Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Признаки писательской манеры Гарсии Маркеса, роднящие его с классической литературной традицией.





Вопрос.Традиции и новаторство в японской литературе ХХ в. (на примере творчества Акутагавы Рюноскэ, Абэ Кобо, Оэ Кэндзабуро, Кавабаты Ясунари и др. – на выбор).

Абэ Кобо

Абэ Кобо родился 7 марта 1924 года в Токио. Детство и юность он провел в Маньчжурии, где его отец работал на медицинском факультете Мукденского университета. В 1943 году, в разгар войны, по настоянию отца он едет в Токио и поступает на медицинский факультет Токийского императорского университета, который заканчивает в 1948 году. Не проработав и дня врачом, он избирает для себя литературное поприще.

В 1951 году вышла повесть Абэ «Стена», принесшая писателю литературную известность и удостоенная высшей в Японии литературной премии – премии Акутагавы. Неустроенность, одиночество личности – вот лейтмотив «Стены». Эта повесть определила писательскую судьбу Абэ.

Опубликование «Четвертого ледникового периода» (1958), соединившего в себе черты научной фантастики, детективного жанра и западноевропейского интеллектуального романа, окончательно укрепило положение Абэ в японской литературе.

Всемирную славу принесли писателю появившиеся один за другим романы «Женщина в песках» (1962), «Чужое лицо» (1964) и «Сожженная карта» (1967). После их появления об Абэ заговорили как об одном из тех, кто вершит судьбы не только японской, но и мировой литературы. Эти романы Абэ занимают центральное место в его творчестве.

Абэ Кобо был не просто литератором; он прослыл человеком разнообразных способностей и дарований, прекрасно разбирающимся в классической музыке, языковедом и фотографом. Одним из важнейших моментов, определивших его литературные, да и жизненные, позиции, было прекрасное знание мировой литературы, в том числе русской. Он считал себя учеником Гоголя и Достоевского.



В 1992 году писатель был одним из кандидатов на Нобелевскую премию по литературе. И только скоропостижная смерть 22 января 1993 года лишила его этой награды.

ОЭ Кэндзабуро — выдающийся японский писатель. Родился в маленькой глухой деревушке на острове Сикоку в бедной семье. У родителей было семеро сыновей, Кэндзабуро родился третьим. От природы он был замкнутым и очень впечатлительным мальчиком и общению со сверстниками предпочитал чтение.

В девять лет он пережил тяжелейшую травму: умер отец, которого он боготворил. На долгие годы Кэндзабуро замкнулся в мире своих детских фантазий, навеянных войной. До 18 лет этот юный японец никогда не видел настоящего паровоза. С чудесами современной техники он познакомился, лишь когда отправился на учебу в столицу.

Рождение писателя Кэндзабуро Оэ произошло в стенах Токийского университета на отделении французской литературы. В 23 года он получил свою первую литературную премию, а с ней и признание. Через десять лет вышел шеститомник его избранных произведений. Свыше шестидесяти произведений К. Оэ переведено на многие языки мира, в том числе и на русский. Наиболее известны его романы «Футбол 1860 года», «Объяли меня воды до души моей», «Игры современников», трилогия «Пламенеющее зеленое дерево» и другие. Сейчас Оэ — caмый известный и титулованный писатель Страны восходящего солнца. Осенью 1994 г. он стал лауреатом Нобелевской премии по литературе.

В предисловии к русскому изданию романа «Объяли меня воды до души моей» у Оэ есть такие строки: «Писать я учился у русской литературы...» Более подробно о влиянии русской литературы на его творчество писатель высказался так: «Своим первым и главным литературным учителем я считаю великого Достоевского. Многие японские и даже американские критики пишут о его сильном влиянии на мое творчество. Это не случайно. По сей день я придерживаюсь твердого правила: первые десять дней каждого года целиком посвящать чтению Достоевского. Преклоняюсь также перед гением Льва Толстого, «Войну и мир» которого перечитал более десяти раз.

Согласно университетскому диплому, моей специальностью является французская литература. Ей, в частности, я обязан тем, что смог познакомиться с работами Шкловского и Бахтина, которые оказали на меня большое влияние. Как ни странно, но именно благодаря Бахтину я нашел ключ к пониманию японской культуры. Среди моих самых любимых книг булгаковская «Мастер и Маргарита». Я очень ценю добрые дружеские отношения, которые связывают меня с Евтушенко, Вознесенским, Окуджавой и Ахмадулиной. Недавно я открыл для себя нового интересного писателя — Распутина. Как видно, у меня есть все основания говорить, что русская, советская литература глубоко проникла в мое творчество».

Его биография будет неполной, если не упомянуть об одном факте, круто изменившем всю его жизнь.

В 1963 г. в семье молодого литератора родился первенец, которого назвали Хикари, что в переводе означает «Свет». Но, увы, с этого момента дом Оэ погрузился в полный мрак душевных терзаний: мальчик родился инвалидом, лишенным дара речи. И хотя со временем у Кэндзабуро Оэ родились абсолютно здоровые сын и дочь, он так и не смог преодолеть эту травму и решил посвятить всю свою дальнейшую жизнь тяжело больному сыну.

В своем первом интервью после присуждения Нобелевской премии Оэ сказал: «Я пишу прозу уже 38 лет. Из них в течение 31 года лейтмотивом моих произведений так или иначе является проблема больного сына. Я чувствовал, что ухожу в так называемую эгобеллетристику, очень распространенную в Японии, но в конце концов я смирился с этим. Я живу вместе с маленьким человеком по имени Хикари. Думаю, что именно это позволяет мне писать о стране, о мире, о душе. Через Хикари я познаю все волнующие меня проблемы».

Наверное, писателю самому легче определить истоки своего творчества и вдохновения. Но литературные критики единодушны в том, что главной темой творчества Оэ являются проблемы молодежи. На Западе его называли японским Сэллинджером, ибо он стал кумиром молодого поколения.

В этой связи можно вспомнить судьбу его повести «Семнадцатилетний», написанной под впечатлением сенсационного убийства лидера Социалистической партии страны Асанумы во время его выступления на митинге. Роковой нож был в руках 17-летнего юнца, члена ультранационалистической организации.

В своей повести К. Оэ раскрыл «анатомию» тщеславного эгоиста, который становится наемным киллером. Повесть имела колоссальный успех и вызвала оголтелые нападки ультра. Дело кончилось тем, что крупнейшее издательство «Бунгэй» даже было вынуждено рассыпать готовый набор и отказаться от выпуска уже анонсированного продолжения повести.

Шокирующим стало решение писателя отказаться от высокой государственной награды — ордена Культуры. «Мне этот орден не к лицу, — сказал Оэ, — так как он плоть от плоти нынешней государственной системы». Ее, как известно, писатель-демократ не приемлет.

Так получилось, что торжества по случаю присуждения Нобелевской премии совпали с paдocтным событием в семье лауреата. В те же дни состоялся большой концерт с участием caмых известных японских музыкантов, на котором было исполнено десять произведений молодого композитора Хикари Оэ. В последнее время его творчество вызывaeт большой интерес своей самобытностью и оригинальностью. Вышло уже несколько компакт-дисков. Это серьезная музыка, которая выходит за рамки устоявшихся канонов, ее отличают новые формы кoмпoзиции и нетрадиционное звучание.

Кавабата Ясунари родился в просвещённой и культурной семье коренных жителей Осаки одиннадцатого июня 1899 года. Его отец был доктором европейской медицины. Через некоторое время после рождения единственного сына он заразился от пациента чахоткой и в 1902 году скончался. Мать ухаживала за ним до последнего мгновения, тоже заразилась, и на следующий год её не стало.

Родители матери, а им было уже хорошо за семьдесят, забрали мальчика в небольшой город Ибараки. Воспитывала Ясунари бабушка, которая умерла, когда ему было восемь лет. Череда утрат сформировала психику ребёнка, сделав его замкнутым, угрюмым, сдержанным в выражении чувств. Сказывалось и отсутствие общения со сверстниками: в среднюю школу наследник фамилии Кавабата поступил только в двенадцатилетнем возрасте.

Через два года ушёл из жизни и дед Ясунари. Родственники с материнской стороны сначала увезли подростка к себе в Осаку, но пришлось вернуться в Ибараки доучиваться. Мотивы сиротства, заброшенности, затхлого школьного общежития нашли отражение в записках "Дневник шестнадцатилетнего", начатых в канун дедовой смерти (опубликованы в 1925 году).

О литерутурном творчестве Ясунари не помышлял, мечтая стать художником. В 1917 году он поступил в старшую школу при Университете Токио, а жил у родственников в районе Асакуса. Пришлось забросить рисование, потому что не было преподавателя, но изобразительным искусством Кавабата увлекался всю жизнь и являлся знатоком. В 1918 году он с друзьями предпринял поездку на полуостров Идзу, который стал для него непреходящим источником вдохновения.

Соученики зачитывались Ибсеном, Стриндбергом в переводах и японскими авторами группы Сиракаба ("Белые березы"). Увлёкся ими и Кавабата. Отвращение к захватившей популярность грубо-натуралистической литературной школе пришло в тот же период. Вскоре талантливый школьник начал печататься в окрестных журналах и газетах, и уже в первых рассказах и эссе проявился иной подход - более тонкий, более лиричный, более вдохновенный, более... японский.

1920 год ознаменовался для Кавабата поступлением в Токийский университет. Естественно, фиоллогический факультет, естественно, стремление сделаться романистом, естественно, участие в редколегии студенческого журнала. Молодого литератора заметил мэтр японской прозы Кикути Кан и в 1923-ем принял его в штат своего журнала "Бунгэй Синдзю" - "Литературные поиски".

В следующем году Кавабата, новоиспечённый бакалавр искусств, основал со своими тринадцатью друзьями-единомышленниками преемственное литературное издание - "Бунгэй Дзидай"- "Литературная эпоха". Новое течение, направленное и против натуральной школы, и против новомодного течения пролетарских писателей, получило название неосенсуализма, а по-японски очень смешно - синканкакуха. В "Литературной эпохе" вышли и "Записки шестнадцатилетнего", описывающие две недели до смерти деда, и "Чувства сироты" - об интернате, а в 1926 году - "Танцовщица из Идзу", прогремевшая на весь читающий мир Японии.

Молодой, но уже прославившийся прозаик женился, вплотную занялся литературной критикой, и уже с 1929 года публиковал в газете повесть с продолжениями "Весёлые девицы из Асакуса". Традиционная манера этого неторопливого рассказа о "весёлых кварталах" ввела многих литературоведов в заблуждение. Все верили, что Кавабата останется одним из многих авторов-традиционалистов, но бикфордов шнур уже тлел: будущий нобелиат читал в подлиннике "Улисса".

Модернизм, фрейдизм, поток сознания оставили неизгладимый отпечаток на творческой манере Кавабата. Всё, что он писал в начале тридцатых, было пропитано Джойсом. Возможно, от этого влияния романист и не оправился бы, превратясь в эпигона, но - в 1934 году он съездил для поправки на горячие источники Юдзава. Впечатления от поездки отразились в одном из известнейших произведений Кавабата: "Снежная страна", выходившего в различных периодических изданиях с 1935 до 1937 года.

Кавабата покровительствовал молодым писателям, о нем с благодарностью вспоминали Мисима, Иноуэ. В то же время он в интереснейших литературных эссе, которые ещё ждут перевода на русский язык, открывал современному читателю творчество недооцененных японских писателей: Кикути Кана,

Кавабата был четвертым президентом японского ПЕН-клуба с 1948 по 1965 г., а после 1959 г. стал вице-президентом международного ПЕН-клуба. В конце шестидесятых он вместе с Мисимой подписал протест против "культурной революции" в Китае, обратив внимание читающего мира на гонения, которым подвергались деятели культуры.

1968 год стал знаменательным для Кавабата - он получил Нобелевскую премию. Нобелевская лекция называется "Красотой Японии рождённый", и это едва ли не лучшее определение Кавабата как писателя. Цитаты из лекции:









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.