Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Самюэль ХАНТИНГТОН (1927 – 2008) – известнейший американский социолог и политолог, автор концепции «столкновения цивилизаций».





 

С. ХАНТИНГТОН. СТОЛКНОВЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Часть первая. Мир цивилизаций

Глава 1. Новая эра мировой политики

 

Политика в мире после «холодной войны» впервые в истории стала и многополюсной, и полицивилизационной. Большую часть существования человечества цивилизации контактировали друг с другом лишь время от времени или не имели контактов вовсе. Затем, с началом современной эры, около 1500 года н. э., глобальная политика приобрела два направления. На протяжении более четырехсот лет на­циональные государства Запада – Британия, Франция, Ис­пании, Австрия, Пруссия, Германия, Соединенные Штаты и другие – представляли собой многополюсную междуна­родную систему в пределах западной цивилизации. Они взаимодействовали и конкурировали друг с другом, вели войны друг против друга. В то же время западные нации расширялись, завоевывали, колонизировали и оказывали несомненное влияние на все остальные цивилизации. Во время «холодной войны» глобальная по­литика стала биполярной, а мир был разделен на три части. Группа наиболее процветающих и могущественных дер­жав, ведомая Соединенными Штатами, была втянута в ши­рокомасштабное идеологическое, экономическое и, време­нами, военное противостояние с группой небогатых комму­нистических стран, сплоченных и ведомых Советским Со­юзом. Этот конфликт в значительной степени проявлялся за пределами двух лагерей – в третьем мире, который со­стоял зачастую из бедных, политически нестабильных стран, которые лишь недавно обрели независимость и зая­вили о политике неприсоединения.

В конце 1980-х коммунистический мир рухнул, и меж­дународная система времен «холодной войны» стала исто­рией. В мире после «холодной войны» наиболее важные раз­личия между людьми уже не идеологические, политические или экономические. Это культурные различия. Народы и нации пытаются дать ответ на самый простой вопрос, с ко­торым может столкнуться человек: «Кто мы есть?». И они отвечают традиционным образом — обратившись к поняти­ям, имеющим для них наибольшую важность. Люди опреде­ляют себя, используя такие понятия, как происхождение, религия, язык, история, ценности, обычаи и общественные институты. Они идентифицируют себя с культурными груп­пами: племенами, этническими группами, религиозными общинами, нациями и – на самом щироком уровне – цивилизациями. Не определившись со своей идентичностью, люди не могут использовать политику для преследования собственных интересов. Мы узнаем, кем являемся, только после того, как нам становится известно, кем мы не являем­ся, и только затем мы узнаем, против кого мы.



Основными игроками на поле мировой политики оста­ются национальные государства. Их поведение, как и в про­шлом, определяется стремлением к могуществу и процвета­нию, но определяется оно и культурными предпочтениями, общностями и различиями. Наиболее важными группиров­ками государств являются уже не три блока времен «холод­ной войны», но, скорее, семь или восемь основных мировых цивилизаций. [c. 16-17] <…>

В … новом мире наиболее масштабные, важные и опасные конфликты произойдут не между социальными классами, бедными и богатыми, а между народами различ­ной культурной идентификации. Внутри цивилизаций бу­дут случаться межплеменные войны и этнические конф­ликты. Насилие между странами и группами и группами из различных цивилизаций, однако, несет с собой потенциал эскалации, так как другие страны и группы из этих цивили­заций призывают к помощи своих «братских стран». [c. 24] <…>

Запад есть и еще долгие годы будет оставаться самой могущественной цивилизацией. И все же его могущество по отношению к другим цивилизациям сейчас снижается. В то время как Запад пытается утвердить свои ценности и защитить свои интересы, не-западные общества стоят пе­ред выбором. Некоторые из них предпринимают попытки подражать Западу, присоединиться к нему и слиться с ним. Другие конфуцианские и исламские общества стремятся наращивать свою экономическую и военную мощь, чтобы противостоять Западу, создавая достойный противовес. Центральной осью политики мира после «холодной войны» является, таким образом, взаимоотношение западной мощи и политики с мощью и политикой не-западных циви­лизаций. [c. 26] <…>

Рассматривая мир в рамках семи или восьми цивилиза­ций, мы избегаем множества … сложностей. Эта модель не приносит реальность в жертву теоретизирова­нию, как в случае с парадигмами одно- и двухполюсного мира; в то же время она не жертвует абстрагированием в пользу реальности, как статистическая и хаотическая пара­дигмы. Это обеспечивает довольно простую и ясную систе­му понимания мира и определения того, что важно и что не важно среди многочисленных конфликтов, предсказания будущего развития, а также дает ориентиры политикам. Эта схема также включает в себя элементы других парадигм и частично построена на их основе и даже позволяет их согласовывать. Полицивилизационный подход, например, утверждает, что:

· Силы интеграции в мире реальны и именно они порождают противодействующие силы культурного утверждения и цивилизационного сознания.

· Мир в каком-то смысле слова делится на два, но принципиальное различие эта парадигма проводит между Западом как доминирующей до сих пор цивилизацией и всеми остальными, которые, однако, имеют между собой мало общего (если имеют что-то общее вообще), Короче говоря, мир разделён на западную и не-запдную совокупности.

· Национальные государства есть и останутся наиболее важными игроками на международной сцене, но их интересы, союзы и конфликты между ними в значительной степени определяются культурными и цивилизационными факторами.

· В мире на самом деле царит анархия, он изобилует межплеменными и национальными конфликтами, но конфликты, которые представляют наиболее серьёзную угрозу для стабильности, − это конфликты между государствами или их группами, относящимися к различным цивилизациям. [c. 39-40] <…>

 

Глава 2. История и сегодняшний день цивилизаций

 

<…>

И цивилизация, и культура относятся к образу жизни народа, и цивилизация – это явно выраженная культура. [c. 48] <…>

<…> Основные цивилизации в человеческой истории в огромной мере отождествлялись с великими религиями мира; и люди общей этнической принадлежности и общего языка, но разного вероисповедания, могут вести кровопролитные братоубийственные войны, как это случалось в Ливане, бывшей Югославии и в Индостане. [c. 49] <…>

Цивилизация является наивысшей культурной целост­ностью. Деревни, районы, этнические группы, националь­ности, религиозные группы – у них у всех сформирована культура на различных уровнях гетерогенности. Культура деревни на юге Италии может отличаться от культуры де­ревни на севере Италии, но они будут разделять общую итальянскую культуру, которая отличает их от немецких деревень. Европейские сообщества, в свою очередь, будут обладать общими культурными чертами, которые отличают их от китайских или индийских сообществ. Китайцы, инду­сы и жители Запада, однако, не являются частями культурной категории более высокого порядка.­ Цивилизация, таким образом, − наивыс­шей культурная общность людей и самый широкий уровень культурной идентификации, помимо того, что отличает человека от других биологических видов. Она определяется как общими объективными элементами, такими как язык, история, религия, обычаи, социальные институты, так и субъективной самоидентификацией людей. Есть несколько уровней идентификации людей: житель Рима может ощу­щать себя в различной степени римлянином, итальянцем, католиком, христианином, европейцем и жителем Запада. Цивилизация, к которой он принадлежит, является самым высоким уровнем, который помогает ему четко идентифи­цировать себя. Цивилизации – это самые большие «мы», внутри которых каждый чувствует себя в культурном пла­не как дома и отличает себя от всех остальных «них». Циви­лизации могут состоять из большого количества людей, как китайская цивилизация, или очень небольшого, как англоязычные жители островов Карибского моря. [c. 50-51] <…>

У цивилизаций нет четко определенных границ и точно­го начала и конца. Люди могут идентифицировать себя по-разному и делают это. В результате состав и форма цивили­заций меняются со временем. Культуры народов взаимо­действуют и накладываются друг на друга. Степень, с которой культуры цивилизаций разнятся или походят друг на друга, также сильно варьируется. Цивилизации, таким образом, являются многосторонними целостностями, и все реальны, несмотря на то что границы между ними редко бывают чёткими. [c. 52-53] <…>

 

Синская цивилизация

 

Все ученые признают существование либо одной отдельной китайской цивилизации, которая возникла по крайней мере в 1500 году до н. э. (возможно – даже на тысячу лет рань­ше), или двух китайских цивилизаций, одна их которых сменила другую в первые столетия христианской эпохи. В своей статье в журнале «Foreign Affairs я назвал эту ци­вилизацию конфуцианской. Более точным термином, одна­ко, будет «синская цивилизация». Несмотря на то что кон­фуцианство является основной составляющей китайской цивилизации, китайская цивилизация – нечто большее, чем учение Конфуция, и не ограничивается также Китаем как политической целостностью. Термин «синский», кото­рый употребляли многие ученые, подходяще описывает об­щую культуру Китая и китайских сообществ в Юго-Восточ­ной Азии и везде вне Китая, а также родственные культуры Вьетнама и Кореи.

 

Японская цивилизация

 

Некоторые ученые объединяют японскую и китайскую культуры под единой вывеской дальневосточной цивилиза­ции. Большинство ученых, однако, не делают этого, выде­ляя Японию в отдельную цивилизацию, которая отпочко­валась от китайской цивилизации в период между 100 и 400 годами н.э.

 

Индуистская цивилизация

 

По крайней мере одна из ряда сменяющих друг друга цивилизаций, как это повсеместно признано, существовала в Индостане как минимум с 1500 г. до н.э. Все цивилизации этого ряда именуются индийскими, индусскими или индуистскими, причём последний термин предпочтительнее в отношении самой современной цивилизации. В той или иной форме индуизм был центральной культурой Индостана со второго тысячелетия нашей эры … . Индуизм сохранил эту роль до наших дней, несмотря на то что в самой Индии имеется значительная мусульманская община, а также несколько менее многочисленных культурных меньшинств. Как и «синский», термин «индуистский также проводит различие между названием цивилизации и названием стержневого государства, что крайне желательно в случаях, подобных тому когда цивилизация не ограничивается пределами этой страны.

 

Исламская цивилизация

 

Все ведущие ученые признают существование отдельной исламской цивилизации. Возникший на Аравийском полу­острове в седьмом веке нашей эры, ислам стремительно рас­пространился на Северную Африку и Пиренейский полуост­ров, а также на восток, в Среднюю Азию, Индостан и Юго-Восточную Азию. В результате этого внутри ислама суще­ствует множество отдельных культур и субцивилизаций, включая арабскую, тюркскую, персидскую и малайскую.

 

Православная цивилизация

 

Некоторые ученые выделяют отдельную православную ци­вилизацию с центром в России, отличную от западного хри­стианства по причине своих византийских корней, двухсот лет татарского ига, бюрократического деспотизма и ограни­ченного влияния на нее Возрождения, Реформации, Про­свещения и других значительных событий, имевших место на Западе.

 

Латиноамериканская цивилизация

 

Латинская Америка, однако, имеет одну характерную особенность, которая отличает её от Запада. Хотя Латинская Америка и является отпрыском европейской цивилизации, она эволюционирована совершенно другим путём, чем Европа и Северная Америка. Культура там клановая и авторитарная, что в Европе проявилось значительно слабее, а в Северной Америке не проявлялось вовсе. И Европа, и Се­верная Америка почувствовали на себе влияние Реформа­ции и объединили в себе католическую и протестантскую культуры. Латинская Америка исторически была только католической, хотя сейчас ситуация может меняться. Ла­тиноамериканская цивилизация ассимилировала местные культуры, которые не существовали в Европе и были пол­ностью уничтожены в Северной Америке и значимость ко­торых меняется от Мексики, Центральной Америки, Перу и Боливии с одной стороны до Аргентины и Чили – с дру­гой. Политическая эволюция и экономическое развитие Латинской Америки резко отличаются от моделей, прева­лирующих в североамериканских странах. Сами жители Латинской Америки отличаются по субъективной само­идентификации. [c.54-57] <…>

Таким образом, Запад включает в себя Европу, Север­ную Америку, а также страны, населенные выходцами из Европы, то есть Австралию и Новую Зеландию. [c. 57] <…>

 

Африканская (возможно) цивилизация

 

Большинство ведущих ученых, изучающих цивилизации, кроме Броделя, не признают отдельной африканской циви­лизации. Север Африканского континента и его восточное побережье относятся к исламской цивилизации. Эфиопия исторически сама по себе составляла цивилизацию. Во все другие страны европейский империализм и поселенцы при­внесли элементы западной цивилизации. В Южной Африке поселенцы из Голландии, Франции, затем из Англии наса­дили мозаичную европейскую культуру. Что самое главное, европейский империализм принес христианство на большую часть континента к югу от Сахары. По всей Аф­рике еще сильна племенная идентификация, но среди афри­канцев быстро возрастает чувство африканской идентифи­кации, и, по-видимому, Африка «ниже» Сахары (субсахарская) может стать отдельной цивилизацией, вероятно, с ЮАР в роли стержневого государства.

Религия является центральной, определяющей харак­теристикой цивилизаций, … . Из пяти «мировых религий» Вебера, четыре – христианство, ислам, индуизм и конфуци­анство – связаны с основными цивилизациями. Пятая, буддизм – нет. Почему так случилось? Как ислам и хрис­тианство, буддизм рано разделился на два течения и, как христианство, не выжил на земле, где зародился. Начиная с первого столетия нашей эры одно из направлений буддиз­ма – махаяна – было экспортировано в Китай, затем в Ко­рею, Вьетнам и Японию. В этих обществах буддизм был в различной степени адаптирован, ассимилирован местными культурами (в Китае, например, в форму конфуцианства и даосизма) или запрещен.

Таким образом, в то время как буддизм остается важ­ной составляющей культуры в этих обществах, они не яв­ляются частью буддийской цивилизации и не идентифици­руют себя подобным образом. Однако в Шри-Ланке, Бирме, Таиланде, Лаосе и Камбодже существует то, что можно по праву назвать буддийской цивилизацией теравады. Кроме того, население Тибета, Монголии и Бутана исторически приняло ламаистский вариант махаяны, и эти общества об­разуют второй район буддистской цивилизации. Однако наиболее важен тот факт, что существует явное отличие буддизма, принятого в Индии, от его адаптации в существу­ющую культуру в Китае и Японии. Это означает, что буд­дизм, являясь одной из главных религий, не стал базой ни для одной из основных цивилизаций. [c. 59-60] <…>

 

Глава 3. Универсальная модернизация? Модернизация и вестернизация

 

<…> Суть западной цивилизации – это Magna Carta*, а не Magna MacDonald`s. Тот факт, что жители не-Запада могут укусить гамбургер, не подразумевает, что они примут первое. [c. 77-78] <…>

<…> Только наивная заносчивость могла заставить жителей Запада предположить, что представители не-Запада «озападятся», потребляя западные товары. [c. 78] <…>

Глобальная связь – одно из наиболее значимых проявлений западного могущества. [c. 79] <…>

Центральными элементами любой культуры или цивилизации являются язык и религия. [c. 80] <…>

Западное христианство, сначала католицизм, а затем католицизм и протестантство, − это, несомненно, самая важная историческая особенность западной цивилизации. [c. 97]<…>

В течение всей западной истории сначала церковь вообще, затем многие церкви существовали отдельно от государства. Бог и кесарь, церковь и государство, духовные и светские власти – таков преобладающий дуализм в западной культуре. Только в индусской цивилизации было столь же чёткое деление на религию и политику. В исламе Бог – это кесарь; в Китае и Японии кесарь – это Бог, в православии кесарь – младший партнёр Бога. Это разделение и неоднократные столкновения между церковью и государством, столь типичные для западной цивилизации, ни в одной другой из цивилизаций не имели место. Это разделение властей внесло неоценимый вклад в развитие свободы на Западе. [c. 98] <…>

<…> … традиция господства закона лежала в основе конституционализма и защиты прав человека, включая право собственности, против применения деспотической власти. В большинстве других цивилизаций закон был куда менее важным фактором, обусловливающим мышление и поведение.

 

Социальный плюрализм

 

Исторически западное общество было в высшей степени плюралистичным. [c. 99] <…> Этот европейский плюрализм резко контрастирует с бедностью гражданского общества, слабостью аристократии и силой централизованных бюрократизированных империй, которые одновременно существовали в России, Китае и на Оттоманских землях, а также в других не-западных обществах.

 

Представительные органы

 

Социальный плюрализм рано дал начало сословиям, парламентам и другим институтам, призванным выражать интересы аристократии, духовенства, купцов и других групп. Эти органы обеспечили формы представительства, которые во время модернизации развились в институты современной демократии. [c. 99-100] <…> Ни одна другая современная цивилизация не имеет даже сравнимой тысячелетней истории в области представительных органов. [c. 100] <…>

 

Индивидуализм

 

Многие из перечисленных выше отличительных признаков западной цивилизации способствовали возникновению чувства индивидуализма и традиции индивидуальных прав и свобод, не имеющих равных среди цивилизованных обществ. [c. 100] <…> Индивидуализм остаётся отличительной чертой Запада среди цивилизаций двадцатого века. [c. 100-101] <…>

 

Реформизм

 

<…> Изначально модернизация и вестернизация тесно связаны, и не-западные общества, впитывая значительные элементы западной культуры, достигают прогресса на пути к модернизации. Однако с увеличением темпов модернизации удельный вес вестернизации снижается и происходит возрождение местных культур. Дальнейшая модернизация, таким образом, изменяет цивилизационный баланс власти между Западом и не-западным обществом и усиливает приверженность местной культуре.

Таким образом, во время ранних этапов изменений, вестернизация поддерживает модернизацию. На более поздних этапах модернизация стимулирует возрождение местной культуры. Это происходит на двух уровнях. На социальном уровне модернизация усиливает экономическую, военную и политическую мощь общества в целом и заставляет людей этого общества поверить в свою культуру и утверждаться в культурном плане. На индивидуальном уровне модернизация порождает ощущение отчуждённости и распада, потому что разрываются традиционные связи и социальные отношения, что ведёт к кризису идентичности, а решение этих проблем даёт религия. [c. 107-108] <…>

Короче говоря, модернизация не обязательно означает вестернизацию. Не-западные общества могут модернизироваться и уже сделали это, не отрываясь от своих родных культур и не перенимая оптом все западные ценности, институты и практический опыт. [c. 112] <…> На фундаментальном уровне мир становится более современным и менее западным. [c. 112] <…>

 

Часть четвёртая. Столкновение цивилизаций

Глава 8. Запад и остальные: межцивилизационные вопросы

 

В возникающем мире отношения между станами и группами из различных цивилизаций не будут тесными и зачастую будут антагонистическими. И всё же некоторые межцивилизационные отношения больше чреваты конфликтами, чем другие. На микроуровне наиболее напряжённые линии разлома проходят между исламом и его православными, индуистскими, африканскими и западнохристианскими соседями. На макроуровне самое главное разделение – «Запад и остальные», и наиболее ожесточённые конфликты случаются между мусульманскими и азиатскими странами, с одной стороны, и Западом – с другой. Самые опасные столкновения в будущем, скорее всего, будут происходить из-за заносчивости Запада, нетерпимости ислама и синской самоуверенности.

Запад – единственная из цивилизаций, которая оказала огромный и временами разрушающий эффект на все остальные цивилизации. Следовательно, взаимоотношения между властью и культурой Запада и властью и культурой других цивилизаций – вот наиболее всеобъемлющая характеристика мира цивилизаций. [c. 281] <…>

 

Глава 9. Глобальная политика цивилизаций

 

Цивилизации представляют собой человеческие племена в предельной форме развития, и столкно­вение цивилизаций суть племенной конфликт в глобальном масштабе. В складывающемся ныне мироустройстве государства и группы людей, принадлежащие к двум различным цивилизаци­ям, для достижения общих целей или для отстаи­вания своих интересов против представителей ка­кой-либо третьей цивилизации могут вступать в ограниченные, ad hoc, тактические отношения и коалиции. Тем не менее отношения между груп­пами из различных цивилизаций никогда не ста­нут близкими, обычно они остаются прохладными и зачастую – враждебными. Унаследованные из прошлого связи между государствами разных ци­вилизаций, такие как, например, военные альян­сы времен «холодной войны», по всей видимости, слабеют или исчезают бесследно. Не осуществят­ся и надежды на тесное «межцивилизационное» партнерство, о котором заявляли лидеры России и Америки. Складывающиеся ныне межцивилизационные отношения будут варьироваться от хо­лодности до применения насилия, но в большин­стве случаев они будут балансировать ближе к се­редине диапазона между этими крайностями. [c. 323] <…>

Межцивилизационный конфликт принимает две фор­мы. На локальном (или микроуровне) возникают конфлик­ты по линии разлома: между соседними государствами, принадлежащими к различным цивилизациям, внутри од­ного государства между группами из разных цивилизаций и между группами, которые, как в бывшем Советском Союзе и Югославии, пытаются создать новые государства на об­ломках прежних. Конфликты по линиям разлома особенно часто возникают между мусульманами и немусульманами. <…> На глобальном, или макроуровне, возникают конфликты между стержневыми го­сударствами – между основными государствами, принад­лежащими к различным цивилизациям. В этих конфликтах проявляются классические проблемы международной по­литики, среди которых:

 

1. Оказание влияния на формирование глобальных процессов и на действия мировых международных организаций, таких как ООН, МВФ и Всемирный банк;

2. Уровень военной мощи, что проявляется в таких спорных вопросах, как нераспро-

странение и контроль над вооруже­ниями, а также в гонке вооружений;

3. Экономическое могущество и благосостояние, что находит свое отражение в раз-

ногласиях по вопросам торговли, вло­жения капиталов и пр.;

4. Конфликты из-за людей, к которым относятся стремление государства одной ци-

вилизации защитить своих соплемен­ников в другой цивилизации, проведение им

в отношении людей, принадлежащих к другой цивилизации, дискрими­национной

политики или применение мер, направленных на вытеснение указанной группы

со своей территории;

5. Моральные ценности и культура: конфликты в этой облас­ти возникают тогда, когда государство навязывает соб­ственные ценности людям, принадлежащим другой циви­лизации;

6. Территориальные споры, во время которых стержневые го­сударства, превращаясь в «прифронтовые», участвуют в конфликтах по линиям разлома. [c. 324-325] <…>

 

Глава 10. От войн переходного периода к войнам по линии разлома

 

Во все эпохи и во всех цивилизациях самыми распространёнными были войны между кланами, племенами, этничес­кими группами, религиозными общинами и народами; при­чины таких войн коренятся в несхожести людей между собой. Обычно эти столкновения носят локальный характер, то есть не затрагивают более широкие идеологические или политические вопросы или непосредственные интересы не участвующих в конфликте сторон, хотя и могут вызывать гуманитарные проблемы у стоящих в стороне от конфликта групп. Для них также свойственны ожесточенность и кровопролитность, поскольку на кону – фундаментальные вопросы идентичности. Вдобавок все подобные конфликты продолжительны; их могут приостановить перемирия или соглашения, но последние обычно нарушаются и конф­ликт возобновляется. С другой стороны, решающая военная победа одного из участников гражданской войны увеличивает вероятность геноцида.

Конфликты по линиям разлома – национально-религиоз­ные, или межобщинные, конфликты между государствами или группами государств, принадлежащими к различным цивилизациям. Войны по линиям разлома – конфликты, которые переросли в насильственные действия. Подобные вой ны могут происходить между государствами, между непра­вительственными группировками и между государствами и неправительственными группами. В конфликты по линиям разлома в пределах одной страны могут быть вовлечены группы, которые расположены в географически удаленных районах; в этом случае группировка, которая не контролирует правительство, обычно сражается за независимость и на что-то меньшее либо готова согласиться, либо нет. В конф­ликты по линиям разлома в пределах одной страны могут также быть втянуты и группы, которые географически пере­мешаны. В этом случае постоянная напряженность отноше­ний время от времени взрывается насилием, как то происходит с индусами и мусульманами в Индии и с мусульманами и китайцами в Малайзии; возможна и полномасштабная война – в особенности когда возникают новые государства и устанавливаются их границы, − и тогда народы разделяют насильно, прибегая к крайней жестокости.

Иногда конфликты по линиям разломов представляют собой борьбу за контроль над народом. Гораздо чаще борь ба идет за обладание территорией. Целью по меньшей мере одного из участников конфликта является завоевание территории и освобождение ее от другого народа путем изгнания или физического уничтожения, или и того и другого вместе, что представляет собой «этническую чистку». Такие конфликты обычно принимают самые отвратительные формы, и обе стороны оказываются причастны к массовые убийствам, террору и пыткам. Являющаяся объектом спора территория часто рассматривается одной или обеими сторонами как крайне важный символ их истории и идентичности, как некая священная земля, на которую они имеют незыблемое право: Западный берег реки Иордан, Кашмир, Нагорный Карабах, долина Дрины, Косово. [c. 407-408] <…>

Межобщинные конфликты и войны по линиям разломов яв­ляются предметом изучения истории; последняя насчиты­вает тридцать два этнических конфликта, случившихся во время «холодной войны», включая войны по линиям разло­мов – между арабами и израильтянами, индийцами и паки­станцами, суданскими мусульманами и христианами, шриланкийскими буддистами и тамилами, ливанскими шиитами и маронитами. Войны идентичностей составили около половины всех гражданских войн в период 1940-х и 1950-х годов, но на протяжении последующих десятилетий эта доля составила уже около трех четвертей, и сила восста­ний, в которых участвовали этнические группы, утроилась за период между началом 1950-х годов и концом 1980-х годов. [c. 412-413] <…>

 

Глава 11. Динамика войн по линиям разлома

 

<…> Единожды начавшись, войны по линиям разломов, подобно другим межобщинным конфликтам, имеют тенденцию жить собственной жизнью и развиваться по образцу «действие-отклик». [c. 432] <…>

<…> В одиночку главные участники не в состоянии остановить войны, которые идут вдоль линий цивилизационных разломов. Остановить их перерастание в глобальные войны – разрешение этой задачи зависит главным образом от интересов и действий стержневых стран основных мировых цивилизаций. Войны вдоль линии разлома закипают снизу, мир по линии разлома просачивается сверху. [c. 491-492] <…>

 

Часть пятая. Будущее цивилизаций

Глава 9. Запад, цивилизация и цивилизации

 

<…> Мультикультурный мир неизбежен, потому что глобальная империя невозможна. Сохранение США и Запада требует обновления западной идентичности. Безопасность мира требует признания глобальной мультикультурности. [c. 526] <…>

<…> Минимальные нравственные понятия правды и справедливости можно обнаружить во всех «мощных» моральных системах, и они неразделимы. Существуют также минимальные моральные «запретительные принципы», которые, вероятно, запрещают убийства, обман, пытки, угнетение. Общее у людей то, что является скорее сознанием общего врага [или зла], чем приверженность общей культуре. Человеческое общество универсально потому, что оно – человеческое, а особенное потому, что оно – общество. [c. 526] <…>

<…> Кроме того, как указывали многие, в какой бы степени основные мировые религии – западное христианство, православие, индуизм, буддизм, ислам, конфуцианство, даосизм, иудаизм – ни разделяли человечество, им также свойственны общие для всех ключевые ценности. Если когда-нибудь человечество эволюционирует в универсальную цивилизацию, то она возникнет постепенно, через выявление и распространение этих общностей. Таким образом, вдобавок к правилам воздержания и совместного посредничества, для сохранения мира в полицивилизационном мире нужно выполнение третьего правила – правила общностей: людям всех цивилизаций следует искать и стремиться распространять ценности, институты и практики, которые являются общими и для них, и для людей, принадлежащих к другим цивилизациям.

Попытки достичь этих целей не только внесли бы вклад в ограничение столкновения цивилизаций, но и в укрепление Цивилизации как цивилизованности. [c. 529] <…>

<…> Закон и порядок – первейшие предпосылки Цивилизации … . [c. 531] <…>

<…> Будущее и мира, и Цивилизации зависит от понимания и сотрудничества между политическими, духовными и интеллектуальными лидерами главных мировых цивилизаций. В столкновении цивилизаций Европа и Америка будут держаться вместе – либо погибнут поодиночке. В более масштабном столкновении, глобальном «настоящем столкновении» между Цивилизацией и варварством, великие мировые цивилизации, обогащённые своими достижениями в религии, искусстве, литературе, философии, науке, технологии, морали и сочувствии, также должны держаться вместе, или же они погибнут поодиночке. В нарождающейся эпохе столкновения цивилизаций представляют величайшую угрозу миру во всём мире, и международный порядок, основанный на цивилизациях, является самой надёжной мерой предупреждения мировой войны. [c. 532]

 

Цитируется по: Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. – 603 с.

__________

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.