Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 2. О том, как беглецы ныряли





 

Мираэль окончательно растерялась. Она так рассчитывала на дальнейшую помощь этого благородного человека, а на деле оказалось, что он какой-то не такой. В том смысле, что как будто в одном теле две души: одна храбрая и справедливая, а другая – эгоистичная и пугливая. И сейчас преобладала вторая. Такого поворота событий девушка не ожидала. Она стояла, пытаясь сообразить, как поступить правильно в сложившейся ситуации, а по щекам текли слёзы. Время безвозвратно уходило. В конце концов, Мираэль решилась и вновь последовала за своим спасителем. Кто знает, как часто у него меняются личности? Да и сам он сказал: «Иди куда хочешь».

Идти пришлось долго. Путь пролегал по бедным кварталам, человек петлял по узким, заваленным мусором улочкам так быстро, что эльфийка едва за ним поспевала. Ноги уже начинали ныть от длительной ходьбы, когда они вышли к зданию с выполненной на кривой доске вывеской «Пьяный бобёр». Деревянная двухэтажная постройка жалась к таким же невзрачным жилым домам и, судя по звукам, доносившимся из-за приоткрытой двери, местом была неспокойным. Тем не менее, человек уверенно направился внутрь, и девушке не оставалось ничего, кроме как последовать за ним. Переступив порог, она ахнула от увиденного: в большом зале с низким потолком набилась куча народу, которая пила, ругалась, дралась, потом снова пила… круговорот казался бесконечным. Лишь поймав на себе несколько заинтересованных взглядов, Мираэль опомнилась и поискала в толпе своего спасителя. Он шёл сквозь людскую массу как таран, расталкивая и расшвыривая пьяных либо зазевавшихся посетителей, и девушка поспешила догнать его по проторенной дороге. Нервно шагая прямо за могучей спиной, она ловила на себе всё больше взглядов, выражающих какое-то животное вожделение, отчего становилось страшно и неуютно. И чем глубже человек вклинивался в толпу, тем тише становилось вокруг. Когда странный спаситель добрался до лестницы на второй этаж, его из-за стойки окликнул хрипловатым голосом сухощавый старик:



– Эй, старина, ты же знаешь правила. С собой никого приводить нельзя.

Человек недоуменно посмотрел на старика, потом осмотрелся, и, увидев рядом девушку, бесцветным голосом сказал:

– Она не со мной.

Сердце Мираэль едва не остановилось, когда толпа вонючих и пьяных мужиков качнулась в её сторону. Странный воин, увидев изменение ситуации, схватил девушку за руку и, увлекая её за собой, засмеялся и сказал:

– Шутка. Да ладно тебе, старик! Сделай исключение для постояльца!

– Ну уж нет, Гард. Правила одни для всех. Можешь проходить наверх один, а девчонка останется с нами, уж мы покажем ей, как надо проводить время.

Мираэль и воин одновременно повернулись на голос и увидели мужчину, перекрывшего лестницу. Он не уступал по телосложению спасителю, при этом одет был более опрятно и выглядел очень самоуверенно. Здоровяк смотрел сверху вниз и слащаво улыбался. С его появлением, отхлынувшая было толпа, начала снова потихоньку подкрадываться к застывшей у входа на второй этаж парочке. Девушка уже собиралась попрощаться со своей душой, как вдруг странный человек снова её удивил. Он ответил сопернику с преувеличенно удивлённой интонацией:

– Брайан, дружище, неужели решил схлопотать по роже в четвёртый раз? Трёх мало было? Или в последний раз я тебе остатки мозгов выбил?

Слащавая улыбка моментом исчезла с лица здоровяка, и он, медленно спускаясь по ступенькам, прорычал:

– Один на один ты может и сильнее, но оглянись! Мы разорвём тебя на куски! Так что если хочешь жить, делись своей девчонкой!

В ответ спаситель примиряюще выставил вперёд руки и испуганно ответил:

– Ну что ты, старина! Разве можно так со старыми товарищами поступать? Я был не прав, не обессудь! На самом деле, разве стоит ради этой бродяжки портить наши приятельские отношения? Развлекайтесь, а я просто пойду к себе, хорошо?

После этих слов ноги Мираэль стали ватными, тлеющий в глубине души уголёк надежды угас, сердце рвалось на части от обиды и безысходности. Глаза застелила мутная пелена слёз… но даже через эту пелену девушка увидела, как её странный человек, не опуская рук дошёл до победоносно ухмыляющегося здоровяка, затем молниеносно обхватил его за затылок обеими руками и, потянув на себя и вниз, с невероятной силой ударил коленом в лицо. Выпрямившийся от встречи с коленом противник получил удар с левой в солнечное сплетение, а увесистая оплеуха правой буквально забросила его на верхнюю лестничную площадку. Мираэль скорее почувствовала, чем увидела, как её очень странный спаситель пронёсся мимо неё вниз. Сморгнув слёзы, девушка широко раскрытыми от удивления глазами наблюдала за развернувшейся внизу дракой.

Мужчина с ходу страшным ударом ноги отправил в нокаут самого шустрого представителя голодной до женского тела толпы. Тот полетел на идущих следом товарищей, заваливая их на пол и, тем самым, освобождая место для драки. Ещё двое были сражены ударами деревянной табуреткой, после чего в руке у спасителя осталась лишь одна ножка, но и ей он очень удачно свалил ещё троих, после чего наступление прекратилось, а в зале воцарилась тишина. Больше никто не пытался напасть на жестокого соперника, который за всё время драки не получил ни одного удара. Мираэль подумала, что какими бы расстройствами ни страдал рассудок этого человека, но с умением махать кулаками всё было в порядке. Безмолвие нарушил всё тот же старик. Он взобрался на стойку и заговорил:

– Гард, мы долго тебя терпели, но ты переходишь черту. Что ты себе позволяешь ради какой-то бабы? Отдал бы парням порезвиться, неужели с тебя бы убыло?

– Она не принадлежит вам! – от ответного рычания спасителя по спине Мираэль побежали мурашки.

– Да ладно! – с деланным удивлением проскрипел старик. – Но нас много и, наверное, всё же придётся поделиться. Особенно после такого недружеского обращения с парнями. Ты им теперь должен!

Человек склонил голову набок и, хмыкнув, ответил с нескрываемой иронией:

– Бодб, старина, я смотрю, что твоя душонка насквозь прогнила вместе с пивом из твоих погребов. А казался таким добрым стариканом, – затем его голос стал словно стальным. – А вы, тупоголовые алкоголики, что, всерьёз собираетесь отнять её у меня? Совсем пропились, или осознаёте, что прежде, чем вы доберетесь до вожделенного тела, я перебью две трети из вашего перегарного войска?

Толпа недовольно загалдела, но никто не сделал и шагу вперёд. Стараясь перекрыть многоголосый гул, старик закричал срывающимся голосом:

– Уходи отсюда! Здесь тебе нет больше места! Прочь! Двери «Пьяного бобра» отныне для тебя закрыты!

Спаситель ничего не ответил. Указав Мираэль жестом подниматься наверх, он спиной вперёд последовал за ней. Перешагнув через бессознательное тело здоровяка, они пошли по узкому коридору, от которого в обе стороны расходились тесные комнатки постояльцев, в большинстве своём пустующие. Свернув в одну из них, человек выбил из окна ставни и взобрался на подоконник. Балансируя на узкой доске, он встал в полный рост, после чего Мираэль могла видеть только его ноги, которые внезапно подогнулись и втянулись наверх. Девушка подбежала к окну и, высунувшись по пояс, посмотрела вверх. Там, на краю крыши, лежал её спаситель и протягивал ей руку.

– Давай быстрее! – раздражённо шикнул он, глядя на застывшую в изумлении эльфийку.

Нет, она не боялась высоты. Но одно дело натянутый меж ветвей великих древ лёгкий мост, и совсем другое – узкий подоконник на втором этаже с грязной грунтовой улочкой внизу. Собравшись с силами, дрожащая от страха и нервного перенапряжения Мираэль, выбралась на узкою доску и встала в полный рост. В тот же миг сильные руки схватили её и втащили на крышу, которая оказалась двухскатной и с небольшим уклоном.

– Это всё ты виновата! Как гласит пословица, благими намерениями вымощена дорога в преисподнюю!

Высказавшись, человек подошёл к дальнему краю крыши и перепрыгнул на соседнюю. Благо, дома стояли совсем рядом. Эльфийке ничего не оставалось, кроме как следовать за ним. Спустя какое-то время они оказались на широкой плоской крыше почти без уклона и с невысоким бортиком по краям. Солнце уже клонилось к закату. Спаситель, которого постояльцы таверны называли Гардом, уселся на крышу, вытянув уставшие ноги. Мираэль осторожно села немного поодаль, стараясь как можно лучше укрыть потрёпанным платьем свои бёдра, до которых были так охочи местные жители. Но можно было и не стараться: странный человек даже не смотрел в её сторону. Он наблюдал за закатом и обронил лишь одну фразу:

– Это безопасное место. Заночуем здесь.

 

* * *

 

Гард наблюдал за тем, как Солнце медленно скрывается за плотными облаками, облепившими горизонт. Он никак не мог понять, за какие такие провинности на него за один день свалилось столько проблем. Вроде и состояние было не таким и невменяемым, однако за столь короткий отрезок времени он успел разгневать какую-то мстительную нежить, тётушку Мэри и толпу посетителей таверны «Пьяный бобёр» во главе с её хозяином. И где теперь жить? А главное – как? Даже если помириться с Бодбом, то оставаться на месте всё равно нельзя. Неизвестно, сколько сможет избегать контакта с патрулями его полуистлевший преследователь, но нельзя рассчитывать на то, что он не сможет найти своего обидчика. Да и головорезы тётушки Мэри тоже будут землю рыть носом в поисках того, кто увёл у неё из-под носа столь дорогостоящий товар…

С долей иронии Гард отметил, что является очень богатым. Ведь сбоку сидит весьма «ценная» девчонка. Достойная награда за все злоключения. Только беда в том, что ему не нужна эта награда. И плетётся же следом, как привязанная!

Мужчина зло глянул на свою спутницу. Та занималась тем, что старательно пыталась прикрыть свои бёдра подолом короткого потрёпанного платья, чем ещё больше раздражала Гарда.

– Да прекрати ты! Раз такая скромная, то почему сразу не надела что-нибудь подлиннее? А раз уж выставила напоказ, то нечего и прятать! Того и глядишь, дорвёшь последнее.

От такой отповеди эльфийка смутилась и замерла неподвижно, опустив взгляд. А Гарда понесло.

– Ну вот объясни: зачем ты за мной ходишь? Чего тебе от меня нужно? Или ты считаешь, что один раз спас, так теперь всю жизнь охранять обязан? А может быть, ты ниспослана в качестве наказания за мои грехи? Очень на это похоже! Всего за день трижды вляпался в неприятности, причём два из них – из-за тебя! А ведь говорил: не ходи за мной! Что молчишь? Немая?

Похоже, что он начал говорить слишком громко, потому что кто-то снизу начал барабанить в потолок и браниться на незваных гостей, разоравшихся в поздний час. Гард сплюнул в сторону и улёгся на бок спиной к девушке. Этот день его капитально измучил, и теперь, кроме чувства голода, на человека свалилась невероятная усталость. Засыпая, он искренне надеялся, что эльфийка ночью убежит куда-нибудь. Ну да, он где-то слышал, что эльфы ловкие, быстрые, а в темноте видят не хуже, чем при солнечном свете. Но всё пошло не так, как хотелось. Мало того, что поспать не удалось (ночью пошёл мелкий дождь, и Гард до рассвета проворочался с боку на бок в слабой полудрёме, отчего к утру разболелась голова), так ещё и эльфийка никуда не делась. Неизвестно, спала она или нет, но утром всё также сидела неподалёку и смотрела вдаль.

С трудом сев, Гард не мог понять, что именно прервало его и без того бестолковый сон. Повертев головой, он с удивлением заметил у края крыши рога приставной лестницы. Судя по тому, как они раскачивались, и по доносившемуся снизу скрипу, легко можно было сделать вывод о том, что наверх лезут гости. За несколько мгновений преодолев на четвереньках расстояние от места лежанки до лестницы, Гард едва лбом не столкнулся с каким-то карликом, у которого изо рта воняло как из выгребной ямы. Недолго думая, он ударил его кулаком в глаз, отчего тот соскочил на несколько ступеней вниз, попутно наступив на пальцы одному из троих сообщников, лезущих следом. Процессия замедлилась, и Гард использовал заминку для того, чтобы выяснить причину столь неожиданного визита:

– Уроды, вы что забыли на моей крыше?

Карлик ответил неожиданно низким басом:

– Отдавай девчонку и останешься жив!

В приступе гнева Гард схватился руками за голову: «Да на ней что, свет клином сошёлся?!» Скрипнув зубами, он схватился за рога лестницы и толкнул ёе в сторону. Куда веселее избавляться от подобных гостей, опрокидывая лестницу назад, но в этот раз на узкой улочке разбойники использовали в качестве упора противоположный дом, и назад падать было попросту некуда. А вот вбок – пожалуйста. Утреннюю идиллию нарушил громкий треск ломающихся подоконников и ещё более громкие вопли и ругань четверых разбойников, завершившиеся глухим шлепком. Но этого явно было недостаточно, чтобы отвадить бандитов от желанной добычи, которая, к слову, так и осталась сидеть на месте, лишь изменив выражение лица с задумчивого на испуганное.

– Что расселась? Бежим! – рявкнул Гард и понёсся к соседней крыше. Через пару домов можно будет спуститься вниз, а там пусть попробуют догнать!

 

* * *

 

Гард бежал, что было сил, меся ногами жидкую грязь, в которую превратилась после дождя дорога. Он расталкивал зазевавшихся прохожих, не успевших самостоятельно отскочить в сторону. На мгновение обернувшись, с удовлетворением отметил, что эльфийка проявляет завидную прыть и ничуть не отстаёт от него, продвигаясь по проложенному пути. Однако, стоило также отметить, что и бандиты были хорошо физически подготовлены, и бежали с отставанием всего на каких-то пару десятков шагов. Это совсем не радовало. Оставалось бежать дальше в надежде скрыться в одном из узких переулков, сетью которых были покрыты окраины города. Продолжать движение по главной улице было бессмысленно, и Гард, свернув в сторону, начал петлять по второстепенным узким улочкам, уходящим вглубь жилых кварталов. Прохожих стало заметно меньше, но теперь приходилось довольно часто перепрыгивать через кучи мусора и переполненные помоями сточные канавы. Зато преследователи уже не дышали в затылок. А может и вовсе прекратили погоню. Решив, что на последнее рассчитывать не стоит, воин продолжил бегство по длинному переулку, настолько узкому, что два человека не смогли бы разминуться без плотного контакта друг с другом. Двухэтажные каменные хибары стояли очень плотно, образовывая подобие стен. Смутные сомнения по поводу правильности выбора маршрута стали закрадываться в голову Гарда. И они полностью подтвердились, когда забежав за очередной и в то же время единственный поворот, он увидел перед собой стену…

Соединяя углы соседних домов, она полностью перегораживала путь. Надо было что-то придумать. Причём, судя по доносящимся крикам преследователей, сделать это нужно быстро. Путь назад отрезан, поэтому Гард принял единственное верное решение. «Всего-то два человеческих роста, она справится», – подумал он и, взобравшись на нагромождённую у основания стены кучу мусора, прижался к стене спиной. Сложив ладони на подобии ступеньки, воин выставил руки перед собой в ожидании подотставшей спутницы. Прошло несколько мгновений, и эльфийка выскочила из-за поворота. Увидев поджидающего её Гарда, она поняла всё без слов и, разогнавшись на коротком участке переулка, прыгнула сперва на руки воина, а потом на стену. Немного повозившись, девушка всё же сумела подтянуться и взобраться наверх. Осталось преодолеть преграду самому. Вытянув из-под вонючих лохмотьев полусгнивший бочонок, Гард разбежался, и, что было сил оттолкнувшись от жалобно скрипнувшей опоры, подпрыгнул, высоко подняв руки в надежде дотянуться до каменных зубцов. Стоит заметить, что прыгнул он вполне высоко, даже с некоторым запасом, но открывшаяся его взору картина попросту заставила его забыть о том, что надо за что-то цепляться. Она стояла на стене в лучах восходящего солнца; шикарные волосы, чудом избежавшие серьёзных загрязнений, развевались на утреннем ветру; в больших зелёных глазах читались искренние волнение и страх; стена была довольно узкой, поэтому для удержания равновесия девушка стояла, широко расставив ноги… достаточно широко, чтобы некогда изящное, а теперь испачканное и порванное платье не могло скрыть… о Высший!

Гард понял, что забыл схватиться за край стены, слишком поздно. Но после увиденного можно и умереть. «Интересно, насколько дорого готовы были бы заплатить завсегдатаи «Пьяного бобра» за возможность увидеть нижнее бельё прекрасной эльфийки?» – подумал он, но мысли были прерваны самым грубым образом: проломив ногами несчастный бочонок и зацепившись за что-то пяткой, воин со всего маху грохнулся на спину. Воздух выбило из лёгких, что-то неприятно хрустнуло, острая боль пронзила спину и затылок. Но, даже находясь в таком незавидном положении, Гард успел заметить, что девушка, судя по всему перехватившая его взгляд во время падения, теперь густо покраснела и прижимала подол платья к бедрам. Этой картиной можно было любоваться бесконечно, но заметно прибавившие в громкости крики говорили о том, что времени совсем мало.

Воин с трудом перевернулся на живот, потом медленно встал на четвереньки и только после этого осторожно поднялся на ноги. Спина и шея сильно болели, однако сам факт того, что он может стоять, говорил о том, что позвоночник цел. Остальное заживёт. Вот только в таком состоянии, да ещё и без бочонка, он точно не сможет допрыгнуть до края стены… Оставалось принять бой. Гард судорожно начал рыться в куче мусора в поисках подобия оружия. Ровно в тот момент, когда все чувства указали на то, что первый из преследователей выскочил из-за поворота, пальцы сомкнулись на подгнившей, но всё ещё довольно прочной доске. Собрав все оставшиеся силы, Гард, издав истошный крик, рванул доску на себя. В первые мгновения ему показалось, что ничего не выйдет, что куча мусора слишком плотная, но… к удивлению застывшего в проходе бандита, воину удалось завершить начатое. Грязь, щепки, тряпки и прочие нечистоты веером полетели во все стороны, а доска со свистом прочертила в воздухе широкую дугу. Этим ударом Гард собирался проломить бандиту череп, но с огромным разочарованием увидел, что не рассчитал расстояние, и разбойник, вместо того, чтобы упасть на землю, лишь рассеянно косился на сломанный нос, теперь курьёзно повернутый в сторону. От негодования и боли бандит широко раскрыл свой вонючий рот и издал устрашающий боевой клич. Воспользовавшись сложившейся ситуацией и произведя нужные поправки, Гард нанёс второй удар, теперь снизу вверх. Глухо ухнула доска, лязгнули челюсти, несколько зубов по длинным дугам разлетелись в стороны, а ещё недавно грозный крикун навзничь рухнул в дорожную грязь. Может сдох, а может без сознания. И тут подоспели ещё трое. Увидев поверженного соратника, который, как оказалось, был самым большим в их шайке, они выхватили кинжалы. Ни что не ободряет так, как вид ржавых лезвий, готовых впиться в твою плоть. Боль куда-то исчезла, усталость пропала. Решив, что это открылось второе дыхание, воин развернулся и, коротко разбежавшись, прыгнул. Пальцы сомкнулись на шершавом камне зубца стены. Немного поработав ногами, Гард подтянулся и перевалился через мелкие зубья на стеновую площадку. Поднявшись на ноги, с видом полководца, выигравшего войну, он надменно посмотрел на преследователей и изрёк:

– Ну что, олухи, сегодня явно не ваш день!

– Но ещё и не вечер… – прорычал в ответ один из бандитов, извлекая из-за пазухи пращу.

Плохи дела! С такого расстояния хороший пращник с лёгкостью пробьёт голову насквозь, а судя по тому, как бандит начал раскручивать своё оружие, в его способностях сомневаться не стоило. В поисках путей для дальнейшего отступления Гард завертел головой. С обеих сторон стена упиралась в дома, которые именно здесь были четырёхэтажными и не оставляли возможности взобраться на крышу. Оставался последний вариант – прыгать. Развернувшись, воин радостно посмотрел на расположенный внизу охранный ров. В иной ситуации он вряд ли бы сунулся в эту реку помоев, да и высота стены с обратной стороны за счёт обрыва была гораздо больше. Решив, что жизнь дороже самолюбия, и надеясь на то, что ров достаточно глубок, Гард прыгнул, не забыв увлечь за собой эльфийку. За руку поймать не получилось, поэтому пришлось хватать за что попало. Попало за лодыжку, и девушка со звонким криком полетела следом. «Значит не немая», – отметил про себя воин, погружаясь в зловонную мутную жижу.

Глубина рва оказалась достаточной, чтобы спасти жизни беглецов, и теперь они, отплёвываясь от набившихся в нос и рот помоев, выбирались на берег. Решив, что бандиты попытаются продолжить преследование, Гард не раздумывая побежал дальше. Для того чтобы оказаться в относительной безопасности под пологом леса, оставалось преодолеть поле, искусственно созданное вокруг города. К счастью, бандиты оказались слишком брезгливыми, чтобы повторить подвиг беглецов, и воин с эльфийкой добрались до леса без происшествий. Пробежав ещё с полсотни шагов, Гард, тяжело дыша, рухнул на устланную опавшими листьями землю. Немного отдышавшись, он решил осмотреть свою спутницу, усевшуюся рядом. Вся грязная, мокрое платье обвисло, облепив изящное, но в данный момент совсем непривлекательное тело, волосы изменили цвет с соломенного на коричнево-серый и сбились в толстые хвосты, лицо настолько чумазое, что на нём не видно ничего, кроме огромных зелёных глаз, которые явно говорили о том, что эльфийка рассержена. «Вероятно на то, что не позволил ей прыгнуть самостоятельно», – подумал Гард. В очередной раз глубоко вдохнув пропитанный зловонием городских стоков воздух, он не смог сдержаться и громко захохотал. В глазах спутницы сперва промелькнуло недоумение, которое сменилось озорством, и девушка тоже звонко рассмеялась. Они были спасены.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.