Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ТЕМА III. Особенности российской политической мысли





Михаил Александрович БАКУНИН (1814 – 1876) – яркий деятель

Российского и европейского революционного движения, один

Из основоположников анархизма.

М.А. БАКУНИН ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ И АНАРХИЯ

<…>

<…>Итак, несомненно, что славяне никогда сами собой, своею собственною инициативой государства не слагали. А не слагали они его потому, что никогда не были завоевательным племенем. Только народы завоевательные создают государство и создают его непременно себе в пользу, в ущерб покорённым народам. [c. 32] <…>

Для всякого сколько-нибудь знающего и понимающего Россию должно быть ясно, что никакая война наступательная, предпринятая нашим правительством, не будет национальною в России. Во-первых, потому, что наш народ не только чужд всякого государственного интереса, но даже инстинктивно противен ему. Государство - это его тюрьма; какая же ему нужда укреплять свою тюрьму? Во-вторых, между правительством и народом нет никакой связи, ни одной живой нити, которая могла бы соединить их, хотя бы на одну минуту, в каком бы то ни было деле, нет даже способности, ни возможности взаимного разумения; что для правительства бело, то для народа черно, и обратно, что народу кажется очень бело, что для него жизнь, то для правительства смерть. [c. 62] <…>

Будет время, никогда не будет более государств – а к разрушению их стремятся все усилия социально-революционной партии в Европе – будет время, когда на развалинах политических государств оснуётся совершенно свободно и организуясь снизу вверх, вольный братский союз производительных ассоциаций, общин и областных федераций, обнимающих безразлично, потому что свободно, людей всех языков и народностей. [c. 75-76] <…>



О классическом послушании немцев всех чинов и разрядов властям, гласит вся история Германии, а особливо новейшая, которая представляет непрерывный ряд подвигов покорности и терпения. В немецком сердце выработалось веками истинное богопочитание, богопочитание, которое создало постепенно бюрократическую теорию и практику, и благодаря стараниям немецких учёных, легло потом в основание всей политической науки, проповедуемой ныне в университетах Германии. [c. 87] <…>

Управление жизни наукою не могло бы иметь другого результата, кроме оглупления всего человечества (поскольку мало энциклопедических голов) ... . Сообразно такому убеждению, мы не только не имеем намерения и ни малейшей охоты навязывать нашему или чужому народу какой бы то ни было идеал общественного устройства, вычитанный из книжек или выдуманный нами самими, но в убеждении, что народные массы носят в своих, более или менее развитых историею инстинктах, в своих насущных потребностях и в своих стремлениях сознательных и бессознательных, все элементы своей будущей нормальной организации, мы ищем этого идеала в самом народе; а так как всякая государственная власть, всякое правительство, по существу своему и по своему положению поставленное вне народа, над ним, непременным образом должно стремиться к подчинению его порядкам и целям ему чуждым, то мы объявляем себя врагами всякой правительственной, государственной власти, врагами государственного устройства вообще и думаем, что народ может быть только тогда счастлив, свободен, когда организуясь снизу вверх, путём самостоятельных и совершенно свободных соединений и помимо всякой официальной опеки, но не помимо различных и равно свободных влияний лиц и партий, он сам создаёт свою жизнь.

Таковы убеждения социальных революционеров и за это нас называют анархистами. Мы против этого названия не протестуем, потому что мы действительно враги всякой власти, ибо знаем, что власть действует столь же развратительно на тех, кто облечён ею, сколько и на тех, кто принуждён ей покоряться. Под тлетворным влиянием её одни становятся честолюбивыми и корыстолюбивыми деспотами, эксплуататорами общества в свою личную или сословную пользу, другие - рабами. [c. 113-114] <…>

Если есть государство, то непременно есть господство, следовательно, и рабство, государство без рабства, открытого или маскированного, немыслимо - вот почему мы враги государства. [c. 148] <…>

... свобода может быть создана только свободою, т.е. всенародным бунтом и вольною организацией рабочих масс снизу вверх. [c. 149] <…>

Народ никогда и ни под каким предлогом и для какой бы то ни было цели обманывать не следует. [c. 172] <…>

 

Программа славянской секции в Цюрихе

 

<…> 4. С государством должно неминуемо погибнуть всё, что мы называем юридическим правом, всякое устройство сверху вниз путём законодательства и правительства, устройство, никогда не имевшего другой цели, кроме установления и систематизирования народного труда в пользу управляющих классов.

5. Уничтожение государства и юридического права необходимо будет иметь следствием уничтожение личной наследственной собственности и юридической семьи, основанной на этой собственности, так как та и другая совершенно не допускают человеческой справедливости. [c. 180] <…>

 

Цитируется по: М. Бакунин. Государственность и анархия. Leiden: E.J. Brill, 1967. - 465 c.

__________

 

Борис Николаевич ЧИЧЕРИН (1828 – 1904) – философ и правовед, один из основоположников политической науки в России, крупнейший

Представитель русского либерализма второй половины XIX века,

Общественный деятель.

 

Б.Н. ЧИЧЕРИН. ФИЛОСОФИЯ ПРАВА

Глава III. Гражданское общество

 

Гражданское общество есть совокупность частных отношений между лицами, управляемых гражданским или частным правом. Кроме отдельных лиц сюда входят и образуемые ими частные союзы. С этой точки зрения семья входит в состав гражданского общества, хотя она имеет, как мы видели, свои собственные, специально ей свойственные начала. [c. 166] <…>

… Находясь в государстве и подчиняясь ему внешним образом, общество состоит с ним в постоянном взаимодействии. Оно влияет на государство, так же как последнее, со своей стороны, влияет на него. Но общество не поглощается государством, так же как и семья им не поглощается, хотя и она в нём находится и состоит у него в подчинении. Для человеческой личности, для её свободы и прав это признание самостоятельности гражданского общества имеет в высшей степени важное значение, ибо этим она ограждается от поглощения целым. Этим разрешается, вместе с тем, и вечно продолжающийся спор между индивидуализмом и централизмом в общественной жизни. На индивидуализме зиждется гражданское общество, централизм составляет принадлежность государства. Разделение этих двух областей даёт каждому из этих начал подобающее ему место.

Интересы, входящие в состав гражданского общества, двоякого рода: материальные и духовные. Но первые составляют гораздо большую часть отношений, определяемых правом. Последние, по самой своей природе, осуществляются, главным образом, путём свободного обмена мыслей и чувств. Только внешней и всего более имущественной своей стороной они подлежат юридическим определениям. Таковы постановления о литературной и художественной собственности. С другой стороны, этот обмен мыслей, касаясь нередко существенных интересов целого, подлежит контролю государства, которое может полагать ему границы. Но это относится уже к другому порядку отношений, в котором люди являются членами высшего целого. В области гражданской духовный обмен становится предметом права лишь настолько, насколько он касается личности и имущества граждан, что составляет весьма малую часть его содержания. Напротив, материальный обмен совершается главным образом путём договоров, имеющих юридическую обязательную силу. Вследствие этого происходит довольно понятное смешение гражданского общества с экономическим обществом, между тем как последнее составляет только часть первого». [ c. 167 – 168] <…>

… Государство никому ничего не даёт; оно определяет только возможность приобретения. Поэтому и распределение имуществ зависит не от него, а от деятельности частных лиц и от их взаимных отношений. Это составляет основание всякого гражданского быта, и это одно, что ограждает и обеспечивает человеческую деятельность. Отрицать это значит подрывать все основы гражданского порядка. [c. 171] <…>

… Независимое, хотя и подчинённое государственной власти положение корпоративных союзов есть принцип, на котором следует твёрдо стоять, ибо он служит обеспечением гражданской свободы. Именно эта независимость указывает на происхождение их из частных отношений, естественно образующими между лицами, соединёнными общими интересами. Государство даёт им только юридическую организацию и делает их в большей или меньшей степени орудиями своих целей. Этого не следует упускать из вида даже тогда, когда эти союзы, получая высшее государственное значение, выделяются из гражданского общества и входят в состав государственного строя, определяемого началами публичного права.

В результате мы должны сказать, что к гражданскому обществу принадлежат не только частные отношения между людьми, управляемые гражданским правом, но и те частные союзы, которые образуются лицами, соединёнными общими интересами. Эти союзы могут иметь различное значение. Чем более связывающие их интересы носят на себе общий характер, тем более эти союзы способны становиться органами государственных целей. Высшие из них входят в состав государственных учреждений, через это устанавливается тесная, живая связь между гражданским обществом и государством и переход от первого к последнему. Но и в области государственной жизни эти союзы сохраняют своё самостоятельное значение, а потому должны иметь более или менее независимое положение. [c. 181] <…>

Устройство гражданского общества в своём историческом развитии проходит через три следующие друг за другом ступени: порядок родовой, сословный и общегражданский. [c. 182] <…>

… Анархия борющихся между собой частных сил сама собой вызывала потребность в восстановлении государства как высшего союза, представляющего единство целого и сдерживающего частные стремления. Только в нём слабые могли находить защиту. Оно было признано и к осуществлению идеи права, т.е. равенства перед законом. Перед этой идеей должны были пасть все сословные преграды. Развитие привело к тому, что сословный порядок заменился общегражданским.

В последнем сохраняется различие интересов, а вместе с тем и всё разнообразие общественных положений и классов; но это не ведёт к различию прав: закон остаётся одним для всех. Им определяются как частные отношения людей между собой, так и права частных союзов. Это и составляет идеал права, а потому общегражданский порядок должен считаться окончательным. Но установление его возможно единственно вследствие того, что над гражданским обществом как самостоятельным союзом, представляющим совокупность частных отношений, воздвигается государство как представитель целого, которому вверяется охрана общего закона. [c. 183] <…>

 

 

Глава V. Государство

 

Государство есть союз людей, образующих единое, постоянное и самостоятельное целое. В нём идея человеческого общества достигает высшего своего развития. Противоположные элементы общежития, право и нравственность, которые в предшествующих союзах, в гражданском обществе и в церкви, выражаются в односторонней форме, сводятся здесь к высшему единству, взаимно выражаются в односторонней форме, сводятся здесь к высшему единству, взаимно определяя друг друга: в юридических установлениях осуществляются общие цели, господствующие над частными, что и даёт им нравственное значение. В государстве находит соё выражение и физиологический элемент общежития, не в виде преходящей семьи, а как постоянно пребывающая народность, которая физиологическую связь возводит к высшим духовным началам. Таким образом, все элементы человеческого общежития сочетаются здесь в союзе, господствующем над остальными. [c. 192] <…>

… Истинный корень свободы заключается в личном праве; общественное право служит ему только гарантией и восполнением. В этом выражается то отношение государства к гражданскому обществу, которое изложено выше. Гражданское общество есть настоящее поприще человеческой свободы. Государство воздвигается над ним как высший союз, но оно в гражданском обществе имеет свои корни и из него черпает свои силы. Где нет широкой свободы гражданской, там политическая свобода всегда будет висеть в воздухе. [c. 196] <…>

 

Цитируется по: Чичерин Н.Б. Философия права // Чичерин Н.Б. Избранные труды. СПб.: Издательство Петербургского университета, 1997. – с. 16 - 229.

__________

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.