Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Подъем папства с помощью германо-римских императоров (X век)





С конца IX века и вплоть до середины Х века (с 882 по 963 год, то есть до вмешательства Оттона I) римский престол занимали 24 папы, которых историография католической церкви обобщен­но назвала "плохими папами". Но папы были плохими не как личности, таковы были обстоятельства для папства. Империя распалась, практически прекратила существование. В Италии вновь возник политический вакуум. Византия уже не могла, а создаваемые новые феодальные государства еще не могли вовлечь папство в сферу своего влияния и в обмен на это защи­тить его. Но если прежде при вакууме власти папство укреп­лялось, то теперь это привело к его упадку. Заметно укрепились местные феодальные силы, в первую очередь аристократические партии Сполето и Тосканы, расположенные по соседству с Ри­мом. Они захватывали папские владения и в соответствии со своими партийными интересами избирали или смещали, возвы­шали или убивали пап. Все крупные должности папской бюро­кратии (занимаемые чиновниками или высшим духовенством) со времен правления папы Сергия III (904—911) захватили давние враги Святого престола — аристократия. Итальянское королев­ство не могло обеспечить защиту папства, ибо итальянские коро­ли с местопребыванием в Павии обладали не большей властью, чем герцоги и маркграфы. Они приезжали в окруженный со всех сторон врагами Рим только для того, чтобы короноваться в им­ператоры и тем самым возвыситься над своими соперниками. Церковная дисциплина ослабла, папский двор стал местом рас­путства, убийств и интриг, церковный сан оказался предметом купли-продажи. Светская власть пап, становившаяся все более номинальной, вновь ограничилась лишь двумя римскими прови­нциями. Общий разброд усилился также в связи с тем, что в первой половине Х века в Северной Италии появились мадья­ры, совершавшие набеги на римские города, а затем в конце века на юге — еще более опасные завоеватели — норманны.



В IX—Х веках Италия представляла собой самую раздроб­ленную в политическом отношении страну на континенте, и эта политическая раздробленность на протяжении тысячелетия слу­жила фоном, на котором действовал глава вселенской церкви и ее центр, закрепляя эту раздробленность. Несомненно, что кризис­ной точкой была эпоха феодальной монархии, называемая по ее главному героюэпохой Формоза.


Формоз был кардиналом-епископом Порто и на протяжении десятилетий являлся главным советником при папах и одновре­менно руководителем архиерейской курии. Формоз был близок к возвысившейся на фоне других итальянских аристократических семей семье герцогов Сполето. Нескрываемое стремление стать папой привело его к конфликту с уже упомянутым папой Иоан­ном VIII, который на одном соборе лишил Формоза церковного сана и отправил в изгнание. По всей вероятности, сторонники епископа из Порто не были безвинными в убийстве папы Иоанна VIII. Новый папа Марин I (882—884) полностью реабилитировал Формоза, вернул ему кардинальский титул и епископство в Пор­то, и тот снова приобрел влияние в Риме. Краткий понтификат Марина достоин упоминания потому, что Марин был первым папой, который, являясь епископом Церейского епископства в Этрурии, перешел на римскую епископскую кафедру, что запре­щалось церковными законами.

В 880—890-х годах папы находились под перекрестным огнем маркграфа фриульского Беренгара и герцога сполетского Гвидо, соперничавших между собой. Папа Стефан V (IV) (885—891) был креатурой герцогов Сполето; после его смерти Формоз наконец вступил на столь желанный папский престол, который он зани­мал с 891 по 896 год. Стремясь освободиться от рабской зависи­мости от сполетских герцогов, Формоз (кстати, не только често­любец, но и умный, образованный дипломат) вступил в союз с германским королем Арнульфом. Тем самым он навлек на себя неукротимую ненависть главы сполетанской партии, вдовы скон­чавшегося Гвидо Агильтруды. (Агильтруда — первая роковая женщина в истории средневекового папства.) Однако Формоз скончался в 896 году, и таким образом сполетанцы вернули в Риме власть себе. Новый папа Стефан VI (896—897) унизился до такой степени, что стал постыдным орудием мести Агильт-руды.

С именем Стефана VI связано осуждение извлеченного из могилы его предшественника, Формоза, на так называемом "трупном соборе". В 896 или 897 году в одной из римских церквей состоялось заседание собора, и над трупом скончавшегося за 8—9 месяцев до того Формоза был вынесен приговор. Труп одетого в полное епископское облачение Формоза посадили на папский трон, будто живого. Затем против него был организован настоящий судебный процесс: с обвинителями, защитником, су­дебными речами. Самое серьезное обвинение, предъявленное ему, состояло в следующем: смена епископской кафедры в Порто на римскую, хотя подобный прецедент уже существовал. Однако осуждение Формоза показалось недостаточным для жаждавших мести сполетанцев, труп бывшего папы подвергли поруганию:

с него сорвали одежду высшего иерарха и переодели в светское платье в знак того, что он исторгнут из священнического со­словия. Затем из-за якобы ложной клятвы у него отрубили три пальца на правой руке (которыми он совершал благословение).


Обезображенный и оскверненный труп Формоза вытащили из церкви и как закоснелого злодея закопали в землю, однако папе Стефану и этого показалось мало, труп был выкопан из земли и сброшен в Тибр.

Отвратительный спектакль "трупного собора" драматично отражает то унизительное положение, в котором оказалось руко­водство католической церкви. СтефанVI, так расправившийся со своим предшественником, тоже не смог избежать своей судьбы:

уже в 897 году против него вспыхнул мятеж, его схватили, свергли с папского престола и задушили в тюрьме. С 897 по 903 год на папском престоле побывало шесть пап, почти все они умерли насильственной смертью.

Более умеренным, чем во времена Формоза, периодом этого мрачного века были годы господства так называемой "пор-нократии", правившей Римом. Местные властители Италии с по­мощью родственных связей старались стабилизировать, упро­чить свое положение. Наилучшим средством для этого оказались видные члены семей по женской линии. В их орбиту вовлекались и папы, не способные устоять перед женщинами. В первой половине Х века жаждущие власти женщины из некоторых римских аристократических семей сажали своих фаворитов на папский престол, что затем обусловило создание легенды о па-пессе Иоанне.

В самом начале Х века власть в Риме захватило в свои руки семейство бывшего папского казначея, а затем консула по имени Теофилакт. Во времена правления папы Сергия III (904—911) эта семья, главным образом благодаря своим красивейшим женщи­нам, имела большое влияние на папский престол. Жена Теофила-кта Теодора, а также две ее дочери, Марозия и Теодора Млад­шая, — предшественницы Лукреции Борджа, но из эпохи средне­вековья. Нарушая все правила приличия, они вели распутный образ жизни. Не без основания история называет этот период папства "порнократией" или "правлением шлюх". Эти богатые и влиятельные, жаждущие власти и созданные для власти жен­щины сажали на папский престол своих друзей, любовников, родственников. Не понравившихся им пап они без всяких прово­лочек свергали, убирали с дороги.

Теодора Старшая, в частности, сделала папой Иоанном Х (914—928) архиепископа Равеннского. Папа Иоанн Х был скорее деятельным воином-политиком, чем первосвященником, он лично руководил военными действиями против сарацин и во время битвы сам возглавлял войска. Марозия находилась в лю­бовной связи с папой Сергием III. После него она стала женой могущественного сполетского маркграфа, а после его смерти вышла замуж за тосканского маркграфа. Она приняла римский титул патриция и сенатора, и вся полнота власти в городе оказалась в ее руках. Ставшего на ее пути папу Иоанна Х она велела убить, а затем после двух пап, которых постигла та же участь, что и Иоанна X, возвела на папский престол под именем


Иоанна XI (931—935) восемнадцатилетнего сына, родившегося от внебрачной связи с Сергием III. Вскоре Марозия вышла замуж в третий раз, теперь уже .за итальянского короля. К тому времени уже стал взрослым ее сын от первого брака Альберих, который изгнал и заточил в тюрьму свою мать, нового отчима и папу, а сам захватил власть в Риме. На протяжении последующих двадцати лет назначаемые им папы не могли ни в политическом, ни в общественном аспекте проявить свою волю, но он не ог­раничивал их церковно-административную власть. В соответст­вии с завещанием, после смерти его последней креатуры Агапия (946—955) папой был избран родной сын Альбериха, едва достиг­ший 18 лет Октавиан, который правил под именем Иоанна XII (940—955). Таким образом, в одном папе объединилась светская и церковная власть над Римом.

Именно из-за эпохи "порнократии" в истории папства возник­ла и была сохранена для нас хронистами легенда о папессе Иоанне. Согласно легенде, в промежутке между правлением Льва IV и Бенедикта III на папском троне якобы сидела аморальная женщина. Однако это, несомненно, было невозможно, ведь Лев IV был папой с 6 октября 847 по 17 июля 855 года, а его преемник Бенедикт III правил с 6 октября 855 по 17 июля 858 года. Сомнительно, чтобы во время менее чем трехмесячного перерыва между их понтификатами кто-либо мог бы узурпировать папский престол. Легенда о папессе явно находится во взаимосвязи с вы­шеизложенным моральным кризисом. Первая запись легенды о папессе относится к 1083 году (обнаруживается у Марина Скота), а от него она распространилась на период средневековья (упоминание об этом имеется также у Давида Блонделя).

Согласно этим источникам, женщина-папа под именем Иоанн VIII правила с 855 по 857 год. Девушка по имени Иоанна воспитывалась в Майнце. По своему происхождению она была сестрой одного английского монаха, который занимался в Гер­мании миссионерством. Затем она жила и училась в Энгельсхай-ме, где, в частности, изучала и теологию. В Фульдском аббатстве, куда она ходила (в мужской одежде) учиться, девушка познако­милась с монахом также английского происхождения и страстно влюбилась в него. Они оба бежали, обошли Францию, Италию и наконец обосновались в Афинах. Здесь они якобы жили 10 лет, Иоанна продолжала изучать философию. Но ее молодой любов­ник внезапно скончался. После этого Иоанна направилась в Рим, где под именем Иоанн Анжелик получила разрешение Святого престола на открытие школы, в которой преподавала семь сво­бодных искусств*. Она быстро стала популярной и благодаря своим глубоким знаниям в области теологии и религиозности в 855 году стала кардиналом, а после смерти Льва IV была

* 8ер1ет аг1ев ИЬега1е8 (лат.) — совокупность наук, составлявшая основу светского образования в раннем средневековье и включавшая грамматику, диале­ктику, риторику, геометрию, арифметику, астрономию и музыку. — Примеч. ред.


избрана римлянами папой. Она якобы два года правила, ко всеобщему удовлетворению, однако в возрасте 32 лет вновь занялась поисками любовника, которого и нашла в лице при­дворного капеллана.

Но в конце концов обнаружилось, что она женщина, ибо от этой связи она забеременела. Как-то во время процессии папесса яала на коне из Колизея в Латеранский дворец, у нее внезапно ^"а7''"'' ".о^гч^ыс |"\'рчг'"и пгл \"';1Л1 с ^соня 'т тут v я;' месте

того убили участвовавшие в процессии священнослужители, по­сле чего обоих предали земле, чтобы избежать скандала. Над могилой якобы воздвигли часовню, а позже и статую, изоб­ражающую фигуру полной женщины с младенцем. Статуя дейст­вительно существовала: статуя Юноны, изваянная в Римскую эпоху. С тех пор религиозные процессии всегда избегали эту улицу.

Из анархии Х века папству помогла выйти возвышающаяся германо-римская имперская власть. К этому времени в Западной Европе уже сложились феодализм и феодальные государства. Во второй половине Х века германскому королю Оттону I Великому (936—973) удалось, опираясь на зависимых от него представи­телей высшего духовенства, преодолеть феодальную анархию, инспирируемую герцогами, и укрепить центральную государст­венную власть. Высшее духовенство оказывало ему помощь по­тому, что получало от короля крупные вассальные владения и взамен вассальной клятвы ожидало от государства защиты своих владений от посягательств светских властителей. Но гер­манского короля избирали герцоги, и его титул не был наследст­венным. Для того чтобы укрепить свою власть, королю необ­ходимо было стать императором, а путь к этому шел через церковь, Рим и Италию.

Германский король мог бы и впредь властвовать над фе­одальной анархией и. подпавшим под его влияние высшим духо­венством лишь в том случае, если и глава церкви, папа, окажется под его влиянием. Однако для этого было необходимо ввести в рамки местную итальянскую феодальную анархию. Этим устремлениям короля пошел навстречу и сам папа, чтобы от далекого императора получить защиту против местных феода­лов. В середине Х века папа находился в таком же стесненном положении, как и во время вторжения франков. Существовала угроза нападения со стороны итальянского короля Беренгара II. Папа Иоанн XII обратился за вооруженной помощью в борьбе против итальянского короля к германскому королю Оттону I.


Оттон после быстрого завоевания Северной Италии в 962 году вступилв Рим, где был коронован напой в качестве римского императора. Оттонова грамота о привилегиях для римской церк­ви (ОМошапит), основываясь на Каролинговой дарственной гра­моте, регулировала отношения между папой и ожившей импери­ей. Вначале в грамоте перечисляются те территории, которые являются частями Папского государства или же на которые распространяется папская юрисдикция (Римское герцогство, Ра-веннский экзархат, Романья и Пентаполь). Дарственная грамота признавала Сицилию и Южную Италию вассалами папы. Им­ператор гарантировал папе поступление налогов из герцогств Тоскана и Сполет о, но сохранил за собой верховную власть над ними. (В пакте папа выдвинул претензии на Венецию, Истрию, а также на Корсику.) Оттон в соответствии с грамотой Лотаря (ЪоШапапит) от 824 года обеспечил за собой преимущественные права над Римом и Папским государством. Избранного папу не могли интронизировагь до тех пор, пока император не утвердит результаты выборов, а сам папа не принесет присягу на верность императору. Были возобновлены также имперские торжествен­ные ритуалы.

Оттон на время освободил папу от влияния аристократии, но одновременно вынудил его подчиниться своей власти. Совершил­ся почти такой же процесс, как и при Карле Великом. Вопреки своему обещанию От топ так и не вернул папе отнятые у того в ходе борьбы противоборствующих партий в начале Х века, а теперь отвоеванные императором области Романья и Пен-таполья. Этими территориями папам удалось вновь овладеть лишь в XI веке.

Идея политического универсализма в ограниченных рамках вновь появилась и обрела смысл с 962 года в германо-римской империи, которую лишь намного позднее назвали "Священной Римской империей германской нации" (НеШ§е8 ЯопнвсЬеа КеюЬ Оеи18сЬег На^оп). Вновь созданная империя не предпринимала попыток подчинить своей реальной власти существовавший в то время христианский мир. Титул императора, обусловивший его первенство среди христианских правителей, означал и его поли­тическое господство над Италией, и прежде всего его обязан­ность защищать римскую церковь.

В Х—XII веках Германская империя (во времена правления саксонских королей) осуществляла верховенство в Европе в тес­ном союзе с церковью. "Немцев также завоевывали, обращая их в христианство", — метко пишет Ранке (Ранке Л. Римские папы в последние четыре столетия, т. I, с. 18). Завоевания наряду с Италией распространялись на Восток, шла христианизация славян и венгров. Руководителями складывающейся таким об­разом новой Христианской республики были император и папа:

император как защитник церкви пользовался первенством над христианскими государями, а папа осуществлял духовную власть, и в его права входило коронование императора.


Однако Христианская республика (КехрпЬНса СЬпкиапа) су­ществовала лишь теоретически. Итальянские феодальные госуда­рства (находившиеся в союзе с папой или враждовавшие с ним) оказались еще довольно сильными для того, чтобы сделать чужеземную (немецкую) власть в Риме неустойчивой. Как только Оттон удалился из Рима, пришлось бежать и папе. Даже более того, в 963 году сам папа, приверженец германского императора, испугавшись властя своею мецената, искал союза с прежними своими врагами против германского императора. В 963 году Оттону пришлось во второй раз войти в Рим, он низложил папу Иоанна XII и организовал формальный процесс против него. По желанию императора новым папой стал светский чиновник, рим­лянин, который назвался Львом VIII (963—965). Однако римляне подняли против него бунт еще тогда, когда император находился в пределах города. Бунт был подавлен, но, как только импера­торское войско ушло, пришлось бежать и Льву. Участники бунта были рассеяны Иоанном XII и его сторонниками, которые в 964 году легко вновь захватили Рим и снова признали Иоанна до­стойным папского звания. Теперь они организовали судебный процесс против папы Льва и его приверженцев. Однако расправа приняла чересчур большие размеры, и Иоанн XII до конца своей жизни страшился мести императора. (Этот папа умер в 964 году от апоплексического удара, который якобы настиг его во время прелюбодеяния, что современники восприняли как Божью кару.) Римляне вместо Иоанна избрали папой Бенедикта V, но летом 964 года вновь вернувшийся с войском имп^атор Оттон низ­ложил Бенедикта V и отправил его в изгнание в далекий Гамбург. Император, естественно, привез с собой своего протеже. Льва VIII, и посадил его на папский престол. Эти смуты свидетель­ствуют о том, что удаленная Германская империя не служила надежной защитой для пап в их борьбе против местных феодаль­ных партий.

Однако нельзя не отметить один из результатов действий императорских войск. Когда в 965 году скончался Лев VIII, римляне направили в Саксонию к императору свою делегацию, чтобы тот назвал своего кандидата. Намеченный императором Иоанн XIII (965—972) благодаря этому получил большинство голосов, таким образом, избрание было каноническим.

Император Оттон II (972—983) не очень занимался Италией, ибо дома его донимали свои противники. Это способствовало тому, что в Риме вновь к власти пришла партия аристократов. Почти полвека семейство Кресченциев распоряжалось папским престолом. Сын уже упоминавшейся выше Теодоры Младшей, Кресченций, велел заточить в Замок Святого Ангела и убить выдвинутого императором папу Бенедикта VI (973—974). Папу Бонифация VII из рода Кресченциев (973—984) войска императо­ра в свою очередь изгнали из Рима, и Бонифаций, захватив церковные ценности, бежал, не останавливаясь до самой Визан­тии. Вновь папство на протяжении многих десятилетий оказалось


между молотом и наковальней, воюющими между собой гер­манским императором и римской аристократией. В 983 году в Германии скончался Оттон II, и на троне оказался 3-летний Оттон III. Воспользовавшись этим, Кресченции путем убийства новых пап восстановили свою власть.

Положение изменилось лишь тогда, когда в 996 году Оттон III взял власть в свои руки и вновь навел порядок в Риме. Оттон, как только получил церковный сан его дальний родственник — немецкий епископ, возвел его на папский престол. Григорий V (996—999) был первым немцем, ставшим папой, за которым последовал затем целый ряд его соотечественников. Уверова­вшая в поддержку Византии римская аристократия, возглавля­емая Кресченцием, не хотела мириться с немецким господством. Папа, ставленник Оттона, был вновь изгнан, и на папский пре­стол возведен антипапа. Но за это император страшно отомстил. В 998 году Кресченции был обезглавлен на крыше Замка Святого Ангела, антипапа (Иоанн XVI) — низложен, изувечен и, привя­занный к спине осла, изгнан из города.

Оттон III не возобновил Оттонианум (Оттоновы привилегии) для пап, а полностью подчинил их своей власти. Он сделал попытку ликвидировать также власть крупных феодалов, но с не­большим успехом. Оттон возвел на папский престол под именем Сильвестра II своего приближенного, учителя и друга, француза Герберта, архиепископа Реймсского, занимавшего папский пре­стол с 999 по 1003 год. Здесь прослеживается аналогия: им­ператор Оттон М1.йл себя новым Константином, во время прав­ления которого папой был Сильвестр I. Император Оттон III и папа Сильвестр II мечтали о Христианской республике, и это воодушевляло их на реставрацию империи. Однако в 1002 году бунт римской аристократии побудил к бегству молодого им­ператора-мечтателя и папу: их власть была еще недостаточной, чтобы держать в узде римлян.

Когда произошло образование венгерской государственности, Оттон III и папа Сильвестр II предполагали осуществить идею христианского универсализма, в соответствии с которой в 1000 году Святой Иштван получил из рук Сильвестра корону. Харак­терно, что Иштван испрашивал корону не у Византии, хотя венгерскую церковь организовали латинские и греческие мисси­онеры. Присылка короны была также символическим актом, означавшим независимость страны: тем самым папа признавал Иштвана суверенным христианским монархом, в семье которого власть передается по наследству. Одновременно это символизи­ровало божественное происхождение власти. Иштван в свою очередь даровал свою страну Святому Петру (поэтому позже, например, Григорий VII и Иннокентий III выдвигали требования вассальной субординации) и получил титул апостолического по­сла (отсюда апостолический титул венгерских королей). В более поздние времена венгерские короли в противостоянии сверхдер­жаве, Германской империи, пытались опираться на пап.


После смерти Оттона III (1002) род Кресченциев восстановил свое господство в Риме. В первой половине XI века вновь последовала череда пап, которые в гораздо большей степени зависели от аристократических партий, чем от германских императоров. Вначале всю полноту власти в Риме осуществлял сын казненного Кресченция, Иоанн, который, будучи патрици­ем, и назначал пап. После смерти Иоанна, наступившей в 1012 году, власть перешла к противной партии, к потомкам семейст­ва Теодоры-Марозии, к дому графов тусколомских. Граф Аль-берих посадил на папский трон своего брата под именем Бенедикта VIII (1012—1024). Папу Бенедикта следует упомянуть в связи с тем, что лишь с него стало обычаем — в настоящее время это уже закономерное явление — менять при избрании в папы имя, до этого такие случаи были редки. Тусколомские графы жили мирно с далеким германским императором. Короля Генриха II (1002—1024) папа Бенедикт VIII в 1014 году короно­вал в Риме в императоры. Генрих был довольно щедр в Герма­нии по отношению к высшему духовенству, но именно поэтому он был столь упорным в отстаивании своего права назначать епископов. Стоит также упомянуть о том, что Генрих в согласии с папой в 1022 году в связи с проводимым в Павии собором высказался за строгое наказание женатых священников и нару­шителей целибата хотели покарать, исключив их из духовного сословия.

Последовавшего за Генрихом II Конрада II (1024—1039), который был коронован в Риме императором в 1027 году, Ита­лия не очень интересовала. В Риме власть над папами он уступил аристократам. В 1024 году тосканская партия даже посадила на папский престол мирянина, брата скончавшегося папы. Иоанн XIX (1024—1032) за один день прошел все ступени церковной иерархии. Этот папа стал одиозной фигурой в связи с тем, что он за крупные суммы открыто занимался продажей епископских должностей. После смерти Иоанна папой вновь стал представи­тель тусколомских графов: молодой человек 18 лет, получивший имя Бенедикт IX. При нем симония расцвела в такой степени, что сам папа продал тиару и трон за довольно крупную сумму денег, предложенную покупателем, протопресвитером по имени Джо-ванни Грациано, который под именем Григория IV (1045—1046) вступил на престол Святого Петра. Купленное папство неожи­данно было поддержано теми, кто как раз и выступал против­никами симонии, ибо новый папа этим актом хотел освободить папский престол от юнца Бенедикта, который вел позорную, развратную жизнь. Однако с куплей-продажей папского престола ни император, ни римские партии не были согласны. Вновь усилившаяся партия Кресченциев уже в противовес Бенедикту IX выдвинула антипапу в лице Сильвестра III. Таким образом, в 1046 году одновременно было трое пап: Бенедикт IX, Григорий IV и Сильвестр III.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.