Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПЕСНЯ ОТКРЫВАЕТ ПЕРЕД РЕБЕНКОМ КРАСОТУ МИРА





В начальных классах, как и в «Школе радости», мы слушали музыку природы, которая является важнейшим источником эмоциональной окраски слова, ключом к пони­манию и переживанию красоты мелодии. Слушая музыку природы, дети эмоционально готовились к хоровому пению. Я добивался того, чтобы они различали в природе музыку, созвучную песне, которую мы будем петь.

Недалеко от школы прекрасный уголок. Вечернее небо здесь отражается в зеркальной глади пруда, с луга доно­сится пение птиц; звонкой песней кузнечики встречают вечернюю прохладу. Здесь мы несколько раз слушали му­зыку природы перед тем, как разучить песню украинского композитора Я. Стенового «Зоре моя вечерняя». В этой песне прекрасно передано восприятие красоты вечерней зари. В ее мелодии дети улавливали музыку, которая оча­ровывала в тихие летние вечера. Здесь же, в этом уголке, мы разучили песню. Детям хотелось петь. А потом через несколько недель ребята исполняли ее в комнате для слу­шания музыки, пения, игры на народных инструментах. Песня пробудила у детей воспоминания о красоте вечер­ней зари, их лица светились радостью.

В лесу мы слушали музыку солнечного полдня. Тихо шелестят листья на высоких деревьях, стучит дятел, где-то туркочет дикая голубка-горлица, слышно кукование кукушки. Чувства, навеянные этой музыкой, открыли пе­ред детьми красоту песни А. Аренского «Кукушка».

С большой любовью ребята пели хором «Колыбельную» В. Моцарта, чешскую народную песню «Сорока», «Дет­скую песенку» П. Чайковского, «Идет коза рогатая» Н. Шпейера, «Осеннюю песенку» Д. Васильева-Буглая, польскую песню «Пение птичек», «Песню лисички» Н. Лы­сенко, «Песню про чибиса» М. Иорданского, «Портрет Володи Ульянова» М. Вериковского, пионерскую песню «Юный барабанщик», «Песню о Ленине» В. Рождественского, «Песню о Родине» А. Филиппенко. Как правило, наш хор пел без сопровождения. Меня очень радовало, что петь любят все. У ребят появились любимые произве­дения: «Летите, голуби, летите» И. Дунаевского, «Колыбельная» Б. Моцарта, «Песня о маме» О. Сандлера, укра­инские народные песни «Розлилися води», «Ой, на гopi та й женцi жнуть», «Подоляночка», «Повiй,, вiтре, на ВкраЇну», русские народные песни «Ходила младешенька по борочку», «Ах, улица широкая», «Сад», белорусская народная песня «Ой, пролетели два голубочка», чешская народная песня «Пастушок», «Взвейтесь кострами, синие ночи» А. Дешкина, «Шла колонна» А. Штогаренко, «Пес­ня о Ленине» М. Красева, «Мы любим свою Родину» И. Кишко, «Песня о пограничнике» К. Богуславского.



У детей выработалась потребность собираться вместе, чтобы попеть. Песня входила в их духовную жизнь, при­давала яркую эмоциональную окраску их мыслям, пробу­ждала чувство любви к Родине, к красоте окружающею

Большое впечатление произвела на детей украинская народная песня «Ой, на гopi та й женцi жнуть». Она пробуждала яркие представления о далеком прошлом нашего народа, о его героической борьбе против захватчиков. Ме­лодия песни как бы переносила детей в суровую обстанов­ку борьбы за независимость родины, они видели мир таким, каким его видели наши далекие предки несколько столе­тии назад. Вот на ниве жнецы жнут пшеницу, время от времени мужчины и женщины тревожно посматривают на горизонт — оттуда в любую минуту может показаться враг, и тогда серп надо менять на саблю, защищать родной дом, маленьких детей, лежащих вон там в тени, под снопами, Только песня с ее чарующей мелодией способна донести до сознания и сердца эти картины. Только песня может раскрыть красоту души народа. Мелодия и слово родной песни — это могучая воспитательная сила, раскрывающая перед ребенком народные идеалы и чаяния.

Есть такое человеческое качество — тонкость, эмоцио­нальность натуры. Оно выражается в том, что окружаю­щий мир обостряет способность к переживаниям. Человек с тонкой, эмоциональной натурой не может забыть горя, страдания, несчастья другого человека: совесть заставляет его прийти на помощь. Это качество воспитывает музыка и песня.

Эмоциональность натуры, свойственная нравственно и эстетически воспитанному человеку, выражается в том, что сердце становится восприимчивым к доброму слову, поучению, совету, напутствию. Если вы хотите, чтобы слово учило жить, чтобы ваши питомцы стремились к добру, — воспитывайте тонкость, эмоциональную чуткость юного сердца. Среди многочисленных средств воздействия на юное сердце важное место принадлежит музыке. Музыка и нравственность — это проблема, ожидающая глубокого изучения и исследования.

Песня утверждает поэтическое видение мира. Я помню, как однажды после пения песни, в которую народ вложил глубокие чувства, мы пошли в степь. Перед нами раскину­лось безбрежное море пшеницы, на горизонте синели древ­ние курганы, между желтыми нивами узенькой лентой ви­лась дорога, в голубом небе пел жаворонок. Дети останови­лись, они будто впервые увидели этот уголок родной земли. «Это — как песня про жнецов», — сказала чуткая, впечат­лительная Варя. Я чувствовал: в душе у каждого ребенка в эти мгновенья звучат слова родной песни. Песня как бы открывает глаза на красоту родной земли, и эта красота становится еще роднее, еще дороже.

Родная песня раскрывала перед детьми слово родной речи как бесценное духовное богатство народа. Благодаря песне дети воспринимали тонкость звучания слова.

На первых порах у нас было мало пластинок с записью тех произведений инструментальной музыки, слушание ко­торых представлялось мне так же необходимым, как чте­ние рассказов Л. Толстого и А. Чехова, М. Горького и В. Ко­роленко, А. Гайдара и К. Чуковского, Г. Сенкевича и Дже­ка Лондона, стихов А. Пушкина и Т. Шевченко, сказок X. Андерсена и братьев Гримм. Я не представлял воспита­ния без слушания музыки, без того, чтобы уже в детские годы у человека не было любимых мелодий. К началу ра­боты нашей «Школы радости» педагогический коллектив собрал несколько записанных на пленке и пластинках про­изведений. Мы считали это большим сокровищем, и то, что это сокровище не могло создать у детей полного представ­ления о духовных богатствах человечества, нас очень огор­чало. К концу первого года обучения моих воспитанников у нас было уже 27 произведений, из них 7 песен и 20 инст­рументальных вещей. Мы приходили в музыкальную ком­нату специально для слушания музыки два раза в неделю. Некоторые мелодии и песни были знакомы детям, они во­шли в их духовную жизнь еще в «Школе радости». Много раз ребята слушали «Песню жаворонка», «Подснежник» П. Чайковского, «Колыбельную» В. Моцарта, «Смелый всадник» Р. Шумана, «В пещере горного короля» Э. Грига, Песню Лисички, Песню Козы, Песню Волчонка из детской оперы «Коза-дереза» Н. Лысенко, украинские песни «Див­люсь я на небо», «Реве та стогне Днiпр широкий», «Сонце заходить, гори чорнiють».

За 4 года работы с детьми фонотека увеличилась при­мерно в 2 раза. Это было немного, но я заботился не о ко­личестве, а прежде всего о том, чтобы в духовную жизнь детей вошло все лучшее из музыкальных сокровищ чело­вечества (прежде всего украинского и русского народов), чтобы слушание одного и того же произведения давало эстетическое наслаждение, накладывало отпечаток на мыш­ление и эмоциональную жизнь.

Пусть за месяц ребенок услышит одну новую мелодию, но эта мелодия станет для него источником духовного наслаждения на всю жизнь. Я опасался пресыщения музы­кой, все новыми и новыми произведениями, которые бы просто развлекали, не оставляя в сердце никакого следа.

Кроме указанных выше, мои дети слушали в течение четырех лет такие произведения: «Марш Черномора» идя оперы «Руслан и Людмила» М. Глинки, марш из оперы «Фауст» III. Гуно, «Норвежский танец» и «Кобольд» Э. Грига, «Травка зеленеет», «Танец пастушков» и «Танец феи Драже» из балета «Щелкунчик», «Марш деревянных сол­датиков», «Старинная французская песенка», «Болезнь куклы», «Итальянская песенка», «Детская песенка», «Ка­маринская», «Танец маленьких лебедей» из билета «Лебе­диное озеро» П. Чайковского, «Полет Шмеля», отрывок «Три чуда» из оперы «Сказка о царе Салтане» Н. Римского-Корсакова, «Веселый крестьянин» Р. Шумана, «Танец Эль­фов» Э. Грига, «Экосезы» Ф. Шуберта, «Скворцы прилетели» И. Дунаевского, отрывок из оперы К. Стеценко «Лисичка, Котик и Петушок», отрывок из оперы Н. Лысенко «Зима и весна», «Бабак» Л. Бетховена, швейцарская песня «Кукушка», польская песня «Пение птичек», украинские народные песни «Сусiдка», «Ой на гopi льон», «СтоЇть гopa високая», «Повiй, вiтре, на ВкраЇну», венгерская народная песня «Соловей», русская народная песня «Во поле береза стояла», «Пионерское звено» Д. Кабалевского, «Пионер» А. Островского, «Пионерский костер» В. Мурадели, «Смело, товарищи, в ногу» (старая революционная песня в обработке Г. Лобачева), «Замучен тяжелой неволей (люби­мая песня В. И. Ленина).

Перед слушанием музыки я рассказывал о той реаль­ной действительности или фантастических картинах, кото­рые отражены в музыкальных образах. Рассказу придава­лось большое значение: он как бы настраивал детей на восприятие произведения. Так, перед слушанием «Танца феи Драже» я рассказал детям старинную сказку Э. Гоф­мана, сюжетную канву которой композитор положил в ос­нову балета. Яркими, выразительными словами я стремился создать в представлении детей образ доброй феи — легкой, воздушной, грациозной. «Вы услышите перезвон малень­ких хрустальных колокольчиков, — говорю я детям. — Эта музыка рисует окружение прекрасной феи. Я представляю легкие, стройные колонны чудесного дворца, освещенные ярким светом». Дети слушают музыку, потом рассказы­вают о том, как они представляют дворец феи. Воображе­ние рисует пруды, фонтаны, тенистые рощи и таинствен­ные пещеры. Фантастические образы пробуждают жела­ние еще раз послушать музыку.

Толкование музыкального произведения, особенно не­известного детям, требует большого такта и высокой педа­гогической культуры. Никогда нельзя забывать, что язык музыки — это язык чувств; даже народная песня с бесхит­ростными, порой элементарно простыми словами воспринимается как художественное произведение только благодаря мелодии. Чтобы разъяснить сущность художественных об­разов музыкального произведения, учитель должен пони­мать специфику изобразительных средств композитора. Объяснение должно быть своеобразным законченным худо­жественным рассказом, услышанным ребенком из уст учи­теля. Уже сам по себе этот рассказ должен пробудить чув­ства, вызвать переживания, создать в воображении яркие картины.

Я глубоко убежден, что красота музыки — могучий источник мысли. Яркие образы, рождающиеся в представ­лении ребенка под влиянием музыкальной мелодии, ожив­ляют мысль, как бы направляя ее многочисленные ручей­ки в единое русло. Дети стремятся словами нарисовать то, что создало воображение, что они чувствуют. Для ребят с замедленным умственным развитием слушание музыки было поистине могучим источником мысли. Я стремился к тому, чтобы после слушания музыкального произведения Ребята непринужденно передавали свои впечатления.

В музыкальной комнате мы играли на свирелях, разу­чивали полюбившиеся мелодии. Во 2 классе в нашем кружке любителей игры на свирели было 9 моих воспитанни­ков и 4 ученика из других классов. Дети сами делали ин­струменты. Настоящими мастерами по изготовлению сви­релей были Сережа, Юра, Типа и Лида. Они ходили в рощу, выбирали подходящий материал, выдерживали срезанные ветви в тени, пробовали звучание инструмента, добиваясь чистоты и мелодичности звука. В 3 классе у нас появились 2 баяна и 3 скрипки. Юра, Сережа, Федя, Лида, Коля, Тина, Лариса, Саня, Шура научились играть на баяне и скрипке. К концу обучения в начальной школе у 19 де­тей дома были музыкальные инструменты — баяны, скрип­ки. Но ребята не забывали и о свирелях. У некоторых детей раскрывались музыкальные задатки, но главную цель я видел не в воспитании отдельных талантов, а в том, чтобы все ученики любили музыку, чтобы для всех она стала духовной потребностью.

То, что упущено в детстве, никогда не возместить в годы юности и тем более в зрелом возрасте. Это правило каса­ется всех сфер духовной жизни ребенка и особенно эсте­тического воспитания. Чуткость, восприимчивость к кра­соте, в детские годы несравненно глубже, чем в более позд­ние периоды развития личности. Одной из главных задач учителя начальной школы является воспитание потреб­ности в красивом, которая во многом определяет весь строй духовной жизни ребенка, его взаимоотношения в кол­лективе. Потребность в красивом утверждает моральную красоту, рождая непримиримость и нетерпимость ко всему пошлому, уродливому.

«Держа в руках скрипку, человек не способен совер­шить плохого», — гласит старинная украинская мудрость, приписываемая замечательному мыслителю Григорию Ско­вороде. Зло и подлинная красота несовместимы. Одна из важных задач воспитателя состоит в том, чтобы, образно говоря, дать в руки каждому ребенку скрипку, чтобы каж­дый чувствовал, как рождается музыка. В наши дни, когда технические средства записи и распространения музыки приобрели столь универсальный характер, эта воспитательная задача приобретает особый смысл. Не допустить, чтобы молодое поколение стало только потребителем красоты — это проблема не только эстетического, но и нравственного воспитания.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.