Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Практика работы с персоналом гражданской службы





Комплектование состава государственных служащих

Управление персоналом гражданской службы отражало ос­новные цели, задачи и принципы официальной правительст­венной кадровой политики, несло на себе печать ее особеннос­тей и противоречий, связанных с монархическим типом госу­дарства и абсолютной властью царя. Уже первые, относящиеся


 


Глава 12 Исторический опыт управления персоналом государственной службы России 191

1-я четверть XIX в.
40-60-е гг. XIX в.

Е гг. XIX в. -начало XX в.

Император
Император

Император

Чиновники 1-IV классов
Чиновники I-IV классов

Чиновники I IV классов

1 е отделение Собственной е и в канцелярии Инспекторский департамент Гражданского ведомства 1847-1858 гг Чиновники V-XIV кл

Е отделение Собственной е и в

Канцелярии

Комитет о службе чинов

Гражданского ведомства

Чиновники IV-VI классов

1 и Департамент

1894-1917

Инспекторский отдел Комитета о службе чинов Гражданского ведомства

Центральные и местные

Исполнительные opiaHbi

В обязанность которых

Центральные губернские исполнительные органы обязанные регулярно обеспечивать 1 и Департамент полным банком данных о чиновниках и канцелярских служителях
Департаменты общих дел 14 министерств и главных управлений решавшие дела о службе чиновников VII- XIV классов

Входила регулярная

Доставка в

Инспекторский

Департамент сведений о

Состоянии и развитии

Штатного состава

с 1858-1894 гг

1-е отделение Собственной е и в канцелярии Чиновники 1-IV классов

Департамент общих дел Министерства внутренних



Дел регулировавший формирование состава и

Прохождение службы

Чиновниками губерний и

1 и Департамент Сената
Чиновники V-X1V классов

Областей

Общие присутствия

Департаменты общих дел министерств и главных управлений, получивших право заниматься вопросами службы чиновников своих ведомств

Губернских и областных

Правлений, занимавшиеся

Службой местных чиновников

VII-XIV классов через МВД

Департамент общих дел Министерства внутренних дел формировавший банк данных и регулировавший

Прохождение службы

Чиновниками губернии и

Областей

Общие присутствия

Губернских правлений

Ведавшие вопросами

Службы местных

Чиновников

Рис. 17. Организация управления персоналом государственной службы России в XIX в.


 

 

к началу XVIII в. регламенты и другие законодательные акты определяли главные цели кадровых служб:

— полное обеспечение всех административных органов госу­
дарства служащими в соответствии с установленными для них
штатами;

— комплектование канцелярий, контор и других управленче­
ских структур, как предписывалось Генеральным Регламентом
(1720 г.) и прочими уставными документами, профессионально
подготовленными чиновниками, которые бы «должность свою
знали», были бы «сведущими в юриспруденции», принимали бы
во всех отношениях «исправные», т.е. квалифицированные, ре­
шения;

— определение потребности в государственных служащих со­
ответствующего профессионального профиля с учетом перспек­
тивы количественного и качественного развития их состава и др.

В процессе достижения этих целей решались такие важные задачи, как подбор и расстановка государственных служащих, повышение их образовательного уровня, развитие профессио­нализма, обеспечение карьерного движения чиновников, уси­ление эффективности их управленческой деятельности, стиму­лирование ответственного отношения к должностным обязан­ностям и др.

Созданию дееспособного корпуса государственных служащих способствовало пусть непоследовательное, но все большее ут­верждение с начала XVIII в. базовых принципов его формирова­ния и функционирования, а именно:

— подбор кандидатов на вакантные должности по политичес­
ким, профессиональным, деловым и нравственным качествам;

— законность в системе служебных отношений;

— строгая соподчиненность лиц различного уровня государ­
ственных органов на основе централизма;

— ответственность служащих за исполнение должностных
обязанностей;

— контроль за качеством управленческой деятельности госу­
дарственных служащих и проч.

Комплектование органов государственного управления дли­тельное время регулировалось петровскими Генеральным Регла­ментом (1720 г.) и Табелью о рангах (1722 г.), а также группой других законодательных актов. В XIX — начале XX в. основным


 

нормативным документом, регламентировавшим формирова­ние персонала государственной службы, был Устав о службе по определению от Правительства, который чаще назывался Уста­вом о службе гражданской.

Прием на государственную службу связывался с рядом требо­ваний - российское подданство, образовательный уровень, со­словная принадлежность, возраст и пол. Правила приема отда­вали предпочтение представителям дворянского сословия. Со­зданием дворянской основы бюрократии высшего и среднего должностного уровня обеспечивалось политическое господство дворянства в стране. Дворянам были созданы льготные условия для поступления на службу, повышения в чине и должности.

Однако проблемы полного комплектования штатов админис­тративных органов, особенно замещения низших вакантных должностей, вынуждали правительство принимать на государ­ственную службу лиц недворянского происхождения. По Уставу о гражданской службе в государственные учреждения разрешал­ся прием лиц из среды канцелярских служителей, ученых, ху­дожников, учителей, фельдшеров, купцов первой гильдии, де­тей духовенства не ниже сана священника или дьякона.

Российское законодательство запрещало прием на службу крестьян, мещан, купцов второй и третьей гильдий и их детей, отставных нижних чинов, иностранцев (кроме учреждений на­уки, образования и искусства). Это запрещение не распростра­нялось на тех граждан указанных категорий, которые получили образование в учебных заведениях, дававших право занимать должности в системе государственной службы «независимо от рода и звания».

Используя такие правила приема на службу, правительство регулировало социальный состав государственных служащих в интересах правящего сословия. Однако, несмотря на «загради­тельные» меры при приеме на службу лиц недворянского проис­хождения и усложнение механизма их повышения в чинах, во второй половине XVIII—XIX в. проявилась тенденция роста Удельного веса выходцев из разночинцев и податных сословий, прежде всего в составе служащих IX—XIV классов, а также сре­ди чиновников VI-VIII классов. Это было обусловлено объек­тивными факторами политического и экономического развития России и одновременно недостатками правительственной кад-


 


13-


Управление персоналом


 


 


ровой политики, на почве которых постоянно возникала острая нехватка персонала государственной службы. На рубеже XIX—XX вв. выходцы из непривилегированных сословий стали доминировать в составе табельного чиновничества, кроме I—IV классов. Тем не менее, хотя в конце 90-х гг. дворяне по про­исхождению составляли всего 30% российской бюрократии, по­давляющее большинство высших государственных должностей (75%) занимали представители дворянства. Сословный подход к формированию персонала государственной службы был отме­нен указом Николая II лишь в октябре 1906 г.1

Непременным требованием, которым определялось право приема на государственную службу и служебное продвижение, являлся уровень образованности. Этот признак всегда был важ­ным критерием пригодности к службе. Уставные документы ставили должностную и чиновную карьеру в зависимость от об­разовательной подготовки чиновников. Положение о порядке производства в чины по гражданской службе (1834 г.) подразде­ляло служащих на лиц с высшим, средним и начальным образо­ванием, т.е. на три разряда. Для каждого разряда устанавлива­лись особые правила поступления на службу и различные сроки производства в чины. Если чиновники с высшим образованием (I разряда) получали право повышения в чине через 3—4 года, то служащие II и тем более III разряда должны были служить в каждом чине значительно более длительные сроки. Общие сро­ки выслуги лет для табельных чиновников были введены только во второй половине XIX века.

В практике формирования административного персонала за­служивает внимания, что правительство поощряло поступление на службу лиц с высшим образованием. Выпускники универси­тетов, Александровского лицея, Высшего училища правоведе­ния и ряда других высших учебных заведений в зависимости от степени аттестата об их окончании (1-й или 2-й) могли начинать службу с должностей соответственно X—XII классов.

Особенно благоприятные служебные условия создавались для лиц, получивших в университете ученую степень. По Уставу о гражданской службе кандидаты наук принимались в админист­ративные органы с производством в чин не ниже коллежского

.


секретаря и, следовательно, становились чиновниками X клас­са. Вышедшие из университета с ученой степенью магистра по­лучали в государственных учреждениях сразу чин IX класса и начинали службу в звании титулярного советника. Что касается граждан, пришедших на службу со степенью доктора, то специ­алисты такой квалификации становились чиновниками VIII класса и приобретали сословные права потомственного дворянства1.

В то же время следует отметить, что образованность не была решающим фактором приема на гражданскую службу и карьер­ного движения. Даже в 80-х гг. XIX в. для получения первого классного чина было достаточно представить аттестат об окон­чании уездного училища или сдать экзамен в объеме его учеб­ной программы. Естественно, такое правило начального чино­производства не способствовало повышению общего уровня об­разованности российского чиновничества и сохраняло остроту этой проблемы вплоть до падения самодержавия в феврале 1917г.

Порядок приема предусматривал определенный возраст кан­дидата на государственную должность. Начало действительной службы допускалось с 16 лет. Право поступления на службу име­ли граждане, не лишенные этого права по суду. Юридические преимущества при занятии должностей были предоставлены мужчинам. Лица женского пола еще в последней четверти XIX в. допускались к службе лишь в учебном, финансовом, ме­дицинском, почтово-телеграфном и ряде других ведомств, при­чем на низших должностях и с ограничением права на государ­ственную пенсию, повышение оклада за выслугу лет, присвое­ние почетных званий и другие социальные гарантии и льготы.

В правилах формирования персонала государственной служ­бы правительство провозгласило отказ от каких-либо привиле­гий и ограничений, связанных с национальной принадлежнос­тью и религией. В Уставе о гражданской службе с 30-х гг. XIX в. содержалось положение о том, что «различия вероисповедания или племени» не могут быть препятствием для приема на госу­дарственную службу. Однако в действительности на получение


 

права государственной службы оказывали влияние известные принципы официальной правительственной политики, испове­довавшей «православие, самодержавие и народность». Отсюда исходили определенные ограничения для поступления на служ­бу лиц еврейской национальности и «инородцев».









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.