Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Развитие отношений собственности в российском обществе: прошлое, настоящее и будущее





В России в конце XIX начале XX в. развитие отношений собственности дублировало те же процессы, которые происходили в других странах, развивающим свою рыночную экономику, товарное хозяйство.

Наблюдалось многообразие форм собственности – индивидуально-потребительская, индивидуально-эксплуататорская, индивидуально-трудовая, государственная, различные коллективные формы собственности (возникали первые акционерные общества).

Однако была и специфика, она заключается в том, что мы значительно отставали в отношении собственности от высокоразвитых в рыночном отношении стран.

В частности в России традиционно большой удельный вес и сильное влияние имела феодальная собственность, представленная собственностью крупных помещиков, ландифундистов и вплоть до 1861 г. эта форма собственности существовала де-юре и де-факто. После реформы и ликвидации крепостного права пережитки феодальной собственности сохранились вплоть до буржуазной революции в феврале 1917 г.

Кроме того, государственная собственность всегда играла большую роль, и огосударствление экономики было велико.

Наряду с государственной существовала собственность царской семьи, крупных государственных сановников, церковная собственность.

Большое значение также имела общинная собственность, которая, по сути, вышла из недр феодализма и сдерживала развитие капитализма, капиталистических и рыночных отношений. Реформа Столыпина 9 ноября 1906 г. предполагала разрушение общины, но она не была полностью разрушена и сохранила своё влияние вплоть до 1917 г., из неё выделилось 2,5 млн. крестьянских хозяйств – хутора, отруба, т.е. фактически фермерство, а фермерство это индивидуально-трудовая частная собственность, которая тесно связана с предпринимательской деятельностью, рыночными отношениями и способствует их развитию. Община не была разрушена потому, что в ней крестьянам было жить намного легче, выкупные платежи легче выплачивать и т.д.



Ещё одной особенностью нашей страны было слабое развитие по сравнению с другими странами индивидуальной собственности на предметы потребления, т.е. личной собственности граждан. Уровень народного потребления был значительно ниже, чем в других странах. И данное обстоятельство в сочетании с неразвитостью частной собственности вообще и, прежде всего, таких крупных ассоциированных форм собственности капитала как АО по сравнению с другими странами, предопределило возможность сравнительно быстрого перехода от одной формации к другой.

Возможность событий октября 1917 г. прежде всего, детерминировалось этой отсталостью, неразвитостью отношений собственности, в первую очередь, частной собственности в России.

В самом деле, гражданам нечего было терять, т.к. они имели в наличии малое количество потребительных благ, предпринимательство в массовом порядке отсутствовало, сильны были общинные тенденции, феодальные пережитки. Во многом из-за этого была возможность совершить революцию. Если обществу нечего терять, то его легче всего подвигнуть к революционным действиям и направить их энергию на свои красивые цели.

В связи с этим большевики строили своё новое общество и поначалу организовывали революцию 1917 г. имея благоприятный фон именно в плане развития отношений собственности, а поскольку частная собственность была плохо развита, это и открывало прямую дорогу для «квазикоммунистических» преобразований.

Ведь частная собственность - это якорь, который привязывает, закрепляет человека за сегодняшним днём и заставляет его более ответственно относиться к своему будущему, своему имуществу (мы сейчас не говорим о недостатках частной собственности, их много, но в этом частной собственности не откажешь). По крайне мере, субъект, имеющий собственность меньше поддаётся всяким авантюрам, красивым фразам, красивым лозунгам. Отсутствие частной собственности позволяет более эффективно манипулировать человеком, управлять им, что собственно и произошло у нас в России, когда совершилась Октябрьская революция и все последующие действия власти строились на базе сравнительно незначительного развития всех форм собственности кроме партийно-государственной. 1917 год был где-то предопределён и все последующие события Россия обречена была пережить, прежде всего с точки зрения развития собственности в российском обществе.

Сразу же после Октябрьской революции был принят, в числе множества других, и Декрет о земле.

В соответствии с этим Декретом была радикальным образом преобразована собственность на землю, если перед этим господствовала частная собственность, то теперь земля была национализирована[20], а крестьяне получали землю в бесплатное бессрочное пользование (не в собственность).

То, что у крестьян забрали собственность на землю вообще и отдали государству, в то время не воспринималось болезненно, многие просто не отдавали отчёт тому, что происходит. Какая разница, измученные солдаты пришли с войны, тяга к земле, чтобы что-то на ней произвести, собственность или пользование, тем более бессрочное, бесплатное, такие нюансы в условиях экономически безграмотной России не имели особого значения. Кроме того, крестьян освободил их от всех видов задолженности.

Однако это имело огромное значение для воцаряющейся власти, которая фактически, этим Декретом узурпировало право собственности на важнейший фактор экономической деятельности в условиях аграрной страны - право собственности на землю (мы сейчас также не оцениваем саму категорию государственной собственности на землю, здесь тоже есть свои плюсы и минусы, но установление тогда государственной собственности на землю имело далеко идущие последствия, далее мы увидим, в чём это выражалось).

Национализировали землю (а Россия, как известно, была аграрной страной, поэтому мы и начали с аграрного сектора), но при этом в сельском хозяйстве сохранялась частная собственность на средства производства кроме земли, на произведённую продукцию крестьянскими хозяйствами. Стали появляться первые коллективные хозяйства – различные сельскохозяйственные артели (колхозов тогда ещё не было), товарищества по совместной обработке земли (так называемые ТОЗы), т.е. только первые примитивные формы.

Хотя в первые послереволюционные годы доминировала частная собственность в сельском хозяйстве[21], она была представлена крестьянами-середниками, олицетворявшими индивидуально-трудовую собственность на землю (сами работали – сами собственники) и кулаками, которые активно использовали наряду с собственным трудом, одновременно использовали и наёмный труд беднейших крестьян.

 

В промышленности (в не аграрном секторе) практически сразу после революции национализировали банковскую (финансовую) сферу, потом ввели государственную монополию внешней торговли[22].

Самое главное в этот период – массовая национализация промышленности, которая стартовала практически одновременно с началом гражданской войны в середине 1918 г.

До этого предполагали национализировать промышленность очень медленно, постепенно и в качестве предварительной меры предполагалось ввести так называемый рабочий контроль, когда во главе предприятия остаётся старый собственник, старый менеджер, но одновременно создаются новые органы рабоче-крестьянской власти, эти органы рабочего контроля, которые контролируют собственника. В основном контролируют степень эксплуатации наёмных работников, но потом как-то выяснилось, что органы рабочего контроля слишком рьяно, с фанатизмом взялись за дело и практически сразу «задавили» старых собственников и старых топ-менеджеров. Те ответили бойкотом советской власти – отказывались работать, отказывались управлять предприятиями, и это вынудило советскую власть уже в середине 1918 г. решительным образом активизировать процесс национализации, переходу не только отдельных предприятий, но к практически поголовному переходу всех предприятий в государственную собственность.

Сразу выяснилось, что переход собственности на предприятия в руки государства не означал более эффективного функционирования этих предприятий, оказалось, что этими предприятиями некому управлять – старые менеджеры перестали работать вместе с собственниками, а новые ещё не сформировались.

У рабочего класса не было навыков управления предприятиями. Даже Ленин в то время, в середине 1918 г., написал работы «Очередные задачи советской власти», в которой он сравнил политику национализации в тот период с красногвардейской атакой на капитал. Это кавалерийский авангард, который оторвался от основных частей и тылового обеспечения - вроде захватил территорию противника, но что с ней делать не знает. Так и с национализацией – Россию завоевали, но надо ещё научиться Россией управлять. Т.е., захватили предприятия, а как ими управлять никто не знал.

Такая система просуществовала вплоть до 1921 г.

В годы гражданской войны шла активная национализация и централизация. В сельском хозяйстве, как уже было сказано ранее, сохранялась частная собственность, кроме частной собственности на землю. Однако была введена так называемая продразвёрстка, которая экономически девальвировала частную собственность. Продразвёрстка предполагала изъятие у крестьян сначала лишь прибавочного продукта, а потом забирали практически весь продукт необходимый для деятельности самого крестьянина, забирали практически всё через продразвёрстку. Вроде крестьянин частный собственник и вроде всё можно, кроме проведения операций с землёй. Но, тем не менее, экономически частный собственник не мог реализоваться, т.к. ввели продразвёрстку.

В результате в экономике сложилась очень тяжёлая ситуация – национализированные предприятия перестали работать, т.к. ими не могли нормально управлять, кроме того, многие из них были разрушены в ходе гражданской войны. В сельском хозяйстве крестьяне перестали производить продукцию вообще – сокращались посевные площади, забивали скота и т.д. Какой смысл производить, если всё равно всё заберут продотряды?

Поэтому X съезд РКП (б) в марте 1921 г. берёт курс на новую экономическую политику (НЭП). НЭП - это «оживление частной собственности» в промышленности и ещё в большей степени в сельском хозяйстве.

В сельском хозяйстве вообще убрали продразвёрстку и ввели продналог. Сначала ввели продуктовый, а затем и денежный налог. Размер налога был известен крестьянину до начала года и всё, что он произвёл сверх налога, оставалось за ним, переходило в его собственность. Такая, казалось, простая мера – введение продналога, резко активизировало сельское хозяйство. За три года в три раза увеличился объём валовой сельскохозяйственной продукции. В первый год произвели зерно, во второй, создав кормовую базу – резко увеличили производство животноводческой продукции. На третий год на рынке в достаточном количестве появились продукты переработки сельскохозяйственного сырья (колбасы, сыры, молоко и т.д.). Экономика резко «рванула» вверх.

В промышленности также наблюдалось некоторое оживление частной собственности. Создавались концессии с участием иностранного капитала (в основном в добывающей сфере). Началось развитие бизнеса, правда, не во всех сферах, а только в лёгкой, пищевой промышленности, сфере обслуживания. Появлялись частные предприятия, а с ними и «нэпманы». Была введена система хозяйственного расчёта – многие государственные предприятия были укрупнены, преобразованы в тресты и переведены на хозрасчёт и самофинансирования. Экономика, как говориться, «задышала» и стала развиваться частная собственность.

Это процесс продолжался где-то до 1926 г., когда довольно интенсивно в течение пяти лет после 1926 г. НЭП была свёрнута практически полностью, а вместе с ней практически ликвидирована частная собственность во всех её проявлениях. С 1926 г. этот процесс начался, т.к. в декабре 1925 г. состоялся XIV съезд ВКП (б),который взял курс на индустриализацию, на создание мощной индустрии, на превращение России из страны ввозящую машины в страну, машины производящие. Нужно было в кратчайшие сроки создавать индустрию, оборонную промышленность. Вокруг России было так называемое «враждебное капиталистическое окружение» и чтобы как-то выжить в этом мире необходима мощная промышленность.

Сама по себе индустриализация, которая шла впереди коллективизации в аграрной стране была, в первую очередь, политическим шагом и для его проведения нужно перестроить экономику. Где взять средства на индустриализацию? - Внешних источников практически не было, внутренние – да, можно было взять взаймы у собственного населения и с 1926 г. стали распространятся займы на восстановление и развитие народного хозяйства. Каждый гражданин должен был ежегодно подписаться на облигации внутреннего займа восстановления и развития на сумму одной заработной платы, это было обязательно. Но это всё «копейки».

Основным источником средств стало, конечно, сельское хозяйство, надо было оттуда забрать. Тем более, что 1921 – 1925 гг. это рост аграрного производства, сельское хозяйство поднималось, появилась ресурсная база.

С сельским хозяйством можно разговаривать на двух языках:

1-ый вариант – демократический, Бухарин выступал с этой позицией (концепция «врастания кулака в социализм»). Демократический – когда с помощью налогов, регулирования рыночных цен, с помощью каких-то субсидий со стороны государства оказывается поддержка государством сельского хозяйства, а потом деньги в виде налога идут в бюджет. (Кстати, по этому пути пошли в Китае. Когда они проводили приватизацию поднимали с помощью государства государственный сектор а потом, по мере того как он развивался его приватизировали.) Т.е. можно было постепенно вытаскивать деньги с помощью бюджетного планирования, налогообложения, но это политически не соответствовало той доктрине, которая была взята на вооружение, да и экономически это занимало довольно длительный период времени, а деньги были нужны сейчас, немедленно и как можно быстрее.

Так вот быстрее можно было сделать только силовыми методами (2-ой вариант). Тем более, что крестьяне повели себя «не по социалистически». В 1926 г. стали повышать цены на промышленную продукцию, чтобы её стимулировать – высокая цена это дополнительный стимул, дополнительный источник финансирования для промышленности. В то же время в сельском хозяйстве закупочные цены оставляли на низком уровне, даже несколько их понижая по мере увеличения производства. Следовательно, образовались так называемые «ножницы цен» (что является неотъемлемым спутником российского сельского хозяйства и сейчас один из факторов, который «душит» наше сельское хозяйство), когда постоянно повышаются цены на технику, горюче-смазочные материалы, удобрения, а цены на готовую продукцию не растут и даже снижаются. Это отрицательно сказывается уже в течение 80 лет.

Так вот, крестьянам невыгодно стало продавать свою продукцию по закупочным ценам государства, а рынка зерна уже не было, государство закупало по фиксированным ценам. И крестьяне стали поначалу «придерживать» сельскохозяйственную продукцию, а потом перестали производить вообще.

Тут XV съезд ВКП (б) в 1927 г.берёт курс на коллективизацию. Она задумывалась не столько как мера для подъёма сельского хозяйства, сколько как решение ресурсной проблемы для подъёма промышленности. Потому что коллективизация предполагала устранение частной собственности на средства производства, ресурсы и производимую продукцию. Всё это объявлялось кооперативно-колхозной собственностью. И здесь уже государство, создавая кооперативно-колхозные хозяйства и ставя там своих людей в лице председателя, имели возможность забирать всё уже не с отдельных крестьянских хозяйств как в годы продразвёрстки, а забирать всё необходимое государству у коллективных хозяйств соответствующей продукции. Эта продукция продавалась затем на Запад за валюту и на эти деньги приобретались станки, машины, оборудование и проводилась индустриализация.

Однако сельское хозяйство было «выбито из колеи», т.к. именно здесь как нигде частная собственность проявляет свои позитивные стороны при условии надлежащего законодательного регулирования отношений, связанных с владением, пользованием и распоряжением землёй и её продукцией.

Когда «расправились» с частным собственником в сельском хозяйстве, ликвидировали мелкого собственника в городе и промышленности фактически была уничтожена частная собственность за исключением личной собственности граждан. И XVII съезд ВКП (б) в 1934 г.(его называют «съездом расстрелянных», т.к. 75% делегатов закончили свою жизнь не естественным путём) провозгласил полную победу социализма в СССР на основании того, что ликвидирована частная собственность, эксплуататорские элементы и, следовательно, реставрация капитализма изнутри. Раз нет частной собственности, то никакой капитализм невозможен. Эта ситуация была закреплена в Сталинской Конституции 1936 г., где была документально закреплена полная победа социализма в СССР. Но затем, в конце 50-х объявили о полной и окончательной победе социализма, окончательная - когда нельзя реставрировать капитализм не только изнутри, но и снаружи, т.к. был создан социалистический лагерь. Хотя никто не отменял вектор развития общества, которое в будущем, скорее всего и будет социалистическим. Многие страны его строят, хотя и не заявляют об этом, но это будет не то, что было у нас в СССР, на Кубе и Северной Корее, где от социализма было одно название. Сейчас пока вообще нет социалистических государств. Но социализм нужно строить снизу, постепенно, каждый субъект должен осознавать свою выгоду и т.д.

По Конституции 1936 г.были следующие формы собственности:

- общественная (государственная и кооперативно-колхозная);

- личная собственность граждан;

- мелкая частная собственность единоличников и кустарей.[23]

Если личная собственность граждан не могла использоваться для извлечения доходов, носила чисто потребительский характер, то частная – предполагала возможность извлечения дохода, являющегося средством существования собственника. Закон выдвигал два необходимых требования к частной собственности: она должна быть мелкой и, главное, исключающей применение наёмного труда – эксплуатацию человека человеком[24].

Хотя кооперативно-колхозной собственности не было вообще, он была только де-юре. Т.к. колхозы не имели возможности владеть и распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению. Все параметры владения и распоряжения спускались сверху от партийно-государственных органов. Тогда вообще с верху приказывали практически всё – что производить, где производить и когда производить и сеять. Даже нормативы обслуживания сенокосилки спускались сверху. Всё планировалось – цены, фонды и т.д. Никакой свободы у коллективного хозяйства не было.

Личная собственность была, но всемерно проводился курс на недопотребление, ограничение на рост объектов личной собственности. Ресурсы инвестировались на предметы потребления по остаточному принципу, т.е. что от тяжёлой промышленности (группы «Б») остаётся, то и направлялось на предметы потребления граждан. Т.к. чем ниже уровень потребления гражданина, чем менее развиты его потребности, тем больше этот гражданин зависит от центра, тем проще управлять этим субъектом.

Человек с большими потребностями, у которого имеется имущество в собственности – это человек более самостоятельный и более независимый, он в состоянии автономизировать свою деятельность в обществе. У нас же никакая автономия не приветствовалась и всё, что шло с низу всемерно подавлялась, всё шло сверху. Всё это вело к ограничению личной собственности, хотя во всех документах съездов партии на первых страницах говорилось, что главной целью пятилетки является неуклонный рост благосостояния граждан. Оно повышалось, но очень медленно и не находилась на должной высоте.

Такая ситуация, при которой в экономике фактически господствовала партийно-государственная собственность, а личная собственность занимала второстепенное место, существовала вплоть до середины 80-х годов.

В 1977 г., правда, произошли некоторые изменения. В Конституции СССР 1977 г. (и Конституции РСФСР 1978 г.) была введена собственность профсоюзов и иных общественных организация и поставлена на третье место. Но даже в то время эта форма собственности была такой же фикцией, как и колхозно-кооперативная, т.к. профсоюзы и организации сами ничего не решали.

Так вот, с приходом к власти Горбачёва всё начало изменяться. Хотя в первый год он не хотел трогать социалистическую собственность и устранять её монополию. Ни какой серьёзной реформы он тоже не собирался проводить. Речь шла не об отмене социалистической собственности, а о наиболее полном использовании её преимуществ, так ставился вопрос в первый год (1985-1986).

Однако потом выяснилось, что экономика можно сказать «беременна» частной собственностью и требуется её легализация. С 1986 г. начинается и затем большими темпами идёт процесс разгосударствления экономики и собственности. Хотя до приватизации было ещё далеко.

В 1986 г. был принят Закон СССР «Об индивидуально-трудовой деятельности», на который мало кто обратил поначалу внимание. В нём разрешали только индивидам без образования юридического лица, после соответствующей регистрации и получения патента заниматься индивидуально-трудовой деятельностью, не совмещая её с участием в общественном производстве. Раньше тоже было личное подсобное хозяйство (колхозников, работников и т.д.), но на нём можно было работать после того, как отдан «долг» государству, т.е. заниматься своим хозяйством после основной работы, что останется, можно было вести на колхозный рынок.

Индивидуально-трудовая деятельность по Закону была введена не повсеместно, а только в ряде отраслей. Появились тогда первые частные кондитеры, обувные мастерские, службы металлоремонта, практикующие зубные врачи.

Через два месяца появился ещё один закон – Закон СССР «О борьбе с нетрудовыми доходами», поскольку скоро выяснилось, что доходы частных предпринимателей за эти два месяца настолько возросли, что оказались гораздо выше доходов в государственном секторе. И для того, чтобы как-то остановиться процесс дифференциации принимается этот закон. Увеличиваются ставки налогообложения, фиксируют цены на продукцию для невозможности их повышения.

В 1987 г. решением Совета Министров СССР появляются первые совместные предприятия. Фактически это уже частные предприятия, не государственные, они уже сами отвечают своим имуществом и распоряжаются им. Но государство довольно эффективно контролировало совместные предприятия. Хотя бы потому, что оставляет за собой право формировать уставный капитал в размере не менее 70 % от его объёма. С 1987 г. по 1991 г. доля российского участника в совместном предприятии должна была составлять не менее 70 %. А российским участником могли быть только государственные предприятия, и через преобладание доли российского участника в совместных предприятиях государство фактически контролировало деятельность совместных предприятий.

В мае 1988 г. появляется революционный Закон СССР «О кооперации в СССР» (вступил в силу с 1 июля 1988 г.) Он позволяет развиваться в экономике коллективно-трудовым формам частной собственности, т.к. первоначально была запрещена эксплуатация человека человеком в рамках кооператива.

Однако кооперативы довольно быстро обошли эту норму и практически через несколько месяцев основная их масса превратилась в капиталистические предприятия, коллективно-капиталистические или коллективно-эксплуататорские можно сказать. Но всё-таки в то время кооператоры должны были личным трудом участвовать в деятельности кооператива, что было существенным ограничением, хотя и его можно было обойти. Однако ограничения всё же оставались жёстким, но путь для развития частного, коллективного капитала был открыт.

Меняется, по сравнению с предыдущим законодательством иерархия форм собственности - Закон СССР от 6 марта 1990 г. № 1305-I «О собственности в СССР» (вступил в силу 1 июля 1990 г.) предусматривал следующие формы собственности[25]:

- Советских граждан;

- Коллективная собственность;

- Государственная собственность;

- Собственность иностранных государств, международных организаций, иностранных юридических лиц и граждан, совместных предприятий

 

В 1989 – 1990 г. начинается неупорядоченный процесс формирования различных частнособственнических хозяйственных структур. Появляются всевозможные товарищества, общества. Не конкретизируются формы, в которых можно создавать эти предприятия, поэтому процесс и не упорядоченный. Такой беспорядок продолжался до декабря 1990 г., когда вышел Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности»(вступил в силу с 1 января 1991 г.), после на его основе были разработаны некоторые положения ГК).

90-е годы – революционный период в развитии всей экономики в целом и отношений собственности в частности. Начинается массовая приватизация экономики.

Если до 1992 г. она носила точечный характер и не была процессом массовым, то с января 1992 г. начинается массовый процесс приватизации. У истоков её стояли Гайдар, Чубайс, Ельцин, естественно, который подписал много документов. Важнейшим из них были Закон РФ «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации»1991 г., аналогичный по содержанию вышел Указ Президента РФ от 1 июля 1992 года № 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» (вступил в силу с 6 июля 1992 г). Указ предусматривал превращение приватизированных предприятий в акционерные общества открытого типа (с 1994 г.[26] общества создавались уже не в форме АООТ и АОЗТ, а АО и ЗАО).

Также была принята первая государственная программа приватизации, с тех пор она принимается ежегодно[27]. Уже к 1997 г. 75 % всего экономического потенциала страны было приватизировано, сформировался частный сектор.

Однако сразу же обнаружились противоречия в приватизации (об этом позже). Тогда приватизация осуществлялась двумя основными путями и многими техническими способами:

- Приватизация «сверху», которая предполагала превращение государственных предприятий в акционерные общества.

- Приватизация «снизу», когда возникало новое предприятие с нуля.

Затем эти два пути объединились, когда на базе приватизированных государственных предприятий формировались новые частно-хозяйственные структуры. И обратный процесс, когда созданные на пустом месте частные предприятия вливались в приватизированные государственные, чаще через присоединение, реже через слияние.

5. Способы приватизации[28] (их было очень много, и некоторые используются до сих пор):

1–ый и основной –акционирование государственных предприятий, превращение их в акционерные общества.

Стоимость предприятия оценивалась, определялась балансовая стоимость, которая вычислялась как сумма чистых активов предприятия на момент продажи.

Сумма чистых активов – это всё имущество предприятия и неимущественные права, которые имеют денежное выражение за вычетом долгов.

2-ой способ –продажа предприятия на аукционе - кто больше заплатит, того и предприятие.

3-ий способ –приватизация через конкурс, когда побеждает не только тот, кто предлагает большую цену, но и который способен выполнить ряд условий в отношении приватизированного имущества. Это, как правило, инвестиционные условия, связанные с дальнейшим развитием предприятия.

4-ый способ –приватизация через внесение государственной собственности в уставной капитал частного предприятия при условии, что доля государственной собственности будет не менее 25 %.

5-ый способ –приватизация через систему залоговых аукционов. Это довольно популярный способ и многие металлургические предприятия, в частности, «Норильский никель» были приватизированы через эту систему. Она предполагает, что государство берёт у какого-то банка (в случае с «Норильским никелем» у «Анексим банка») кредит под залог своей доли в данном предприятии. При этом все знали, что предмет залога никогда не вернётся к собственнику, а когда заканчивался срок договора и государство не отдаёт кредит, собственность на залог переходит к залогодержателю.

6-ой способ –приватизация через аренду с правом выкупа (с помощью него приватизировали малые предприятия с числом работников до 200 человек, а в торговли до 50 человек). Когда сначала, например, трудовой коллектив магазина образовывал какое-то товарищество или общество с ограниченной ответственностью, потом арендовал у государства имущественный комплекс магазина и постепенно, возмещая его стоимость через арендные платежи становился собственником этого имущественного комплекса.

7-ой способ –публичное предложение без объявления цены.

 

Существовали и другие способы.

 

6. Проблемы и противоречия приватизации (их очень много, проанализируем основные):

1-ое противоречие –приватизация стала осуществляться в тех условиях, когда предприятия к ней не были готовы. Они были потенциально, а затем стали реально убыточными. Хроническая убыточность огромного количества российских предприятий значительно осложнило процесс приватизации.

Почему было так много убыточных предприятий и только недавно (в ходе приватизации) выяснилось, что это помеха для развития экономики?

Так было, поскольку раньше в условиях государственной монополии убыточным предприятиям было гарантировано существование вне зависимости от результатов его хозяйственной деятельности. Государство оплачивало любому предприятию его продукт вне зависимости от его качества и т.д. Гарантировался сбыт продукции. Потом их приватизировали, и выяснилось, что уже без государственных дотаций эти предприятия развиваться не в состоянии. Они были брошены на произвол судьбы и должны были сами себя обеспечивать. Выяснилось, что предприятия имея юридически статус частных собственников экономически его реализовать не могут, т.к. они убыточны и не способны самофинансироваться.

Хотя убыточные предприятия бывают разными, есть объективно убыточные предприятия, которые изначально обречены на то, чтобы производить низкокачественную продукцию с высокими затратами, они никогда не станут прибыльными. И это огромная нагрузка на бюджет – поддерживать такие предприятия. Проще новое создать, а убыточное ликвидировать. Однако это не всегда возможно, т.к. многие предприятия, особенно в годы первых пятилеток, строились как градообразующие, и вся жизнь города была связана с ним.

Сейчас во многих провинциальных городах эта проблема стоит очень остро, и закрыть такие предприятия невозможно. Инвестор туда не идёт, а если закрыть, то необходимо платить пособие по безработице, возникают социальные проблемы и т.д. Поэтому государство предпочитает финансировать эти предприятия.

 

Существуют и субъективно убыточные предприятия, у них есть возможность самофинансироваться, но в силу неэффективного менеджмента они остаются убыточными и не могут реализоваться как частные собственники.

 

Ещё одна очень распространённая группа убыточных предприятий – фиктивно убыточные,которые имеют необходимый потенциал для эффективного развития, способны производить конкурентоспособную продукцию, но при этом остаются убыточными. Их убыточность связана с запутанными схемами управления имущественными потоками предприятий, особенно крупных.

Допустим, существует предприятие, производящее более-менее конкурентоспособную продукцию, например, ВАЗ – головная компания (см. схему). По идее она должна получать прибыль, но чем эффективнее компания функционирует, тем больше она окружает себя различными посредниками десятками, сотнями или тысячами, чтобы замкнуть на себе весь хозяйственный оборот головной компании. Чтобы забрать все её активы и доходы, а ей оставить одни долги.

При этом головная компания должна работать, а посредники это, как правило, ООО, в которых один два участника, у них нет особого имущества – ничего не делают. Например, существует какой-то поставщик, и вместо того, чтобы поставлять продукцию сразу на головную компанию, он продаёт её посреднику по рыночной цене, а головной компании уже посредник продаёт по завышенной цене.

Потребителю готовая продукция также продаётся через посредника – головная компания продаёт посреднику по заниженной цене, а уже он потребителю по завышенной. Получается, головная компания теряет дважды – на входе и на выходе.

За посредниками стоят представители правоохранительных органов, налоговой инспекции. Посредники нужны для того, чтобы, например, тот же генеральный директор головной компании мог получать нормальный доход. Головная компания это же АО, нужно отчёты публиковать, а посредники это другое дело, там всё можно делать закрыто.

В итоге выясняется, что у этой головной фирмы нет имущества для покрытия своих обязательств и т.д. И это выгодно для головной компании, т.к. если нет денег, то можно не платить зарплату рабочим или задержать её (своего рода беспроцентный кредит), можно не платить или задержать выплату налогов (налоговый кредит), можно задержать выплату процентов банку по кредиту или самого кредита. В итоге головная компания может использовать скрытые источники финансирования.

Такая ситуация не может продолжаться до бесконечности, а может, финансовый кризис какой начнётся. Тогда кто-то из головной компании едет в Москву и умоляет дать денег на поддержку предприятия. Деньги дают, например, компания получает беспроцентный кредит в Центробанке.

Деньги должны, по идее, поступить в банк, обслуживающий эту компанию (Б1) и он должен сразу направить их в компанию. Однако вместо этого он предоставляет уже на рыночных условиях на короткое время кредит какому-то внешнему банку (Б2). Дали под 0 % (Б1), а он (Б2) предоставил под, например, 20 %. Получается неплохая прибавка к пенсии. Тем более, если эта схема работает в экспортно-импортном варианте и есть подставные компании в оффшорных зонах это вообще супер. Создаются подставные фирмы, которые принимают на себя налоговую нагрузку, а затем самоликвидируются.

 

 

*п – Банк-посредник

 

Любое убыточное предприятие – это идеальный механизм для раскручивания инфляции (на входе в него вкладывают 1 руб., а на выходе оно даёт продукции на 50 коп.). Из-за этих предприятий происходит обесценивание национальной валюты, дефицит бюджета. Убыточные предприятия же не платят налогов, ничего не давая государству, а только получая от него.

Что же делать с убыточными предприятиями? Частные инвесторы ими заниматься не будут. В условиях экономической нестабильности никто не будет реализовывать такой долгосрочный проект, который потребует большого количества времени и средств, как превращение убыточного предприятия в прибыльное. Необходимо активнее подключать к решению этой проблемы государство, но оно в настоящий момент не располагает достаточными средствами для инвестиций, и так огромные деньги уходят на элементарную поддержку убыточных предприятий.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.