Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Солиста и концертмейстера НАОНИ России им. Н. Осипова С.Ф. Лукина





Молодое поколение россиян — самое главное, самое ценное достояние Российского государства. В жизни человека дети — это величайшая радость и огромнейшая ответственность за их полноценное развитие и личностное становление. И каждый из нас по мере своих сил и возможностей должен помогать им идти вперед по трудному и прекрасному пути человеческой жизни.

Впервые я был приглашен в качестве председателя жюри конкурса молодых исполнителей им. М.А. Матренина в 2007 году. По долгу своей профессорско-преподавательской деятельности я принимаю участие в работе жюри, как детских, так и взрослых конкурсов и фестивалей по много раз в год. Не стану скрывать, что в Осинниках меня сразу покорила атмосфера необыкновенной праздничности, царившая на протяжении всего конкурса, продуманность мельчайших деталей и великолепная организация. Сразу чувствовалось, что такой праздник искусства могли придумать и воплотить в жизнь люди, действительно любящие свое дело, любящие музыку и музыкантов.

Конкурс им. М.А. Матренина уже много лет проходит в детской музыкальной школе № 20 города Осинники. В современном здании школы есть все — и вместительный концертный зал, и классы для занятий, и репетиционные помещения. Но самое главное — это педагогический коллектив школы, который принимает активное участие и в организации, и в проведении конкурса. Это люди беззаветно преданные своему делу, всей душой болеющие за свою школу, за свой город, свой конкурс-праздник.

Педагогический коллектив и творческое лицо школы № 20 формировались еще в 50- годы прошлого века. Именно тогда в Осиннники приехал замечательный музыкант, педагог, исполнитель, великолепный организатор и интереснейший человек — Михаил Афанасьевич Матренин. Благодаря его энтузиазму, творческой энергии и высочайшему энтузиазму ДМШ № 20 заняла и до сих пор сохраняет позиции одной из лучших музыкальных школ по всему региону Кузбасса.



Мне искренне жаль, что я не был знаком с этим выдающимся человеком лично, но уверен, что именно на таких людях, до последнего отдающих себя любимому делу, держалась, держится и будет держаться Россия.

В настоящее время дело Михаила Афанасьевича продолжает его сын, меценат — Сергей Михайлович, который, также как и его отец, беззаветно любит русское национальное музыкальное искусство и вносит огромный вклад в его развитие.

Прекрасны и благородны цели конкурса, дающие всем, кто ценит и любит народно-инструментальное искусство, возможность увидеть и услышать на сцене талантливых детей, которые уже в своем юном возрасте умеют трудиться и добиваться своей цели. Ведь любой «талант — это труд, умение трудиться» и только упорный ежедневный труд может дать этим ребятам возможность стать яркими творческими личностями, которые в дальнейшем будут продолжать и развивать традиции, заложенные музыкантами старшего поколения.

От всей души желаю I Всероссийскому конкурсу им. М.А. Матренина дальнейшего развития и процветания! И пусть на долгие годы он остается праздником Добра, Музыки и профессионализма!

Из воспоминаний Галины Думрауф, преподавателя музыкальной школы г. Оберхаузен (Германия) по классу аккордеона, ученицы М.А.Матренина:

Вместо положенных двух, мы занимались по три, а то и по четыре урока. Не подумайте, что это было мучение, нет, напротив, нам занятия специальностью были в радость. Ведь на уроках мы не только разучивали произведения, но еще и узнавали много нового и интересного о жизни и деятельности известных композиторов, об особенностях исполнения на тех или иных музыкальных инструментах. Уроки проходили весело и увлекательно, Михаил Афанасьевич обладал отличным чувством юмора, был остроумен, так тонко подмечал недостатки в игре, да еще умел их изобразить на гармони, что нам становилось смешно и хотелось побыстрее исправить. Очень интересной у нашего любимого педагога была система оценки учеников. За отличное, безукоризненное исполнение мы получили огромную, на половину страницы пятерку; если же были несущественные помарки, то пятерка уменьшилась и в конце концов могла уменьшиться до минимума. Для нас это был сигнал к тому, что мы близки к четверке и надо исправлять положение. Подготовка к ответственным выступлениям проходила даже по выходным. Михаил Афанасьевич собирал почти весь класс, рассаживал по разным кабинетам, мы занимались, а он по очереди прослушивал каждого, анализировал, говорил обо всех плюсах и минусах. Он не жалел для нас сил и времени: отпускал нас тогда, когда был уверен, что мы все поняли и обязательно справимся с домашним заданием.

После выступления на экзаменах и концертах никогда не было упреков, высказываний по поводу недостатков в игре. Все было построено на уважении, в такие моменты Михаил Афанасьевич давал нам полную самостоятельность. Не педагог говорил о недостатках, а мы сами должны были анализировать свою игру. Этот опыт помог нам стать более самостоятельными, внимательными, рассудительными. Каждый месяц Михаил Афанасьевич проводил родительские собрания с концертами, говорил, что эти выступления – экзамен перед родителями. Вообще, он всегда поддерживал связь с родителями, знал все о жизни каждой семьи, часто заходил на чашечку чая. Даже по окончании школы, встретившись, подолгу мог расспрашивать, чем сейчас занимаются его бывшие ученики.

Многие из нас пошли по стопам любимого учителя. И теперь на уроках я, преподаватель по классу аккордеона, использую многое из системы преподавания Михаила Афанасьевича Матренина.

Из воспоминаний друзей семьи Н.С. и В.В. Геращенко:

Почти 50 лет мы дружили с Михаилом Афанасьевичем. Это были замечательные годы общения с очень одаренным человеком. В нашем дружеском кругу Михаил Афанасьевич занимал особое место, настолько это был умный, глубокий и разносторонний человек. Нас, друзей, восхищало трудолюбие, многообразие его интересов и доброта, он первым бросался на помощь, если у кого беда, в делах брался за самое тяжелое, умел, казалось, делать все: строить дом, сложить печь, водить машину и мотоцикл, пахать землю, косить и пр. И никогда, ни одного раза, не забыл прийти даже поздно вечером и поздравить жен друзей с Женским днем.

Когда в наш город приехали уже пожилые Шишаков А.А. и Зеленская Н.П., музыканты, высланные в годы культа из Ленинграда, Михаил Афанасьевич без всякой соц. защиты, добровольно, постоянно помогал им делать все, не гнушаясь никакой работой, ведь у этих людей не было в Сибири ни родственников ни близких. Покровителем и бескорыстным помощником стал для них Михаил Афанасьевич.

Скромный, непритязательный в одежде и еде. Добрый, надежный человек наш друг! Любимая работа, милая жена Тамара Владимировна, трое детей 20, семеро внуков, домашний очаг, преданность и верность в дружбе – вот что составляло смысл жизни и делало счастливым Михаила Афанасьевича Матренина.

Из воспоминаний дочери Елены Михайловны:

Работал он очень много, на нескольких работах. По моим детским впечатлениям я не помню, чтобы папа был дома. Когда я просыпалась, его уже не было, потому что он уже убежал на работу. И редко помню, чтобы он вечерами приходил так, чтобы я его видела. Я уже ложилась спать, а он приходил позже. Он дневал и ночевал в музыкальной школе. Это действительно так. И нас было пятеро, и нас надо было кормить. Мама сидела с нами дома, надо было содержать семью. Он занимался не только преподавательской деятельностью, он настраивал музыкальные инструменты, фортепиано. Он был единственным настройщиком в городе, и весь город его знал. После работы он ходил и настраивал инструменты. Он механику знал и знал как устранять дефекты, настраивал настолько дотошно и замечательно, что память о нем жива до сих пор. Люди помнят о нем как о хорошем и добросовестном настройщике. Ребенку хватало, чтобы он закончил музыкальную школу без дополнительных настроек. Это говорит о том, что если он брался за дело, то доводил его до очень хорошего уровня. Он очень тонко чувствовал инструмент. Кроме фортепиано он настраивал баяны, аккордеоны и домры. Он видел, как это делал его отец, это про домры. А по поводу фортепиано — он ездил на учебу, на Кемеровскую фабрику музыкальных инструментов. Мама ему помогала. Дома был целый склад деталей от фортепиано: струны и молоточки, детальки. Представляете сколько это места занимало. И когда он что-то раскладывал и приклеивать начинал, то всегда мама ему помогала. И работу домашнюю делала, и рядом с ним. Он все время искал самый лучший и клей, и лаки всевозможные, чтобы покрывать инструменты, из Москвы привозил. От деда ему баян перешел. А столярный инструмент — нет. У него был верстак, на котором он все делал. Был там ящичек на четырех ножках, он сам это сделал. И на нем уже столярничал. Он вообще очень многое делал руками своими руками. Это касается и дачи. Он строил сам. Ставил сруб. Специально, когда была дача в Сорбале, то он ездил в лес и рубил сосны. Из сосны он делал дачу. Рубил, потом ошкуривал. Это все мы видели. Машину, которой подволакивают деревья, он находил и потом на месте уже ошкуривал, и мы тоже пытались это делать – интересно же было. И потом уже сруб ставили. Помогал ему Николай Ильич Сычев. Он уже, правда, умер, но именно он был плотником. И он делал срубы домов.. Мебель папа не делал. И печь русскую выкладывал он сам с помощью другого товарища Гаембоцкого Данилы Викентьевича. Они что-то неправильно рассчитали, и она дымила. Но русскую печь они выкладывали. Это большой труд. Баню сам делал и там какую-то железную печку делал. Он пытался сделать что-то типа сауны, чтобы был сухой пар.

А еще у него было хобби — пчелы. Это увлечение всей его жизни вообще. Он считал, что пчелы дают не только мед, а они еще полезны тем, что вылечивают ревматизм. И он лечил своего друга. Это я очень хорошо помню. Осипов Иннокентий Петрович. Он жил в Новокузнецке, тоже классный настройщик. Не знаю как они познакомились. Но он привозил Иннокентия Петровича, когда того разбил инсульт, и у него одна сторона тела была парализована. Отец возил его на дачу и лечил пчелами. На поясницу ему сажал пчел, и они его жалили. В баню возил его, чтобы подлечить, но через какое-то время у Иннокентия Петровича случился второй инсульт, и он умер. Отец очень внимательно относился к друзьям. Не только к Осипову. У него друзья были на десятилетия, до конца жизни, пока он их не хоронил.

Я помню, что отец был очень требовательным и строгим. Доставалось братьям хорошо, особенно Сергею Михайловичу, потому что он был очень активный. Мне не доставалось, я была девчонкой и была на матери. А пацанов он держал в кулаке, не давал расслабляться ни в какую 21.

Большие праздники и дни рождения праздновали все вместе. Когда приходили друзья, или когда мы шли отмечать праздники к друзьям, папа брал баян, и начинались песни: «Рябинушка», «Ой, мороз, мороз», есенинские песни.

Отдыхом для него была его деятельность, строительство той же дачи. На даче мы ходили в лес за грибами и ягодами. Папа очень любил природу, очень бережно относился к ней. Весной, как только начинал снег сходить, он бежал в лес и собирал березовый сок. Это еще одно его увлечение. За грибами ходили. Прекрасно ориентировался в лесу. Он был для нас компасом. В лесу у него были какие-то заметки: там такой кедр растет, тут береза искривленная. Все это папа запоминал. Найдет место, где много грибов и отправляет нас собирать, а сам убегает далеко вперед или в сторону, находит еще какие-то места и поляны с грибами. А когда мы собрали все грибы в указанном папой месте, то начинали звать его. Вот тут начиналась паника, потому что он мог очень далеко убежать. Он бегал, а не ходил и по лесу, и в городе. Всегда был активный и быстрый. И горел, а не жил. Возвращаясь к грибам. Папы нет, боимся, что он нас не услышит и не найдет. Вдруг слышим: треск сучьев — папа бежит. Радости было! И всегда выводил из самого незнакомого места! Это поразительно. Мы настолько далеко уходили от дачи и всегда он нас выводил.

Мама вспоминала, что один раз набрали столько грибов, что не смогли утащить. Вот еще одна его черта — если набирать, то нужно набирать много! Мало набрать грибов его не устраивало и даже задевало его самолюбие.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.