Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 1. К чему приводят сны





Пролог

 

Он стоит один посреди огромного поля, на котором не так давно произошло сражение невиданных масштабов. Земля усеяна мёртвыми телами. Люди, эльфы, зеленокожие, проклятые… казалось, что из-за мёртвых не видно даже травы, некогда густо росшей на этой равнине. Сильный восточный ветер, завывая, треплет изорванные, но чудом уцелевшие на воткнутых в землю древках знамёна. Некоторые из них кажутся даже знакомыми… вот два скрещенных клинка, сжатые в месте соприкосновения драконьей лапой… стоит лишь немного напрячься, и можно будет вспомнить то воинское подразделение, которое шло под этим знаменем в жестокий бой. Но мысли рассеиваются, влекомые куда-то вдаль… он слышит голос. Этот голос зовёт его, шепчет его имя. А его ли оно? Быть может, это имя принадлежит кому-то другому? Он озирается вокруг, но не видит больше никого живого. Даже стервятники не слетелись на своё кровавое пиршество. Мысли снова проваливаются в бездонную пропасть, которая теперь заменила то, что когда-то было памятью. Теперь он не помнит ничего… ни кто он, ни как сюда попал, ни даже своего имени… но что-то в самых глухих закоулках подсознания подсказывает, что голос зовёт именно его. Он снова осматривается в поисках зовущего. И снова не видит никого живого.

Взгляд останавливается на полуразрушенном городе. Он огромен и, несомненно, когда-то даже был прекрасен. Возможно, это была столица великой империи. Но теперь город лежит в руинах. В каменных кольцах стен зияют огромные пробоины, дома и различные хозяйственные постройки разрушены. Кажется, в городе не уцелело ничего, кроме центральной крепости, которая зловеще возвышается над пылающими руинами. Солнце уже близится к горизонту, окрашивая небеса в багряно-алый цвет, который, дополняясь заревом пожара, окутывает крепость демоническим свечением. Он снова пытается вспомнить, что это за место, и что за сражение здесь произошло, но мысли вновь ускользают… и тут он видит её.



Она стоит на холме, облачённая в иссиня-чёрную мантию. Ветер беспощадно треплет её длинные чёрные волосы и кроваво-красный плащ. Женщина смотрит ему прямо в глаза и зовёт. Несмотря на ужасный ветер, который способен заглушить любые звуки, он прекрасно её слышит. И теперь не остаётся сомнений, что она зовёт именно его…

– Подойди ко мне, мой рыцарь. Мне нужно многое тебе сказать, но у нас осталось слишком мало времени…

– Да, моя госпожа, я иду…

Он пытается сделать шаг вперёд, как вдруг поток ледяной воды обрушивается на него, выдёргивая из забытья.


Пролог

 

Он стоит один посреди огромного поля, на котором не так давно произошло сражение невиданных масштабов. Земля усеяна мёртвыми телами. Люди, эльфы, зеленокожие, проклятые… казалось, что из-за мёртвых не видно даже травы, некогда густо росшей на этой равнине. Сильный восточный ветер, завывая, треплет изорванные, но чудом уцелевшие на воткнутых в землю древках знамёна. Некоторые из них кажутся даже знакомыми… вот два скрещенных клинка, сжатые в месте соприкосновения драконьей лапой… стоит лишь немного напрячься, и можно будет вспомнить то воинское подразделение, которое шло под этим знаменем в жестокий бой. Но мысли рассеиваются, влекомые куда-то вдаль… он слышит голос. Этот голос зовёт его, шепчет его имя. А его ли оно? Быть может, это имя принадлежит кому-то другому? Он озирается вокруг, но не видит больше никого живого. Даже стервятники не слетелись на своё кровавое пиршество. Мысли снова проваливаются в бездонную пропасть, которая теперь заменила то, что когда-то было памятью. Теперь он не помнит ничего… ни кто он, ни как сюда попал, ни даже своего имени… но что-то в самых глухих закоулках подсознания подсказывает, что голос зовёт именно его. Он снова осматривается в поисках зовущего. И снова не видит никого живого.

Взгляд останавливается на полуразрушенном городе. Он огромен и, несомненно, когда-то даже был прекрасен. Возможно, это была столица великой империи. Но теперь город лежит в руинах. В каменных кольцах стен зияют огромные пробоины, дома и различные хозяйственные постройки разрушены. Кажется, в городе не уцелело ничего, кроме центральной крепости, которая зловеще возвышается над пылающими руинами. Солнце уже близится к горизонту, окрашивая небеса в багряно-алый цвет, который, дополняясь заревом пожара, окутывает крепость демоническим свечением. Он снова пытается вспомнить, что это за место, и что за сражение здесь произошло, но мысли вновь ускользают… и тут он видит её.

Она стоит на холме, облачённая в иссиня-чёрную мантию. Ветер беспощадно треплет её длинные чёрные волосы и кроваво-красный плащ. Женщина смотрит ему прямо в глаза и зовёт. Несмотря на ужасный ветер, который способен заглушить любые звуки, он прекрасно её слышит. И теперь не остаётся сомнений, что она зовёт именно его…

– Подойди ко мне, мой рыцарь. Мне нужно многое тебе сказать, но у нас осталось слишком мало времени…

– Да, моя госпожа, я иду…

Он пытается сделать шаг вперёд, как вдруг поток ледяной воды обрушивается на него, выдёргивая из забытья.


Глава 1. К чему приводят сны

 

За потоком воды последовал дружный громогласный хохот. Гард открыл глаза и всем телом рванулся вперёд, пытаясь достать обидчика, но сразу понял, что это было плохой затеей: ударивший в глаза яркий солнечный свет заставил его снова зажмуриться, а голова при резких движениях едва не раскололась от оглушительной боли. Вдобавок к этому очнувшееся сознание начало улавливать не менее сильную боль в отёкших конечностях и отвратительное ощущение во рту, как будто там переночевала стая линяющих кошек, попутно нагадив. Подождав, пока пульсирующая боль в висках немного уляжется, Гард снова открыл глаза и очень плавно поднялся на ноги. Одного беглого взгляда на смеющихся посетителей таверны хватило, чтобы они подавились своим смехом и сделали вид, как будто ничего не произошло. Виновника искать было бесполезно. Не первый раз попадая в подобную ситуацию, Гард знал, что все начнут говорить, будто хулиган сразу убежал, а они его и не знают вовсе. Так, видели впервые. Ну и ладно. Может быть, когда-нибудь всё это ему надоест, и он перестанет пить. Определённо… когда-нибудь. А сейчас он с горем пополам добрался до стойки и хриплым голосом потребовал воды. Доброжелательный хозяин таверны старик Бодб, что-то кряхтя себе под нос, наполнил из кувшина большую глиняную кружку, которую Гард осушил в два глотка. Стало немного легче, но организм отчаянно потребовал сходить за ближайший угол.

Кивком поблагодарив хозяина, Гард поспешил к выходу, а оттуда – за угол в узкий переулок, куда ходила большая часть посетителей «Пьяного бобра». Но облегчиться не удалось: с другого конца переулка, увязая в мусорных кучах и отчаянно ругаясь, пробирались трое городских стражников. Попадаться на глаза патрулю ой как не хотелось, и Гард заторопился прочь, петляя по грязным улицам и проулкам одного из беднейших районов города. Когда нужда вновь напомнила о себе, теперь уже гораздо настойчивее, он брёл по относительно новым подворьям, выстроенным на месте старинного кладбища, которое городские власти по какой-то только им известной причине решили убрать. Заскочив в ближайшую подворотню, Гард начал избавляться от ставшего неподъёмным груза, думая при этом о «возвышенных» вещах. И когда уже пора было уходить, кто-то схватил его за ногу. Опустив взгляд, человек увидел сомкнувшеюся на своей щиколотке полуистлевшую руку, которая, к слову, торчала из земли. Похмелье как ветром сдуло. Дико заорав, мужчина начал лупить руку пяткой свободной ноги, не удержал равновесие и упал на пятую точку. Попытался разжать пальцы – тоже в бестолку: рука вцепилась намертво. А земля рядом с ним тем временем начала шевелиться и вспучиваться. Вскоре на поверхности показалась вторая рука, а за ней и голова… в проржавевшем шлеме, с обломком арбалетного болта в виске, пустыми глазницами и почти без кожи.

– Твар-р-р-рь! Как посмел ты осквернить мою могилу? – пророкотал восставший из мёртвых леденящим душу голосом.

Совсем уже отчаявшись освободиться, Гард изо всех сил ударил голову ногой, от чего та запрокинулась назад. Раздался треск ломающихся позвонков. Нет, от такого нежить не отправилась обратно под землю, зато ей понадобились обе руки, чтобы поставить голову на место. Получив долгожданную свободу, мужчина вскочил на ноги и побежал прочь, подальше от страшного места. К сожаленью, частые пьянки дали о себе знать, и уже совсем скоро пришлось остановиться на передышку. Сердце выпрыгивало из груди, катастрофически не хватало воздуха, а голова слегка кружилась. Сев на землю и опершись спиной о стену какого-то дома, мужчина пытался восстановить нормальное самочувствие, надеясь при этом, что убежал достаточно далеко. Редкие прохожие настороженно поглядывали на него, проходя мимо, но и их внезапно не стало, когда издалека начали доноситься тяжёлые шаги, а установившуюся тишину прорвал отчаянный вопль:

– Твар-р-р-рь! Я чувствую твоё присутствие! Тебе не уйти!

Гард рванулся вперёд по улице, едва разминувшись с восставшим из могилы имперским воином. Облачённый в тяжёлые, покрытые ржавчиной доспехи, тот не мог двигаться быстро и лишь проорал вдогонку:

– Тебе не уйти! Я найду тебя даже на краю мира!

«Уйти не уйду, а вот убежать попробую», – подумал мужчина, возобновляя бег. Если у новоиспечённого «доброжелателя» на самом деле есть чутьё на обидчика, то дело плохо. Хотя вряд ли оно имеет безграничные возможности, поэтому надо попробовать убежать подальше, а там пусть ищет хоть до конца света. Тяжело дыша и с трудом переставляя ноги, Гард уже точно решил завязать с пьянками, а то в таком состоянии недолго и самому в земле оказаться. Но восставший солдат пребывал в ещё худшей форме, и, судя по всему, был способен только на медленную ходьбу. Поэтому пока что получалось оторваться.

Совершенно неожиданно для себя, Гард выскочил из узкого переулка на довольно просторную площадь, посреди которой располагалось широко известное в городе здание. Публичный дом тётушки Мэри. Сам Гард его услугами не пользовался, но о местонахождении всё равно знал. Хотя бы потому, что каждый посетитель «Пьяного бобра» считал необходимым во всех красках описать свои подвиги, совершаемые в стенах сего сомнительного заведения. Ну а была ли там на самом деле хотя бы десятая часть рассказчиков – это уже другой вопрос. Публичных домов хватало в каждом городе, а конкретно этот считался элитным, сюда не брезговали заглядывать даже знатные люди. И цены на услуги были соответствующими. Сейчас Гарду туда точно было не нужно, но зато теперь он знал, где находится. Подивившись тому, как долго смог бежать, он повернул направо и хотел было продолжить движение, но тут же замер как вкопанный. По ведущей к притону улице шли четверо мордоворотов тётушки Мэри, двое мужчин, крайне напоминающих работорговцев с Запада, и девушка. Точнее девушка не шла, а её вели силой, грубо толкая и смеясь. Молодая, высокая и стройная, одета в потрёпанное короткое платье. Длинные светлые волосы от грязи и пыли сбились в колтуны и скрывали лицо. А ещё у неё были длинные уши.

«Бедная эльфийка, не повезло»… – подумал Гард, и, вспомнив о том, что у него свои проблемы, и всем всё равно не поможешь, хотел было уйти прочь, но на мгновение встретился с девушкой взглядами.

Ощущения были такими, как будто по голове ударили дубиной, а потом облили ледяной водой. Сознание провалилось в пучину памяти, рисуя перед невидящими глазами образы из далёкого прошлого, которое мужчина не помнил. Которого, как он считал, не было. Но он видел её. Она лежала на траве, а по платью из ткани медового цвета быстро расползалось багровое пятно. Во взгляде невероятно красивых зелёных глаз девушки читалось безграничное удивление и немой вопрос: «За что?» Она умирала, сжимая руку убийцы с длинным, измазанным кровью клинком.

Второй удар вернул Гарда в реальный мир, и теперь он смотрел на веселящуюся процессию совсем иначе.

«Твари… лживые хозяева судеб… как смеете вы причинять ей страдания? Кем вы себя возомнили?» – какая-то часть сознания Гарда отчаянно сопротивлялась этим мыслям, понимая, что одному без оружия не выстоять против шестерых, но из глубины души поднималось нечто тёмное, страшное и давно забытое. Оно обволакивало сознание, поглощая его. Оно было уверенно в своём превосходстве.

 

* * *

 

От очередного толчка Мираэль пошатнулась и едва не упала. На этот раз один из уродов посчитал позволительным толкнуть её не в спину, а ниже пояса. Но какое это теперь имело значение? Ведь сейчас, когда её подвели ближе к странному зданию, эльфийка смогла прочитать вывеску над входом, и всё сразу стало ясно. Элитный публичный дом. Это объясняло то, что за всю дорогу никто ни разу не посягнул на честь девушки. Кому-то из богатых людей очень хотелось интересную игрушку. И неважно, что за неё потребуют дорого. Когда-то краем уха Мираэль слышала, что эльфийские девушки пользуются спросом у людей. Но тогда это было таким диким и далёким… а теперь… ноги начали заплетаться, отказываясь идти вперёд. Там её ждал конец. Такого она не выдержит. Жить дальше не хотелось. Мираэль почувствовала, как кто-то грубо схватил её за плечо, а потом у самого уха раздался противный сиплый голос одного из работорговцев:

– Что, от радости ноги заплетаются? Знаешь, это ведь большой почёт – попасть именно сюда. А здесь… мне сказали, что местные дворяне и купцы устроили настоящий аукцион за первую ночь с тобой, да и после очередь на месяц вперёд. Так что не подведи! За тебя платят большие деньги, надо будет старательно отработать!

Конвоиры громко заржали над сказанным и продолжили движение. Мираэль отчаянно смотрела по сторонам, но на площади и прилегающих улицах было безлюдно. Только какой-то одинокий, тяжело дышащий человек стоял на противоположной стороне и явно собирался побыстрее убраться с глаз бандитов. Эльфийка на мгновение встретилась с ним взглядами, и надежда угасла окончательно: одиночка попросту впал в ступор. Да и разумно ли было ждать помощи от таких жестоких созданий, как люди? Мираэль бессильно опустилась на колени и закрыла глаза руками, содрогаясь в приступе беззвучного плача. Рыдать в голос просто не было сил. А конвоиры лишь злобно смеялись, отпуская в её адрес пошлые шутки.

– Она вам не принадлежит. Убирайтесь прочь, и, возможно, я сохраню вам жизнь.

Голос прозвучал как гром среди ясного неба. Девушка удивлённо осмотрелась вокруг в поисках его источника, но увидела лишь подошедшего ближе одинокого бродягу, ещё недавно стоявшего поодаль. Теперь его можно было рассмотреть лучше. Высокий и хорошо сложенный, с короткими растрёпанными тёмными волосами, истинный цвет которых было сложно разобрать из-за грязи. Прямой нос, широкий подбородок с небольшой щетиной, левые щека и висок перечёркнуты двумя полосами старых шрамов. Одет он был бедно, в обычные штаны из плотной ткани да потрёпанную рубаху. Не увидев оружия, Мираэль решила, что вряд ли он сможет ей помочь. Похоже, что конвоиры подумали о том же. Они снова заржали, а потом старший из них прогудел:

– Мужик. Мы сегодня добрые. Вали-ка ты сам, пока жив. На первый раз отпускаем.

Но незнакомец и не подумал уходить. Он лишь как-то странно смотрел на конвоиров, переводя с одного на другого взгляд меняющих цвет глаз, в котором девушка не могла прочесть никаких эмоций. Складывалось впечатление, что он смотрит не на живых людей, а на неодушевлённые предметы. Молчание затянулось, и конвоиры начали сердиться. Старший снова открыл рот, чтобы что-то сказать, но не успел: незнакомец с быстротой молнии рванулся вперёд и первый конвоир упал на землю, пытаясь вдохнуть перебитым горлом. Остальные схватились за оружие, но воспользоваться им не успели. Мираэль, находящаяся в центре драки, испуганно зажмурилась и прикрыла голову руками. Она слышала звуки ударов, хрипы, стоны, хруст ломающихся костей. А потом стало тихо. Трясясь от страха, девушка убрала руки и открыла глаза. Вокруг неё на земле лежало в неестественных позах шесть тел. Незнакомец стоял в двух шагах и смотрел на эльфийку своим пустым взглядом.

– Ты свободна, – сказал он бесцветным голосом. – Так задумал Высший – да будет так.

И пошёл прочь. А Мираэль ещё какое-то время сидела на земле, пытаясь понять, что произошло. И как озарение на её измученное сознание сошла мысль о том, что нужно удирать отсюда, пока никто не поднял тревогу. Из последних сил вскочив на ноги, эльфийка побежала в единственно верном направлении – вслед за странным спасителем.

 

* * *

 

Очнувшись, Гард обнаружил, что лежит в кустах. Тонкие ветки с густой листвой мерно покачивались на ветру, время от времени пропуская лучи вечернего Солнца, которые, в свою очередь, слепили и мешали нормально осмотреться. Человек не знал, как оказался в кустах, но заморачиваться не стал: провалы в памяти случались и раньше. Бывало, правда, что после них начинались некоторые неприятности, но, как правило, удавалось отделаться малой кровью. Старик Бодб говорил, что в таких ситуациях Гард либо нёс какую-то жутко пафосную чушь, либо молча и очень эффективно кого-нибудь колотил. Значит бояться нечего! С такими мыслями он сел и упёрся взглядом в большущие зелёные глаза. От неожиданности мужчина отшатнулся назад, увеличивая дистанцию. Теперь было видно сидящую совсем рядом эльфийку. Она смотрела на него, и в её взгляде были удивительно перемешаны испуг и надежда.

– Ты кто? – ляпнул Гард первое, что пришло в голову. Эльфийка не ответила, но выражение её лица сменилось на явно удивлённое.

Раз так, то выходит, что он должен её знать. Откуда? Сложный вопрос. Может по пьяни где-то познакомился? Наморщив лоб и почесав затылок, мужчина крепко задумался: «Перед провалом я был трезвый. Потому что от страха хмель из головы выбило. Испугался я восставшего имперца, от которого долго бегал. Куда бегал? По трущобам, по заулкам, мимо дома тётушки Мэри… может она оттуда? А откуда тогда у меня на неё деньги? Да и вроде как с собой забирать нельзя… во всяком случае раньше было нельзя. Но я же туда не ходок был, откуда тогда она взялась?»

Гард ещё раз внимательно посмотрел на свою новую спутницу и… вспомнил, где её видел. Всё, что он смог сделать, сопоставив факты из недавнего прошлого, так это хлопнуть себя по лбу и процедить:

– Ой ё!

Помотав головой из стороны в сторону, пытаясь спланировать своё спасение от возмездия мстительной хозяйки притона, он ткнул пальцем в эльфийку, скорчил грозную гримасу и сказал:

– Не ходи за мной!

А затем выскочил из кустов и пошёл прочь, на ходу пытаясь сориентироваться на смутно знакомых улочках. Ориентироваться было сложно, потому что попытки вспомнить эти места постоянно путались в голове с мыслями о том, как круто он влип. А в этот раз он влип на самом деле круто. Конечно, есть вероятность, что никто не видел факта изъятия эльфийки у конвоя. Тогда можно затеряться, город не такой уж и большой, но поди найди в нём не сильно приметного пьяницу. А если видели? И тогда вряд ли узнают. Опять же можно просто не соваться близко. Если его по чём-то и опознают, так это по эльфийке. Уж ушастых-то в городе на самом деле мало. Подумав так и немного успокоившись, Гард почесал спину. Какое-то странное ощущение, как будто кто-то внимательно смотрит сзади, не давало покоя. «Слежка? Если не напали до сих пор, то явного превосходства нет. Лучший способ избавиться от хвоста – убрать его».

Резко остановившись и развернувшись на месте, Гард едва успел поймать налетевшего на него преследователя, при этом с трудом удержался на ногах. Пытаясь отплеваться и отвертеться от попавших в лицо длинных волос, он про себя отметил, что преследователь весьма худой и лёгкий, примерно на голову ниже его и… что это мягкое упирается в него чуть ниже груди? Почему преследователь так вяло отбивается? «Фактор неожиданности!» – подумал он. «Это небывалая удача, поймать убийцу в момент нападения! Раз такой тощий, значит специалист по скорости или ядам. Держать крепче, освободить глаза и разделаться с уродом!»

Наконец-то освободившись от приставучих волос, Гард не без удивления заметил, что крепко прижимает к себе ту самую эльфийку. А она, обуреваемая противоречивыми эмоциями, попросту не знает, вырываться или покориться своему неожиданному спасителю, а потому лишь неуверенно ерзает в могучих объятиях, чтобы не задохнуться. Отпустив девушку и отступив на несколько шагов, он спросил:

– Я тебе что сказал? Не ходи за мной! Понимаешь? Не хо-ди! – решив, что эльфийка может не знать языка людей, Гард изобразил двумя пальцами идущего человека, а затем поставил руки крестом в знак запрета.

Эльфийка ничего не ответила. Они лишь смотрела на него своими большими красивыми глазами, которые внезапно начали странно блестеть.

– Но-но-но! – запротестовал Гард. – Давай обойдёмся без мокрого, а? Мне только слёз тут не хватало! Ты хоть понимаешь, в какие неприятности я из-за тебя вляпался? Ну спас по дурости, ну и вертись дальше сама. Я вроде как в няньки тебе не нанимался.

Девушка вытерла слёзы ладошкой, шмыгнула носом, опустила ниже кончики длинных ушей, но с места не сдвинулась.

– Ты что не понимаешь совсем?

В отчаянии Гард начал жестикулировать, пытаясь таким образом объяснить эльфийке ситуацию и отправить её прочь, но девушка лишь шмыгала носом, периодически вытирая рукой катящиеся по щекам слёзы и никуда уходить не собиралась.

– Мама моя! За что мне всё это? – человек схватился за голову, не зная, что делать дальше. – Слушай, раз уж ты свободна, то иди куда хочешь и делай что хочешь! Но я в этом больше участвовать не собираюсь!

Высказавшись, он развернулся и зашагал прочь.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.