Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Значение гуманистического подхода к человеку





ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ подход к человеку, разрабо­танный американским ученым и его коллегами, оказывал и оказывает влияние на ряд областей научных исследований: религиоведение, меж­культурное изучение личности и психологию науки, теорию и практику управления и др.

По мнению А. Маслоу, для изучения духовных ценностей и внут­реннего мира человека непригодна позитивистски ориентированная нау­ка. Он отвергал "эмпирический — позитивистский-бихевиористский" под­ход к внутреннему миру ввиду исключения духовных ценностей челове­ческого бытия из сферы рассмотрения наукой и декларирования вопро­сов, связанных с ними, бессмысленными. Другими словами, А. Маслоу выступал против науки, освобожденной от человеческого содержания, а также и против организованной религии, монополизировавшей духов­ную жизнь. Он был уверен, что следует отбросить "старые претензии организованной религии быть единственным арбитром в вопросе веры и морали". Позитивистская наука игнорировала так называемые религи­озные проблемы, объявляя их не существующими для науки.

А. Маслоу был убежден, что ответы религии на вопросы о смысле жизни, о духовных ценностях наука отвергала справедливо, но сами вопросы отбросить было нельзя. Позитивисты не желали видеть за ре­лигиозной оболочкой земное, человеческое содержание проблем, ими затрагиваемых. Маслоу же стремился освободить духовные ценности от религиозных наслоений и раскрывал роль позитивистской науки, кото­рая своим индифферентизмом в значительной степени оказывает под­держку религии.

Изменить такое положение можно, согласно А. Маслоу, лишь до­бившись перемен в науке, прежде всего в областях, связанных с изу­чением человека. Эти изменения должны касаться общего подхода к анализу предмета науки и самого предмета. Им должен быть целост­ный и особенный человек, развивающийся в определенной культуре. Исследовать его необходимо в рамках холистического интеграционно­го подхода.



Другим важнейшим аспектом трансформации науки должно быть включение в предмет исследования проблемы ценностей, переживаний,

Теории культур психолого антропологической ориентации в /0 — 80-е годы

199___ красоты и т. п. Религия также должна была стать предметом анализа трансформированной науки, в данном случае гуманистической психоло­гии или философии. Эту задачу А. Маслоу решил в одной из своих наиболее популярных книг "Религии, ценности и высшие пережива­ния" (1964). Ее основная направленность — против бюрократически организованной религии, навязывающей индивиду догматический око­стенелый взгляд на мир и человека.

"Организованная религия, церкви, — писал Маслоу, — окончатель­но могут стать главными врагами религиозного переживания и людей, испытывающих такие переживания, — это основной тезис моей книги". Свою задачу американский психолог видел в доказательстве того, что "духовные ценности имеют естественное происхождение и не являются исключительной принадлежностью организованных церквей". Иными словами, религиозные чувства и ценности — частный случай светских, а не наоборот5.

Отвергая организованную религию, А. Маслоу сосредоточивал вни­мание на религии индивида, на специфических переживаниях верующе­го с его личностными оттенками. Строго говоря, индивидуальная рели­гия может быть совокупностью ценностных этических установок, норм, предписаний, опосредованных этнокультурными особенностями лично­сти. Сущность религии, по Маслоу, нечто свойственное всем вероучени­ям: религиозность как таковая, основным моментом которой является "личное озарение, откровение или экстаз некоего остро чувствующего пророка". В религии, таким образом, заключается лишь один из типов высших переживаний, свойственных людям как индустриальных, так и традиционных культур.

Итак, концепция А. Маслоу представляет собой определенную фи­лософию жизни, философию человеческой природы и является одной из первых попыток построения синтетической теории Человека. Гу­манистический подход ученого к человеку есть определенное миро­воззрение, а также общефилософская система видения человека в мире. Существенно при этом, что его теория получила реализацию в раз­личных областях науки и в практической деятельности человека. В работах А. Маслоу и в последующих исследованиях вечные фило­софские вопросы ставятся несколько по-новому: как соотношение ин­дивидуального сознания (Дух, Воля), его влияние на тело (организм) человека, как понимание коммуникации людей, их общения друг с другом.

Этоногический подход К ИЗУЧЕНИЮ КУЛЬТУР

Общая характеристика

ЭТОЛОГИЯ — это наука, описывающая поведение жи­вотных в естественных условиях. В 70 —80-е годы возник­ла этология человека как синтез этологии, этнологии, физиологии и психологии. Основной объект исследования —традиционные общества в сравнении с современной инду­стриальной культурой. Важная особенность такого подхода заключает­ся в изучении культуры и человека в "естественном" состоянии. Поэто­му этологи главный упор делают на анализе раннего детства ("докультурного", по их мнению) и культур охотников и собирателей, широко используя кино- и видеосъемку для запечатления непрерывности куль­турных взаимодействий и последующего анализа.

Предмет этологии человека имеет тройственную структуру: 1. Изу­чение детей в различных культурах в досоциальном естественном со­стоянии; 2. Исследование онтогенетического развития детей, особенно­сти поведения взрослых в современных обществах и в обществах охот­ников-собирателей (в естественных культурах); 3. Поиски сходных ас­пектов в функционировании человека и животных.

В генетическом аспекте этология человека не только анализирует раз­витие ребенка с детских лет до взрослого состояния в условиях различ­ных культур, но и исследует движение от предшествующего (животного) способа функционирования к человеческому (культурному), от высших животных к детям, а от них — к более зрелым этносоциальным формам. В этологии человека огромное значение имеет ритуал, понимаемый как коммуникативные модели поведения, выразительные движения — атомар­ные составляющие ритуалов, культурная и филогенетическая* адаптация. Взаимодействию двух последних аспектов в культурах в этологии человека придается фундаментальное значение. Подчеркнем, что имен­но тщательный анализ филогенетических (врожденных) и культурных форм (ритуалов) поведения, а не декларация приоритета того или ино­го фактора — важнейшая особенность этологии человека, выгодно от­личающая ее от социобиологии, которая, по сути, есть лишь доказа­тельство биологической сущности культуры и человека.

Другим определяющим понятием этологического исследования куль­тур является коммуникация, чаще всего определяемая как синхронизация стимульно-реактивного механизма при наличии специфических сигналов. Особую роль в этологии человека играет изучение невербальной коммуни­кации, прежде всего в эмоционально-жестовой форме. С коммуникацией тесно связано удовлетворение потребностей человека в общении и уедине­нии. В этологии человека разработана концепция регуляции уединенности с использованием социально-психологического механизма "Я—другие". В анализе общения выделяется проблема отношения к незнакомым в детстве и в рамках той или иной общности.

Еще одно фундаментальное направление этологии человека — изу­чение эмоционально-психологических состояний в современном и тра­диционном обществах. Собственно говоря, именно с анализа агрессив­ности и насилия началось этологическое изучение культур. Впоследст­вии в круг исследования были включены ненависть, враждебность, тре­вожность, любовь, страх и привязанность. Без последнего качества, по мнению этологов, трудно сформировать полноценного человека в детст­ве. Нейтрализуя агрессивность, привязанность обеспечивает функцио­нирование этнокультурных общностей ("социальная привязанность").

Этологию человека развивали Н. Блуртон-Джонс, У. Макгрю, М. фон Кранах, Дж. Боулби, П. Экман, У.В. Фризен, Е.Р. Сорен-сен, И. Эйбл-Эйбесфельдт, Р. Хайнд. Существенную роль в развитии этологии человека сыграл К. Лоренц, в первую очередь своей книгой "За зеркалом" (1977). Концептуально новая дисциплина оформилась в 1977 г., когда в ФРГ была проведена конференция. Несколько поз­же был издан солидный труд "Этология человека. Задачи и пределы новой дисциплины" (1979). Значительное внимание в этологии чело­века уделялось разработке теории и понятийного аппарата. В частно­сти, внутрикультурное взаимодействие людей описывалось с помо­щью таких понятий, как "агрессивность", "страх" и "привязанность".

Определенным шагом в развитии этого направления было издание фундаментального труда И. Эйбл-Эйбесфельдта "Этология человека" (1989), в котором немецкий ученый проанализировал и связал воедино социальное поведение, онтогенетическое развитие человека, коммуни­кацию в различных ее формах, роль пространства в современной и тра­диционной культурах. Стремление к созданию интегративной дисцип­лины о культуре и человеке проявилось и в использовании последних открытий в биохимии, а именно нейрохимических коррелятов культур­ных стереотипов поведения. Новые типы веществ (нейротрансмиттеры и нейромедиаторы) дают возможность соотнести поведенческие стерео­типы, внутриорганические процессы, воздействие внешних природных факторов в циклическом взаимовлиянии.

Виды и функции ритуалов

НАИБОЛЕЕ детально функции ритуалов исследовал И. Эйбл-Эйбесфельдт. Классификация ритуалов осуществлялась на функ­циональной основе. Первая функция — сплочение, создание дружеских уз, сотрудничество. И. Эйбл-Эйбесфельдт рассматривал образование моде­лей, способных осуществить эту функцию как в индивидуальном развитии (онтогенез), так и в исторической перспективе (филогенез). Ритуалы этого типа состоят из различных видов: ухаживания, встречи, приветствия, об­мен подарками. Особо западногерманский ученый выделял ритуалы син­хронизации, способствующие формированию ритмических гармонических движений и навыка коллективных действий. Сплоченность достигается также ритуалами, выражающими общезначимые интересы или объединяющими в группу, изображающую "акты совместной агрессии против общего врага". Обмен подарками — наиболее простой способ установления дружеских связей как внутри общности, так и вне ее. И. Эйбл-Эйбесфельдт отводил значительную роль отношениям типа "дай—возьми" не только на ранних этапах развития общества, но и в первые годы жизни ребенка. Обмен иг­рушками между детьми или просьба ребенка, обращенная к родителям, дать ему ту или иную вещь — это попытка увязать диалог в форме, подоб­ной той, которую мы встречаем в ритуале обмена подарками1.

Сотрудничество, сплоченность, способность образовывать дружеские узы — важнейшие качества, необходимые для функционирования обще­ства на любой ступени его развития. Согласно исследованиям этологов, человеку присуща агрессивность. У животных аналогичное поведение по отношению к особям своего вида тормозится специфическими биологиче­скими механизмами. Лишь в исключительных ситуациях агрессия приво­дит животного к убийству особи своего вида. У человека же со становле­нием социального типа жизнедеятельности подобные биологические ме­ханизмы заторможены; у него нет той сложной системы поз, жестов, ри­туалов, которая существует у животных. На смену ей пришла культурная (социальная) система торможения агрессивности. Ее И. Эйбл-Эйбесфельдт выделял в качестве второй фундаментальной функции ритуалов.

Агрессивное поведение человека ограничивается специфическими куль­турными моделями, дающими возможность контролировать его и транс­формировать в недеструктивные формы. Для этого в обществе были вы­работаны правила поединков и других форм агрессивного социального взаимодействия с целью предотвратить убийства людей внутри общности. "Интрагрупповая агрессия, — пишет И. Эйбл-Эйбесфельдт, — часто при­водит к установлению иерархического устройства, которое дает преиму­щество не только тем, кто занимал высшие ранги, но и всей группе"2. Борьба за высокие места в иерархической системе стала приобретать бо­лее ритуализованный характер, лидеров в группах "начали выбирать не только за их силу, агрессивность, но и в соответствии с социальными способностями, такими, как умение установить мир, организовать дея­тельность". Все большую роль стали играть обряды, дающие возможность в ритуализованной форме проигрывать ситуацию, будущие дейст­вия и тем самым готовиться к ним. Этот вид ритуалов преобразовывает деструктивные импульсы, дает им выйти в культурно-приемлемой форме.

И. Эйбл-Эйбесфельдт высказывает мнение, что многообразные ри-туализованные игры способствуют уменьшению агрессивности, и наобо­рот. Свою мысль он подкрепляет фактическим материалом, подтвер­ждающим существование такой зависимости. Например, редко ведущие войны бушмены соревнуются в разнообразных играх, а у регулярно воюющих эйпо (Западный Иран) и яномами (Верхнее Ориноко) ритуа-лизованные игры почти отсутствуют. При формировании культурных моделей, контролирующих интрагрупповую агрессию, развиваются спо­собы социального взаимодействия внутри общности, вырабатываются созидающие стереотипы поведения.

Более сложно, а часто невозможно в истории было взять под кон­троль интергрупповую агрессию — войны между общностями самого различного ранга. И. Эйбл-Эйбесфельдт проанализировал этот фено­мен с этологической точки зрения. Считая, что войны — надбиологиче-ское, культурное явление, западногерманский этолог выделяет две при­чины, делающие возможным их существование: дегуманизация, при­знание неравноценными членов других общностей и действие различ­ных видов оружия на расстоянии — от лука и стрел до современных ракет. Таким образом, культурный стереотип враждебности чужого по­давляет жалость к себе подобным, а удаленность людей друг от друга не дает реализоваться импульсам торможения агрессивности, действую­щим лишь при близком, лицом к лицу, контакте людей. И. Эйбл-Эйбес­фельдт отмечал, что в ядерный век нагнетание напряженности нередко не выливается в открытый конфликт. Кризис может разрешиться и мир­ным путем. Но такие ритуализованные игры рискованны.

Ритуалы выполняют также функцию сдерживания, успокаивания в меж­индивидуальных отношениях, нейтрализации межличностной агрессии. Основную нагрузку в выполнении этой функции несут невербальные фор­мы коммуникации: доброжелательное выражение лица, улыбка и т. д.

Еще одна функция ритуалов связана со стремлением человека побе­дить страх перед непознанными, необъяснимыми явлениями окружающе­го мира. Те или иные явления объясняются вмешательством сверхъесте­ственных сил, злых духов и т. д. Например, если человек заболел, то, значит, в него вселился злой дух. Для его изгнания используются разно­образные ритуалы, в результате чего достигается пограничное состояние психики — транс, экстаз и т. д. Этот тип ритуалов близок по своему содержанию и функциональному назначению религиозным ритуалам тра­диционных обществ, изучаемых антропологами и религиоведами.

Кроме четырех рассмотренных функций ритуалов, И. Эйбл-Эйбес­фельдт рассмотрел еще одно их важное назначение — поддержание ор­ганизованности, "сохранение дисциплины", по его терминологии (воен­ный ритуал, гражданские обряды, отражающие социальный строй: ав­торитарный, демократический и т. д.)3.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.