Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 13. О том, как беглецов искушали





 

Мираэль мерно шагала по выжженной земле, стараясь держаться поближе к Гарду. Несмотря на внешнее спокойствие спутников, ей вовсе не верилось в то, что демон и огромная собака стали безопасными. Последняя, к слову, перестала гореть, и теперь выглядела как вполне обычная, только угольно-чёрного цвета. И очень большая. В голову девушке даже пришла дурацкая мысль о том, что на этой зверюге можно было бы ехать верхом.

Тем не менее, за два часа ходьбы ничего ужасного не произошло: демон шёл впереди, уверенный в своём превосходстве, а собака семенила сзади, вывалив наружу длинный красный язык. Чувство страха притупилось и девушке удалось унять дрожь во всём теле. Сперва она думала, что разговаривать нельзя, так как они идут под конвоем, но потом всё же решилась тихонько спросить у Гарда, что он собирается делать. Тот со свойственным ему безразличием сказал, что выбора нет. А потому как умереть всегда успеют, можно и в гости сходить. Основным аргументом безопасности в этом походе он считал тот факт, что у него не отняли оружие. Но Мираэль не верилось в незыблемость этого утверждения. Демон, казалось, одним ударом своей косы мог перерубить Гарда вместе с его мечами. И не забрал оружие потому, что не боялся его. Да и собака была очень опасной. Во всяком случае эльфийка считала именно так, потому что инфернальная тварь при попытке установки ментальной связи, которой подчинялось большинство нормальных животных, угрожающе рыкнула, выпустив изо рта огненный всполох.

Но выбора действительно не было. Так и шли. Мираэль уже потеряла счёт времени, когда на горизонте показалась нечто, похожее на скалу. Демон сказал, что скоро будут на месте и продолжил идти. А у девушки уже начинали ныть ноги. Она не была подготовлена к таким длительным переходам. Мысль о поездке верхом на собаке стала казаться не такой уж и бредовой. Эльфийка снова обернулась на гончую. Собака ответила на взгляд мыслеобразом душевно больного человека и подотстала на несколько шагов. Больше в пределах видимости подходящих ездовых существ не оказалось, и Мираэль, тяжело вздохнув, продолжила топать за своими спутниками.



То, что издали походило на скалу, на деле оказалось колоссальной башней, торчащей из пролома в земле. Базальтовые стены взирали на окружающий мир мириадами бойниц, светящихся красно-рыжим светом. Стены заменяла бездонная пропасть, окружающая башню. Размеры её поражали. Мираэль подумала, что для того, чтобы обойти вокруг, понадобится несколько часов. Ещё до дрожи в коленках пугали своры незнакомых крылатых существ, постоянно мельтешащих ближе к вершине башни, и не прекращающиеся крики и стоны, доносившиеся из-за стен.

Демон уверенно пошёл направо, где над бездной узкой каменной дугой нависал мост. Подсвеченная огнями Преисподней пропасть под ним казалась бездонной, и если бы не Гард, то девушка ни за что бы не ступила на кажущийся таким узким и ненадёжным мост. Воин же крепко взял её за руку и уверенно повёл вслед за демоном. Собака по-прежнему замыкала процессию.

Когда Мираэль негнущимися ногами ступила на твердь крепости проклятых, ей уже было плевать на ужасающий вид огромных жирдяев, стоящих у ворот, на высокие коридоры с люстрами из костей, переполненные разбегающимися в разные стороны мелкими тварями, похожими на тех, что были на холмах, на прикованных к стенам пленников… на всё вокруг. Ни проход по подоконнику на высоте нескольких этажей, ни прыжок с городской стены не могли и близко сравниться с прогулкой над огненной бездной.

Девушка опомнилась лишь от рокочущего подобно раскатам грома голоса.

– Герцогиня ждёт вас. Проходите.

Но идти не получилось. Увидев огромную тварь, Мираэль замерла на месте и, набрав полные лёгкие воздуха, пронзительно завизжала. Гард и проводник поморщились, собака завыла, а тварь наклонила на бок рогатую голову, сощурила четыре пары жёлтых глаз и расхохоталась, брызгая вонючей слюной из усеянной в несколько рядов острыми клыками пасти. При этом клубок огромных толстых змей, заменяющих на одной из рук монстра пальцы, распутался и к девушке потянулись, ощупывая воздух раздвоенными языками, массивные тупорылые головы. Ещё немного, и они бы добрались до эльфийки, но проводник ударил по ним наотмашь древком косы, прикрикнув на гогочущую тварь:

– Они нужны герцогине живыми и в добром здравии. Не теряй контроль.

Затем он повернулся к Мираэль:

– Ушастая, молох – не самое страшное, что ты можешь здесь увидеть. Но не визжи так больше. Не всем это нравится. Сумки свои у ворот оставьте.

С этими словами демон шагнул в приоткрытые тварью ворота. Гард подошёл к девушке и наклонившись к самому её уху, тихо сказал:

– Ты на самом деле постарайся так явно не проявлять свои эмоции. И не потому, что это не нравится рыцарю, а потому что многие местные жители таким образом могут пожирать твои жизненные силы. Молох из их числа. Пока нам ничего не угрожает. Не могу сказать, почему, но знаю точно.

Взяв Мираэль под локоть, мужчина повёл её следом за демоном. Собака, жалобно поскуливая, проскочила между уже начавшими закрываться створками. Зал, в который попали путники, впечатлял и размерами и обстановкой. Стен и потолка не было видно – огромные колонны уходили в пустоту сверху и терялись в густых тенях примерно в сотне шагов от ворот. Висящие в воздухе огненные шары ярко освещали шикарный золотой трон и дорогу к нему, устланную пушистым красным ковром. Вокруг, насколько хватало глаз, мириады похожих огней горели тускло, создавая призрачное свечение, в котором сложно было что-то разглядеть, кроме колонн да мечущихся теней. Вдоль ковровой дорожки, среди невероятных золотых статуй, изображающих неизвестных Мираэль инфернальных существ, сидели десятки демонов. Внешне они были похожи на людей – мужчин и женщин – но кожа их была красной, головы рогатыми, а вместо ступней были птичьи лапы. Все они были совершенно голые и прикованы к полу цепями. Увидев их, Гард крепко выругался, и снова наклонившись к самому уху девушки, прошептал:

– Это суккубы. Демоны похоти и разврата. Не смотри на них и не прислушивайся к тому, что говорят. Держись поближе ко мне.

«Ближе только на руках», – подумала эльфийка, и без этого совета жавшаяся к спутнику с момента входа в зал. Тут уж не до скромности. Проводник уверенно зашагал к трону, и цепные демоны шарахались в стороны при его приближений. Мираэль показалось разумным держаться поближе и к нему. Поэтому, подталкивая Гарда, догнала рыцаря, зашагала следом, едва не наступая тому на пятки.

На троне, вальяжно раскинувшись, сидела герцогиня. Она была совершенно непохожа на демонессу. Скорее на обычную женщину… с идеальной внешностью. Идеальным было всё: лицо, фигура, пропорции тела, волосы. Мираэль поймала себя на том, что здорово завидует герцогине. Эльфийка не считала себя уродиной, но по сравнению с этой женщиной она выглядела как минимум убого. А ещё на демонессе практически отсутствовала одежда. Девушка покосилась на Гарда, но лицо того было словно камень: никаких эмоций. Как всегда. Хотя она ожидала, что воин будет жадно пялиться на герцогиню.

Дождавшись, пока троица подойдёт к подножию трона, демонесса недовольно хмыкнула и сказала глубоким, чарующим голосом:

– Но́мриус, мне передали, что ты приведёшь нечто интересное, а ты притащил этих двоих. У меня таких сотни. Наверное, ты с Лили на пару хочешь больших проблем?

– Никак нет, госпожа! – демон склонился в почтительном поклоне. – Я лишь прошу Вас уделить им немного внимания.

– С чего бы это я должна тратить на них своё время? Ушастые мне не в диковинку, да ещё и такие страшненькие. А людские мужики и так сразу начинают ползать у моих ног пуская слюни. В чём же тут развлечение?

– Позвольте заметить, что этот всё ещё стоит на месте, – не поднимая головы сказал Нор.

– Да ну? – герцогиня вскинула бровь и Мираэль почувствовала, как сквозь её тело прошла ментальная волна. Демонесса стала ещё краше. Даже злость за «страшненькую» улетучилась. Казалось, можно было вечно наблюдать за тем, как эта великолепная женщина очаровательно хмурится, сутками слушать её чарующий голос.

– Это ещё что такое? – герцогиня постучала ногтями по подлокотнику в виде драконьей головы. – А он вообще живой?

– Живой и в хорошем здравии, – ответил проводник, исподлобья глядя на свою госпожу.

Мираэль восторженно наблюдала за тем, как демонесса грациозно привстала и наклонилась к Гарду. Почему она смотрит на него? Ведь эльфы красивее людей! Ну хоть бы на мгновение посмотрела! Но всё внимание герцогини приковано к мужчине. Но зато можно вновь слышать её голос…

– Как тебя зовут?

– Гард, – голос воина кажется скрежетом железа о камень по сравнению с мелодичным демонессы.

– Гард, дружок, скажи, чего ты сейчас хочешь? Не стесняйся, здесь можно всё.

Мужчина не меняя выражения лица, ответил спокойно и чётко:

– Переночевать в спокойной обстановке. Плотно поесть и продолжить путь.

В бездонных глазах герцогини вспыхнули огоньки гнева и негодования. Мираэль вновь почувствовала, как сквозь её тело прошла сладкая волна. Ёй очень захотелось подойти ближе, прикоснуться к безупречной коже этой величественной женщины… но разве она достойна этого? Тем временем демонесса продолжала беседовать с этим ничтожным человеком!

– А теперь?

– Того же, и ещё слабого вина для моей спутницы.

По выражению лица мужчины Мираэль с огромным разочарованием поняла, что он просто не способен оценить всё великолепие сидящей перед ним богини! А она проявляет к нему столько интереса. К этому бесчувственному увальню! Вот, поднялась с трона и подошла ближе.

– Ты что, евнух? – спросила герцогиня, остановившись всего в шаге от Гарда, а тот лишь отрицательно покачал головой.

– Тогда в чём дело? Неужели ты не хочешь меня? – голос её стал тихим и вкрадчивым.

А Гард, удостоенный такой чести, выдал совершенно оскорбительный ответ:

– Прошу не обижаться на мою прямоту, но Вы не в моём вкусе.

«Ой дурак!» – подумала Мираэль и едва сдержалась, чтобы не хлопнуть себя ладонью по лбу. Если бы только герцогиня обратила внимание на неё, она бы ответила иначе! Она бы не оскорбила идеальное существо таким хамским заявлением… а демонесса тем временем ехидно сощурилась и спросила:

– А какие тебе нравятся? Такие? Или такие? – при этом она начала медленно обходить Гарда по кругу, а внешность её стала изменяться, перетекая из одной формы в другую. Менялись комплекция тела, объём бёдер, размер груди, длина и цвет волос, лицо, цвет кожи. И каждое воплощение казалось Мираэль эталоном красоты. А вот мужчина лишь тяжело вздохнул и сказал:

– Мне как-то не очень нравится красная кожа, жёлтый цвет глаз и птичьи лапы. Или ноги, не знаю, как правильно в этом случае.

«Что за чушь он несёт?» – подумала девушка. Ведь она точно видела кожу с ровным бронзовым загаром, зелёные глаза и ну просто идеальные ступни! Но герцогиня почему-то лишь ухмыльнулась.

– Вот как? Видишь сквозь иллюзии? Ну а что ты скажешь на это?

Новая сладкая волна прошла сквозь тело эльфийки, сделав зарождающееся внизу живота тепло нестерпимым. Как можно себя контролировать, когда рядом богиня! Жизни не жалко, лишь бы провести с ней хоть минуту!

Одержимая желанием, Мираэль с трудом различила в гуле собственного сердца какой-то лязг. Обернувшись, она с ужасом заметила беснующихся суккубов, пытающихся рвать и грызть цепи – лишь бы дотянуться до вожделенной демонессы. Не выйдет! Ведь она ближе суккубов! Она успеет первой! Но нет! Собака! Толкнувшись всеми четырьмя лапами, она рванулась вперёд. Собаку не обогнать! От отчаяния захотелось плакать навзрыд! Но проводник… молодец и просто умничка! Он изловчился поймать гончую за хвост и не без труда удерживал её на месте. Псина скребла по полу огромными когтями и скулила, не в силах сдвинуться с места.

Настало время Мираэль. Теперь она уж точно подарит герцогине свою любовь! Она рванулась к цели, но Номриус бросил косу на пол и освободившейся рукой попытался схватить эльфийку за пояс. Она вывернулась, попыталась отскочить, но… этот проклятый демон подло ухватил Мираэль за волосы, едва не выпустив при этом хвост гончей. Все трое с грохотом упали на пол. Мираэль взвизгнула от боли и закричала, что было сил:

– Пусти меня, бездушная ты скотина! Сам не можешь, так и другим не даёшь?! Пусти немедленно!

 

* * *

 

– Герцогиня, Вы бы это… поумерили свою ауру безграничной любви. А то зверушки ваши все зубы себе о цепи переломают. И неуверен я, что рыцарь долго сможет удерживать мою подругу и этого милого пёсика.

Герцогиня, явно сердясь, резко махнула рукой и всё стихло. Прекратился лязг цепей, умолкли заунывные стоны. Гончая плюхнулась на пятую точку, рассеянно мотая головой из стороны в сторону. Мираэль осела на пол, потеряв сознание, а рыцарь облегчённо вздохнул. Демонесса остановилась напротив Гарда и, глядя ему прямо в глаза, спросила:

– Имя Ишта́р тебе о чём-нибудь говорит?

Воин задумался, припоминая.

– Да. Величайший из суккубов, обольстительница богов.

– Именно! Это я. И я знаю лишь парочку существ, способных противиться моим чарам. Ты не похож ни на одно из них. Так кто же ты?

– Не знаю, – честно ответил Гард. – Вроде как человек, только подозреваю, что у меня иммунитет к ментальным атакам. Меня ещё в старом городе ни цыганки, ни монахи, ни колдуны всякие не могли под контроль взять. А откуда эта защита – я не знаю.

Герцогиня вопросительно посмотрела на рыцаря, уже поднявшегося на ноги и подобравшего косу.

– Не врёт. Это его очередная странность, Госпожа. С момента встречи ни слова лжи от него не услышал, – ответил проклятый.

Герцогиня прошлась туда-сюда возле трона. Снова остановилась напротив Гарда и заговорила, обращаясь к рыцарю:

– Не могу сказать, что ты меня развеселил. Настроение хуже некуда. Но приведённый тобой гость мне весьма интересен. Так что не беспокойся. Награда будет.

Затем немного помолчала и обратилась к мужчине:

– Ты меня жутко бесишь своим поведением. Твоё безразличие весьма оскорбительно. В иной ситуации ты бы уже присоединился к числу моих почётных пленных, но тебе повезло: есть кое-какое задание. Как раз для тебя подойдёт. Мне сказали, что ты направляешься на Равнины Скорби. Это так?

Гард утвердительно кивнул.

– Так вот. Все, кто туда попадает, неизменно сходит с ума. Там сгинуло несколько моих отрядов, из числа лучших. Точная причина сумасшествия неизвестна, но я предполагаю, что она кроется в мощных ментальных вихрях, которыми кишат равнины. Никто не выдерживает. Даже рыцари преисподней, считающиеся практически невосприимчивыми к ментальным атакам, всё равно пропадают. Просто заходят дальше. А мне надо, чтобы посланник вернулся обратно. Сможешь?

Вопрос прозвучал с ярко выраженной приказной интонацией, но Гард оставался невозмутимым:

– Зачем мне это? Смысл возвращаться сюда?

– А я сделаю так, чтобы он появился. Например, твоя девчонка останется у меня, как гарант выполнения задания, – герцогиня ехидно улыбнулась.

– Не пойдёт, – воин отрицательно покачал головой. – Она не останется здесь одна ни на минуту. По крайней мере, живая. Если хочешь, чтобы я выполнил твоё поручение, заинтересуй меня иначе.

От такой наглости демонесса временно утратила дар речи, подавившись воздухом на вдохе. Очухавшаяся от недавнего шока гончая угрожающе зарычала, а рыцарь, похоже, усиленно боролся с желанием рассмеяться.

– Как ты смеешь так со мной разговаривать?! – казалось, что герцогиня от злости стала ещё более красной, а волосы на её голове зашевелились. Гард же старался выглядеть невозмутимым.

– Просто у меня есть некоторые догадки по поводу задания… уж не рог ли Баала надо там поискать?

Ответа не требовалось, его заменила реакция проклятой. Молниеносным движением она приблизилась к Гарду, и на его шее сомкнулись железной хваткой когтистые пальцы.

– Откуда ты знаешь про рог, ничтожный человечишка? – прошипела Иштар.

Воин с трудом вдохнул и прохрипел в ответ:

– Сожми сильнее и будешь дальше лишь мечтать о нём.

Пальцы разжались и Гард торопливо несколько раз вдохнул. Затем, прокашлявшись и утерев проступившие от удушья слёзы, продолжил:

– Собираясь на равнины, я много спрашивал о них у людей. Разное болтали, в том числе и про рог, отрубленный в бою Шестикрылым. И про ценность этого артефакта для проклятых. А раз уж я – единственный, кто может его принести, то и поторговаться об условиях можно.

– Чего хочешь? – Гарду показалось, что взгляд герцогини в этот момент способен был поджечь камни.

– Я уже говорил, – Гард наконец-то смог выпрямиться. – Ночлег, еда. Теперь ещё и свободный проход по землям проклятых до самых равнин. И место, где рог искать, поточнее укажи.

Герцогиня несколько раз энергично прошлась туда-сюда вдоль постамента трона и, немного успокоившись, сказала:

– Будет тебе и ночлег, и еда, и поточнее. Нор! Устрой их на ночь. И пусть ко мне приведут мастера порталов. Нужно вернуть Лили. Вы их нашли, вы их и поведёте.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.