Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Пока не решён вопрос о единстве науки и религии, всё будет повторяться снова и снова, потому что люди наступают на одни и те же грабли.





Кто-то ведёт борьбу с неким мракобесием, некоторых священников убивают, в храмах пляшут, оскверняют, оскорбляют, стреляют, разрушают, грабят. А чему тут удивляться? Может это сигнал к тому, что назрела необходимость в кардинальных преобразованиях? И в данном случае вопрос стоит так – что это за преобразования, и каким путём они будут осуществляться?

 

Вот, например Советская власть на начальном этапе своего существования видела решение этого вопроса в антирелигиозной пропаганде, в распространении атеизма и даже в искоренении так называемого духовенства. Такой подход был навеян марксизмом, троцкизмом и прочим ленинизмом. Обработанные массы активно подхватили всё это, и начали распространять. Возможно, что это было своеобразным оправданием тем зверствам, которые люди чинили во время гражданской войны, соблюдая или не соблюдая клятвы, и поправ некоторые заповеди, которым они якобы следовали.

А ведь до этого, совсем недавно, новоиспечённые атеисты, будучи ещё «глубоко религиозными», отлавливали так называемых язычников, которые вынуждены были прятаться в лесах. В настоящее время язычество в новых формах опять активно распространяется. Когда ждать следующей битвы иудеев, христиан, или мусульман с язычниками или с кем-то ещё? Или когда научное сообщество вновь возьмётся за религию, ибо «… религиозные предрассудки идут против науки, ибо всякая религия есть противоположное науке»? Так ли это на самом деле, что религия противоположна науке? А если так, то почему так?

Возвращаясь к историческим событиям…

 

Год за годом приближалось начало «Второй Мировой Войны». Нужно было срочно строить заводы, чтобы было чем воевать, обеспечивать армию и население в тылу.



При этом всё ещё сохранялась послереволюционная разобщённость, то и дело появлялись те, кто пытался обернуть произошедшее вспять, чтобы всё стало по-старому. Активно противились всему новому некоторые представители духовенства, тем самым ещё больше разобщая людей и ослабляя «новоиспечённый СССР», что было недопустимо в сложившейся обстановке.

Чтобы справится со сложившейся ситуацией, с 1931-1934 г.г. в Орске было закрыто 5 церквей и 5 мечетей. Здания церквей разрушены, а антирелигиозная деятельность продолжалась.

 

Между тем в тяжелейших условиях осуществляется прокладка железнодорожных путей от Челябинска до Орска, и достраивается мост через р. Урал. Благодаря чему начинает действовать железнодорожное сообщение Оренбург-Орск. На месте бывших купеческих дач открывается дом отдыха «Ущелье», осуществляется прокладка нефтепровода «Каспий-Орск», а Крайздравом открыт «курорт Гай».Заодно строятся «Мясокомбинат», «Нефтеперегонный завод», и «Южно-Уральский Никелевый комбинат».

 

В 1936 году на «Нефтеперегонном заводе» получили первый бензин. В это же время был утверждён генеральный проект планировки Орска. Город в описываемый нами период состоял из посёлков расположенных на различном расстоянии друг от друга.

 

Также были открыты фельдшерско-акушерская и музыкальная школы. Начато создание лесопосадок защищающих от ветра и снега железнодорожные пути и дороги, и задерживающих снег на полях. Открыт дом пионеров и детская библиотека, а в 1937 году начинает действовать театр, который ныне носит имя А. С. Пушкина, и располагается на «Комсомольской площади».

 

Создаётся аэроклуб а «ТЭЦ-1» даёт первый ток промышленным предприятиям. «Завод Металлоконструкций» выдаёт первую продукцию. Открывается «Горно-металлургический техникум», начинает работать «Автошкола» и «Краеведческий музей». В строй вводится «Хлебокомбинат», а также «Орско-Халиловский металлургический комбинат», расположенный в посёлке Новотроицк.

 

По результатам Всесоюзной переписи, в 1939 году в Орске насчитывалось 66 300 человек, и их число с каждым днём увеличивалось.Тем временем, уже началась «Вторая Мировая Война», готовая вот-вот перерасти в «Великую Отечественную Войну»…

 

Ещё за год удалось открыть «Ремесленное училище», «Дом культуры», и получить первую продукцию с «Деревообрабатывающего» и «Кирпичного» заводов.

 

Всё вышеперечисленное делалось в тяжелейших условиях. Люди жили в палатках, бараках и где придётся. Семьи в то время были большими, многодетными, поэтому ютились, как могли, а рабочие боялись своих корней, своего происхождения, так как могли быть объявлены кулаками-угнетателями.

 

Заметим, что мы тут никого не оправдываем и никого не обвиняем, а просто рассказываем историю одного города. А ведь из истории таких вот городов складывается история всего государства.

 

Советский народ против чего боролся, на то и напоролся! Снова появляются так называемые классовые различия, в результате чего люди разделились на управленцев и тружеников. И само собой, зарплата и жилищные условия у тех и у других отличалась в разы. Мало кому из рабочих, живущих в бараках, удавалось нормально выспаться и отдохнуть, поэтому появлялась хроническая усталость и напряжённость. Благо хоть какие-то развлечения начали появляться, вроде кино и театра.

Рабочих вербовали в соседних деревнях и колхозах, заманивая лучшей жизнью в городе, а также привозили спецпереселенцев. Редко кто из числа обычных рабочих, например, на строительстве «Мясокомбината», дорожил своим рабочим местом. Об этом говорит статистика приёма и увольнений, которую можно проследить, в том числе и в документах, хранящихся в городском Архиве.

 

Самую трудную (чёрную) работу выполняли спецпереселенцы, работающие на охраняемых территориях. Из-за того, что в Орск в 1930-1940–е годы привозили множество спецпереселенцев (людей неблагонадёжных для Советского строя), этот город в последующем некоторые стали называть Отдалённым Районом Ссыльных Каторжников, так как для многих из них, работа была каторжной. У каждого был свой индивидуальный номер и круглосуточная охрана для всех. Несмотря на это, нередко кому-то удавалось бежать. Иногда даже члены партии брались помогать «антисоветским элементам», за что, если выяснялось кто, пособников антисоветчины увольняли.

 

Когда шло строительство «Южно-Уральского Никелевого комбината», ещё раз дала о себе знать нехватка профессиональных кадров, так как с раскулачиванием во многом была утеряна преемственность в передаче ценного опыта. Приходилось всё начинать практически с нуля, так как уровень новоиспечённых специалистов был ещё низким. Некому было указать на недочёты. При этом, некоторые товарищи, прикрывая свою неопытность, обвиняли друг друга во вредительстве.

 

Параллельно с этим шла подготовка к строительству домов близ будущего завода в «Посёлке Никельщиков». Пока всё это было на начальной стадии, то дети рабочих очень часто обделялись самым необходимым.Рабочие и начальство спешили, стараясь оправдать надежды руководства и уложиться в срок. Все основные силы были брошены на строительство Никелевого комбината, поэтому жильё пока строилось медленно, а многие дома сдавались с недоделками.

 

Именно во время строительства заводов в Орск приехали родители многих из тех, кто сейчас считает себя коренными орчанами. Так как семьи были большими, то не каждому было по карману отдавать сразу нескольких детей в детский садик, поэтому выкручивались, как могли.

 

На стройках, техника безопасности трудящихся часто нарушалась, поэтому происходили несчастные случаи.На «Южно-Уральском Никелевом комбинате» работа велась в 2-3 смены, и зачастую всё монтировалось вручную без применения спецтехники. Позже она появилась, но на ней поначалу мало кто умел работать. А так как природа не терпит спешки и суеты, то дорогостоящее оборудование (устанавливающееся под открытым небом) портилось под воздействием атмосферных явлений, в результате чего строительство требовало всё новых средств. Это в свою очередь сказывалось на деревне. Всё взаимосвязано!

 

Темпы строительства оставляли желать лучшего, поэтому в качестве стимула начали развивать «стахановское движение». Дело вроде бы пошло, стахановцев становилось всё больше, и они выполняли норму на 180-190 и более %.

 

А когда стали собираться первые общие собрания завода, то рабочсие начали требовать улучшить условия труда в цехах, и проявлять заботу о людях.

 

Периодически возникали перебои с электроэнергией, так как все заводы зависели от слабой ТЭЦ.

 

И вот, 12 декабря 1938 года началась плавка руды, был выдан первый полуфабрикат (штейн) с содержанием 20 % никеля. А 24 февраля 1939 г. «Южно-Уральский Никелевый комбинат» выдал первый чистый никель, который был так необходим для военной промышленности. В последующем, «ЮУНК» производил самый чистый в России электролитный никель, кобальт сульфатный, кобальт металлический, никель в сульфате и многое другое.

 

Поначалу разгрузка и погрузка руды осуществлялась вручную, из-за банального неумения работать на экскаваторах. Первые месяцы, пока налаживали процесс плавки, руда плохо перерабатывалась, и много металла вываливали на шлакотвал вместе со шлаками. Именно поэтому шлакотвал в последующем так привлекал внимание металлокопателей, некоторые из которых были погребены на нём заживо (например, из-за осыпей) во время раскопок.

На «ЮУНК» на начальном этапе были проблемы с отоплением и вентиляцией, в результате чего людям мёрзли на рабочих местах (если они не стояли непосредственно у печей), а также были случаи отравления окисью углерода. В 1940 году на этом предприятии работало 6142 человека, и сохранялось множество недоделок. Вместе с тем, приближалась «Великая Отечественная Война».

 

Параллельно со всеми этими событиями вводили в строй и «Орский Нефтеперерабатывающий завод». На нёмтоже не хватало высококвалифицированных кадров, которые были на вес золота, ибо эта стройка была не единственной в стране. На всём экономили, техники не хватало. Приходилось вводить жёсткую дисциплину, и пользоваться поначалу в основном ручным лопато-молоточным трудом.

 

Жильё для рабочих строили те предприятия, на которых они работали. И в этом жилье, поначалу нередко царила антисанитария. А когшда кто-то из рабочих делал из материалов, находящихся на территории завода, что-то для себя, то приходилось это пресекать. Что касается кадров, то на «Нефтеперерабатывающий завод» устраивали в том числе и бывших красноармейцев, для которых предоставлялись всяческие льготы. Тем не мене, квалифицированных кадров не хватало, поэтому людей приходилось обучать.

 

Упомянем также и про «Орский Крекинг-завод», который в декабре 1935 годапринял первую нефть по трубопроводу «Каспий-Орск», а 6 января 1936 года на «Нефтеперерабатывающем заводе» был получен первый бензин. «Крекинг (англ. cracking, расщепление) — высокотемпературная переработка нефти и её фракций с целью получения, как правило, продуктов меньшей молекулярной массы — моторных топлив...»

Ходят слухи, что в результате того, что в спешке днища резервуаров для крекинга сделали некачественными, там появились трещины, из-за которых теперь под городом образовалось целое нефтяное озеро.

 

Параллельно со всеми этими стройками заводов, худо-бедно шло и строительство жилья для рабочих, а в скором времени, в июне 1941г. пришла весть о начале войны с фашистской Германией, и с этой вестью началась эвакуация в Орск предприятий из других регионов страны, вместе с новыми жителями.

 

Таким образом, гражданам пришлось начать самоотверженно работать на поддержку фронта, не успев ещё толком оправиться от предыдущей войны.

 

Спонсоры революции 1917 и их последователи теперь натравили немцев (и тех, кто с ними) на Советский союз, а те, узнав, что тут есть ещё и евреи, заручившись поддержкой представителей островного государства Великобритания, ринулись в атаку.

Само собой, Гитлеру и Ко помогать особо никто не спешил, и те люди, которые воевали на стороне Германии и Советского Союза, четыре года убивали друг друга. А кто-то тем временем сидел в сторонке, наблюдал за всем этим месивом, и наживался на чужом горе, а точнее на болезненности, невежестве, глупости и разобщённости людской.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.