Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Наиболее ярких разработчиков теории демократии.





 

Р. ДАЛЬ. О ДЕМОКРАТИИ

Часть I. Начало

Глава 2. Где и как развивалась демократия? Краткий исторический очерк

 

<…> Импульс к демократическому способу правления исходит из того, что мы можем назвать логикой равенства.

На протяжении того долгого периода, когда люди жили вместе небольшими группами и поддерживали свое существование охо­той, собиранием съедобных кореньев, плодов, ягод и других «да­ров природы», они время от времени или, возможно, постоянно развивали такую систему, при которой значительное число членов сообщества (самых старых или наиболее опытных), руководству­ясь логикой равенства, стремились вырабатывать те или иные ре­шения совместно. Изучение истории бесписьменных племенных обществ подтверждает, что дело обстояло именно так. И стало быть, в течение тысячелетий демократия в какой-то своей примитивной форме являлась наиболее «естественной» политической системой. [c. 16] <…>

Греция. Наше нынешнее понятие «страна», подразумевающее некую местность, на территории которой в едином государстве, управляемом единым правительством, проживает все ее населе­ние, неприменимо к античной Греции. Наоборот, она представля­ла собой конгломерат нескольких сотен независимых городов, ок­руженных сельскохозяйственными угодьями. В отличие от так на­зываемых национальных государств – Соединенных Штатов Америки, Франции, Японии и других стран, которые по большей части и образуют структуру современного мира, располагавшиеся на территории Греции суверенные государства были городами-го­сударствами. Самым знаменитым из них и в классическую, и в более позднюю эпоху были Афины. В 507 г. до н.э. его граждане приняли систему «народных правительств», просуществовавшую почти два столетия, до той поры, пока Афины не были покорены более могущественной Македонией, граничившей с ними на се­вере. <…>



Именно греки (вероятнее всего, афиняне) ввели в обиход тер­мин «демократия» («demokratia»: от греч. слов demos – народ и kratos – править). Интересно отметить, что хотя в Афинах слово demos обычно относилось к городскому населению в целом, одна­ко иногда оно использовалось для обозначения простолюдинов или даже только бедняков. Судя по всему, термин демократия, носив­ший оттенок недоброжелательности, употреблялся аристократами как эмоционально окрашенный эпитет и выражал презрение к простолюдинам, которые сумели оттеснить аристократов от уп­равления государством. Так или иначе, афиняне и другие гречес­кие племена применяли понятие demokratia по отношению к сис­теме власти в Афинах и во многих других городах-государствах.

Среди всех греческих демократий афинская демократия была самой значительной, и тогда, и теперь наиболее известной, она оказала большое влияние на политическую философию и впос­ледствии часто рассматривалась как совершенный образец участия граждан в управлении государством … . [c. 17] <…>

 

Часть II. Идеальная демократия

Глава 4. Что такое демократия?

 

Возможно ли извлечь из огромной, порой непроницаемой тол­щи идей, касающихся демократии, какие-либо критерии, кото­рым отвечал бы процесс руководства нашей ассоциацией, с тем чтобы удовлетворялось следующее требование: все ее члены обла­дают равными правами участия в выработке решений относитель­но ее политики? По моему убеждению, насчитывается по крайней мере пять таких критериев … .

Эффективное участие. Прежде чем политика ассоциации будет принята ее членами, все они должны иметь равные и действенные возможности для изложения своих взглядов на существо этой по­литики другим членам ассоциации.

Равное голосование. К тому моменту, когда принимается реше­ние относительно политики ассоциации, всем ее членам должны быть предоставлены равные и реальные возможности для голосо­вания, причем все голоса имеют одинаковую силу.

Понимание, основанное на информированности. В пределах разум­ного каждый член ассоциации должен получить равные и реаль­ные возможности для ознакомления с политическими альтерна­тивами и их вероятными последствиями.

Контроль за повесткой дня. Члены ассоциации должны иметь эксклюзивные возможности для принятия решения относительно того, какие вопросы и в каком порядке подлежат обсуждению. Та­ким образом, демократические процедуры, предусмотренные тре­мя предшествующими критериями, ими не исчерпываются. Поли­тика ассоциации всегда открыта для перемен, если таковых требу­ют ее члены.

Участие совершеннолетних. Все резиденты или по крайней мере большая их часть, достигшие совершеннолетия, должны в пол­ной мере обладать гражданскими правами, предусмотренными пер­выми четырьмя критериями. [c. 41] <…>

Глава 5. Зачем нужна демократия?

<…>

Предъявлять завышенные требования к любому строю, вклю­чая демократический, не следует. Демократия не может гаранти­ровать, что все граждане будут счастливы, обеспечены, здоровы, умны, миролюбивы и законопослушны. Достижение этих целей находится за пределами возможностей любого правительства, в том числе демократического. Более того, на практике оказывает­ся, что реальная демократия далека от своих идеалов. Современная демократия, как и все предшествующие версии демократических систем правления, имеет множество недостатков.

Несмотря на это, мы не должны упускать из виду те преимущества, которые делают демократию предпочтительней любой другой формы политического устройства общества.

 

1. Демократия помогает не допустить к власти жестокого и аморального тирана.

2. Демократия гарантирует своим гражданам множество фундаментальных свобод, которые недемократические системы не предоставляют и не могут предоставить.

3. Демократия обеспечивает своим гражданам более широкий диапазон личной свободы, чем это делает любая альтернативная политическая система.

4. Демократия позволяет людям защищать свои основополагающие интересы.

5. Только демократическое правительство может предоставить личности максимальные возможности для самоопределения, т. е. возможность жить по законам, выбранным ею самой.

6. Только демократическое правительство может предоставить максимальные возможности для проявления моральной ответственности.

7. Демократия поощряет развитие человека в большей степени, чем это делает любая иная система.

8. Только демократическое правительство может обеспечить относительно высокий уровень политического равенства.

9. Современные представительные демократии не воюют друг с другом.

10. Страны с демократическим правительством имеют большую по сравнению с недемократическими странами тенденцию к процветанию.

 

С учетом всех этих преимуществ демократия представляет собой для большинства людей более предпочтительный вариант по сравнению с любой альтернативной ей политической системой. [c. 61-62] <…>

 

Часть III. Реальная демократия

Глава 8. Каких политических институтов требует демократия крупного социума?

<…>

Краткий перечень политических институтов современной пред­ставительной демократии таков:

1. Выборность должностных лиц. Конституционный контроль за решениями, принимаемыми правительством, осуществляется благодаря тому, что должностные лица избираются гражда­нами. Таким образом, современное демократическое прави­тельство страны имеет представительный характер.

2. Свободные, честные, часто проводимые выборы. Должностные лица избираются в ходе частых и честно организованных вы­боров, на которых принуждение практикуется сравнительно редко.

3. Свобода выражения. Граждане, не опасаясь сурового наказа­ния, имеют право выражать свои взгляды по самому широ­кому Кругу вопросов, а также критиковать должностных лиц, правительство, режим, социально-экономический уклад и господствующую в данном обществе идеологию.

4. Доступ к альтернативным источникам информации. Граждане имеют право пользоваться альтернативными и независимы­ми источниками информации, которыми могут служить дру­гие граждане, эксперты, газеты, журналы, книги, телеком­муникации и пр. Более того, уже существующие источники информации, не контролируемые правительством или ка­кой-либо одной политической группой, старающейся повлиять на общественно-политические взгляды и отношения, находятся под эффективной защитой закона.

5. Автономия ассоциаций. Граждане для защиты своих разнооб­разных прав, включая и те, которые предназначены для эф­фективного функционирования политических институтов, имеют также право образовывать относительно независимые сообщества или организации, в том числе независимые по­литические партии и «группы интересов».

6. Всеобщие гражданские права. Никто из совершеннолетних лиц, постоянно проживающих в данной стране, на которых рас­пространяется ее юрисдикция, не может быть лишен прав, предоставляемых другим лицам и необходимых для пяти вы­шеперечисленных политических институтов. Сюда входят: право участия в свободных и справедливых выборах должностных лиц государства; право организации штаба избирательной кампа­нии; право свободного выражения; право на создание и функ­ционирование независимых политических организаций; пра­во на доступ к альтернативным источникам информации; право на другие свободы и возможности, которые необходимы для эффективного функционирования политических институтов демократии в условиях целой страны. [c. 85-86] <…>

 

Полиархия происходит от греческих слов «много» и «правление» и обозначает «власть многих» в отличие от монархии (власть одного) и олигархии или аристократии (власть немногих). Хотя этот термин употребляется довольно редко, мы с коллегой в 1953 г. вернули его в обиход, чтобы обозначить им современную представительную демократию со всеобщим избирательным правом. <…> В более строгом смысле полиархическая демократия – это политическая система, имеющая все шесть вышеперечисленных демократических институтов. Этим она и отличается от представительной демократии XIX в., когда избирательная система имела целый ряд ограничений, а также и от демократий и республик еще более раннего периода, где этих ограничений не было, но зато отсутствовали многие из прочих важнейших характеристик полиархической демократии – политические партии, право образовывать политические организации, поддерживающие существующее правительство или стоящие к нему в оппозиции, формирование «групп интересов» и т.д. Отличается она и от демократических процедур, принятых в образованиях столь малочисленных, что их члены могут вырабатывать законы и определять свою политику прямо на общем собрании. [c. 90] <…>

 

Часть IV. Условия благоприятные и неблагоприятные.

Глава 13. Почему рыночный капитализм благоприятен для демократии

 

Демократия и рыночный капитализм напоминают супругов, брак которых весьма далек от идиллии и постоянно сопровождает­ся бурными ссорами, однако все же продолжается, ибо ни одна из сторон не хочет разводиться. Если же употребить сравнение из сферы ботаники, то можно сказать, что демократия и рыночный капита­лизм существуют в некоем антагонистическом симбиозе.

Хотя они находятся друг с другом в чрезвычайно сложных от­ношениях, обширный и постоянно обогащающийся опыт разно­образных социально-экономических систем позволяет, по моему мнению, прийти к пяти важнейшим выводам. В этой главе мы рас­смотрим два; в следующей – три.

1. Полиархическая демократия выдерживает испытание време­нем лишь в странах, где преобладает экономика рыночного капита­лизма; в странах с нерыночной экономикой она неизменно оказывает­ся недолговечной.

Это утверждение, в данном случае касающееся лишь полиар­хической демократии, с полным правом можно отнести и к на­родному правлению, развивавшемуся в городах-государствах Гре­ции, Рима, средневековой Италии, а также и к эволюции пред­ставительных институтов и к повышению степени участия граждан в управлении государством в странах Северной Европы. [c. 159] <…>

<…> Полиархическая демократия существует только в странах с преобладающим рыночно-капиталистическим типом экономики и никогда не возникает (а если возникает, то лишь на очень краткий срок) в странах с нерыночной экономикой. Отчего же это происходит?

2. Эта нерушимая связь объясняется тем, что некоторые основополагающие черты рыночного капитализма делают его фактором, благоприятствующим демократическим институтам. Справедливо и обратное: определенные характеристики нерыночной экономики пагубно сказываются на перспективах демократического развития.

При экономике рыночно-капиталистического типа экономи­ческие субъекты (фирмы, фермы и все что угодно в том же роде) находятся в частном владении лиц или групп, а не принадлежат государству. Основная цель этих субъектов – получение экономи­ческого выигрыша в форме прибылей, доходов, арендной платы, процентных ставок. Те, кто управляет этими предприятиями, не преследуют таких широкомасштабных, возвышенных, абстракт­ных целей, как общее благосостояние или общественное благо. Ими движет исключительно личная заинтересованность, которая по­рой оказывается единственным стимулом. Поскольку рынки пре­доставляют владельцам, управляющим и сотрудникам предприя­тий почти исчерпывающую информацию, они могут принимать решения самостоятельно, без помощи органов центральной влас­ти. <…>

Вопреки нашим интуитивным представлениям рынок коорди­нирует и контролирует деятельность этих экономических субъек­тов. История предоставляет нам более чем убедительные примеры того, что система, при которой неисчислимое множество реше­ний принимается бесчисленными независимыми, но конкуриру­ющими друг с другом субъектами, действующими в достаточно узких собственных интересах и движимыми информацией, предо­ставляемой рынком, производит товары и услуги гораздо эффек­тивнее, чем любая известная нам экономически-хозяйственная аль­тернатива. Более того, она действует с поистине поразительной упорядоченностью и правильностью.

И в конце концов рыночный капитализм обычно приводит к экономическому росту, а экономический рост благоприятен для демократии. Прежде всего он уничтожает самую вопиющую бед­ность и повышает уровень жизни, а стало быть, помогает свести к минимуму социальные и политические противоречия. Затем, ког­да разгораются экономические конфликты, он способствует про­изводству большего количества ресурсов, обеспечивающих взаим­ное удовлетворение претензий и выработку таких соглашений, при которых каждая сторона получает некую выгоду. (При отсутствии экономического роста экономические конфликты в терминах тео­рии игр становятся «игрой с нулевой суммой», т.е. сводятся к фор­муле: «То, что я выиграл, ты потерял; то, что потерял я, выиграл ты». Сотрудничество лишается смысла.) Экономический рост так­же предоставляет отдельным лицам, социальным группам и госу­дарству в целом дополнительные ресурсы для развития образова­ния и тем самым позволяет пополнять число грамотных и образо­ванных граждан.

Рыночный капитализм также благоприятен для демократии и своими социально-политическими последствиями. Он создает в об­ществе обширный промежуточный слой владельцев собственнос­ти, которые обычно стремятся к получению образования, авто­номному существованию, личной свободе, неприкосновенности частной собственности, законопослушности, участию в управле­нии государством. Еще Аристотель указывал на то, что средний класс является естественным союзником демократических идей и институтов. И последнее, но, вероятно, самое важное: благодаря децентрализации экономической системы, когда многие эконо­мические решения принимаются относительно независимыми ча­стными лицами и компаниями, рыночный капитализм избавляет от необходимости иметь сильное, даже авторитарное центральное правительство.

Нерыночная экономика может существовать лишь там, где ре­сурсы ограничены, а экономические решения самоочевидны и не предполагают выбора из многих вариантов. Однако в обществе, организованном более сложно, для того чтобы избежать хаоса и обеспечить хотя бы относительно высокий уровень жизни, необ­ходимо вмешательство иных механизмов, координирующих и кон­тролирующих экономику страны. Единственно приемлемый вари­ант такой замены – правительство. И потому, кто бы ни являлся формально законным собственником предприятия в нерыночной экономике, решения за него принимает государство и оно же осуществляет управление. При отсутствии рыночных механизмов ко­ординации экономики именно правительство по необходимости берет на себя задачу распределения всех скудных ресурсов – капи­тала, труда, машин, земли, зданий, жилья, товаров народного потребления и пр. Для этого правительству необходим подробный и всеобъемлющий план, и следовательно, нужны правительствен­ные чиновники, на которых были бы возложены его разработка, реализация и контроль за его исполнением. Все эти неимоверно трудные задачи требуют огромного количества достоверной ин­формации. Чтобы добиться согласия на свои директивы, чиновни­кам приходится отыскивать и применять соответствующие сред­ства воздействия. К ним относятся как законные (в виде заработной платы и премий) и незаконные (взятки) методы поощрения, За исключением редких ситуаций, определяемых недолго сохраняющимися условиями пе­реходных периодов (к ним я еще вернусь), ни одно правительство не могло справиться с этой задачей.

Однако основная угроза развитию демократии исходит все же не от централизованной плановой экономики, а от ее последствий в социальном и экономическом планах. Централизованная плано­вая экономика предоставляет ресурсы всей страны в распоряже­ние руководителей государства. Чтобы предвидеть вероятные по­следствия такой фантастически неожиданной, просто сказочной политической удачи, следует вспомнить афоризм: «Всякая власть развращает; абсолютная власть развращает абсолютно». Централи­зованная плановая экономика как бы недвусмысленно дает прави­тельству понять: «Можешь использовать все эти экономические ресурсы для консолидации и упрочения твоей власти!»

Политические лидеры должны обладать сверхчеловеческой си­лой самоотречения, чтобы побороть подобное искушение. Увы, как ни печально, в истории мы находим свидетельства того, что все правители, получив доступ к огромным ресурсам, предостав­ленным централизованной плановой экономикой, подтвердили мудрость этого афоризма. Справедливости ради скажу, что одни лидеры могут использовать свой деспотизм во благо, другие – во зло своих граждан. В истории остались имена и тех, и других, и все же я считаю, что деспоты в конечном счете причинили гораздо больше зла, чем добра. Так или иначе система централизованной плановой экономики всегда была самым тесным образом связана с авторитарными режимами. [c. 159-162] <…>

 

Глава 14. Почему рыночный капитализм наносит ущерб демократии

 

Пристально взглянув на рыночный капитализм с точки зрения демократии, мы обнаружим, что он, подобно древнегреческому богу Янусу, двулик. Одно его лицо приветливо обращено к демок­ратии, другое, враждебное, - в противоположную сторону.

3. Демократия и рыночный капитализм пребывают в постоянном конфликте, в котором ограничивают и видоизменяют друг друга. [c. 165] <…>

Во-первых, основные институты рыночного капитализма сами требуют государственного вмешательства и регулирования. Конку­ренция рынков, вопросы владения экономическими предприятиеми, исполнение контрактных обязательств, борьба с монополизмом, защита прав собственности – все эти и многие другие сферы рыноч­ного капитализма целиком зависят от действующего законодатель­ства, от проводимого правительством политического курса и прочих факторов, являющихся прерогативой государства. Рыночная экономи­ка не является и не может являться полностью саморегулирующейся

Во-вторых, без государственного вмешательства и регулирования рыночная экономика неизбежно наносит ущерб определенным груп­пам населения. «Потерпевшие» и те, кому угрожает экономический ущерб, не могут обойтись без вмешательства правительства. Эконо­мические субъекты, движимые своекорыстием, обычно бывают мало склонны учитывать интересы других, напротив – они охотно пре­небрегут этими интересами, если это сулит им самим выгоду: это могучий побудительный мотив. Угрызения совести по поводу вреда или ущерба, причиненного кому-то, легко унять с помощью такого оправдания: «Если того-то и того-то не сделаю я, это сделает кто-нибудь другой. Если я не допущу, чтобы мое предприятие сливало отходы производства в реку и загрязняло вредными выбросами ат­мосферу, это допустят владельцы других фабрик. Если я не выпущу в продажу небезопасные товары, это сделают другие». Можно не со­мневаться: в любой экономике, более или менее основанной на кон­куренции, действует именно такая логика. [c. 166-167] <…>

Суммируя все вышеизложенное, скажем: ни в одной демокра­тической стране рыночно-капиталистическая экономика не суще­ствует (и, вероятно, не может существовать сколько-нибудь про­должительное время) без масштабного государственного участия и регулирования, имеющего целью снижение ее вредоносного воз­действия на общество.

И хотя существование в демократической стране политических институтов влияет на эффективность рыночной экономики, но и существование в стране рыночно-капиталистической системы ока­зывает очень значительное воздействие на деятельность демократи­ческих политических институтов. Здесь существует прямая и обрат­ная связь между политикой и экономикой, между экономикой и политикой.

4.Поскольку рыночный капитализм неизбежно порождает нера­венство, он ограничивает демократический потенциал полиархичес­кой демократии тем, что приводит к неравномерному распределению политических ресусов.

Благодаря неравенству в доступе к политическим ресурсам, не­которые граждане приобретают значительно большее влияние на решения, действия и политический курс правительства. И как это ни прискорбно, подобные нарушения равенства далеко не безо­бидны: под угрозой оказывается моральный фундамент демокра­тии – политическое равенство граждан.

5. Система рыночно-капиталистической экономики оказывает в высшей степени благоприятное воздействие на развитие демократии, пока она не достигает уровня полиархической демократии. Однако из-за того что рыночный капитализм сказывается негативно на по­литическом равенстве граждан, он также неблагоприятно начинает сказываться и на развитии демократии, превышающей уровень полиархии.

Рыночный капитализм по причинам, о которых я говорил ра­нее, действует на авторитарные режимы, как мощный «раствори­тель». Когда он превращает общество, состоящее из помещиков и крестьян, в общество работодателей и наемных рабочих, страну темных и необразованных сельских тружеников, влачащих жалкое существование (а порой и оно оказывается не под силу), в страну грамотных, достаточно уверенно глядящих в будущее горожан, оли­гархию, сосредоточившую едва ли не все ресурсы в своем узко элитарном кругу, в систему гораздо более широкого распростра­нения ресурсов, режим, при котором большинство почти не в состоянии избавиться от господства правящей клики, в государ­ственную систему, при которой большинство может эффективно объединять свои ресурсы (и не в последнюю очередь голоса на выборах), чтобы через них воздействовать на правительство, зас­тавляя его действовать в своих интересах, так вот, когда рыноч­ный капитализм способствует всем этим изменениям, а он спо­собствует и будет способствовать этому во многих странах с разви­вающейся экономикой, он действует как средство поистине революционного преобразования общества и политики.

И когда авторитарные правители достаточно отсталых стран предпринимают шаги по развитию динамичной рыночной эконо­мики, они, фигурально выражаясь, тем самым роют себе могилу.

Но как только общество и политика трансформированы рыночно-капиталистической системой экономики, так сразу же происходят фундаментальные перемены – неравенство в доступе к ресурсам, стимулированное рыночным капитализмом, порождает весьма заметное политическое неравенство между гражданами.

На трудный вопрос о том, как сделать союз полиархической демократии с рыночно-капиталистической системой экономики более благоприятным для дальнейшего развития полиархии, а также и о том, возможно ли это в принципе, просто и кратко не ответишь. Связь между демократической политической системой и недемократической экономической системой постоянно, на протяжении всего ХХ в., бросала вызов демократическим целям и процедурам. Без сомнения, эта проблема перейдет и в следующее тысячелетие. [c. 169-170]

 

Цитируется по: Даль Р. О демократии. М.: Аспект Пресс, 2000. – 208 с.

__________

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.