Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 15. О том, как беглецы летали





 

Утро выдалось тяжёлым. Гард не верил демонам, постоянно ждал от них каких-то гадостей, а потому плохо спал, просыпаясь от каждого шороха. А когда всё-таки смог уснуть надолго, всё равно не отдохнул из-за дурацких сновидений. Проснувшись, мужчина столкнулся с проблемой определения времени: ни окон, ни часов в комнате не было. Решив, что в любом случае стоит подготовиться к походу, пока никто их не подгоняет, воин принялся будить спутницу.

В этот раз Мираэль спала на спине, широко раскинув руки и затолкав одеяло под ноги. Старый способ побудки не подходил, поэтому Гард, немного подумав, плеснул девушке в лицо немного воды из кувшина. Эльфийка, судя по выражению лица, видевшая приятный сон, вскочила как ошпаренная, не разбирая направления прыгнула в сторону, и, столкнувшись со стеной, сползла на пол.

– Ты чего? – только и сумел спросить Гард, шокированный увиденным.

– Что случилось? – ответила вопросом на вопрос Мираэль, пытаясь проморгаться.

– Да ничего особенного, – мужчина пожал плечами. – Утро вроде как, я тебя будил, а ты прыгать начала, как одержимая.

– А вода откуда? – девушка продолжала сидеть на полу, взъерошенная и смешная.

– Из кувшина. Я тебя облил, потому что одеяла не было. Не придумал, как иначе. Не страшно. Высохнешь. Садись за стол, будем завтракать. А то в любой момент могут скомандовать отправление.

С этими словами Гард поднял с пола свою сумку, немного порылся в ней и начал выкладывать на стол походную еду: пока ещё мягкий хлеб, вяленое мясо и сыр. При этом он наблюдал за тем, как Мираэль сосредоточенно зашагала к столу, села на стул, и, сложив руки замком на коленях уставилась в никуда.

– С тобой всё в порядке? – спросил воин, пододвигая девушке её порцию.



Взгляд эльфийки сфокусировался на мужчине и она излишне громко ответила, странно растягивая слова:

– Слушай! Я ночью много думала и подумала, что мне та-а-а-к стыдно за вчерашнее! Я вела себя про-о-осто ужасно! А ты тако-о-ой хороший, всё вытерпел! Вот только драться нельзя было! – девушка сощурилась и погрозила пальцем.

Гард от удивления даже сел.

– Мираэль, я конечно слышал, что выжившие после встречи с суккубом тяжело отходят, но не думал, что настолько! Или… – его осенила ещё одна догадка. Воин схватил уцелевший с вечера кувшин и одним глазом заглянул в горлышко. Затем перевернул вверх ногами и потряс. Ничего не вылилось.

– Чудо ушастое, где всё вино?

– Я не брала! – ответила девушка, мотая головой так, что и без того лохматая причёска растрепалась ещё больше. – Честное слово!

И тут Гард начал негодовать.

– Ты что, пьяная?

– Не-а!

– Ты раньше когда-нибудь пила вино?

– Пила! Только не вино, а эль! – заявила Мираэль с такой гордостью, как будто говорила о подвиге мирового значения.

– То есть раньше ты пила только эльфийский эль, который чуть крепче воды, а сейчас выжрала целый кувшин креплёного вина? Когда успела?!

– Пока ты спал. Я та-а-ак переживала из-за случившегося! Мне надо было успокоиться! А ты спал! – девушка с вызовом посмотрела на мужчину.

– Мираэль, твою ж мать! Ты напилась перед важным походом! Ты хоть понимаешь, что натворила?

– Ни-че-го! – по слогам произнесла эльфийка. – И вообще, хватит мной командовать! Я уже взрослая!

– Ах ты взрослая?!

Окончательно потеряв самообладание, Гард прыгнул через стол, схватил эльфийку за воротник, перегнул через колено и со всей силы ударил ладонью по круглым ягодицам. Затем ещё. И ещё.

– Ух ты! Я смотрю, вы тут развлекаетесь! – из-за пронзительных воплей Мираэль, Гард не услышал, как в комнату вошла Лили. – А можно мне третьей?

Воин приостановил воспитательные работы, посмотрел на незваную гостью и вместо ответа спросил:

– Здесь где-нибудь есть холодная вода? Ручей какой-нибудь, или озерцо?

– Шутишь? – вскинула бровь тёмная. – Откуда здесь холодной воде взяться? А в ручейках здешних можно спокойно что-нибудь сварить. И огня не надо.

Гостья подошла к столу и уселась на стул, где совсем недавно сидел Гард.

– Ну так что? Можно мне на второе колено? Втроём поиграем. Гарантирую: будет намного интереснее!

– Только тебя тут и не хватало, – буркнул мужчина, сильнее прижимая пытавшуюся вырваться Мираэль. – Зачем пришла?

– Какой же ты всё-таки скучный! – Лили обиженно нахмурилась. – А вообще я пришла сказать, что скоро выдвигаемся. Так что поторопитесь со сборами.

– А мы готовы. Можно хоть прямо сейчас выходить.

С этими словами Гард отпустил спутницу, и та, обретя долгожданную свободу, вскочила на ноги и отвесила воину пощёчину, да такую, что в глазах закружились мириады искорок. Воин почувствовал, как в груди разгорается и набирает силу гнев. Он видел, как с усмешкой смотрит на него Лили, как Мираэль прикрыла рот руками, испугавшись собственного поступка. Обе ждали от мужчины решительных и жёстких действий.

Щека горела огнём, мельтешение искорок понемногу успокаивалось. Гард прикрыл глаза и несколько раз глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться. Несмотря на выходку спутницы, он не хотел причинять ей вреда. Тем более, что прекрасно понимал: в таком состоянии сначала делаешь, а потом думаешь. Если вообще думаешь.

Открыв глаза, Гард встал со стула, поднял с пола свою сумку, закрепил на ней свёрток с мечами, закинул на плечо. В другую руку сгрёб подготовленный завтрак и направился к выходу из комнаты.

– Идём, – только и сказал он, проходя мимо эльфиек.

Тёмная разочарованно хмыкнула, а светлая вздохнула с явным облегчением. Вот так-то. Иногда надо удивлять окружающих.

Пропустив вперёд Лили, Гард зашагал следом, нарочито не обращая внимания на Мираэль. Пусть немного помучается себякопанием и определится с поведением. А то её выходки за последние сутки полностью выбили воина из накатанной колеи совместной жизни. Мужчину больше устраивал вариант, когда Мираэль воспринимала его в качестве телохранителя и не более. Во-первых, так было проще и спокойнее. Никаких тебе дополнительных обязанностей, подозрений, домыслов, охов-вздохов и прочего. А во-вторых, Гард считал, что эльфийка заслуживает лучшей жизни, нежели скитания по Империи в компании беспамятного пьяницы. Он очень жалел о том, что не удалось пристроить спутницу в Сторхольде. Там, у заботливых и добрых хозяев трактира, она была бы счастлива. А нет же… занесло прямо в лапы к демонам.

За подобными размышлениями, Гард не заметил, как их троица оказалась в широком коридоре, ведущем к выходу из крепости проклятых. Из задумчивого состояния его вывел странный звук. Обернувшись, он увидел, как Мираэль, согнувшись пополам, возвращает демонам вчерашний ужин. Сперва решил, что всё из-за того, что кто-то не умеет пить. Но стойкий запах крови навёл на другие мысли. Воин осмотрелся.

Трудно было не заметить, насколько сильно изменилась обстановка в коридоре. Больше не было прикованных к стенам и потолку пленных. Были только их останки. В кандалах болтались кисти рук, ступни. Иногда конечности по локоть или колено. Стены были забрызганы кровью, по углам валялись смердящие кучи внутренностей и бесформенные окровавленные части тел убитых.

Гард тоже едва не расстался с ужином, но кое-как сумел себя сдержать. Схватил Мираэль за руку, и, быстро шагая к выходу, спросил у Лили:

– Что здесь произошло?

Та в ответ пожала плечами.

– Понимаешь… сегодня с утра герцогиня была не в духе. Носилась по крепости и вымещала своё негодование на всех, кто под руку попадался. Поэтому все позабивались в самые тёмные углы и ждали, пока буря утихнет. И я в их числе. Поэтому выдвигаемся не с утра, как планировалось, а поздно вечером. И даже не просите перенести выход на следующее утро! Сейчас герцогиня переместилась на нижние этажи, и мы фактически удираем от беды подальше, пока есть такая возможность!

– Тогда пошевеливаемся! – воин почти бежал, придерживая под локоть едва поспевающую за ним Мираэль.

Коридор показался бесконечно долгим, а вот узкий мост над бездной – наоборот. Как будто через ручеёк перемахнули. Затем пробежались до вершины ближайшего холма, и лишь на обратном его склоне позволили себе передышку. На твёрдой земле под открытым небом Гард почувствовал себя гораздо лучше. Крепость проклятых всё-таки здорово давила на сознание. Не только сценой кровавой расправы над пленными, но и чёрными стенами, высокими потолками и слабым красно-рыжим освещением. Вся эта колоссальная постройка была насквозь пропитана злобой и отчаянием. А за холмом даже дышится легче, можно спокойно наблюдать за тем, как солнце прячется за горизонт… Кстати, о солнце.

– Тёмная, я не знаю, насколько хорошо ты видишь в темноте, но мы точно переломаем ноги после заката. Как ты планируешь добираться до равнин ночью? – Гард вопросительно посмотрел на спутницу.

– А у меня всё предусмотрено! – заговорщицки подмигнула в ответ Лили. – Немного надо подождать. Прибудет транспорт и мы доберёмся до скрытой стоянки, где проведем ночь. Туда псы Баэля и не подумают заглянуть, даже если мы там что-нибудь взорвём. А поутру отправимся к равнинам. Там самый короткий путь. Земли герцога образуют что-то вроде перешейка, который можно перейти за пять-шесть часов. Мы через него всё время в равнины вылазки устраивали. Правда потери были такими, что быстро от этой затеи отказались. Но ещё раньше Баэль отказался от попыток нас перехватывать. Решил, что и так подохнем, смысл тратить силы на патрулирование? Поэтому пройти должны без проблем. Если и наткнемся на патруль, то они нам у виска пальцем покрутят, да дальше по своим делам пойдут.

– Транспорт? – мужчина недоверчиво поднял бровь. – Это какой транспорт может ночами по камням ходить?

Тёмная развела руки в стороны и, воздев взор к небу, сказала:

– Мысли шире, воин! Мой транспорт не ходит по земле! Мы полетим.

Гард почему-то не удивился подобному заявлению. Мало ли какие твари из числа проклятых летать умеют. Тут у каждого второго крылья за спиной. Его больше беспокоило то, как отнеслась к перспективе полетать Мираэль. Девушка сидела на камнях, бледная и напуганная, то и дело содрогаясь в рвотных позывах. Ещё один такой коридор, и не понадобится идти на равнины, чтобы свести эльфийку с ума. Но поинтересоваться мнением спутницы он не успел: чьи-то сильные руки подхватили Гарда, подняв в воздух. Земля стремительно ушла вниз, уменьшившись, а затем и вовсе растаяв в темноте. Тело окутали тугие потоки воздуха, а уши заложило от рева ветра. Воин задрал голову и определённо ахнул бы, если бы не сумасшедший ветер. Длинные руки, мускулистое тело, покрытое серой кожей, похожей на потрескавшийся камень. Словно насаженный на кол горшок, с причудливо изогнутой шеи на мужчину жёлтыми глазами без зрачков смотрела безобразная рогатая голова. Судя по всему, видок у Гарда был тот ещё: чудовище оскалило усеянную в несколько рядов кривыми клыками пасть и расхохоталось смехом, больше напоминающим скрежет мельничных жерновов. Задворки памяти подсказали, что это молодая горгулья. Пройдут века, и она станет мраморной, а ещё позже – ониксовой. А пока всего лишь каменная. Самая неуёмная и ненормальная из всей породы.

Оторвавшись от созерцания «транспорта», Гард посмотрел вниз. Почему-то его не пугала проносящаяся на удалении нескольких сотен шагов земля, а ревущие потоки ветра, окутывающие тело, казались знакомыми и родными. А раз нет страха, то и по сторонам можно поглазеть. Слева обнаружилась Лили, расставившая руки в стороны и, судя по выражению лица, что-то довольно кричащая. Справа Мираэль судорожно цеплялась за держащие её руки и жмурилась от страха. Их обеих несли такие же молодые горгульи, как и воина. Ещё одна летела немного позади и несла сумки с вещами путников. Чудесно. Так на самом деле быстрее. И жаль, что Лили по каким-то причинам не смогла договориться на полёт до самых Равнин скорби.

Сложно было сказать, сколько длился полёт, но всё хорошее когда-нибудь да кончается. Вот и горгульи пошли на снижение. Зависая у края нависшего над пропастью каменного балкона, ставили на землю спутников, и, оглушительно хлопая крыльями, улетали прочь. Гард и Лили приземлились без проблем, а вот Мираэль так сильно вцепилась в горгулью, что той пришлось довольно грубо стряхнуть свою ношу. Эльфийка не удержалась на подкосившихся ногах и едва не свалилась в пропасть. Воин вовремя подхватил её и взял на руки. Посмотрев на мертвенно бледное лицо, трясущиеся губы и глаза с расширенными зрачками, он даже не стал закидывать эльфийку на плечо, как это у них было принято. Девчонка натерпелась за сегодня, надо проявить хоть какое-то уважение. Тёмная же невозмутимо последовала в узкую расщелину в уходящей отвесно вверх скале. Присев и кое-как подхватив сумки, Гард последовал за ней.

Протиснувшись в узкий проход, путники оказались в довольно-таки просторной пещере, освещенной блеклым свечением торчащих из стен белых кристаллов.

– Ну вот мы и на месте, – с довольной улыбкой сказала тёмная. – Как вам перелёт?

Гард, обеспокоенный состоянием Мираэль, предпочёл промолчать. Осмотревшись, он увидел старое кострище. Подойдя поближе, сбросил сумки на землю и аккуратно усадил девушку рядом с ними. Затем помахал у неё перед глазами ладонью.

– Эй, ты как?

Зрачки эльфийки сузились и проследили за рукой. Мираэль глубоко вдохнула, пытаясь унять дрожь в теле и ничего не ответила. Воин положил руку ей на плечо и легонько потряс.

– Не заставляй меня нервничать. Уже почти всё позади. Завтра придём на равнины. А там кто знает? Может быть раскроется тайна такая, что всё на свои места станет. И не придётся больше убегать.

Ответом был лишь утвердительный кивок. Решив, что не стоит сейчас трогать спутницу, он обернулся к Лили, копавшейся в камнях у дальней стены.

– Тёмная, где для костра дров набрать?

– Пятьдесят шагов вглубь пещеры. В правой стене будет провал. Туда импы должны были натаскать, – ответила она, не оборачиваясь.

Ночь вступала в свои права, окутывая каменные стены непроглядной тьмой. Выставив перед собой руки, Гард шагнул вглубь пещеры, начав считать шаги. На сороковом едва не провалился в импровизированную поленницу, в которой на ощупь получилось набрать внушительную охапку сухих веток. Вернувшись, свалил ношу на землю, не забыв мысленно обматерить тёмную с её короткими шагами. Выбрал ветки потоньше, разложил на кострище и потянулся к сумке за огнивом. Но огонь вспыхнул сам по себе, осветив пещеру неровным пляшущим светом.

– Успеешь костёр развести! Иди помогай, если не хочешь спать на голой земле! – в голосе копающейся у стены тёмной явно слышалось раздражение.

Подойдя ближе, воин понял причину: Лили безуспешно пыталась вытащить из-под кучи камней мохнатую шкуру. Вдвоём дело пошло веселее, и уже спустя пару минут Гард нёс к кострищу целую охапку шкур неведомого зверя, достаточно больших, чтобы укрыться как одеялом. Свалив их недалеко у костра, Гард оставил организацию спальных мест на тёмную, а сам занялся начавшим затухать костром.

Дрова были сухими и разгорались без проблем, прогорая медленно и отдавая много тепла. Когда костёр стал достаточно большим, чтобы согревать сидящих вокруг путников, мужчина достал из сумки хлеб и разломил на несколько кусков. Один протянул Лили. Пусть и проклятая, а есть всё равно должна хотеть. Второй отложил для себя, а третий насадил на тонкую ветку, слегка подсушил над огнём. Пересев поближе к Мираэль, сказал:

– Держи. Мясо и сыр не предлагаю, всё равно обратно попрёт. А сухарь подойдёт. Надо поесть. Или завтра ноги не потащишь.

Девушка взяла хлеб и начала его грызть с отсутствующим видом. Гард вернулся к сумке и достал остальные припасы. Пока молча ужинали, совсем стемнело. Лишь костёр освещал часть пещеры. Даже кристаллы на стенах и потолке почему-то перестали светиться. А ещё воин почувствовал, как его начинает пробирать холод. Пододвинувшись поближе к костру и не заметив разницы, вопросительно посмотрел на Лили.

– Особенности этих земель, – пожала плечами та. – Ночью становится очень холодно. Можно легко замёрзнуть даже возле костра.

– Это извращённый способ нас убить? – нахмурился Гард.

– Вовсе нет! По крайней мере я хочу жить. И даже знаю способ, как справиться с холодом.

– И? – воин подтолкнул к ответу многозначительно замолчавшую спутницу.

– Нужно забраться под шкуры и крепко прижаться друг к другу. Поближе к огню. Шкуры не горят, можно не бояться. – Лили скорчила невинную рожицу и улыбнулась, но заметив реакцию мужчины продолжила:

– Я не шучу. Проверенный и надёжный способ. Иначе окоченеем к утру. Так что давайте, устраивайтесь.

С этими словами она забралась внутрь вороха шкур, пригласительно подняв крайнюю. Гард же ещё несколько минут просидел у костра, придвинувшись почти в упор к нему. Но озноб продолжал окутывать тело, доводя до лёгкой дрожи. Что же… так, значит так. Бывало, по пьяни и с мужиками под столом валялся, когда сил встать не хватало. Так тут вообще неплохо выйдет. Тяжело вздохнув, воин поднялся с земли и направился к лежанке.

– Я к вам не пойду! – упрямое заявление эльфийки нарушило тишину.

Гард ждал, что она это скажет. Поэтому даже не обернулся. Но всё же ответил:

– Выбор за тобой. Если ты до сих пор считаешь, что я на тебя какие-то тёмные планы строю… что же, твоё дело. Жалко только так глупо расставаться после столь долгого пути.

Забравшись под шкуры, мужчина демонстративно повернулся к тёмной спиной, а когда Лили начала позволять себе лишние жесты – придавил к земле так, что эльфийка даже крякнула. А стоило Гарду откатиться – сразу же перевернулась, прижавшись спиной к спине.

Мужчине показалось, что прошло довольно много времени, прежде чем одна из шкур приподнялась, и на лежанку, впустив волну холодного воздуха, скользнула Мираэль. Её тело било крупной дрожью, а зубы выбивали чёткую дробь. Прежде, чем вновь стало темно, воин успел рассмотреть лицо эльфийки. В её взгляде причудливо смешались решительность и страх. В попытке поскорее согреться, девушка крепко прижалась к Гарду.

«Так-то лучше», – подумал воин, и, дождавшись, пока Мираэль не перестанет дрожать, позволил себе провалиться в сон.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.