Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 4. О том, как путники мёд добывали





 

Более получаса понадобилось путникам, чтобы выбраться из густых зарослей кустарника в более-менее редкий лес. Гард отмахивался от назойливых веток новоприобретённым оружием явно с большей энергичностью, чем оно требовалось на самом деле. Он старался унять злость. Всё тело горело огнём, на нём не осталось живого места от порезов и царапин. Именно такую цену пришлось заплатить за возможность посмотреть на обнажённые ягодицы эльфийки, хотя изначально целью перебежки по проклятым колючим кустам было спасение последней от тогда ещё неизвестной угрозы. И что в награду? Надутые щёки и сердитый взгляд. Можно подумать, Гард сам позвал гоблина для создания опасности. И вообще, чего она привязалось-то? Одни проблемы от этой девчонки, так ещё и возмущается! Воин резко остановился и эльфийка, шедшая сзади, от неожиданности налетела на него, при этом явно смутившись. Гард зло посмотрел на свою спутницу, от чего та ещё больше смутилась и выглядела так, как будто вот-вот сожмётся до размера точки и пропадёт. В своём изорванном и всё ещё мокром платьице она представляла жалкое зрелище, а сейчас, судя по всему, всё же почувствовала себя виноватой. Гард хотел было сказать что-нибудь поучительное, но первым лесную тишину нарушило громкое и протяжное урчание желудка. Эльфийка густо покраснела и отвела взгляд в сторону. Вот теперь воину стало настолько её жалко, что всякое желание сердиться дальше отпало. К тому же он вспомнил, что сам последний раз ел довольно давно, и хоть желудок пока ещё не выводил затяжных трелей, голод уже давал о себе знать.

– Идём, поищем что-нибудь съедобное.

С этими словами Гард продолжил свое шествие по лесу, внимательно осматриваясь по сторонам в поисках знакомых ягод или плодов. После долгих и почти бесполезных шатаний по зарослям дикого кустарника и хвойным рощам, путники наконец-то наткнулись на достойную внимания цель – пчелиный улей, подвешенный за ветку высоко на дереве. Воин довольно потёр руки:



– Был у нас в таверне как-то пчеловод. Он рассказывал, что в это время все пчёлы находятся на полях и цветочных лужайках, так что проблем быть не должно.

С этими словами он начал проворно карабкаться наверх к предполагаемому источнику сытной еды. Эльфийка осталась внизу, с опаской и надеждой поглядывая на своего спутника, всё дальше и дальше удаляющегося от земли. И вот он у цели. Стоя на довольно хлипком суку, Гард победоносно сорвал с ветки улей и поднял его на вытянутой руке вверх, знаменуя тем самым успех миссии. Но… первыми о надвигающейся беде предупредили пальцы, ощутив подозрительную вибрацию улья в руке; потом до слуха донесся мерный, усиливающийся с каждым мгновением гул… а потом Гард вспомнил, что, будучи весьма пьяным, не очень-то и хотел слушать бред не менее пьяного собутыльника про полосатых мух, но в памяти всё же всплыли отрывки фраз и… да! Он говорил, что на поля улетают рабочие пчёлы, а в улье остаётся королева и… воины. Да, несомненно, это были очень ценные сведения, и не стоило пропускать их мимо ушей. В подтверждение этих мыслей, из маленького отверстия в боку улья начали вылетать огромные, размером с палец, пчёлы, сразу же направляясь к обидчику с явным намерением испортить его здоровье. Продолжая сжимать улей в левой руке, Гард правой попытался отмахиваться от атакующих насекомых, потерял равновесие и полетел вниз. Ударяясь о сучья и цепляясь за ветки, воин по пути к земле вспомнил всех обитателей преисподней, попутно предлагая им куда-нибудь далеко сходить или что ещё похуже. Он даже удивился, что смог так много наговорить за столь короткий промежуток времени, прежде чем земля приняла его в свои жёсткие объятия. Мужчина даже на мгновение встретился взглядом со своей спутницей. Всё-таки что-то в ней есть, ради чего стоит страдать. Такого переживания и сострадания он ещё ни в чьих глазах не встречал. А затем последовал удар. Воздух выбило из лёгких, левую руку пронзила острая боль, по всему телу прокатилась судорога. Хотелось лежать, корчиться и выть от боли, но на это не было времени: быстро усиливающийся гул свидетельствовал о приближении роя, и это послужило отличным обезболивающим, да ещё и сил придало. Перспектива встретиться с сонмищем ядовитых жал пугала настолько, что Гард вскочил на ноги и понёсся прочь от злополучного дерева, при этом по-прежнему сжимая в руке улей.

Рядом бежала эльфийка. И как бежала! Пожалуй, продемонстрируй она такую скорость в городе, им не пришлось бы прыгать в помойный ров. Да и сам он сейчас нёсся так, что всё вокруг казалось размытым. И главной наградой за старания было постепенно затихающее жужжание преследователей. Однако упорство пчёл поражало. Зачем им было так долго лететь следом? И тут Гарда осенило. Он хотел хлопнуть себя ладонью по лбу, и, несомненно, сделал бы это, если бы было немного лишнего времени. Но вместо этого воин издал оглушительный недовольный вопль. Эльфийка от удивления даже приостановилась, глядя на спутника широко распахнутыми глазами. Мужчина же не останавливаясь с размаху ударил ульем о дерево. Скорлупа с глухим треском раскололась, и на землю посыпались осколки, соты с личинками, мёдовые соты и… королева. Гард хотел было выместить на ней свою злость, но побоявшись возмездия нагоняющей армии полосатых демонов, лишь схватил мёд и продолжил бегство.

Остановившись только после того, как гул пчелиного войска затих, спутники сели на траву и попытались отдышаться. Едва дыхание восстановилось, Гард разломил добытое в неравном бою лакомство на два равных, на его взгляд, куска, и протянул один эльфийке. Но та, вместо того, чтобы принять угощение, просто смотрела на человека. Причём смотрела так, как будто перед ней сидит ни то молох, ни то Тиамат. Насторожившись, Гард тихо спросил:

– Что-то не так?

Вместо ответа девушка указала пальцем на его левую руку. Медленно повернув голову, мужчина опустил взгляд и шумно выдохнул от увиденного: из его плеча торчал окровавленный обломок ветки, пробивший руку насквозь. Шок и дикая беготня на время отогнали боль на задний план, но теперь она вернулась, накатывая волнами и затуманивая взгляд. Плотная пелена покрыла всё вокруг и воин рухнул на землю без сознания.

 

* * *

 

Это было ужасно. Человек просто лежал на земле без сознания и истекал кровью! Что-то надо было срочно предпринять! Но вот беда: Мираэль никогда не считала уроки тётушки Лорэйн по магии исцеления и знахарству полезными… Оказывается, пользы от них было куда больше, чем от романов про любовь и рыцарей на белых конях. Именно их, купленных у людских торговцев, она так любила читать, мечтая при этом оказаться на месте одной из счастливых героинь. Но оказалась совсем в другой ситуации, едва не став невольницей для животных утех богачей, а спасена не рыцарем, а каким-то весьма странным пьяницей, который то раскидывает как щенят матёрых головорезов, то удирает от шайки разбойников. Ах да, он же как раз лежит перед ней, и, судя по всему, остро нуждается в помощи. Сторонние мысли прочь! Надо сосредоточиться и вспомнить всё, что ей говорили на учёбе. И хоть нужные отрывки начали всплывать в памяти, в них всё было совсем не так, как на самом деле… от вида такого количества крови и торчащего из руки сука Мираэль бросало в дрожь, а голова начинала кружиться. Кое-как совладав с собой, девушка решила действовать согласно перечню, который предписывался к каждому из типов ранений.

Первым делом снять одежду. К счастью, воин так и не успел одеть рубаху, поэтому можно было следовать дальше. Наложить обезболивающее заклинание или зелье и извлечь из раны посторонний предмет. С полноценными заклинаниями всегда было туго, зато всего в пяти шагах обнаружилась нужная трава. Ступки у эльфийки не было, поэтому пришлось быстро разжевать горькие стебли и полученную кашицу уложить вокруг раны. Затем Мираэль произнесла короткое заклинание, усиливающее эффект снадобий – единственное, которым она умела пользоваться с уверенностью. Ну почему она всегда думала, что впереди уйма времени? Почему её похитили такой молодой? Но… сожаления в сторону. Травяная кашица отозвалась на заклинание лёгким свечением. Сейчас человек не должен чувствовать боль…

Схватившись за окровавленный сук обеими руками, девушка потянула вверх, но добилась лишь того, что подняла вместе с суком руку воина. Пришлось стать на неё ногой и повторить попытку. От хлюпающего звука и вида разорванной плоти и кровеносных сосудов, тянущихся за деревяшкой, эльфийку чуть не вырвало. Благо, было нечем. А вот голова закружилась не на шутку. Плюхнувшись рядом с человеком на пятую точку, Мираэль с отвращением отбросила в сторону ветку и подождала, пока земля и небо в её глазах не перестали меняться местами. Гард по-прежнему лежал неподвижно. Или всё сработало или он уже умер. Но грудь его мерно поднималась и опускалась. Дышит. Значит первое.

Теперь надо попытаться заживить рану. Но как это сделать, когда нужных трав нет поблизости, а нужное заклинание она так и не удосужилась толком отработать? Что же, видимо, пришло время для практических занятий. Надо всё сделать на «отлично», иначе без своего спутника ей недолго бегать на свободе. Сосредоточившись, Мираэль начала нараспев произносить заклинание, рисуя пальцем в воздухе невидимую пиктограмму. Наверное, ей стоило бы удивиться, что последняя на самом деле стала вырисовываться в воздухе, начертанная светящимся следом, оставляемым пальцем девушки. Но на это не было времени. Эльфийка продолжила своё мелодичное пение, стараясь не обращать внимания на то, как плоть и сосуды двигаются, собираясь в одно целое, принимая первоначальную форму и срастаясь воедино, очищаясь при этом от грязи и кусков коры. Заклинание отняло много сил и времени, но результат заслуживал похвалы: на месте зияющей раны остался лишь вздувшийся рубец.

Девушка шумно вздохнула. После прочтения заклинания на неё накатила нешуточная усталость, стало клонить в сон. Но на теле воина оставалось еще много менее значительных ран, полученных при пробежке через колючий кустарник и при падении с дерева. С ними тоже надо было что-то делать. По-отдельности они не представляли угрозы, а вот все вместе могли оставить человека без крови. Потратив немного времени на более дальний отход от раненного, Мираэль сумела набрать нужное количество подорожника, и, вернувшись к спутнику, начала разжёвывать листья и обмазывать ими раны. Тут стоит обратить внимание на то, что у человека была хорошо развита мускулатура, при этом был соблюдён баланс, при котором сила не мешает подвижности. Это говорило о том, что он на самом деле не всегда был пьяницей. Когда процедура обмазывания была окончена, эльфийка вновь произнесла короткое заклинание усиления. К тому моменту всё тело человека, за исключением ног, покрылось зелёной кашицей, и теперь слегка светилось. Оставалось только ждать. Мираэль уселась на траву рядом со своим спутником и хотела подумать о чём-то, но колдовство потребовало слишком много сил. Прежде, чем провалиться в забытье, девушка лишь успела отметить, что у неё сильно болит язык, а ощущение во рту такое, как будто туда справил нужду чумной зомби…

Очнулась Мираэль от того, что кто-то довольно сильно тряс её за плечо. С трудом открыв глаза, она увидела перед собой взволнованное лицо Гарда.

– С тобой всё в порядке? – спросил он, нахмурив брови.

Спросонья девушка чуть было не ответила, но вовремя вспомнила, что не говорит. Поэтому в ответ лишь утвердительно кивнула.

– Нужно поскорее отсюда убираться! – шёпотом проговорил воин. – Пока мы спали, меня кто-то обмазал травяной кашей! Возможно, один из подлых лесных народов пытался совершать над нами свои языческие ритуалы. Судя по всему, они почувствовали скорое пробуждение и поспешили скрыться… или за подмогой.

Затем человек окинул свою сонную спутницу подозрительным взглядом и с некоторой долей презрения отметил:

– Тебя они не тронули! Вы заодно?

Тут Мираэль уже не смогла сдерживаться и звонко рассмеялась. Убрав травяную массу с одной из ран, она показала пальцем на уже порозовевший шрам. Такие появляются на шестой-седьмой день, если не применять целительные силы природы. А прошло всего несколько часов. Воин недоверчиво потрогал шрам, затем стёр траву ещё в нескольких местах и обнаружив аналогичные результаты, вновь посмотрел на эльфийку.

– Так это ты сделала? Ты – целительница?

Девушка утвердительно кивнула.

– Вот уж спасибо! – поблагодарил мужчина, внимательно осматривая рубец, оставшийся на месте рваной раны на руке. – Не зря я из-за тебя все эти невзгоды перенёс.

Возможно, человек ещё долго мог бы возносить благодарности целительным силам природы, но желудок Мираэль совершенно неожиданно выдал такую заунывную трель, что воин замолчал. Немного порывшись в траве, он таки нашёл оброненные медовые соты и протянул их эльфийке. Самое время было подкрепиться. Беготня, а в случае с Мираэль ещё и использование заклинаний, сильно измотали беглецов, и их организмы требовали пищу.

Это был самый сладкий мёд, который она когда-либо ела! Возможно, на вкус повлияли обстоятельства, но самой сути это не меняло, и девушка получала огромное удовольствие от поглощения лакомства, которое помимо прекрасных вкусовых качеств было ещё и очень питательным. Но, к сожалению, всё в этой жизни когда-то заканчивается. И мёд тоже… Отправив в рот последний кусочек и облизав пальцы, Мираэль наконец-то вернулась к действительности и сразу же поймала на себе странный взгляд своего спутника. Он молча сидел и смотрел на неё как-то совсем не по-доброму. Тут явно назревало нечто нехорошее. Воин заговорил:

– Знаешь, о чём я тут подумал? За лечение спасибо конечно, но если бы не ты, оно бы не понадобилось. Ведь от тебя на самом деле слишком много проблем. Даже в самые неудачные дни моя жизнь не складывалась так плохо, как сейчас. Я так быстро лишился всего, что у меня было. Да, было мало, но оно было. А теперь нет. Ничего. Кроме проблем.

Слушая подобное откровение, эльфийка насторожилась, пытаясь подготовиться к наихудшему развитию событий. А человек тем временем продолжал.

– А вот хорошего я ничего и не заметил. А надо бы получить компенсацию за понесённые страдания. Думаю, что ты для этого вполне подойдешь. А потом продам тебя в какой-нибудь публичный дом. Возвращаться назад опасно, тётка обид не прощает. Но в любом другом городе возьмут запросто! Что думаешь по этому поводу?

Мираэль была в шоке. Услышать такое она никак не ожидала и теперь пыталась понять, говорит он правду или шутит. Воин недобро улыбнулся и медленно начал наклоняться вперёд. Нет, шуткам тут определённо не место. Девушка со всей подаренной ей матерью-природой прытью сорвалась с места в попытке убежать, но было поздно: на её лодыжке сомкнулись пальцы человеческой руки…









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.