Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







КАК СРЕДСТВО ВОСПИТАНИЯ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЙ ЛИЧНОСТИ





 

Аннотация. Статья посвящена вопросам духовно-нравственного воспитания и образования молодежи посредством приобщения ее к православным духовным ценностям, отразившимся в культуре русского народа.

Abstract. The article looks into the problem of spiritual and moral education of young people by introducing them to Orthodox spiritual values, which had an impact on Russian culture.

Ключевые слова: Россия, русская государственность, Крещение Руси, Православие, православная культура, русский язык и литература, воспитание и образование.

Key words: Russia, Russian sovereignty, Christianization of Rus’, Orthodoxy, Orthodox culture, Russian language and literature, education and upbringing.

 

В современной России государство и общество едины в признании того, что «Россия веками развивалась как многонациональное государство, ˂…˃ государство-цивилизация, скрепленное русским народом, русским языком и русской культурой», которые объединяют все этносы, населяющие Россию, «и не дают раствориться в этом многообразном мире» [16] и что «христианство явилось мощной духовной объединяющей силой, которая позволила включить в формирование единой русской нации и образование общей государственности самые разные по крови племена и племенные союзы всего обширного восточнославянского мира», благодаря чему «наши предки впервые и навсегда осознали себя единым народом» [17]. Учитывая, что в своих истоках и по своей сути культура русского народа – это культура православная, ибо, по словам профессора протоиерея о. Сергия (Булгакова), на Руси слово ‛русский’ всегда в народном сознании ассоциировалось со словом ‛православный’ [2, с. 451], сегодня как никогда уместно поговорить о тесной связи Православия и русской культуры, о том судьбоносном влиянии, которое оказало Крещение Руси при святом равноапостольном князе Владимире на менталитет русского народа, да и народов России в целом. Необходимость такого разговора обусловлена и сугубо практической задачей духовно-нравственного образования и воспитания подрастающего поколения на традиционных ценностях русского народа, ибо духовное одичание любой нации начинается с забвения своих истоков, своего прошлого, без которого невозможно понять настоящее и иметь полноценное будущее [18].Цель статьи – на примере анализа государственной символики Российской Федерации, русской ономастики, лексики русских народных говоров и произведений русской литературы выяснить, как православная традиция и православная культура отразились в народном самосознании, поскольку именно в языке и через язык происходит выражение духовной деятельности человека.Крещение Руси и становление русской государственностиЕсли говорить о том влиянии, которое оказало Крещение Руси на становление русской государственности, то здесь уместно напомнить слова Л. Н. Гумилева: «Историческая память связывает образ Владимира не с его личными качествами и политическими успехами, а с деянием более существенным – выбором веры, одухотворившей жизнь народа» [3, с. 56]. По мнению авторитетного историка, именно выбор веры позволил святому равноапостольному князю Владимиру, распространившему «свою власть практически на все славяно-русские земли», не только выработать, но и удачно реализовать на практике «общенациональную» политическую программу, «которая, по условиям того времени, выражалась в религиозной форме» [Там же]. И хотя с момента принятия Русью христианства прошло более тысячи лет, факты русского языка и русской культуры убедительно свидетельствуют о том, что православная культура до сих пор отражена практически во всех сферах жизнедеятельности человека: государственной, бытовой и культурной. На уровне государственной сферы такое отражение мы имеем, например, в государственной символике России: герб, Андреевский флаг, который развевается на военных кораблях нашего военно-морского флота, образ Георгия Победоносца на российских монетах. Также православная культура проявляется в масштабах всего государства посредством наречения имен населенным пунктам – ойконимы, – зафиксированным на официальных географических картах России, и людям – антропонимы, – которые позволяют судить не только о принадлежности человека к той или иной стране, но и к той или иной культуре, поскольку «разнообразие имен на земном шаре определяется не только различием языков, в которых эти имена созданы или употребляются, но и многообразием духовных и материальных культур» [12, с. 127]. Говоря о том, как происходило на Руси наименование населенных пунктов после ее Крещения, академик А. М. Селищев отмечает: «Церковность феодального времени наложила сильный отпечаток на топографическую номенклатуру. Для названия села официальная среда пользовалась именем церкви, находившейся тут» [8, с. 68]. Такая «ойконимическая модель «по церкви», по мнению Л. А. Климковой, складывалась и набирала силу постепенно на протяжении веков после принятия христианства» и была характерна в целом «для Руси, России» [6, с. 323]. Ср.: гг. Сергиев Посад, Петропавловск, Петропавловск-Камчатский, Борисоглебск, сс. Сергиевское, Покровское и др. Не менее интересен и процесс возникновения у восточных славян трехчленного имени: «Вместе с христианизацией произошло принятие церковных, или календарных, имен (так они назывались, поскольку были распределены по всем дням года)» [12, 86]. Церковная традиция имянаречения способствовала становлению у восточных славян трехчленного имени, обязательным компонентом которого является отчество, «чего нет у западных славян и у других народов Европы». Принимая во внимание, что «современная форма именования бывает обусловлена историей, культурой, религией народа» [12, с. 202], мы осмелимся утверждать, что навязывание восточным славянам, и в частности русским, западной традиции в официальной обстановке не употреблять при обращении к человеку его отчества, является скрытой формой посягательства на русскую духовность и православную культуру. Иными словами, предпринимается очередная попытка унифицировать культуру русского народа таким образом, чтобы она утратила свои отличительные черты и не имела ярко выраженной связи с Православием. Тем не менее, в настоящее время неоспоримым является тот факт, что появление агиоойконимов (названий поселений религиозного характера) и трехчленных антропонимов стало возможно только после принятия Русью Христианства.Евангелие и русские народные говорыИзвестно, что самой первой книгой, пришедшей на Русь в результате ее Крещения, было Святое Евангелие, которое читали не только во время Литургии, но и дома. И не случайно истоки нашей многонациональной культуры и восточнославянской литературы кроются в Евангелии, равно как и истоки всей нашей нравственности и, в конечном итоге, нашей государственности.Множество фактов, подтверждающих органическое единство православной культуры и русского самосознания, мы находим в русских народных говорах, поскольку именно живой разговорный язык является проявлением духовной деятельности народа: «Словесная речь человека, это видимая, осязаемая связь, союзное звено между телом и духом: без слов нет сознательной мысли, а есть разве одно только чувство и мычанье», – пишет замечательный знаток русского языка В. И. Даль (Казак Луганский) [4, с. X]. О том, как православная культура отражена в диалектах, мы уже неоднократно говорили в других статьях [7], поэтому здесь ограничимся двумя примерами, которые, вероятно, еще не вошли в широкий научный оборот. В «Словаре русских народных говоров на территории республики Мордовия» содержатся два глагола, по своей семантике восходящие к евангельскому тексту и евангельским событиям: испила′тить, ит, сов., кого. – «нанести ущерб здоровью кого-либо». Миня мужык испила′тил, как што, дирёццъ. Рука да сих пор ломит, как он мне иё пъвярнул [Словарь, т. 1. с. 326]. Запила′тить, ит, сов., кого. – «замучить, утомить». Запила′тили вы миня сафсем [10, с. 278]. Основываясь на значении этих глаголов и результатах словообразовательного анализа – в обоих глаголах выделяется корень пилат, – мы можем заключить, что оба слова образованы приставочным способом от евангельского имени собственного Пилат. Мотивы семантического развития ясны: для русского народа образ прокуратора Иудеи Понтия Пилата ассоциируется с образом жестокого человека, обрекшего неповинного Господа нашего Иисуса Христа на мучения и крестную смерть. Интересно, что эти глаголы употреблялись локально на территории республики Мордовия, о чем свидетельствуют данные «Словаря русских народных говоров-47» и других проработанных нами региональных словарей. Воистину, свет Христов просвещает всех…Евангелие, святоотеческая письменность и русская литератураС Евангелием теснейшим образом связана святоотеческая письменность, т. е. творения святых Отцов и Учителей христианской Церкви, поскольку, по словам святителя Игнатия (Брянчанинова), святоотеческие писания «соединяются все в Евангелии, все клонится к тому, чтобы научить нас точному исполнению заповедей Господа нашего Иисуса Христа; всех их и источник и конец – святое Евангелие» [1, т.1, ч. 1, с. 45-46]. О том, насколько эти писания важны для жизни православного христианина, да и каждого человека, желающего жить нравственно, мы можем судить по следующим высказываниям. Так, например, святитель Игнатий (Брянчанинов) говорил, что «чтение писаний Отеческих – родитель и царь всех добродетелей» [1, т. 1, ч. 1, с. 46]. Христианам, живущим посреди мира, святитель Игнатий советовал читать «святых отцов, произнесших свои поучения вообще для всего христианства» [1, т.1, ч. 1, с. 48]. Одними из центральных тем Евангелия являются темы дружества и милосердия, которые находятся в тесной взаимосвязи и характерны для традиционной культуры русского народа. Действительно, не имея в душе дружеского расположения к окружающим тебя людям, невозможно творить и дела милосердия. Однако возникновением этой духовной традиции – жить со всеми в мире и творить дела милосердия – мы обязаны святому равноапостольному князю Владимиру, поскольку с принятием христианства Киевская Русь стала приобретать все больше друзей, превращаясь в тихую и спокойную державу, руководимую мудрым и милосердным правителем. Более того, «принятие христианских норм морали не было психологическим насилием для новообращенных, которые привыкли к элементарному противопоставлению добра и зла» [3, с. 58]. Но что же следует понимать под словами ‛друг’ и ‛дружество’, на чем основывается истинное дружество? В разное время ответ на эти вопросы давали по-разному, порой неправильно понимая, а порой и извращая само понятие дружества. Поэтому неслучайно святой Иоанн Кассиан Римлянин посвятил теме дружества отдельное Собеседование.По мнению святого Иоанна Кассиана Римлянина, «верный, неразрывный союз дружества есть тот, который основывается только на равенстве добродетелей. Ибо Господь вселяет единонравных в доме. И потому только между теми может пребывать неразрывная любовь, в которых есть одно намерение и воля, одно желание и нежелание. Ибо нет никакой пользы, если несогласные по нравам и намерениям соединяются в одном жилище; а основывающимся на одинаковой добродетели и расстояние не препятствует соединяться (дружбой). Ибо у Бога сходство нравов, а не соединенное местожительство соединяет братьев; и никогда не может ненарушимо сохраниться мир там, где бывает разность воли» [5, с. 548-549]. Подтверждение справедливости этих слов святого Иоанна Кассианна Римлянина мы находим в романе Н. С. Лескова «Инженеры-бессребреники», главными героями которого являются Дмитрий Брянчанинов, будущий святитель Игнатий, и его друг, Михаил Чихачев, будущий схимонах Михаил. Эта дружба между Святителем и схимонахом продолжалась до самой их кончины, поскольку основывалась на «сходстве добродетелей».Сам же святитель Игнатий в письмах к своим духовным чадам так охарактеризовал дар дружества и те чувства, которые этот дар пробуждает в душе человека: «Пишу к вам прямо из сердца, пишу то, что внушилось ему сказать вам. Мое сердце – с такою же сладострастною простотою к вам, как и ваше ко мне. Такие отношения – истинное сокровище. Любовь к ближнему – величайшее наслаждение! А то утешает меня особенно в моих отношениях дружеских, что причина этих отношений – Бог. <…> Он даст нам усугубить талант дружбы, полученный от Него же» [1, т. 5, с. 8].О таких отношениях, о которых писал святитель Игнатий, повествует рассказ А. П. Чехова «Святою ночью», героев которого иеродиакона Николая и монаха Иеронима неразрывной дружбой связывает любовь ко Христу и к акафистному пению. Этот рассказ уникален еще и потому, что в письме к издателю А. Суворину от 3 ноября 1888 года А. П. Чехов очень точно определил то, к чему должен стремиться православный христианин: «Мережковский моего монаха, сочинителя акафистов, называет неудачником. Какой же он неудачник? Дай Бог всякому так пожить: и в Бога верил, и сыт был, и сочинять умел…» [15, с. 547]. Здесь Антон Павлович говорит о трех составляющих человеческого естества: духовном, телесном и душевном. Спустя сто с лишним лет доктор психологических наук член-корреспондент Российской академии образования В. И. Слободчиков в книге «Антропологическая перспектива отечественного образования» напишет: «По сути, именно перед образованием встала задача созидания человека в целостности его человеческих проявлений, человека в полноте его телесно-душевно-духовных измерений» [9, с. 16]. Как видим, высказанная А. П. Чеховым в частном письме, стала базовым принципом отечественного образования. Необходимо сказать несколько слов и о милосердии. В святоотеческой письменности милосердие – непременное условие для спасения человека: «В Милостыне <…> ты бросаешь серебро, а берешь греховное разрешение; даешь деньги, а собираешь дерзновение к Богу; доставляешь хлеб и одежду, а за это тебе приготовляется Царство Небесное и бесчисленные блага», – пишет святитель Иоанн Златоуст [11, с. 460], которого Православная Церковь чтит как учителя веры и нравственности. Однако не стоит путать дела милосердия и благотворительности. Об их различии очень точно напишет священник Павел Флоренский в духовном Завещании жене и детям в июне 1920 года: «…Будьте всегда к людям добры и внимательны. Не надо раздавать, разбрасывать имущество, ласку, совет, не надо благотворительности. Но старайтесь чутко прислушиваться и уметь вовремя придти с действительной помощью к тем, кого вам Бог пошлет как нуждающихся в помощи» [13, с. 442]. По мысли отца Павла, «благотворительность в России носит личный характер помощи именно э т о м у лицу, без посредников и исключительно из любви к нему, а не с расчетом, что этой помощью изменятся условия человеческой жизни» [14, с. 659]. Замечательным подтверждением сказанного являются такие произведения русской литературы, как рассказ Н. С. Лескова «Христос в гостях у мужика», И. А. Бунина «Лапти», повесть И. С. Шмелева «Росстани». Герои этих произведений на деле, а не на словах, исполнили заповеди, данные Спасителем: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин 15:13) и «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк 6: 36).В заключение подытожим: Православие – это краеугольный камень культуры России, поэтому воспитание подрастающего поколения на традициях православной культуры позволит нашей стране сохранить и духовную, и политическую независимость в современном мире, в котором так стремительно набирают силы процессы глобализации и секуляризации.Литература
  1. Брянчанинов Игнатий, епископ. Собрание творений в 6 тт. / Игнатий Брянчанинов, епископ. – М.: Правило веры, 2004.
  2. Булгаков С. Н., священник. Соч. в 2 т. Т.2. Избранные статьи. / С. Н. Булгаков, священник. – М.: Наука, 1993. – 750 с.
3. Гумилев Л. Н. От Руси до России: очерки этнической истории / Л. Н. Гумилев. – М.: Айрис-пресс, 2013. – 320 с.
  1. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. Т. 1. / В. И. Даль. – М.: АСТ, 2002. – 1158 с.
5. Иоанн Кассиан Римлянин. Писания. / Римлянин Иоанн Кассиан. – Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2000. – 800 с.
  1. Климкова Л. А. Нижегородская микротопонимия в языковой картине мира: монография / Л. А. Климкова. – Арзамас, АГПИ, 2007. – 394 с.
7. Пантелеев И. В. Формирование нравственно и физически здоровой личности посредством изучения православной культуры / Вестник Тульского государственного университета. Серия «Теология». Вып. 7. - 2011. – С. 173-182.8. Селищев А.М. Из старой и новой топонимии // А.М. Селищев. Избранные труды. — М., 1968. — С. 45 - 96.
  1. Слободчиков В. И. Антропологическая перспектива отечественного образования. / В. И. Слободчиков. – Екатеринбург, Информационно-издательский отдел Екатеринбургской епархии, 2010. – 264 с.
  2. Словарь русских говоров на территории республики Мордовия. Ч. I. / Ин-т лингв. исслед. РАН. – СПБ.: Наука, 2013. – 872 с.
  3. Сокровищница духовной мудрости. / Сост. протоиерей Михаил Нейгум. – М.: Русь, 2001. – 768 с.
  4. Теория и методика ономастических исследований / А. В. Суперанская [и др.]. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – 256 с.
  5. Флоренский П. А., священник. Детям моим. Воспоминания прошлых дней. Генеалогические исследования. Из соловецких писем. Завещание / П. А. Флоренский, священник. – М.: Моск. рабочий, 1992. – 560 с.
  6. Флоренский П. А., священник. Сочинения. В 4 т. Т. 1. / П. А. Флоренский, священник. – М.: Мысль, 1994.
  7. Чехов А. П. В сумерках. Очерки и рассказы / А. П. Чехов. – М.: Наука, 1986. – 570 с.
  8. Послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию Российской Федерации от 12 декабря 2012 года[Электронный ресурс]http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=138990 (дата обращения: 03.11.2015).
  9. Обращение Владимира Путина с ежегодным посланием к Федеральному собранию от 4 ноября 2015 года [Электронный ресурс] http://www.rg.ru/2014/12/04/poslanie-site.html#/907_d1dcad71/1/ (дата обращения: 04.11.2015).
  10. Речь Святейшего Патриарха Кирилла на церемонии присуждения степени honoris causa Московского государственного университета [Электронный ресурс]http://www.patriarchia.ru/db/text/2496952.html (дата обращения: 03.11.2015).

 



УДК 7.038.6 : 371.89

 

Патерыкина В. В.,

доктор философских наук, доцент,

профессор кафедры социально-гуманитарных

дисциплин ГОУ ВПО ЛНР

«Донбасский государственный технический университет»

(г. Алчевск, Луганская Народная Республика)

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.