Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 9. О жизненных неурядицах





Мираэль потянулась всем телом и села, сдвигая одеяло в сторону. За окном только начинал заниматься рассвет. И девушка проснулась в такую рань не потому, что любила это делать, а потому что спать на лавке оказалось не очень удобно. Даже застеленные вторым одеялом, доски были слишком твёрдыми, отчего затекали бока и приходилось часто ворочаться. Вот и сейчас слегка ныло левое бедро.

Ещё раз потянувшись, Мираэль встала и подошла к окну, распахнув створки с мутноватым стеклом. Ворвавшийся в комнату прохладный воздух тут же забрался под ночную рубашку, приятно пощипывая кожу. Если бы не пришедший следом «аромат» городских улиц, то всё было бы просто чудесно. Впервые за последние несколько месяцев девушка чувствовала себя спокойно. Нет, этим утром в её жизни не появились многообещающие перспективы, не наметилось радужное счастье. Но Мираэль была свободна. А после всех злоключений и невзгод это многого стоило. У неё появилась какая-никакая работа и даже жильё, что создавало чувство опоры. И ещё её сопровождал сильный и, вроде как, надёжный спутник. Нет, не так. Хам, нахал и невежа! Мог бы и уступить девушке кровать! Так мало того, что не уступил, так ещё и подшучивал. А теперь вот спит, удобно ему, хорошо. На большой-то кровати одному!

Мираэль мельком глянула на мужчину и подумала, что самое время примерить рабочую одежду, которую дала ей тётушка Мария. Пока Гард спит, не возникнет никаких вопросов с подглядыванием. Бесшумно ступая по дощатому полу босыми ногами, девушка подошла к своему табурету и начала одеваться. После непродолжительной возни с юбками и шнуровкой корсажа, Мираэль хотела уже посмотреться в зеркало, как вдруг Гард резко сел в кровати. Выражение его лица было таким, как будто во сне он увидел самого владыку бездны. Тяжело дыша, мужчина смотрел на пол пустым взглядом и не обращал никакого внимания на девушку.



– С тобой всё в порядке? – тихо спросила эльфийка.

– Нет, – не поворачивая головы ответил воин. – Новый сон. Я падал с неба в бездну. И со мной падали сотни воинов. Я знаю каждого из них, но не могу вспомнить ни одного имени…

– Это тоже как-то связано с твоим прошлым? – от любопытства Мираэль подалась вперёд.

Гард повернулся в её сторону, упёршись взглядом в обнажённые колени. Затем его взор скользнул вверх, по тонкой талии и остановился на вырезе блузки, в котором в такт дыханию вздымалась и опускалась приподнятая корсажем грудь. Резко отвернувшись, воин спросил:

– Что это за одежда? Откуда она у тебя?

Мираэль, сбитая с толку такой реакцией спутника, растерянно ответила:

– Хозяйка дала. Это моя рабочая одежда. Тебе не нравится?

– Причём тут нравится – не нравится? Будь моя воля, я бы тебя в таком виде дальше этой комнаты не пустил!

– Да что не так? Мне кажется, что очень красиво… – ещё больше растерялась девушка.

– Вот именно! – мужчина снова повернулся к эльфийке, глядя на этот раз ей прямо в глаза. – Ты себя в зеркале видела? Да на тебя же все окружающие смотрели, даже когда ты была грязная и в лохмотьях. А теперь? Да люди же попрут сюда хотя бы ради того, чтобы на тебя посмотреть! Так мы точно не спрячемся! Хоть бы юбку подлиннее…

– И что делать? – Мираэль потупилась, чувствуя, как проблемы снова начинают на неё давить. Новый наряд ей очень нравился, но Гард был прав: в таком виде она будет притягивать к себе лишнее внимание, а значит, и новые проблемы.

– Ох! – воин схватился руками за голову и закатил глаза. – Да не переживай ты так! Что ты снова на каждое замечание краснеешь и смущаешься? Безвыходных ситуаций не бывает. Давай попросим хозяйку пореже выпускать тебя в общий зал? Будешь сидеть на кухне, где тебя мало кто увидит. Хорошо?

С этими словами Гард встал с кровати и принялся одевать сапоги. Мираэль отметила про себя, что он снова спал в одежде. На ночь снял только обувь, куртку да нагрудник. Девушка читала, что так обычно поступают солдаты, чтобы в случае тревоги меньше времени тратить на одевание. Возможно, что и Гард когда-то был солдатом и просто потерял память. Возможно, что это произошло как раз на Равнинах Скорби. Но что он там делал? Как вообще попал в те земли, ведь они так далеко отсюда…

– Ты идешь? – оклик выдернул эльфийку из задумчивого состояния.

 

* * *

 

Лоренс нехотя плёлся следом за Гердой, которая с невероятным упорством тащила его в гости к новым знакомым. Сам рыцарь был уверен, что их там не ждут, и рады встрече не будут, а вот сестра имела противоположное мнение. К тому же она считала, что постоянные избиения Лоренса старшими братьями, последнее из которых случилось вчера, пора прекращать. И для этого надо попросить Гарда помочь с тренировками.

О да! Этот странник явно горит желанием передать свой опыт тому, кто уже пару раз переходил ему дорогу. Всё ещё надеясь на понимание сестры, Лоренс остановился у крыльца таверны и спросил:

– Герда, а может ну его? Ну не ждут они нас, и не нужны мы им.

Девочка, успевшая уже запрыгнуть наверх, спустилась обратно и, схватив брата за руку, потащила ко входу.

– Что значит не надо? А как же мечта? Помнится, с этим придурком Ловессо ты с радостью проводил время! Вот только вместо правил боя, он учил тебя дамочек охмурять! И вот результат. Хотя нет худа без добра! Если бы тебя там в лесу эта парочка не поколотила, ты бы напоролся на настоящих головорезов.

Доводы были очень весомыми, пришлось соглашаться. Зайдя в зал, Лоренс поморгал, привыкая к тусклому освещению после яркого солнца. Ранним утром за столами никого не было. Очередная возможность отступить. Рыцарь хотел уже было сказать, что все ещё спят, и не стоит беспокоить людей в столь ранний час, как вдруг дверь кухни распахнулась и в зал вбежала Мираэль. Она была одета в бежевую блузку с глубоким вырезом и коричневую юбку немного выше колен. Талия была стянута корсажем в цвет юбки, а слегка растрёпанные волосы собраны в высокий хвост и перевязаны широкой красной лентой. В одной руке эльфийка держала небольшое ведёрко с водой, а в другой – щётку. Увидев гостей, она остановилась и молча посмотрела на рыцаря негодующим взглядом.

– Рот закрой, а то муха залетит! – прошипела Герда, ткнув Лоренса локтем в бок. Опомнившись, юноша сделал вид, что смотрит в окно.

– Доброе утро! Как устроились? – девочка приветливо улыбнулась и подошла к эльфийке поближе.

– Пока сложно сказать… первый день на новом месте. Но в любом случае спасибо за помощь, – ответила Мираэль, начиная тереть щёткой один из столов. – Извините, у меня много работы.

– Да-да, мы понимаем. А где можно найти Гарда? Лоренс хочет с ним обсудить кое-какие дела.

«Хочет. Может и не хочет вовсе, а просто вынужден!» – подумал рыцарь, но поймав на себе любопытный взгляд эльфийки, постарался придать себе бравый вид.

– На внутреннем дворе. Они там с хозяином дрова заготавливают.

Пройдя через зал и вновь оказавшись на улице, Герда и Лоренс увидели весьма интересную картину. Михей и Гард стояли возле расколотого надвое пня. Гард держал в правой руке большой топор-колун, а левой чесал затылок. Вид у него был крайне растерянный. Михей разглядывал пень и, периодически засовывая в трещину ладонь, говорил:

– Как же так? Он мне два десятка лет отслужил, даже когда мешал – и то не смог с ним ничего сделать. А ты раз! И вона как… в первый же день.

– Да оно как-то само получилось. Сам не ожидал…

– И окно поленом чуть не выбил! Сила есть, а применять тоже надо уметь! Это тебе не головы рубить, аккуратнее надо!

Возможно, старик ещё долго мог бы повторять одно и то же на иной лад, но Герда его перебила:

– Здравствуй дедушка! Можно мы украдём твоего помощника ненадолго?

– Опять ты? Кто тебя сюда вообще пускает! Одни неприятности от тебя! – негодующе закричал хозяин таверны.

– Не уж-то и помощники плохие? – возмутилась девочка, уперев руки в бока.

– Нормальные! – крикнул старик, и уже тише, обращаясь к Гарду, добавил:

– Я этот пень всегда убрать хотел. Да не мог с ним ничего сделать. Вот и пришлось приспосабливать… И где ты раньше был?

Махнув рукой, Михей отправился на кухню, дабы не мешать разговору. Гард ловким движением загнал топор в остатки пня и, скрестив руки на груди, сказал своим бесцветным голосом:

– Говорите.

Если бы Лоренс видел его впервые, то точно бы возмутился такой манерой обращения к дворянам. Но он прекрасно помнил, чем закончились его напыщенные нравоучения в лесу. Синяками, позором и куском дёрна в шлеме. А вот Герда, казалось, не заметила хамства.

– Лоренс хотел попросить тебя обучить его искусству ближнего боя.

Воин перевёл взгляд с девочки на рыцаря и обратно.

– И не подумаю. Я не собираюсь учить драться того, кто даже за себя попросить боится. Брату твоему, с его характером, не мечи таскать, а за няньками по замку бегать. С тебя и то больше толку выйдет, даром что девчонка.

Слова эти очень больно резанули по самолюбию Лоренса. Было очень обидно за такое оскорбление, но во многом странник был прав. Даже Герда, сперва покрасневшая от возмущения, собиралась что-то ответить, а затем глубоко вздохнула и с сожалением посмотрела на брата. И тут в груди рыцаря как будто вспыхнула молодая звезда, обжигая изнутри и выплёскивая жар наружу.

– Да что ты знаешь, чтобы так говорить?! Кто ты вообще такой, чтобы меня судить? Ты же даже не понимаешь, что такое быть одиннадцатым ребенком в дворянской семье! У меня не было выбора, кроме как отправиться в странствие! В замке меня рано или поздно убьют собственные братья! Мне надоело терпеть издёвки, да и рассчитывать на наследство – чистейшая глупость! И я не виноват, что мне попался плохой учитель!

Гард смерил юношу взглядом, затем подошёл к нему и, заглянув в глаза, заговорил ровным, леденящим душу голосом:

– Ты виноват в том, что ты – ничтожество. Ты прямо как моя ушастая спутница: вместо того, чтобы учиться чему-то полезному, учился всякой чуши. Я тебя знаю пару дней, да насквозь вижу. То, как ты вместо реалий жизни грезишь рыцарским кодексом, как смотришь на жестокость с пафосного пьедестала чести и достоинства. Как мечтаешь о подвигах и преданной принцессе. Ты сам выбрал себе учителя. Ты не разглядел его бестолковости за розовой пеленой мечтаний. А было бы в твоей голове хоть что-то кроме ветра, то пошёл бы учиться к ветеранам из числа стражников. Толку было бы больше. Да, я никто. Но именно я играючи сбросил тебя с коня, отнял оружие. И пощадил. Потому что нет чести в убийстве слабаков, таких, как ты. А если хочешь стать воином – ломай свой розовый мирок! Учись смотреть по сторонам и видеть грязь, ложь и лицемерие. Не трать время на пустую болтовню. Учись бить первым.

Волна гнева накрыла Лоренса. Так униженно он себя не чувствовал даже во время издевательств старших братьев. Не находя слов для ответа, не в силах сдерживаться, он сжал руки в кулаки и ударил. Попытался. В следующее мгновение небо и земля несколько раз поменялись местами, а затем страшный удар выбил воздух из лёгких. Хрипя в попытках вдохнуть, юноша сквозь звон в ушах услышал испуганный крик Герды, а затем спокойный голос Гарда:

– Урок первый: никогда не нападай на того, кому заведомо проиграешь. И если ты действительно хочешь стать воином, если ты готов сломать и построить заново своё мировоззрение, если собираешься стать настоящим рыцарем, а не мародёром-дармоедом, то я тебе помогу. А если нет – прекращай хрипеть и проваливай!

Нечего сказать, урок был хорош. С ярким и понятным примером. Жутко становилось от мыслей о том, что другие уроки будут такими же. Но кое-как продышавшись, Лоренс поднялся с земли и, глядя на воина исподлобья, просипел:

– Я хочу учиться.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.