Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







КРЕЩЕНИЕ И КАНОНИЗАЦИЯ СВЯТОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА СВЯТОСЛАВОВИЧА





 

Аннотация. В статье анализируются вопросы, которые касаются важных аспектов причин, времени и места крещения князя Владимира, а также его канонизации в истории православной церкви.

Annotation. The paper analyzes the issues that relate to important aspects of the causes, time and place of baptism of Prince Vladimir and his canonization in the history of the Orthodox Church.

Ключевые слова:князь Владимир, крещение, христианство, святой, канонизация, Киев, Корсунь (Херсонес), Византия.

Keywords:Prince Vladimir, baptism, christianity, saint, canonized, Kiev, Korsun (Khersones), Byzantium.

Личность князя Владимира (960 или 963г. рожд. – 1015 г.) является одной из самых значимых в древнерусской истории, поскольку с ним связаны наиболее значимые и кардинальные перемены в культурно - историческом и духовном развитии Киевской Руси, принятие христианства и вхождение в европейскую и мировую цивилизацию. Вопрос о том, когда, где и при каких обстоятельствах принял крещение сам князь Владимир, по - разному освещается историками. Так, еще Нестор в "Повести временных лет" упоминал о том, что Владимир " что крестился в Киеве (при этом Нестор подчеркивает что это говорят "не знающие же истины" люди – А.Ю.), иные же говорят — в Василеве, а другие и по-иному скажут". Примечательно, что сам же Нестор утверждал, что Владимир принял крещение в Корсуне после прибытия туда Анны [1, Ч. I. с. 75-83.]. В приведенной информации речь идет о том, что Владимир мог принять крещение в г. Киеве или же в своей княжеской резиденции в Василеве (совр. г. Васильков Киевской обл.), как считал, к примеру, известный дореволюционный историк Е. Е. Голубинский. Такая версия не лишена оснований, поскольку своим названием этот городок был обязан именно событию святого крещения князя Владимира, в котором он был наречен Василием.



Относительно даты этого события, также существуют разногласия в исторической литературе. В различных источниках упоминается 987г. или 988г. Многие источники рассказывают о личном крещение Владимира в конце 987 г., то есть немедленно по заключении им договора с Василием II «о сватовстве и женитьбе» на Анне. Этот расчет подтверждается и словами Жития, что «по святом крещении поживе блаженной князь Владимир лет 28» Владимир умер 15 июля 6523 (1015) г. Стало быть, Житие относит его крещение к 987 г. В дальнейшем завязалась многолетняя дискуссия по поводу датировки крещения князя Владимира и киевлян и взятия русскими Корсуня (Херсонеса), в котором, как уже говорилось, могло произойти крещение князя Владимира. Однако, еще в конце XIX в. А. Соболевский предложил новый метод расчета девнерусских дат. Он указал, что историки, опираясь на числовые данные "Памяти и похвалы Владимиру", неправильно их интерпретируют. Так, Иаков Мних отметил, что Владимир жил по крещении 28 лет. Историки считали, что эти 28 лет были полными. Поэтому, когда они вычитали из 1015 (год смерти Владимира) 28, у них получалась цифра 987. Следовательно, считали они, Владимир крестился в 987 г. А. Соболевский высказал предположение, что люди Древней Руси производили вычисления не по арифметическим правилам XIX в., а по пальцам, "при этом, высчитывая годы от события до события, они обыкновенно включали в их число оба года, в которые совершались эти события" [2, с. 399]. Он привел ряд примеров такого рода расчетов и заявил, что из 1015 следует вычитать не 28, а 27, и тогда год крещения Владимира, указанный Иаковом, совпадет с летописным. Он был склонен считать, что взятие Корсуня, женитьба Владимира на принцессе Анне, крещение киевлян произошли в 988 г. Практика показала правильность предположения А. Л. Соболевского относительно метода расчета времени, однако историки не учли его замечании и продолжают вести расчеты старыми методами.

Для того, чтобы детально разобраться в данной проблематике, необходимо напомнить хронику развития исторических событий, связанных с тогдашней ситуацией и геополитической обстановкой в Европе и Древней Руси, а также проблему выбора веры. Летописное «Сказание об испытании или выборе вер» описывает, что сначала князь Владимир встретился с посланцами из других земель и расспросил их о монотеистических религиях – мусульманстве, иудаизме, римском и византийском христианстве. Это было не случайно: монотеистические религии выросли из одного корня, к тому же Древняя Русь имела тесные связи и с христианскими странами – Германией, Византией Римом, и с мусульманскими – Волжской Булгарией, Хорезмом, а также контакты с еврейскими общинами в Хазарии и на территории Древней Руси. Отказав по разным причинам первым трем посольствам, Владимир благосклонно выслушал пространную речь православного греческого философа, который, кратко опровергнув учения мусульман, латинян и иудеев, сжато изложил ветхозаветную историю, пророчества об отвержении Богом иудеев и пришествии Спасителя и, наконец, перешел к новозаветным событиям. Большое впечатление на князя произвел рассказ о грядущем Втором пришествии, при этом ему была показана и «запона» – некое полотно – с изображением Страшного суда. Потом, посовещавшись с боярами и представителями городов, Владимир якобы направил посольства в окрестные страны. Возвратившись, послы рассказали о религиозных обычаях и обрядах этих стран. Они побывали и в мусульманской мечети у булгар, и у католиков-немцев, но самое большое впечатление на них произвела патриаршая служба в Царьграде (Константинополе). Пораженные красотой византийского богослужения, послы заявили Владимиру и всей его дружине: «Не знали – на небе или на земле мы: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как и рассказать об этом».

Затянувшийся «выбор вер» был обусловлен сопротивлением влиятельных сил в самом Киеве. Лично для себя Владимир уже принял решение. Он был достаточно знаком с христианством: его мать, бабка, их приближенные, позднее его жены, из которых большинство были христианками, – все они так или иначе, исподволь или открыто, благотворно воздействовали на душу князя. Но вопрос о перемене религии не мог быть решен вопреки воле «мужей» из княжеской дружины. Помня о предательстве язычников-киевлян по отношению к Аскольду и брату Ярополку, о нежелании отца принять крещение, чтобы не рассориться с дружиной, Владимир должен был показать прежде всего своему ближайшему окружению политическую, практическую необходимость принятия религии, завоевавшей уже весь цивилизованный мир. Не случайно посланцы Владимира выступали с отчетом прилюдно. Был использован и авторитет княгини Ольги: «Если бы плох был закон греческий, то не приняла бы его бабка Владимира Ольга, а была она мудрейшей из всех людей».

В конечном счете, Владимир, поддержанный соратниками, решил обратиться в византийское православие, тем более, что Русь и Византию связывали не только военные противостояния, но, прежде всего, давние торговые, политические, военные и религиозные контакты.

В августе 986 года, когда войско Византии было разгромлено болгарами, положение греческих императоров-соправителей Василия II и Константина VIII было очень тяжелым. В начале 987 года мятежный полководец Варда Склир с арабами вошел в пределы империи. На борьбу с ним был послан другой военачальник — Варда Фока, но он, в свою очередь, поднял мятеж, провозгласил себя императором и овладел Малой Азией. В 987 году Варда Фока осадил Авидос и Хрисополь, намереваясь создать блокаду Константинополя. И вот тут-то император Василий и обратился к могущественному князю Владимиру с просьбой вспомнить греко-русский договор 954 года князя Игоря с Византией, где был пункт о взаимопомощи.

Князь после долгого совещания решил оказать помощь грекам, но в награду потребовал руки царевны Анны, сестры императоров. “Скажите царям так, — обращается Владимир к посланникам императоров. — Я крещусь, ибо прежде испытал закон ваш, и люба мне вера ваша и богослужение, о котором поведали мне посланные нами мужи”[1, с.85]. Это было для византийцев неслыханной дерзостью, ибо византийские политики имели всегда твердое намерение не родниться с варварскими народами (о чем специально писал в середине X в. дед Василия и Анны император Константин VII Багрянородный в своем сочинении “Об управлении Империей”). Но сейчас Константинополь вынужден был согласиться, но только при условии, что Владимир станет христианином. Князь принял условие, после чего, вероятно и произошло первое крещение Владимира в Киеве или Василькове, которое произошло в узком кругу ближайшего окружения князя и не получило широкой огласки.

Был заключен договор, согласно которому в 987 или начале 988 года русское шеститысячное войско прибыло в Константинополь. Но императоры не спешили выполнять условия договора. Тогда возмущенный греческим лукавством князь Владимир двинул войска на Корсунь, древний греческий город Херсонес и захватил его.

Заметим также, что древнерусские источники теснейшим образом связывают женитьбу Владимира Святославича на Анне и крещение Руси со взятием киевским князем Херсонеса. С лета 988 г. по апрель 989 г. Владимир выступает в иностранных источниках как друг и союзник византийских василевсов. Следовательно, в этот промежуток времени он не предпринимал враждебных действий по отношению к империи. Однако Херсонес был все-таки взят русскими войсками. Сообщение об этом содержат "Повесть временных лет", "Память и похвала князю Владимиру" Иакова Мниха, "Житие князя Владимира" особого состава, "История" Льва Диакона. Вопрос заключается в том, когда произошло взятие русским князем Херсонеса.

Исследователи уже давно высказывали предположение, что в 989 г. после Авидосской битвы Владимир был обманут византийскими императорами, которые, подавив с помощью русских войск восстание Фоки, отказались выслать к нему свою сестру. В ответ на это Владимир Святославич взял Херсонес и тем самым принудил Василия и Константина выполнить условия союзного договора 987 (начала 988) г. То, что большинство византийских хронистов упорно умалчивают о захвате Херсонеса Владимиром, говорит в пользу этой гипотезы.

До нас дошло два известия о взятии Владимиром Корсуня: первое — в "Повести временных лет", второе — в "Житии князя Владимира" особого состава. Второе известие, по мнению ряда историков , является более древним и достоверным. Проанализировав эти и другие источники, О.М. Рапов пришел к следующим выводам.

По "Житию князя Владимира" особого состава, русский князь во главе большого войска, состоявшего из варягов, словен, кривичей и черных болгар, явился в Крым и осадил Корсунь. Русские осаждали Херсонес в течение 6 - 9 месяцев, "и не истомишася гладъмь корсуняне". Город стоял непоколебимо. Тогда варяг Жьдьберн, находившийся в крепости, послал стрелу в русский стан. На стреле был написан совет — перекрыть "земляной путь" (вероятно, подземный ход), по которому византийские корабельщики доставляли в город съестные припасы и воду. Русский князь приказал перекопать этот путь, и "люди изнемогоша гладъм и водьною жаждею, и по трех месяцих предашася". Тогда Владимир послал в Константинополь к императорам своего воеводу Олега вместе со Жьдьберном с требованием немедленной высылки к нему принцессы Анны. «Если не отдадите ее (Анну) за меня, то сделаю столице вашей то же, что и этому городу». В случае отказа он угрожал напасть на Царьград. Василевсы были вынуждены согласиться на требование Владимира. Русское посольство вернулось в Херсонес вместе с царевной. Тогда Владимир Святославич, очевидно вторично, крестился и женился на принцессе Анне.

Таким образом, из текста жития видно, что Херсонес был взят киевским князем после 9-месячной осады. Если разрыв русско-византийского союзного договора 987 (988) г. произошел сразу же после Авидосского сражения (13 апреля 989 г.), то Владимир Святославич мог уже в конце июня—начале июля (при условии, что весть об этом до него быстро дошла и он так же весьма спешно собрал войска для похода) осадить Корсунь. Следовательно, город был взят самое раннее в феврале — марте 990 г. Однако в феврале — марте в Крыму нет недостатка в воде. Резкое уменьшение осадков происходит к апрелю — маю, причем май является самым сухим месяцем в году. Скорее всего, что Владимир начал осаду Херсонеса в конце лета —начале осени, в то время когда навигация на Черном море подходила к концу, а корабль с принцессой так и не пришел из Константинополя. Осадив Корсунь в конце августа—начале сентября, Владимир Святославич в конце апреля—начале мая следующего, 990 года овладел городом [3, с.15-19]. Следовательно, Владимир Святославич действительно оказал императорам военную помощь раньше, чем женился на принцессе Анне. А без заключения этого брака он не мог крестить свой народ, ибо в противном случае Русь попала бы в вассальную зависимость от Византийской империи.

Владимир Святославич имел перед своими глазами пример Болгарской державы. Болгария была крещена под давлением войск византийского императора Михаила III. Созданная внутри Болгарии православная церковная организация оказалась после этого в зависимости от константинопольской патриархии. Попытки болгарского правителя Бориса I создать у себя в стране независимую церковь с помощью Рима успехом не увенчалась. В 913 г. его сын Симеон совершил победоносный поход под Константинополь и потребовал от Регентского совета Византии признания его соправителем императора, а также согласия на брак его сына с родственницей Константина VII (по другим источникам византийцы должны были согласиться на женитьбу Константина Багрянородного на дочери Симеона). Регентский совет согласился на брак Константина Багрянородного и дочери Симеона, а также пожаловал Симеону высокий титул (по одним источникам болгарский царь становился соправителем императора, по другим — василевсом — царем и самодержцем болгар, по третьим — получал императорскую корону). После всех этих событий Симеон провозгласил себя "царем и самодержцем" не только болгар, но и византийцев. Болгарская церковь получила независимость от Константинопольской патриархии. 8 октября 927 г. Византия и Болгария заключили между собой мир, который был скреплен женитьбой сына Симеона Петра на Марии, внучке императора Романа I. Византия признала царский титул Петра, и в Болгарии было создано независимое патриаршество. Но в 70-х годах император Иоанн Цимисхий, вторгшийся в Болгарию для борьбы со Святославом, лишил царя Бориса II царского венца и уничтожил автономное болгарское патриаршество.

Таким образом, князю Владимиру, чтобы получить православную церковную организацию, независимую от Византии, было необходимо стать вровень с византийскими василевсами, как это удалось сделать болгарским правителям Симеону и Петру. После этого духовенство, присланное для крещения Руси, попало бы от него в непосредственную зависимость и не стало бы оглядываться на Константинополь. Для этого Владимиру Святославичу было необходимо породниться с византийскими царями.

Из взятого города Херсонеса в Константинополь был направлен грозный ультиматум: «Если не отдадите ее (Анну) за меня, то сделаю столице вашей то же, что и этому городу». И в Константинополе вынуждены были его принять. А сама Анна плакала при мысли о замужестве с князем варварской страны, предпочитая смерть такому супружеству. Решающим доводом для царевны Анны в пользу брака с русским князем послужили слова, влагаемые летописцами в уста ее братьев Василия и Константина: «Может быть обратит тобою Бог землю Русскую к покаянию, а Греческую землю избавишь от ужасной войны. Воля Господня да будет.» И послали ее морем в корабле со архиереем (митрополитом) Михаилом, со священниками, и клиром, и многими святыми мощами и другими святынями. Принцесса Анна не могла приехать на Русь ни летом 986, ни летом 987 г. Вероятнее всего, она прибыла в Херсонес после его взятия весной 990 г. О пребывании Анны в Херсонесе, помимо “Повести временных лет”, свидетельствуют данные микротопонимики: во второй половине XI в. в Корсуни были известны “царицыны палаты” (летописная статья 988 г.). Об этом же, вероятно, свидетельствует Житие св. Стефана Сурожского (известное в русском переводе, в списках не ранее XV в.), а именно “Чудо 4-е” (последнее из посмертных чудес святого). В нем имеется рассказ о болезни, случившейся с “царицей Анной” на пути из Херсонеса в Керчь: Анна заболела, когда пребывала на “Черной воде” (греческое Мавропотам; вероятно, нынешняя река Биюк-Карасу), вблизи Сурожа (современный Судак); ее исцелила молитва святому Стефану. Анна – единственная византийская царица, о пребывании которой в Крыму (и при том именно в Херсонесе) нам достоверно известно.

Согласно “Повести временных лет”, а также Житию князя Владимира, именно Анна окончательно убедила Владимира принять христианство: вскоре после ее прибытия в Корсунь князь заболел глазами и крестился лишь после того, как Анна пообещала ему исцеление. Князь Владимир «по Божию устроению... разболелся глазами и не видел ничего, и скорбел сильно, и не знал, что сделать. И послала к нему царица (так называет летопись Анну) сказать, чтобы он крестился скорей» («если же не крестишься, то не избежишь недуга своего»).

Услышав это, Владимир сказал: «Если вправду исполнится это, то поистине велик Бог христианский». И повелел крестить себя. Епископ же корсунский с царицыными попами, огласив, крестил Владимира. И когда возложил руку на него, тот тотчас же прозрел. Владимир же, ощутив свое внезапное исцеление, прославил Бога: «Теперь узнал я истинного Бога». Многие из дружинников, увидев это, крестились. Крестился же он в церкви святого Василия, а стоит церковь та в городе Корсуни посреди града, где собираются корсунцы на торг. Не знающие же истины говорят, что крестился Владимир в Киеве, иные же говорят — в Василеве, а другие и по-иному скажут» [1, Ч. I. с. 75-83.].

Таким образом, обряд крещения над Владимиром производился дважды: в 988 и 990 гг., после захвата им Херсонеса. Данное обстоятельство можно объяснить тем, что в 990 г. князь своим крещением в присутствии многих людей пытался подать пример дружинникам и воинам, участвовавшим в осаде Херсонеса. Этот публичный акт должен был способствовать распространению христианства в княжеском войске, опираясь на которое Владимир собирался в дальнейшем осуществить христианизацию всего населения Руси. И, видимо, совсем не случайно Нестор отметил в летописи: "Се же видевше (крещение Владимира) дружина его, мнози крестишася". Эта фраза весьма значительна, она отражает истинные настроения в княжеском войске, находившемся в Корсуне: княжеский пример оказал влияние на многих дружинников и воинов, хотя и не на всех. Таким образом, часть княжеского войска, бравшего Херсонес, после завершения похода не была охвачена христианизацией и продолжала исповедовать языческую религию.

Данные разногласия по поводу даты и места крещения князя возникли, по-видимому, потому, что Владимир Святославич не ставил перед собой задачу информировать о своих отношениях с византийскими императорами широкие народные массы. Его крещение в 988 г. в условиях, когда огромное большинство населения Древней Руси исповедовало языческую религию, должно было держаться в глубокой тайне. Никто не знал, как дальше повернутся события, выполнят ли византийские василевсы принятые на себя обязательства, не придется ли князю отказываться от христианства? О том, что в 989 г. византийские монархи ловко провели древнерусского князя, было известно только немногим особо приближенным к Владимиру лицам, которые впоследствии вряд ли стали повсюду рассказывать об этом печальном инциденте. Подобного рода информация могла повредить и киевскому суверену, и его новой супруге, и его константинопольским шуринам, и делу распространения христианства на Руси. Потому-то и возникли различные домыслы о месте крещения Владимира, поскольку немногие приближенные видели, как крестился князь в 988 г.

Крещение Владимира в Херсонесе, несомненно, носило публичный и масштабный характер. Оно проходило в одном из храмов – храме св. Софии или храме св. Василия. Таким образом, чтобы найти в Херсонесе тот конкретный храм, в котором князь Владимир принял святое крещение, нужно установить, который из раскопанных храмов является кафедральным. Причем известны признаки, по которым можно будет выделить этот храм из всех остальных храмов Херсонеса. Этот храм должен являться по своим архитектурным формам базиликой, и эта базилика должна быть большой и при ней должна находиться крещальня, баптистерий.

Еще в 1853 году граф А.С. Уваров открыл самую большую в Херсонесе базилику, которая получила название "уваровской". Как оказалось впоследствии, в 1853 году была раскопана только центральная часть этой базилики. Раскопки, проведенные в последующие годы, позволили воссоздать облик этого уникального храма полностью.

"Уваровская" базилика это не только самый большой христианский храм Херсонеса, но и самый сложный по своей архитектуре и своей структуре. Длина "уваровской" базилики – 96 м с атриумом, 54 м без атриума, ширина – 38,5 м со всеми галереями и 23 м без галерей. В Херсонесе раскопано более 1000 ранневизантийских храмов, но ни один из них ни по своим размерам, ни по каким-либо другим признакам не может идти ни в какое сравнение с этой базиликой.

На этом месте впоследствии был возведен храм святого князя Владимира. Собор был собственноручно заложен 23 августа 1867 г. императором Александром II. На нижнем его этаже располагался храм в честь Рождества Богородицы, а в нем была стена, оставшаяся от той древней крещальни, в которой крестили св. Владимира. В советские годы храм был разграблен, а во время Великой Отечественной и вовсе разрушен. В 2006 году храм восстановили. На первом этаже его до сих пор видны остатки стен древнего собора.

Впрочем, вышеупомянутый эпизод с болезнью глаз можно расценивать и как агиографический рассказ, поскольку, как можно полагать, Владимир ко времени бракосочетания с Анной уже был крещен, и в данном случае, возможно, речь идет о божественном просветлении князя Владимира по отношению к его языческому прошлому. Следует подчеркнуть, что несмотря на крещение Владимира за два года до этого христианские добродетели не успели оставить заметного следа в его поведении – у Владимира было не менее семи жен, а "ПВЛ" упоминает о нескольких сотнях его наложниц: «Был же Владимир побежден похотью, и были у него жены: Рогнеда, которую поселил на Лыбеди, где ныне находится сельцо Предславино, от нее имел он четырех сыновей: Изяслава, Мстислава, Ярослава, Всеволода, и двух дочерей; от гречанки имел он Святополка, от чехини – Вышеслава, а еще от одной жены – Святослава и Мстислава, а от болгарыни – Бориса и Глеба, а наложниц было у него 300 в Вышгороде, 300 – в Белгороде и 200 – на Берестове, в сельце, которое называют сейчас Берестовое. И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц».

Тем не менее роль Анны в христианизации Руси была весьма значительной. По свидетельству арабского хрониста XI в. Яхъи Антиохийского, Анна построила многие церкви на своей новой родине. Имя Анны читается в тексте т. н. Устава князя Владимира о церковных судах (памятнике XIII в., в основе которого, вероятно, лежит подлинная грамота князя Владимира). Дочерями Анны, по-видимому, были Мария-Добронега, ставшая впоследствии женой польского князя Казимира I Восстановителя, а также, возможно, Феофана, жена новгородского посадника Остромира. Высказывавшееся неоднократно предположение о том, что Анна являлась также матерью князей Бориса и Глеба не представляется обоснованным и прямо противоречит источникам.

“Повесть временных лет” сообщает о смерти Анны под 6519 (1011/1012) г. Это известие, извлеченное, скорее всего, из помянника Киевской Десятинной церкви (где княгиня была похоронена), безусловно, надо предпочесть свидетельству византийского хрониста Скилицы, согласно которому Анна умерла уже после своего мужа, т. е. после 1015 г. О гробнице Анны, находящейся рядом с гробницей ее мужа, сообщает немецкий хронист Титмар Мерзебургский (ошибочно назвавший княгиню Еленой).

В результате описанных событий князь Владимир продемонстрировал свою силу и независимость акта крещения от воли Византии. С другой стороны, принятием нового имени – Василий – он подчеркивал свои союзнические и даже патрональные отношения с понуждавшим его к крещению императором. Правда, при выборе имени учитывалось и его номинативное значение: Василий переводится с греческого как «царский». Вместе с князем крестилась и часть его дружины.

Церемония бракосочетания дала возможность широко оповестить мир о разрыве князя с язычеством. То, что не удалось Ольге в языческом Киеве, удалось Владимиру в христианской Корсуни. К титулам князя прибавился новый, еще более блестящий – цесарь. Надменным императорам пришлось уступить и в этом – поделиться с зятем царскими инсигниями. В некоторых греческих источниках Владимир с того времени именуется «могущественным василевсом». Впоследствии, в Киеве, он стал чеканить монеты по византийским образцам и изображался на них со знаками императорской власти: в царской одежде, на голове – императорская корона, в правой руке – скипетр с крестом.

Конечно, Византия не могла допустить того, чтобы руссы закрепились на Крымском полуострове, получив удобные гавани для нападений на империю. Сразу же после венчания Владимир согласился передать Корсунь Византии в качестве вена – выкупа – за невесту, и мир между империей и Русью был восстановлен более чем на 50 лет.

Впрочем, воины Владимира получили богатую добычу. Они изъяли городскую казну, множество всякого скарба, поэтому в Киев русское войско явилось с несметными богатствами. Сам Владимир вывез из Корсуни две античные статуи и четырех медных коней, украшавших городской ипподром. В память о поражении язычника Владимира и рождении христианина Василия он поставил в Корсуни на насыпной горе церковь. Покидая город, он взял с собой помогшего ему при осаде иерея Анастаса и нескольких корсунских священнослужителей, а также иконы и церковную утварь, необходимые для устроения будущих киевских храмов. Взял он и мощи святителя Климента, папы Римского, обретенные в Тавриде за 120 лет до этого равноапостольными Кириллом и Мефодием, первоучителями словенскими.

Вернувшись в Киев, великий князь первым делом собрал сыновей своих и крестил их в источнике, получившем название Крещатик. Владимир назначил день всеобщего крещения киевлян и, как полагают, выпало это событие на 1 августа 988 года. По городу был оглашен указ: «Если кто не придет завтра на реку – богатый или бедный, нищий или раб – будет мне враг!». «На другой же день вышел Владимир… на Днепр, – описывает летописец устроение князем крещения киевлян, – и сошлось там людей без числа. Вошли в воду и стояли там одни до шеи, другие по грудь… попы же совершали молитвы, стоя на месте». Дальнейшие события, связанные с правлением князя Владимира

вплоть до его смерти, хорошо известны и не входят в проблематику данной статьи.

В последние годы жизни Владимир испытывал немало беспокойств из-за своих сыновей. Так, вскоре после женитьбы на Болеславне Святополк устроил заговор против приемного отца. По свидетельству иностранных источников, организатором заговора был польский князь Болеслав, а также епископ Рейнберн, духовник жены Святополка. Заговор был раскрыт; Святополк, его жена и Рейнберн арестованы. Польский епископ умер в заточении, а Святополк и его супруга пребывали под стражей до самой смерти Владимира. В 1014 году поднял мятеж еще один сын Владимира — Ярослав Новгородский (будущий Ярослав Мудрый). Он отказался платить в Киев ежегодную дань — 2 тысячи гривен. Это вызвало жестокий гнев Владимира, и он объявил о походе на Новгород.

Однако Бог не допустил войны между отцом и сыном. В то время Владимир был уже стар, к старости приспели и болезни. Одна из них и не дала Владимиру выступить в поход против Ярослава. Думая о том, кому передать престол, Владимир призвал в Киев своего любимого сына — Бориса. В это время на Русскую землю вновь напали печенеги. Владимир находился в великой печали, оттого что не мог сам выйти против них; он передал своих воинов в руки Борису. Борис отправился против печенегов, однако не нашел их: кочевники, услыхав о приближении войска, ушли обратно в степи. Но Владимиру уже не суждено было узнать об исходе последней в его жизни печенежской войны. 15 июля 1015 года он скончался в сельце Берестовом близ Киева. Власть в Киеве в отсутствие Бориса захватил Святополк, освободившийся из-под стражи. Он попытался сохранить в тайне смерть отца: “Умер же Владимир на Берестове, и потаили смерть его, потому что был тогда Святополк в Киеве”, рассказывает летописец. Однако смерть великого князя, столь много сделавшего для своей страны и столь прославившего свой город, конечно же, не могла пройти незамеченной. Владимир был похоронен в Киеве, в построенной им Десятинной церкви, при огромном стечении народа, оплакиваемый всеми киевлянами — и боярами, и убогими, малыми и великими. “И плакали о нем бояре как о заступнике земли, бедные же как о своем заступнике и кормильце…” Перипетии событий, связанных со смертью и похоронами князя Владимира, а также его негативной оценкой отдельными историками анализировались автором данной статьи ранее [4, с. 71-76].

Русские люди начали чтить память своего Крестителя уже в XI веке. Но церковное почитание святого князя Владимира началось на Руси значительно раньше. Святитель Илларион, митрополит Киевский (1053), в «Слове о законе и благодати», сказанном в день памяти святого Владимира, называет его «во владыках апостолом», «подобником» святого Константина Великого, и сравнивает его апостольское благовестие Русской земле с благовестием святых апостолов. Однако, по не вполне ясным причинам, официальная канонизация князя Владимира задержалась на два столетия. Отчасти это объяснялось, наверное, тем, что мощам блаженного князя не был дан дар чудотворения. Вот что рассказывал об этом автор древнейшего Жития князя Владимира: “Не удивимся, возлюбленные, что чудес не творит по смерти — многие ведь святые праведники не сотворили чудес, но святыми являются. Сказал ведь некогда об этом святой Иоанн Златоуст: “От чего узнаем и разумеем святого человека — от чудес или от дел?” И сказал: “От дел узнаем, а не от чудес”…” И только в XIII веке происходит общецерковное причисление князя Владимира к лику святых. Наверное, этому способствовало и то обстоятельство, что именно в день памяти святого Владимира (15 июля 1015 - дата смерти князя) была одержана одна из славных побед русского оружия — битва на Неве (15 июля 1240), в которой дружина новгородского князя, потомка Владимира Святого, Александра Ярославича (Александра Невского), разгромила шведское войско рыцарей тевтонского ордена на Чудском озере ("ледовое побоище"). По мнению многих историков канонизация князя Владимира произошла не по религиозным, а по общественно - политическим причинам. Александру Невскому необходимо было укрепить свой авторитет не только в своем Новгородском княжестве, но и утвердить себя в качестве великого князя Владимирского княжества, а возможно и попытаться выступить в качестве собирателя раздробленных древнерусских княжеств.

Мощи святого князя Владимира, как и мощи блаженной княгини Ольги, разделили трагическую участь Киевской Десятинной церкви, разрушенной татарами в 1240 году. На многие столетия гробница святого князя оказалась погребенной под развалинами храма. В 1635 году киевский митрополит Петр Могила, казалось бы, обнаружил драгоценную святыню — два саркофага, в одном из которых, по его предположению, находились мощи святого Владимира. “В воспоминание будущим родам” святитель извлек из гроба главу и кисть правой руки. Впоследствии глава была положена в главный храм Киевской Печерской лавры во имя Успения Пресвятой Богородицы, кисть — в Киевский Софийский собор. Часть святых мощей оказалась в Москве, в Успенском соборе. Однако современные исследователи ставят под сомнение подлинность этой находки.

Таким образом, изучив историю поставленной проблемы, можно сделать следующие выводы. Князь Владимир, вероятнее всего принял христианство дважды: первый раз в 987 г. или 988 г. в Киеве или Василькове (месте его резиденции) в узком кругу своих приближенных, которое не носило публичный характер и не получило широкой огласки. Во второй раз крещение князя Владимира произошло в 990 г. в Корсуни (Херсонесе), после его успешной осады и прибытия византийской царицы Анны, брак с которой имел важное геополитическое значение для молодой строящейся державы. Оно носило публичный, демонстративный и масштабный характер. Дальнейшая христианизация Киевской Руси и укрепление ее международного авторитета является несомненной заслугой св. князя Владимира, заложившего мощный фундамент государственности и святости древнерусской цивилизации.

 

Литература

1. Повесть временных лет. http://bookz.ru/authors/nestor-letopisec/povest_-_134.html

2. Соболевский А. В каком году крестился св. Владимир?/ЖМНП. - 1888. № 6. 399 с.

3. Рапов О.М. Официальное крещение князя Владимира Святославича и киевлян. Режим доступа: http://www.portal-credo.ru/site/?act=lib&id=2196

4. Афонін Ю.В. Князь Володимир Великий: особистий портрет в культурно - історичному ракурсі. / Вісник Луганського державного педагогічного університету. – 2002 р. №3. – 71-76с.


 

УДК 159.923:17.022.1

Бажутина С. Б.,

ГОУ ВПО ЛНР

«Луганский государственный университет

имени Тараса Шевченко»

 

(г. Луганск, Луганская Народная Республика)

У ИСТОКОВ ФОРМИРОВАНИЯ









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.