Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Мортон ДОЙЧ – современный американский специалист в области





Конфликтологии

 

М. ДОЙЧ. РАЗРЕШЕНИЕ КОНФЛИКТА. (Конструктивные и

деструктивные процессы)

Обзор «переменных», влияющих на ход конфликта

<…> Рассматриваем ли мы конфликт между профсоюзом и руковод­ством предприятия, между народами, между мужем и женой или между детьми, мы должны знать:

1. Характеристики конфликтующих сторон (их ценности и мотивации, их устремления и цели, их психопатические, интел­лектуальные и социальные ресурсы для ведения или разрешения конфликта; их представления о конфликте, включая концепцию стратегии и тактики, и т.д.). Для конфликтующих сторон, так же как и для конфликтующих детей, было бы полезно знать, что стороны рассматривают как выгоду или достижение цели, а что будет рассмат­риваться как потеря или поражение. Как для отдельных индивидов, так и для целых народов осознание имеющихся инструментов для ведения или разрешения конфликта и собственного умения пользоваться ими необходимо для прогнозирования и понимания хода конфликта. Важно также знать, возник ли конфликт между равными (двумя мальчиками) или неравными (взрослым и ребенком), между частями целого (двумя штатами) или между частью и целым (штатом Миссисипи и США), или между целыми (СССР и США).

2. Предысторию их взаимоотношений (отношение друг к другу, взаимные стереотипы и ожидания, включая их представ­ление о том, что противоположная сторона полагает о них самих, в особенности степень полярности их взглядов по системе «хорошо - плохо» и «заслуживает доверия – не заслуживает доверия»). Будь то конфликт между Египтом и Израилем, профсоюзом и руководством предприятия или между мужем и женой, он будет зави­сеть от их предыдущих взаимоотношений и существующих отношений друг к другу. Муж или жена, потерявшие веру в благонамеренность друг друга, вряд ли смогут прийти к соглашению, эффективность которого будет ставиться в зависимость от взаимного доверия.



3. Природу того, что привело к конфликту (его границы, жес­токость, мотивационную ценность, определение, периодич­ность и т.п.). Основа или основания конфликта между народами, группами или индивидами могут быть «диффузными» и обобщенными, как в идеологическом конфликте, или определенными и ограниченными, как в конфликтах по поводу обладания чем-либо; причина конфлик­та может быть важной или второстепенной для конфликтующих сторон; они могут предполагать возможность компромисса или полное подчи­нение одной стороны другой.

4. Социальную среду, в которой возник конфликт (различные институты, учреждения и ограничители; уровень поощрения или сдерживания в зависимости от выбранной стратегии и так­тики ведения или разрешения конфликта, включая природу соци­альных норм и институциональных форм для регулирования кон­фликта) . Индивиды, так же как и группы или народы, могут оказаться в такой социальной среде, в которой существует незначительный опыт конструктивного разрешения конфликта и отсутствуют институты или нормы, призванные поощрять мирное разрешение возникших споров. Безусловно, среда, в которой действуют народы, более насыщена по­добными институтами и нормами, чем та, в которой находятся отдель­ные индивиды или группы.

5. Заинтересованные стороны (их отношение к конфликтую­щим сторонам и друг к другу, их заинтересованность в тех или иных результатах конфликта, их характеристики). Многие кон­фликты разгораются на фоне повышенного внимания общественности, и ход конфликта в значительной мере может зависеть от того, как, по мнению участников конфликта, будут реагировать заинтересованные стороны и как они будут реагировать на самом деле. [c. 204-205] <…>

6. Применяемые конфликтующими сторонами стратегию и тактику (оценивание и/или изменение преимуществ, недо­статков и субъективных возможностей и попытки одной из сторон оказать влияние на представление другой стороны о преимуществах или недостатках первой посредством тактики, которая может варьироваться по таким измерениям, как легитимность – нелегитимность, по соотношению использования позитивных и негативных стимулов, таких как обещания и поощрения или угроза наказания, свобода выбора – принуждения, открытость и надежность связи, обмен информацией, уровень доверия, типы мотивов и т.д.). [c. 205-206] <…> Очевидно, что такие процессы, как достижение сделок, взаимное влияние, связь, возникают как между народами, так и между отдельными индивидами. Значение таких процессов, как принуждение, убеждение, шантаж и давление, до­верительность или симпатизирование, одинаково полезно и для тех, кто собирается заниматься консультированием родителей, и для тех, кто занимается консультированием королей.

7. Результаты конфликта для его участников и заинтересо­ванных сторон (выгоды или потери, связанные с непосредствен­ным предметом конфликта, внутренние изменения у участников конфликта, связанные с их участием в конфликте, долгосрочные перспективы взаимоотношений между участниками конфлик­та, репутация участников в ходе конфликта у различных заин­тересованных сторон). Действия, предпринимаемые в ходе кон­фликта, и их результаты обычно оказывают влияние на конфликтую­щих.

Динамика межличностного, межгруппового или международного конфликта, видимо, имеет схожие характеристики и зависит от таких процессов, как «самосбывающиеся пророчества», предубеждения или невольные обязательства. Например, похоже, что как для групп, так и для отдельных индивидов самосбывающиеся пророчества приводят к враждебности в отношении другой стороны в ответ на проявление враждебности в отношении себя, вызванное ожиданиями враждебнос­ти первой стороны. Точно так же группы, как и отдельные индивиды, склонны рассматривать свои действия в отношении противоположной стороны как более оправданные и «добронамеренные», чем действия другой стороны в отношении себя.

Все вышесказанное, касающееся конфликтов различных типов с участием индивидов, групп, организаций или целых народов, не озна­чает, что механизмы или возможности получения информации, приня­тия решений и действия одинаковы. Индивид не сможет совершить ошибки «группового сознания»; тем не менее нельзя игнорировать тот факт, что как народы, так и отдельные индивиды обладают способнос­тью действовать, хотя и не могут совершать те или иные действия; стра­на (народ) может объявить войну, человек – нет; человек может влю­биться, а страна (народ) – нет.

В задачу данной работы не входит подробное объяснение концеп­ции, лежащей в основе предположения о целесообразности рассматри­вать межличностные, межгрупповые и международные конфликты при помощи одинаковых понятий, однако было бы полезно уяснить, что мой подход является социально-психологическим. Вот некоторые ключе­вые моменты социально-психологического подхода.

1. Каждый участник социального взаимодействия реагирует на дру­гого с учетом собственных оценок другого, которые могут не совпадать с реальностью.

2. Каждый участник социального взаимодействия, осознавая сте­пень информированности другой стороны, подвергается влиянию соб­ственных ожиданий действий другой стороны, а также своего воспри­ятия поведения другой стороны. Эти оценки могут быть, а могут и не быть точными; способность стать на место другого и предсказывать его действия не является значительной ни в межличностных, ни в между­народных кризисах.

3. Социальное взаимодействие не только может быть инициировано различными мотивами – оно может породить новые и погасить старые. Оно не только детермированное, но и детерминирующее. В процессе по­нимания и объяснения предпринятых действий возникают новые цен­ности и мотивы. Более того, социальные взаимодействия делают их участников более восприимчивыми к внешним моделям и примерам. Так, например, личность ребенка во многом формируется за счет его взаимодействия с родителями и сверстниками и с людьми, с которыми он себя идентифицирует. Точно так же на государственные институты одной страны могут оказать сильное влияние ее взаимодействия с инсти­тутами другой или существующие там модели функционирования.

4. Социальное взаимодействие происходит в социальной среде – в семье, в группе, в общине, в стране, в цивилизации,− которая выра­ботала технику, символы, категории, правила и ценности, подходящие для взаимодействия людей. Таким образом, чтобы понять суть проис­ходящего при социальных взаимодействиях, необходимо рассматри­вать их в более общем социальном контексте.

5. Хотя каждый участник социального взаимодействия, будь то груп­па или индивид, представляет собой сложную систему взаимодейству­ющих подсистем, он может действовать как целое. Принятие решения индивидом или группой может вызвать внутреннее противоречие между различными интересами и ценностями по поводу контроля над действи­ем. Внутренняя структура и внутренние процессы присущи всем соци­альным единицам (хотя у индивидов они менее заметны).

 

Функции конфликта

Правомерность употребления одинаковых концепций при обсужде­нии конфликтов между различными социальными единицами подчерки­вается с целью оправдать подход к вопросу в этом томе. Главный вопрос касается тех условий, которые определяют возможность конструктивных или деструктивных последствий конфликта. Подход состоит в ис­следовании различных уровней конфликта с целью определить какие-либо ключевые параметры, могущие пролить свет на различные ситуа­ции конфликта с тем, чтобы далее изучить их в лабораторных условиях.

Центральная мысль этого исследования состоит в допущении, что конфликт имеет потенциальную персональную и общественную цен­ность.

Конфликт имеет множество позитивных функций … . Он предотвраща­ет стагнацию, стимулирует интерес и любопытство, выступая в роли медиатора, с помощью которого артикулируются проблемы, находятся их решения, служит основой социальных и персональных изменений. Конфликты часто являются частью процесса тестирования и оценки кого-либо, и могут быть весьма полезными для исследователя, если какая-либо сторона конфликта полностью использует свои возможнос­ти. Плюс ко всему, конфликт четко разделяет различные группы и этим способствует установлению групповой и персональной идентификации; внешний конфликт часто приводит к внутреннему сплочению. Более того, как полагает Козер (…), в «нецентрализованных группах и свободных обществах конфликт, направленный на разрешение трений между про­тивниками, часто играет стабилизирующую и интегративную роль. По­зволяя четкое и ясное выражение противоречащих требований, эти со­циальные системы получают возможность усовершенствовать свою структуру путем исключения источников трений. Множественные кон­фликты, которые они (эти системы) испытывают, помогают им изба­виться от источников внутреннего антагонизма и добиться сплоченнос­ти. Эти системы снабжают себя, путем институционализации конфлик­та, важным стабилизирующим механизмом.

Вдобавок к этому внутригрупповой конфликт часто вдыхает новую жизнь в существовавшие нормы или приводит к возникновению новых. В этом смысле социальный конфликт выступает в роли механизма для установки норм, соответствующих новым условиям. Такое поведение выигрышно для гибких обществ, потому что создание или усовершен­ствование норм придает им жизнеспособность в новых условиях. Такой механизм отсутствует в жестких системах: подавляя конфликт, они подавляют предупредительный сигнал, что в конце концов приводит к ка­тастрофическим последствиям.

Внутренний конфликт может также служить средством выяснения относительной силы противоположных интересов, позволяя создать механизм для сохранения или изменения внутреннего баланса сил. По­скольку возникновение конфликта символизирует отказ от существо­вавших взаимоотношений внутри системы, то в результате выяснения соотношения сил в ходе конфликта устанавливается новый баланс, и взаимоотношения продолжаются на новой основе».

Я специально сделал упор на позитивных функциях конфликта и привел их исчерпывающий список, поскольку конфликт часто рассмат­ривается как зло, как будто это обязательно психопатология, социаль­ный беспорядок или война. Поверхностное понимание психоаналити­ческой теории с ее упором на «принцип удовольствия», теории ограни­чений, упирающей на избегание трений, и диссонансной теории с ее озабоченностью насчет избегания диссонансов может привести к вы­воду, что психологической утопией может быть бесконфликтное суще­ствование. Тем не менее очевидно, что люди стремятся к конфликту, участвуя в спортивных состязаниях, посещая театры, читая романы, вступая в интимные отношения или занимаясь интеллектуальной дея­тельностью. К счастью, никому не грозит перспектива бесконфликтно­го существования. Конфликты не могут быть ни полностью исключены, ни даже подавлены надолго.

Некоторые определения

 

Здесь будет полезно дать определения некоторым ключевым терми­нам, используемым в тексте. Конфликт возникает при столкновении несовместимых действий. Несовместимые действия могут возникнуть у индивида, в группе, в нации; такие конфликты называются внутриличностными, внутри- групповыми или внутринациональными. Они могут также возникать между двумя или более персонами, группами или на­циями; такие конфликты называются межличностными, межгрупповыми или международными. Несовместимым называется действие, кото­рое предотвращает, мешает, вмешивается или каким-либо иным обра­зом делает менее вероятным или менее эффективным другое действие.

Термины соперничество и конфликт зачастую используются как синонимы, что неверно. Хотя соперничество приводит к конфликту, не все стадии конфликта могут быть названы соперничеством. Соперни­чество подразумевает противоположность целей участвующих сторон, причем с увеличением шансов одной из сторон на достижение цели уменьшаются шансы другой. В конфликте, развившемся из соперниче­ства, несовместимые действия проистекают из несовместимости целей. Тем не менее, конфликт может возникнуть и при отсутствии явной про­тивоположности целей. Так, если муж и жена спорят о методах лечения комариных укусов своего ребенка, это не означает противоположности их целей – их цели как раз сходны. Это различение между конфликтом и соперничеством представляет собой не просто теоретические изыс­кания, оно весьма важно в отношении темы, лежащей в основе данной книги. В частности, конфликт может произойти в кооперативной или сопернической среде, а процесс разрешения конфликта в значительной мере зависит от этой среды. [c. 206-210] <…>

Возможность того, что природа конфликта может быть неверно по­нята, означает, что возможность возникновения конфликта может быть определена по непониманию или нехватке информации. Таким обра­зом, возникновение или невозникновение конфликта никогда не нахо­дятся в точной зависимости от реального положения вещей. Кроме того, что существует возможность недопонимания, еще одна причина состоит в воздействии психологических факторов на определение кон­фликта. Конфликт также определяется теми ценностями, которые ис­поведуются его участниками. Даже классический пример конфликта – двое голодных мужчин на плоту с ограниченным запасом еды – может потерять свой смысл, если хотя бы один из них исповедует такие соци­альные или религиозные ценности, которые намного сильнее чувства голода или инстинкта самосохранения.

Вкратце суть вышесказанного состоит в том, что ни возникновение конфликта, ни его результаты не являются в полной мере детермини­рованными объективными условиями. Это означает, что судьба участ­ников конфликта не всегда определяется внешними условиями. Воз­можность развития конфликта по конструктивному или деструктивному пути, таким образом, подвержена влиянию даже при наименее благо­приятных условиях. Точно так же даже при наиболее благоприятных условиях психологический фактор может повести конфликт по деструк­тивному пути. Важность «реального» конфликта нельзя отрицать, тем не менее психологический процесс восприятия и оценивания также «реален», и он приводит к превращению объективных условий в ощу­щение конфликта. [c. 210-211]

 

Печатается по: Дойч М. Разрешение конфликта (Конструктивные и деструктивные процессы) // Социально-политический журнал. 1997, № 1. С. 202-217.

__________

 

ТЕМА XIV. Мировая политика и международные отношения

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.