Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Раймон АРОН (1905 – 1983) – известный французский философ, социолог и политический мыслитель.





 

Р. АРОН. ДЕМОКРАТИЯ И ТОТАЛИТАРИЗМ

I. О политике

 

В термин «политика» вкладывают много понятий. Говорят о политике внутренней и внешней, о политике Ришелье и о политике в области виноделия или свекловодства, подчас безнадёжно пытаясь найти хоть что-то общее среди разнообразных значений термина. <…> … на мой взгляд, в беспорядок можно внести какую-то логику, сосредоточившись на трёх основных различиях, при внимательном рассмотрении вполне обоснованных. Огюст Конт любил сравнивать разные значения одного и того же слова и из внешней пестроты выделять его глубинное значение.

Первое различие связано с тем, что словом «политика» переводятся два английских слова, у каждого из которых свой смысл. И в самом деле, англичане говорят policy и politics – и то и другое на французском «политика».

Policy – концепция, программа действий, а то и само действие одного человека, группы людей, правительства. Политика в области алкоголя, например,- это вся программа действий, применительно к данной проблеме, в том числе проблеме излишков или нехватки производимой продукции. Говоря о политике Ришелье, имеют в виду его взгляды на интересы страны, цели, к которым он стремился, а также методы, которыми он пользовался. Таким образом, слово «политика» в его первом значении – это программа, метод действий или сами действия, осуществляемые человеком или группой людей по отношению к какой-то одной проблеме или к совокупности проблем, стоящих перед сообществом.

В другом смысле слово «политика» (английское politics) относится к той области общественной жизни, где конкурируют или противоборствуют различные политические (в значении policy) направления. Политика-область – это совокупность, внутри которой борются личности или группы, имеющие собственную policy, то есть свои цели, свои интересы, а то и своё мировоззрение.



Эти значения термина, невзирая на их различия, взаимосвязаны. Одни политические курсы, определяемые как программы действий, всегда могут войти в столкновение с другими. Программы действий не обязательно согласованы между собой; в этом отношении политика как область общественной жизни чревата как конфликтами, так и компромиссами. Если политические курсы, то есть цели, к которым стремятся личности или группы внутри сообщества, полностью противоречат друг другу, это приводит к бескомпромиссной борьбе, и сообщество прекращает своё существование. Между тем политическое сообщество сочетает планы, частично противоречащие друг другу, а частично - совместимые.

У правителей есть программы действий, которые не могут, однако, претвориться в жизнь без поддержки со стороны управляемых. А подчиняющиеся редко единодушно одобряют тех, кому им надлежит повиноваться. Многие благонамеренные люди воображают, будто политика как программа действий благородна, а политика как столкновение программ отдельных лиц и групп низменна. Представление о возможном существовании бесконфликтной политики как программы действий правителей, …, ошибочно.

Второе различие объясняется тем, что одно и то же слово характеризует одновременно и действительность, и наше ее осознание. О по­литике говорят, чтобы обозначить и конфликт между партиями, и осознание этого конфликта. Такое же различие прослеживается и в слове "история", которое означает чередование обществ или эпох и наше его познание. Политика — одновременно и сфера отношений в обществе и наше ее познание; можно считать, что в обоих случаях у смыслового различия одни и те же истоки.

Осознание действительности — часть самой действитель­ности. История в полном значении этого термина существует постоль­ку, поскольку люди осознают свое прошлое, различия между прошлым и настоящим и признают многообразие исторических эпох. Точно так же политика как область общественной жизни предполагает мини­мальное осознание этой области. Личности в любом сообществе долж­ны хотя бы примерно представлять, кто отдает приказы, как эти деятели выбирались, как осуществляется власть. Предполагается, что индиви­ды, составляющие любой политический режим, знакомы с его механиз­мами. Мы не смогли бы жить в условиях той демократии, какая суще­ствует во Франции, если бы граждане не ведали о правилах, по которым этот режим действует. Вместе с тем любое познание политики может наталкиваться на противоречие между политической практикой суще­ствующего строя и других возможных режимов. Стоит лишь выйти за рамки защиты и прославления существующего строя, как надо отка­заться от какой бы то ни было его качественной оценки (мы поступаем так, другие — иначе, и я воздерживаюсь от того, чтобы высказывать суждение об относительной ценности наших методов, равно как и тех, к которым прибегают другие) или же изыскивать критерии, по которым можно определить лучший режим. Иначе обстоит дело с природными стихиями, когда сознание не есть часть самой действительности.

Третье различие, важнейшее, вытекает из того, что одно и то же слово (политика) обозначает, с одной стороны, особый раздел социаль­ной совокупности, с другой — саму эту совокупность, рассматривае­мую с какой-то точки зрения.

Социология политики занимается определенными институтами, партиями, парламентами, администрацией в современных обществах. Эти институты, возможно, представляют собой некую систему — но систему частную в отличие от семьи, религии, труда. Этот раздел соци­альной совокупности обладает одной особенностью: он определяет из­брание тех, кто правит всем сообществом, а также способ реализации власти. Иначе говоря, это раздел частный, воздействия которого на целое видны немедленно. Можно справедливо возразить, что экономи­ческий сектор тоже оказывает влияние на все прочие аспекты общест­венной жизни, но главы компаний управляют не партиями или парла­ментами, а хозяйственной деятельностью, и у них есть право принимать решения, касающиеся всех сторон общественной жизни.

Связь между каким-то аспектом и социальной совокупностью в целом можно также представить следующим образом. Любое взаимо­действие между людьми предполагает наличие власти; так вот, сущ­ность политики заключается в способе осуществления власти и в вы­боре правителей. Политика — главная характерная черта сообщества, ибо она определяет условия любого взаимодействия между людьми.

Все три различия поддаются осмыслению, они вполне обоснованны. Политика как программа действий и политика как область обществен­ной жизни взаимосвязаны, поскольку общественная жизнь — это та сфера, где противопоставляются друг другу программы действий; поли­тика-действительность и политика-познание тоже взаимосвязаны, по­скольку познание — составная часть действительности; наконец, по­литика — частная система приводит к политике-аспекту, охватываю­щей все сообщество вследствие того, что частная система оказывает определяющее влияние на все сообщество.

Далее. Политика — это, прежде всего, перевод греческого слова «politeia». По сути то, что греки называли режимом полиса, т.е. спосо­бом организации руководства, отличительным признаком организации всего сообщества.

Если политика, по сути, строй сообщества или способ его организа­ции, то нам становятся понятными характерные отличия как в узком, так и в широком смысле. Действительно, в узком смысле слова поли­тика — это особая система, определяющая правителей и способ реа­лизации власти; но одновременно это и способ взаимодействия личнос­тей внутри каждого сообщества.

Второе отличие вытекает из первого. У каждого общества свой режим, и общество не осознает себя, не осознавая при этом разнооб­разия режимов, а также проблем, которые порождаются таким разно­образием.

Теперь различие между политикой-программой действия и полити­кой-областью становится понятным. Политика в первом значении может проявлять себя разными путями: политика тех, кто сосредоточил в своих руках власть и ее осуществляет; политика тех, кто властью не обладает и хочет ею завладеть; политика личностей или групп, преследующих свои собственные цели и склонных применять свои собственные методы; наконец, политика стремящихся к изменению самого строя. Все это — не что иное, как программы действий, узкие или глобальные, в зависимости от того, идет ли речь о внутренних задачах режима или о целях, связанных с самим его существованием.

 

Я уже отмечал, что политика характеризует не только часть социальной совокупности, но и весь облик сообщества. Если это так, то мы, как видно, признаём что-то вроде примата политики. [с. 21-25] <…>

Главенство политики, о котором я говорю, оказывается, таким об­разом, строго ограниченным. Ни в коем случае речь не идет о верховен­стве каузальном. Многие явления в экономике могут влиять на форму, в которую облечена в том или ином обществе структура государствен­ной власти. Не стану утверждать, что государственная власть опреде­ляет экономику, но сама экономикой не определяется. Любое пред­ставление об одностороннем воздействии, повторяю, лишено смысла. Я не стану также утверждать, что партийной борьбой или парламент­ской жизнью следует интересоваться больше, чем семьей или церко­вью. Различные стороны общественной жизни выходят на первый план в зависимости от степени интереса, который проявляет к ним исследо­ватель. Даже с помощью философии вряд ли можно установить иерар­хию различных аспектов социальной действительности.

Однако остается справедливым утверждение, что часть социальной совокупности, именуемая политикой в узком смысле, и есть та сфера, где избираются отдающие приказы и определяются методы, в соответ­ствии с которыми эти приказы отдаются. Вот почему этот раздел обще­ственной жизни вскрывает человеческий (или бесчеловечный) харак­тер всего сообщества. [с. 31-32]

 

Цитируется по: Р. Арон. Демократия и тоталитаризм. М.: «Текст», 1993. -303 с.

__________

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.