихические», «фармакологические («биогенные стимуляторы», «аминокислоты», «ноотропы») или акупрессурные средства, сти­мулирующие системы биологической защиты и саморегуляции, спасающие нервную систему от разрушительного воздействия стрессов». Детям объясняют, что это лекарства, точки и упражне­ния, «отпугивающие» грусть, страх, тренирующие характер и т. п.

С этими же целями на данном этапе сам больной или его родственники проводят верификацию, «взвешивание симптомов» или «тест на выявление истины». Первоначально осуществляют суггестивную подготовку - предлагают сравнивать истинность и глубину неприятных переживаний и ощущений, типичных для данного пациента, с другими, главным образом физическими пе­реживаниями и ощущениями. В качестве таковых используют описанные выше «акупрессурные» воздействия или интенсивное сжатие кожной складки, например, в тыльной области предпле­чья. Пациенту объясняют, что для более глубокого понимания степени беспокоящих его симптомов необходимо каждый раз при их появлении проводить самостоятельно или с помощью родст­венников подобный «тест». Итогом, как правило, является посте­пенное угасание первоначальных симптомов, которые нейтрали­зуются таким «взвешиванием».

С момента, когда будет четко воспроизводиться весь стерео­тип интегративных опережающих адаптивных реакций (контраст­ных позитивных противопоставлений), левую, негативную часть карточки отрезают и выбрасывают - это косвенно внушает, сим­волически демонстрирует полное освобождение, окончательный отказ от дезадаптивного стиля поведения. Правую, позитивную часть сохраняют и неопределенно долго носят с собой, демонст­рируя принятие адаптивного когнитивно-поведенческого стиля.

На третьем этапе подготавливают пациента к использованию полученных навыков в условиях моделирования контакта с нега-

тивными факторами, провоцирующими стереотип дезадаптивного поведения. Для этого последовательно проводят визуализацион-ный, а далее ролевой тренинги. Для своевременности включения интегрированных опережающих адаптивных реакций выделяют триггеры - сигналы, требующие «немедленного реагирования», внутренние (определенные мысли или эмоциональные состояния) или внешние (психотравмирующие ситуации, объекты, люди, пространства и т. д.) (см. метод «Нейтрализация патогенных триг­геров негативного поведения»). При распознавании этих сигналов производят соответствующие манипуляции.

На первом, визуализационном тренинге, совершенствуют применение усвоенных навыков по созданию адаптивной реак­ции при зрительном представлении контакта с негативными фак­торами, характерными для заболевания данного пациента.

На втором, ролевом тренинге, к которому переходят после успешного проведения первого, проводят приближенное к жизни моделирование, разыгрывание проблемных ситуаций, в процессе которого отрабатывают усвоенные упражнения. В ролевые тре­нинги при необходимости вовлекают персонал, других пациентов или родственников больного.

Критерием успешности выполнения обоих тренингов являет­ся степень уверенного снятия отрицательных эмоций. При нали­чии положительных результатов полученные навыки применяют далее в условиях реального контакта с психотравмирующими факторами.

На четвертом этапе закрепляют полученный эффект динами­ческим наблюдением и проведением необходимой коррекции от­клонений от адаптивного когнитивно-поведенческого стиля. Для повышения степени устойчивости достигнутых в ходе лечения успехов, с учетом индивидуальной необходимости осуществляют поддерживающие сеансы.

Глава 10









ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...

Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...

Система охраняемых территорий в США Изучение особо охраняемых природных территорий(ООПТ) США представляет особый интерес по многим причинам...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.