Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Духовное пробуждение в России





С.П. Ливен

Духовное пробуждение в России

Воспоминания княжны С.П. Ливен

Оглавление

Предисловие
Введение
Начало духовного пробуждения и участие в нем Лорда Редстока
Состояние церкви и проповедь Евангелия в конце прошлого века в России
Первые обращения
Рост евангельского движения
Исцеление Анны Кирпичниковой
История Гореновича
Выписка из свидетельства Гореновича
Рост движения
Цыганка в тюремной больнице
Духовная литература
Общественная деятельность верующих
Столкновение с представителями православной церкви
Рост церкви и гонение
Жизнь в изгнании
Мои родители
Иностранные гости. Некоторые сотрудники
Верность преследуемых
Наши братья по вере
Страдальцы за веру
Сестры во Христе
Иван Степанович Проханов и община
1905-ый год
Среди молодых девушек
Среди студентов
Заключение
Послесловие

Предисловие

Автор этих воспоминаний, София Павловна Ливен, во время одного из своих путешествий, была призвана Господом от этой временной жизни в вечные обители. На её надгробной плите здесь в Корнтале близ Штуттгарта высечено пасхальное приветствие: "Христос Воскрес!" О деяниях воскресшего Господа среди народа России и в жизни отдельных людей С.П.Ливен свидетельствует в ясной и увлекательной форме. Автор, сама пережившая духовное возрождение, видела это действие Духа Святого в жизни многих людей. Да пробудит это повествование у читателей искание Бога Живого и да не успокоятся они, до тех пор, пока не познают блаженной уверенности в спасении во Христе. И пусть в этом поможет им эта книга - личное свидетельство верующей души - Софии Павловны Ливен.

Г.Бранденбург

Введение

Много раз меня просили написать о началах Евангельского движения в России, т.к. я осталась одна из немногих в живых, связанных с этой эпохой, и могу рассказать об этом благословенном времени. При всей готовности исполнить эту просьбу, я сознаю недостаточность своих воспоминаний и потому прошу заранее простить меня за их неполноту. Родилась я, когда движение это уже началось, и первые годы его протекли в моей ранней молодости. В детстве мало обращаешь внимания на важные происшествия. Всё же рассказы старших, своих же родственников, запечатлелись в моём сердце, и оставили в памяти ясное представление о том, как русское общество настойчиво искало Христа, как своего личного Господа и Спасителя. Позже мне было дано и самой принять участие в русском Евангельском движении, а потому я и беру смелость написать о том, что помню. Прежде чем приступить к описанию этого пробуждения, я хочу ещё нечто вставить. Было это в двадцатых годах нынешнего столетия. Пропаганда безбожников была в полном ходу. В наше село приехал докладчик, безбожник, для борьбы с религией. Намечен был целый ряд митингов, в том числе один, направленный исключительно против Евангельских христиан. На этот специальный диспут пригласили и нас, членов местной общины Евангельских христиан с тем, чтобы мы имели случай ответить на речь докладчика. Нам как бы предлагали исполнить завет нашего "учителя Христа": "Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари". Такой случай невозможно было пропустить, а потому в назначенный вечер я оказалась на террасе бывшего дома моей тёти, рядом с "товарищем X.", борцом против веры. Пред нами на лугу сидели на скамейках ряды слушателей, к которым я обратилась со словом. Докладчик поднял вопрос, кем, собственно, являются Евангельские христиане и откуда они взялись? Я сказала, что во все времена христианства появлялись такие группы верующих, хотя и носившие различные названия, имевшие целью вернуться к первоисточнику, и ставили основанием своей веры Христа. Нас вначале называли Редстокистами, затем Пашковцами, в Прибалтике нас считали Баптистами, и затем мы стали называться Евангельскими Христианами. Но дело не в названии. В Евангелии Иоанна 7 глава, 17 ст. сказано: "Кто хочет творить волю Его (т.е. Божию), тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю". Обратившись к докладчику, я сказала: "Если Вы, гражданин X., действительно ищете блага и добра, то Вы не сознавая того, ищете Бога, т.к. истинное благо только в Нём, и, творя благо, Вы поймёте, откуда исходит учение Евангельских Христиан". Это и теперь остаётся моим убеждением. Евангельское движение в России, о котором мне предстоит писать, не было делом рук человеческих или осуществлением плана какой-бы то ни было миссии. Здесь было действие Духа Божьего в сердце одного человека. Бог призвал его, и он послушался.

Состояние церкви и проповедь Евангелия в конце прошлого века в России



Необходимо сказать кое-что о тогдашнем религиозном положении в России. Православная церковь была государственной религией. В противоположность католичеству, чтение Слова Божия в ней разрешалось. Всё же за протекшие столетия к основным истинам Священного Писания присоединилось немало постороннего. Богослужение окружено было роскошью и блеском. Литургия, обряды и одеяния священнослужителей в основе служат прообразами евангельских повествований и истин, но вместо того, чтобы облегчить человеку понимание этих великих истин Божиих, они лишь затемняли их. К тому же, Евангелие читалось на старославянском языке, недостаточно понятном простому народу. Немногочисленные проповеди были скорее поучениями, и благовестие спасения во Христе не по делам праведности, а по вере не приносилось. Торжественные праздники, прекрасное песнопение и радость воскресения на Пасху несомненно действуют возвышающе и приводят в умиление душу богобоязненную. Исповедь и причастие освобождают совесть искреннего православного, но всё это редко приводит к решительному разрыву со грехом и радостной уверенности спасения. Богопочитание, полное смирения и праведности, могло стать для искренней души препятствием принять верою искупление и усыновление не по делам, а как дар благодати Божией, согласно Посланию к Ефесянам 2:8-9. Нужно, однако, сказать, что есть опасность для евангельского верующего возгордиться своим познанием истины и впасть в самомнение и гордость, в чём иногда без основания упрекают нас, евангельских Христиан. Будем же всегда помнить, что "Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать" (1 Пет. 5:5). Одно несомненно: "Благовестие Христово есть сила Божия ко спасению всякому верующему" (Рим. 1:16) и "Вера от слышания, а слышание от Слова Божия" (Рим. 10:17). Такой проповеди "благой вести" Евангелия не хватало в России. Высказанным я не хотела бы произвести впечатление, будто одна Россия в то время нуждалась в вести спасения по вере во Христа Иисуса. Слова Спасителя: "Кто не со Мною, тот против Меня" (Матф. 12:30) и "должно вам родиться свыше" (Иоан. 3:7), а также о пути в жизнь и пути, ведущем в погибель (Матф. 7:13-14), забыты в христианском мире, а потому благовестив, одухотворённое свыше, и живое свидетельство, рождённого свыше носителя Евангелия, нужны во всякой стране, для всех христианских вероисповеданий. Таким носителем благой вести стал для России, а позже и для других стран, лорд Редсток.

Первые обращения

По прибытии в Петербург лорд Редсток начал проповедовать в маленькой англо-американской церкви на Почтамтской. В скором времени у некоторых слушателей стало открываться духовное зрение, и глубокое сознание своей греховности привело их к искреннему покаянию. За покаянием последовала вера в слова Евангелия об искупительной жертве Христовой. С ними произошло то же, что некогда с ефесянами, которым ап. Павел пишет в 1-ой главе, в 13 -ом стихе своего послания к ним: "В Нём (во Христе) и вы, услышавшие слово истины и уверовавшие в Него, запечатлены обетованным Святым Духом". Уверенность в спасении, конечно, исполнило радостью обретших её. Оправдывались слова 12-го стиха 1-ой главы Ев. Иоанна: "Тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими"... Было ясно, что для многих пришёл Божий час. Теперь, думая о некоторых из тех, кто участвовал в описываемом пробуждении, я вижу, что Бог коснулся их уже раньше, а теперь, слушая ясное изложение Слова Божия, они обрели уверенность, которой не доставало им до тех пор. Так было с графом Модестом Модестовичем Корфом, церемонимейстером при Царском Дворе (одна из высших придворных должностей), который занимался распространением Священного Писания, лично не испытав ещё прощения своих грехов. То же было и с сестрами Козляниновыми. Они приблизительно в то же самое время получили духовное благословение в Швейцарии и вернулись счастливыми детьми Божиими в своё Калужское имение. То же самое можно сказать и о моей матери. Ещё до своего замужества, находясь в Англии со своей матерью, она случайно узнала о собраниях в доме одного пожилого англичанина, бывшего министра не то почты, не то путей сообщения, по фамилии Блеквуд. В то время духовные собрания в частном доме, да притом улица из высшего общества, были явлением необычным. Заинтересовалась ими и моя мать. Но хотя она пошла туда из любопытства, Слово Божие коснулось её сердца. Хозяин дома просто и ясно говорил о двух путях и о важности выбора между светом и тьмою, между Иисусом Христом и сатаною, между небом и адом. Она слышала об искупительной жертве Христа и тут же решилась стать на Его сторону. Она верою приняла прощение грехов и искупление в крови Христовой. Радость спасения не покидала её, но вся полнота, ответственность, связанная со званием христианина, ей открылась лишь позже. Все вышеназванные приходили на проповедь лорда Редстока с сердцами уже подготовленными, но были и такие, для которых слова его были новы и непривычны. Среди них был, например, отставной полковник Кавалергардского полка, Василий Александрович Пашков, богатый помещик, чрезвычайно добрый и благородный человек. Новое религиозное течение сначала не пришлось ему по сердцу, и он не желал слушать лорда-проповедника. Однажды жена его, Александра Ивановна, пригласила лорда Редстока к обеду. Василию Александровичу ничего не оставалось делать, как любезно встретить гостя по обычаю русского гостеприимства. За столом гость всё время говорил о Слове Божием, и присутствующие с интересом слушали. По окончании обеда всё общество перешло в гостиную, где беседа продолжалась. И вот лорд Редсток внезапно предложил встать на колени и помолиться. Это многим показалась странным и непривычным. Но молитва Божьего человека так сильно подействовала на Василия Александровича, что ему внезапно открылось его собственное состояние. Он понял, что всё слышанное из Слова Божия касалось его лично. Он почувствовал свою греховность и отчуждённость от Бога, тут же стал каяться, и ему открылся не только его грех, но и величие спасения Божия во Христе Иисусе. Всей душой уверовал во Христа как своего личного Спасителя, пролившего кровь Свою и за его грехи и воскресшего для его оправдания, и он верой получил прощение. На нём исполнилось слово из 1-ой главы 1-го послания Иоанна, 9-ый стих: "Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды". Встав с колен, он был уже не тем, что раньше, он стал новым человеком во Христе Иисусе, искупленным Господом, согласно 2 Кор. 5:17: "Итак, кто во Христе, тот новая тварь, древнее прошло, теперь всё новое".

Рост евангельского движения

С того времени Василий Александрович сам стал возвещать Евангелие. Проповедовал он по-русски, и круг слушателей сразу расширился. Прекрасный Пашковский дом на Французской Набережной стал центром евангельского служения в Петербурге. Иногда по вечерам собирался круг близких знакомых, с которыми велись духовные беседы; в другие определённые дни зал наполнялся посторонними, и Василий Александрович свидетельствовал им о том, что Христос совершил в его личной жизни и открывал истину искупления ищущим спасения душам. Участники этих собраний, оставшиеся в живых до наших дней, рассказывали мне, насколько их сначала поражала своеобразность этих вечеров. В нарядном зале люди самых разных званий и сословий, сидя вперемешку на шёлком обтянутых креслах и стульях, внимательно вслушивались в простые евангельские слова о любви Божией. Собрание сопровождалось пением. Вокруг фисгармонии стояла группа молодых девиц; они свежими голосами пели новопереведенные с английского языка евангельские песни, призывающие ко Христу. Их пение сопровождалось музыкой талантливой певицы и труженицы на ниве Божией, Александрой Ивановной Пейкер. Трое из этих молодых девушек были дочери хозяина дома, Пашкова, трое - дочери министра юстиции, графа Палена, и две княжны Голицины. Одна из этих девушек в 1954 году, уже дряхлой старушкой, вспоминала о силе и богодухновенности проповеди Василия Александровича. Всё, начиная с его внешнего облика, его благоговейного отношения к Слову Божию и глубокой убеждённости, потрясало слушателей. Ясно изложенное Слово Божие при содействии Духа Святого творило чудо обновления и радость спасения в душах, и они становились воистину "новою тварью" во Христе Иисусе. Противники движения, конечно, могли задавать себе вопрос: проявляется ли в "обращённых" эта новая жизнь и в чём именно? Если новообращённые и не становились совершенными, всё же разница между их прошлым и их настоящим была громадная. Все грубые грехи отпадали; так, пьянство, божба и безнравственность сразу исчезали. Квартиры становились чистыми, и в домах водворялся мир. Многому ещё оставалось научиться, но основа новой жизни была заложена, а где появляется жизнь, там бывает и рост. Василий Александрович не ограничивался собраниями, он ходил в больницы и тюрьмы, чтобы и больным и заключённым принести благую весть о Христе. Случались поразительные обращения среди преступников, а также исцеления больных по вере. Ещё в детстве я слыхала о таких исцелениях по молитве. Василий Александрович Пашков, как и граф Корф, обладали этим даром. Помню, как все близкие находились под впечатлением исцеления одной бесноватой. Злой дух покинул её после молитвы нескольких братьев, продолжавшейся много часов подряд. Она стала тихой и кроткой ученицей Господней и верным чадом Божиим. По её молитвам и по примеру её жизни муж её был приведен ко Христу. Историю её исцеления я нашла среди бумаг семьи Пашковых и передаю её, как она была записана в 1887 году.

История Гореновича

Горенович был сыном священника в Малороссии. Родители отдали его в гимназию, но к науке он не проявил особого усердия и вскоре попал в дурную компанию, попал в кружок нигилистов-материалистов того времени, был арестован и посажен в тюрьму. Когда мать его узнала об аресте сына, она немедленно приехала навестить его и уговаривала его выдать своих единомышленников, чтобы получить свободу. Сначала он категорически отказывался. При всей привлекательности свободы, мысль стать предателем казалась ему хуже заключения. Одновременно с ним в тюрьме сидели штундисты, арестованные за свои религиозные убеждения. Они произвели на него сильное впечатление. Некоторые из них оказались соседями по камере. Ночью, ходя взад и вперёд по своей камере, удручённый и несчастный, он слышал их бодро поющими духовные песни. Он спрашивал себя, кто эти люди, которые могут так радостно распевать в стенах тюрьмы? Почему заключение не казалось им столь страшным, как ему? Настойчивые просьбы матери и тоска по свободе понемногу взяли верх, он выдал имена своих товарищей, и его немедленно освободили. Как это ни странно, выйдя на свободу, он снова вернулся к своим единомышленникам, не отдавая себе отчёта, что они теперь стали его врагами. В их отношениях к нему не было заметно вражды, кроме некоторого холодка и сдержанности в разговорах. Его, как и прежде, допускали к некоторым комитетским заседаниям, всё казалось в порядке, и Горенович чувствовал себя счастливым сверх ожидания. Вскоре один из товарищей предложил ему поехать на прогулку. Они хотели провести день в деревне и выбрали для этого место недалеко от Одессы, куда легко можно было доехать по железной дороге. Горенович принял предложение с удовольствием, не подозревая к какому ужасному концу оно приведёт. Он даже помог нести мешок, в котором скрывалась большая бутылка серной кислоты, предназначавшейся для него. Доехав до назначенной станции, они прошли ещё далёкий путь полями, а когда наконец оказались вдали от всякого жилья, один из его товарищей бросил вверх свою фуражку, и в то же мгновение Горенович получил страшный удар по голове и упал без чувств. Когда он пришёл в себя, то ощутил, что какая-то обжигающая жидкость изливается на его лицо и шею. Он старался закричать, но не мог. Боли были так ужасны, что он потерял сознание и пришёл в себя только в больнице, куда доставили его ослепшим с обезображенным лицом. Глаза, нос, зубы и одно ухо были полностью уничтожены, а правая рука настолько обожжена, что перестала действовать. Страдания от ожогов были так велики, что он умолял врачей дать ему яд, чтобы положить конец его мучениям. Когда он настолько поправился, чтобы покинуть больницу, его поместили в приют для неизлечимых. Ему, в 22 года, предстояло прожить жизнь свою среди слабых, больных стариков и старушек. Там в одно из своих посещений нашёл его Василий Александрович Пашков и узнал его печальную историю. Горенович был так удручён и ожесточён, что казалось невозможным найти путь к его сердцу. Василий Александрович попробовал беседовать с другими больными, находившимися в той же палате и притом как можно громче говорил и читал им из Евангелия, надеясь, что несчастный молодой человек хоть немного услышит о милосердии Божием. Всё это казалось бесполезным. Однако через несколько дней, к удивлению своему, Пашков получил письмо от заведующей этой богадельней с просьбой посетить Гореновича. По словам её, последнее посещение богадельни Пашковым не осталось бесследным для Гореновича, в его сердце что-то заговорило. Василий Александрович поспешил навестить его, беседа оказалась благословенной и закончилась обращением несчастного молодого человека. Позже Алексей Бобринский взял его к себе в имение, где он научился азбуке слепых. Два года спустя он уже настолько духовно созрел, что время от времени в собраниях по частным домам свидетельствовал о Христе и Его неизреченной любви. Он всегда ходил в чёрной маске, т.к. лицо его было слишком обезображено. Его дальнейшую жизнь можно считать настоящим чудом. Сверх всяких ожиданий, одна милая верующая девушка решилась выйти за него замуж. Она была глубоко предана ему. Они вместе открыли в деревне приют для слепых детей, который в продолжение многих лет поддерживался Василием Александровичем Пашковым. Люди, хотевшие убить Гореновича, были позднее найдены и осуждены. Горенович должен был предстать пред судом в качестве свидетеля. Пред всем народом, в зале суда, он в своих показаниях заявил обо всём, что Господь для него совершил. Один из подсудимых зарыдал увидев его лицо, и весь зал был потрясён, когда Горенович в конце своей речи сказал, что он полностью прощает своих друзей и от души желает им стать настолько же счастливыми, как и он теперь. Эти сведения целиком взяты из записей В.А.Пашкова, оставшихся после его смерти. В следующей главе моей книги я приведу рассказ самого Гореновича о его обращении. Доброта и щедрость Василия Александровича Пашкова были сказочны. Говорят, что управляющий его имением просил его сократить свою щедрость. В окрестности стало известно, что этот помещик помогает каждому, который обращается к нему с нуждой. Как только узнавали, что Василий Александрович у себя в имении, немедленно к нему стекались со всех сторон просители. Приходили, однако, не только нуждающиеся, но и все, кому не лень, и последнее огорчало людей серьёзных и положительных. Так что Василию Александровичу пришлось начать учиться быть разумным в добрых порывах и подчинять их руководству Божию. Письма, полученные им уже после его высылки, свидетельствуют о том, скольким он помогал и как многие его с благодарностью вспоминали. О том, как ревностны и бесстрашны были эти первые свидетели в своём служении Господу, свидетельствует следующий случай. Однажды, узнав, что эскадрон Кавалергадского полка, в котором он некогда был полковником, должен был пройти мимо его дома, по Набережной Невы, Василий Александрович вышел ему навстречу с пачкой Евангелий и, обратившись к командиру эскадрона, попросил его разрешения раздать их солдатам, на что тот дал своё согласие. Солдаты спешили, и каждый получил по Новому Завету. В те дни не было ещё запрета на распространение Священного Писания.

Рост движения

Лорд Редсток, через которого началось пробуждение, пробыл в Петербурге шесть месяцев. Спустя год или два, он вернулся ещё на полтора года, на этот раз с женой и всеми детьми, чтобы заняться теми, которые, благодаря его свидетельству, познали Господа Иисуса Христа, как своего личного Спасителя. Он видел необходимость ввести их глубже в Священное Писание и в понимание того, в чём заключается обновленная жизнь истинного христианина, а также указать им на ответственность нашу перед Богом, да и перед миром. Этим он напоминал ап. Павла, который мог писать фессалоникийцам: "Мы были... среди вас, подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими" (1 Фес. 2:7). Лет 30 спустя, графиня Елена Ивановна Шувалова, которую я встретила за границей уже пожилой, рассказывала мне, как она с благодарностью вспоминает лорда Редстока, терпеливо знакомившего нас со Словом Божиим, когда мы были духовно ещё детьми. Он учил нас, словно нянюшка в детской. Проживая в одном из отелей на юге Франции, графиня Шувалова тщетно искала людей для духовного общения. Наконец она нашла пожилую немку, с которой можно было говорить о Христе. "Но, - говорила мне Елена Ивановна, - тут-то я особенно поняла ценность того, что нам дал Господь через слугу Своего. Моя добрая благочестивая немка утешалась несколькими известными ей стихами Священного Писания и несколькими знакомыми церковными гимнами; это было и всё. Она имела веру и, наверное, была угодна Богу, но богатство Слова Божия было для неё закрыто, и с ней нельзя было делиться глубинами его". Благодаря такому правильному началу, русские евангельские верующие с первых дней были крепко укоренены в Слове Божием. Это и помогло им устоять во время преследований, а также давать отпор лжеучениям. Проповеди лорда Редстока привели к вере многих. Граф Модест Модестович Корф, благочестивый, добродетельный молодой человек, искавший спасения души, обрёл это спасение по благодати Господа Иисуса Христа через служение лорда Редстока и стал искупленным и помилованным грешником. Целью его жизни стало прославлять Бога и своего Спасителя Иисуса Христа и призывать ко Христу всех грешников. Таким он и остался до глубокой старости, и до того дня, когда Господь призвал его к Себе. В то время он был одним из первых работников на ниве Божией. Две сестры Козляниновы, о которых уже говорилось выше, сразу стали деятельными сотрудницами движения. Александра Ивановна Пейкер, обратившаяся ко Христу через известного служителя Божия, проповедника Муди, вернувшись из-за границы, нашла в Петербурге для себя духовную семью. Свой прекрасный голос оперной певицы отдала на служение Господу. Её пение и свидетельство о Господе несли утешение больным, усталым и разочарованным в жизни, ободряли молодых в следовании за Господом. Таким образом рос круг работников. Граф Бобринский, бывший тогда министром путей сообщения, захотел узнать причину резкой перемены в жизни многих своих друзей и знакомых. Он подошёл к лорду Редстоку с сильным предубеждением и сразу сказал ему, что противоречия в Библии доказывают её несостоятельность. Лорд Редсток предложил ему указать на эти противоречия, но на это граф ответил, что сделает это при следующей встрече. Граф Бобринский принялся за дело серьёзно. Далеко за полночь засиживался он за Библией, внимательно читал и перечитывал Ветхий и Новый Заветы и через несколько дней приехал к лорду Редстоку, чтобы указать последнему места, которые ему казались противоречащими друг другу. Он был уверен в своей победе. Но тут, как он сам позже рассказывал, произошло необъяснимое. Вот его собственные слова, как я их нашла в воспоминаниях графа Корфа: "Каждый стих приведенный мною в доказательство правильности моих взглядов, немедленно становился как бы стрелою, направленной против меня. Во время нашей беседы я почувствовал силу Духа Святого. Я не мог объяснить, что со мною произошло, но я получил рождение свыше". Граф Бобринский тоже был одним из первых работников для Господа, тех, кто усердно взялся за дело Христово тех дней. Княгиня Вера Фёдоровна Гагарина, сестра моей матери, молодая, красивая, счастливая в браке и обладавшая средствами, казалось бы, имела всё, чего человек может пожелать для своей земной жизни. Однако она испытывала нужду в чём-то высшем и вечном, как и самый обездоленный человек. Для меня этот живой пример всегда остаётся радующим меня доказательством, что Царство Божие нужно людям всех возрастов и положений, а не только престарелым, больным и обездоленным, как часто приходится слышать. Оно является высшим благом, превышающим все богатства сего мира и доступным для всякого, искренно ищущего его. Но человек от природы ослеплён наружным блеском. Ему трудно заметить невидимое и предпочесть его земным ценностям, особенно когда они подступают к нему в привлекательном виде или соответствуют его умозрению. Духовное прозрение человека - это всегда чудо. Многие считали, что Вера Фёдоровна Гагарина, как и Василий Александрович Пашков обратились в Англии, но на самом деле, и тот и другая обратились в Петербурге. Моя тётя Вера Фёдоровна сама мне рассказывала, как во время одного собрания её поразило прочитанное из Книги Бытия слово. Лорд Редсток прочёл из Ветхого Завета: Бытие 3 гл., 9 стих, в котором Бог обращается к Адаму со словами: "Где ты?" Эти слова проникли ей в сердце и не давали ей покоя. Она спросила себя, если бы Господь задал ей сегодня такой же вопрос, она бы не знала, что ответить, не знала, где находится её душа: среди спасённых или погибших. А когда в конце собрания прозвучали давно знакомые ей последние слова Христа на кресте: "Совершилось", внезапно открылись её внутренние глаза, свет проник в её сердце. Не раз читая это место из Слова Божия или слыша его во время церковных служб, она считала, что эти слова говорят о конце земных страданий Христовых. Но теперь она поняла их настоящий смысл: что на Голгофском кресте была принесена жертва за всё человечество, и что "совершилось" искупление, предсказанное пророками. Свет свыше озарил её сердце, и она поняла, что это великое спасение включает и её, и что ей остаётся верою принять его. То, чего она не могла достигнуть ни стараниями, ни добрыми делами - было совершено Христом и давалось ей даром. Перед окончанием собрания лорд Редсток, обратившись к присутствующим сказал, что он чувствует, что есть среди них кто-то, кто сегодня должен отдаться Христу или уже отдался и просит этого человека встать, что она и сделала. Среди этого, частью ещё светского общества, окружённая знакомыми и родственниками, молодая княгиня безбоязненно засвидетельствовала, что она сегодня приняла спасение и отдаётся Христу. С тех пор она стала одеваться просто и скромно, посещать больных и заключённых и читать им Слово Божие. И до конца жизни своей она была известна своею щедростью в деле помощи нуждающимся и ревностью в распространении Слова Божия. Муж её, хотя и не разделял её взглядов, однако давал ей полную свободу действий. Из её посещений тюрем один случай запечатлелся в моей памяти. В то время среди арестантов встречались и политические заключённые, которых тогда называли нигилистами. Когда она говорила с одним нигилистом о Христе и Его учении, он стал утверждать, что их учение было то же, что и Христово, потому что они выступали против правительства из любви к человечеству. Тогда тётя моя спросила его, всех ли людей он любит? "Да", - ответил он уверенно. И этого жандарма тоже?" - "Нет", - вырвалось у него с возмущением. "Вот видите, в этом вся разница. Иисус Христос учит нас всех любить, так как Он за всех умер, в том числе и за этого жандарма". Известна в то время была и Елизавета Ивановна Черткова, вдова генерала Черткова и мать Владимира Григорьевича Черткова, будущего последователя и близкого друга Льва Николаевича Толстого. Она была сестрой Александры Ивановны Пашковой. Глубоко опечаленная потерей двух ещё молодых сыновей и смертью любимого мужа, она нашла утешение и новую жизнь верою в Иисуса Христа, Сына Божия, её Спасителя. С ней это совершилось, насколько я знаю, при встрече с лордом Редстоком за границей. Её доброта и милая сердечность располагали к ней не только верующих, но и всех, с кем ей приходилось сталкиваться в жизни, даже молодёжь. Интересны её посещения тюремных больниц и те трудности, с которыми была связана эта работа.

Цыганка в тюремной больнице

(Из воспоминаний Е.И. Чертковой)









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.