Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







II. Руководство боевыми действиями войск.





Боевые действия каждой войсковой части представляют собою прежде всего выполнение только части плана старшего начальника, причем успех последнего возможен лишь в том случае, если работа всех исполнителей будет строго согласована между собою во времени и в пространстве. Так, например, атаковать противника с фронта, прежде {64} чем охват или обход выйдет ему во фланг или в тыл, значит и при успехе расстроить план начальника, ибо противник будет преждевременно вытолкнут из приготовляемой ему ловушки. Наоборот, с того момента, когда обход вышел куда следует, необходима обычно и атака о фронта, дабы не дать противнику ни уйти, ни обрушиться на обходящие части. Таким образом, войска, участвующие в одном и том же маневре, могут одновременно совершать различные действия: одни — наступать, другие — обороняться, третьи даже отходить, увлекая за собой противника под удары других; одни — вести бой, другие — совершать марш, третьи — оставаться на месте, причем каждое из этих действий, примененное своевременно и в нужном месте, содействует общему успеху, а произведенное с опозданием или преждевременно грозит неудачей.

Так, например, 20 сентября 1877 г. русские атаковали турецкую позицию на Аладжинских высотах под Карсом, обходя правый фланг ее отрядом Шелковникова. Действия не были согласованы: сначала была произведена атака с фронта, а затем в тылу у турок появился отряд Шелковникова, на которого естественно обрушились свободные турецкие резервы, охватили его с трех сторон и заставили отойти с тяжелыми потерями.

2 и 3 октября русские повторили тот же маневр, только еще глубже, причем атака с фронта уже равнялась по обходной колонне, благодаря связи с последней по полевому телеграфу, и 3 октября одновременным ударом с фронта и тыла турецкая армия была разрезана пополам, а часть ее положила оружие.



Итак, первым вопросом руководства войсками всегда должен являться вопрос — что именно, когда и где делать, чтобы содействовать выполнению плана старшего начальника.

Верно ответив на этот вопрос, надо затем уметь так организовать и провести самое действие, чтобы обеспечить успешность его выполнения.

Базен 13 августа 1870 г. принял совершенно правильное решение уходить от Меца, но плохо организовал самое движение, направив 150 тыс. войск по одной дороге, вместо имевшихся четырех, чем сам застопорил свое собственное движение.

Поэтому в целом руководство войсками должно сводиться к умению: а) верно определить — что, когда и где надо делать для выполнения плана старшего начальника и б) правильно организовать и провести самое действие.

Решение вопроса, что, когда и где делать, а также как организовать самые действия, принадлежит всегда самому начальнику и принимается им на основании указаний, полученных свыше, и оценки обстановки. Проведение же в жизнь намеченных действий является результатом коллективной работы старшего начальника со своими подчиненными, из которых каждый, получая соответствующие указания, принимает свое решение и проводит его в жизнь вплоть до тех рядовых бойцов и обозных, которые являются непосредственными исполнителями.

Отсюда, руководство действием войск на войне включает в себя:

а) Принятие решения начальником и

б) Проведение этого решения в жизнь. {65}

Принятие ре- шения.

Ни в чем другом субъективные особенности человека не сказываются так ярко, как в принятии решения в боевой обстановке, когда приходится ставить на карту свою репутацию, существование сотен и тысяч людей и, наконец, свою собственную жизнь. Значение субъективности в этом деле столь велико, что, по мнению Наполеона, удачным выполнителем лучшего плана может быть только его составитель.

Однако, субъективность решения нисколько не исключает необходимости итти при его принятии определенным логическим путем, дабы ничего не упустить и не забыть.

Естественно, конечно, что раз всякое решение должно быть соображено с планом старшего начальника, то принимающий его должен прежде всего отдать себе ясный отчет, в чем именно заключается этот план, получив и изучив для этого соответствующие указания. Далее, для того чтобы правильно организовать самую работу войск, надо, конечно, отдать себе ясный отчет не только в ее цели, но и в тех условиях, среди которых она будет проходить и которые могут влиять на ее успешность, короче говоря, изучать обстановку предстоящих действий.

Поэтому принятие всякого решения требует прежде всего: а) изучения указаний старшего начальника и б) изучения обстановки, в результате чего должен явиться свой собственный план действий, в котором каждому из непосредственно подчиненных начальников должна быть отведена соответствующая роль.

Изучение ука- заний началь- ника.

Избрать вполне сознательно соответствующий вид и способ действий, а также время и место выполнения можно, конечно, только в том случае, когда ясна общая цель действий и та роль, которую в ее достижении должна играть данная часть среди прочих.

Общая цель должна даваться старшим начальником в виде указания тех конечных результатов, которых надо достигнуть общими усилиями; роль же каждой части в этой работе определяется даваемой ей задачей, в которой указывается — что, когда и где она должна сделать, с одновременным указанием задач и соседних частей.

Если бы не было на войне враждебной воли противника, а иногда и неожиданных препятствий со стороны местности и погоды, то подчиненному оставалось бы только в точности выполнить поставленную ему задачу. Однако, нормально в самом ходе действий на сцену появляется ряд всяких неожиданностей, меняющих обстановку и спутывающих первоначальные решения. В этих случаях надо уметь, руководствуясь общею целью действий, ставить самому себе новую задачу, отбрасывая старую.

Так, в бою 13 августа 1904 г. у Ляндясяна 140 пех. Зарайский полк получил задачу перейти в д. Кофынцзы в резерв III сиб. корпуса с общей целью поддержки последнего против атак японцев. В пути к-р полка полк. Мартынов узнал, что японцы сильно атакуют не центр корпуса, за которым лежала д. Кофынцзы, а правый фланг, тогда он по собственному почину изменил свою задачу, свернул с указанного пути, вышел из-за фланга корпуса и решительной атакой содействовал поражению японской гвардейской дивизии.

Задача прибыть в Кофынцзы не была выполнена, зато общая цель действий достигнута со значительно большим успехом, чем выполнением поставленной задачи. {66}

Вообще в бою поставленной свыше задачей удается руководиться только до первого серьезного препятствия или крупного изменения обстановки, когда лишь общая цель действий, да связь с соседями могут указать дальнейший путь.

При изучении поставленной задачи и общей цели действий надо уметь выяснить не только боевые, но и те политические действия, при помощи которых может быть достигнута данная цель, имея в виду, что в известных вышеприведенных случаях последние могут оказаться действительнее первых и во всяком случае военное решение должно быть согласовано с политическим направлением, даваемым сверху.1

Изучение указаний старшего начальника определит лишь цель и общий характер предстоящих действий, отдать же себе ясный отчет, как лучше организовать эти действия, какой выбрать маневр, как его организовать, провести и обеспечить, может дать только изучение обстановки.

Изучение обстановки.

Изучение обстановки должно вестись обязательно и исключительно изучение под углом данной задачи и цели действий, выбирая только те данные, которые могут облегчать или затруднять достижение цели, и отбрасывая все лишнее и неимеющее значения; иначе при всегдашней сложности и разнообразии боевой обстановки в ней можно только совершенно запутаться. Результатом изучения обстановки должно явиться точное представление, как лучше всего организовать работу войск для достижения именно данной общей цели действий, отдав себе ясный отчет, какую боевую работу могут дать свои войска и какие они встретят препятствия на своем пути при данных условиях обстановки.

Основным препятствием при выполнении задачи на войне является противник, причем препятствие это тем серьезнее, чем меньше разница в боеспособности и численности войск обеих сторон, чем выгоднее самое расположение войск противника. Отсюда в изучение обстановки первым делом должна войти:

а) Оценка войск своих и противника. Величина боевой работы войск определяется их моральною стойкостью, численностью, искусством, организацией и, наконец, самым расположением: войска более слабые, но находящиеся на фланге и в тылу, являются более сильной угрозой, чем действующие с фронта.

С этих точек зрения и надо изучать вероятную работу своих войск и возможное сопротивление противника, дабы определенно выяснить слабые и сильные места последнего и свои и учесть их при выборе способов и приемов действий.

Так, в мировой войне Антанта, уступая германцам в боевой подготовке пехоты, сумела основать свои действия на превосходстве в технике и численности.

В гражданской войне белые армии добивались победы и не без успеха превосходством своей воинской сплоченности, пока Красная армия не обратила внимание на эту последнюю данную и не дополнила ею своего превосходства в политическом отношении.

В каждом частном случае эта оценка должна указать, какие места фронта своего и неприятельского являются наиболее сильными и слабыми {67} по качеству и численности войск, находящихся на этих участках, наталкивая этим на стремление бить своей сильной стороной по слабой стороне противника.

Не меньшее значение приэтом должна играть оценка своих тыловых рессурсов и возможность подать их войскам, ибо ни одно решение не имеет никакой цены, если за тактическим размахом маневра не поспеет необходимый ему тыл. Мало того, в каждом данном случае оценка войск своих и противника должна указать и те мероприятия, которые надо принять для поддержания боеспособности своих войск и для разложения войск противника.

Однако, на одной оценке сил и средств своих и противника нельзя еще основать правильного и всесторонне продуманного решения, ибо сила сопротивления войск определяется не только их качеством и группировкой, но также другими данными обстановки, а в первую очередь — характером местности и свойствами окружающего населения.

б) Местность и население района действий. В отличие от войск противника, представляющих всегда враждебную силу, местность и население района, как своего так и занятого противником, могут быть благоприятны и неблагоприятны для выполнения данной задачи, причем значение их бывает иногда одинаковым для обеих сторон или иногда дает явные преимущества одной из них.

Конечно, местность имеет то или иное значение только в связи с теми войсками, которые на ней действуют, отсюда она и оценивается с точки зрения удобства и неудобства действия, движения, расположения войск на месте, обеспечения работы тыла, возможности использовать местные средства и, наконец, в отношении удобства управления и связи. При этом одна и та же местность может быть выгодна для действия одной и невыгодна для другой стороны только в зависимости от их сравнительного качества. Кавказские горы в мировую войну значительно меньше затрудняли наших пензенских и тамбовских бойцов, чем сопки Манчжурии в 1904 г., благодаря разнице в боеспособности между турками и японцами. Отсюда сваливание неудач на ни в чем неповинную местность является часто только очень неудачной, чисто детской, отговоркой.

Значительно серьезнее влияние местности в отношении удобств действия различных родов войск. Так, закрытая, пересеченная местность, выгодная для пехоты, может быть очень неудобной для артиллерии и мало доступной для конницы, еще более капризны в этом отношении: химическое оружие, бронесилы, воздушный флот и, наконец, обозы. Отсюда местность определяет не только выгоды или невыгоды для действия, но и подчеркивает состав отряда, наиболее выгодный для действия в данном районе. Так, например, в горной местности, да еще покрытой лесами, где дороги представляют узкие дефиле, никак нельзя рассчитывать на успех действий даже значительно превосходного в числе конного отряда с бронесилами и пушечной артиллерией против одинаковой по качеству пехоты с горной и гаубичной артиллерией. В густом лесу бой проходит почти исключительно на штыках пехоты, и артиллерия может явиться только обузой, а на открытой местности пехота без нее не ступит и шагу.

Учет значения местности выражается на практике, во-первых, в умении заставить противника принять бой в невыгодной для него и {68} выгодной для себя местности, так, в мировой войне удавалось иногда наносить поражения немцам, если местность затрудняла применение огня, которым были сильны последние, и облегчала рукопашный бой, в котором русская пехота чувствовала свое превосходство; во-вторых, в том, что состав отрядов, действующих на данной местности, должен быть строго сообразован с ее характером; наконец, в-третьих, что современное инженерное искусство способно совершенно преображать местность, если только дать ему для этого соответствующее время и средства, учитывая эту данную при принятии решения.

Значение населения сказывается, во-первых, в той помощи, которую оно может оказывать: своими средствами, продовольствием, фуражем, лошадьми, повозками и т. п., а также в качестве помощников в разведке, проводников, наконец, контингента для пополнения рядов армии, во-вторых, в том влиянии на настроение бойцов, которое оно всегда оказывает.

С первых же шагов на театре военных действий войска чувствуют отношение к себе жителей и сами реагируют на него. Конечно, при наличии общего подъема среди населения, радостно встречающего войска, наладить отношения и получить помощь нетрудно. Значительно сложнее обстоит дело, когда население встречает войска сдержанно. Истомленные и раздраженные трудом и лишениями бойцы и командиры, не чувствуя дружественного отношения со стороны населения, очень легко переходят на путь резкостей, грубых требований, а затем применения силы там, где можно обойтись и другими мерами. В результате сдержанность населения легко переходит в неприязнь, а затем и в открытую враждебность вплоть до вооруженных выступлений.

Отсюда характер взаимоотношений с населением является весьма важной данной политического характера, серьезно влияющей на успех, и в этом отношении начальствующий состав должен иметь сверху совершенно определенные указания.

В общем, учет влияния местности и окружающего населения может внести значительные поправки в оценку соотношения сил и расположения сторон. Слабые войска противника могут быть прикрыты зато труднодоступною местностью и сильными инженерными сооружениями; наоборот, доступная и удобная для действий местность занята самыми сильными войсками. Естественно становится вопрос, на чем основать решение, и этот вопрос в каждом данном случае приходится решать по-своему, ибо ведь боеспособность войск и труднодоступность местности имеют много оттенков и градаций и каждый данный случай не похож па другой: иногда приходится решение основывать на оценке качества противника, иногда на характере местности, в некоторых же случаях на определенное решение толкает содействие населения, даже только наличие проводника. Так, в июльских боях 1915 г. у. Огинцы (северо-восточнее Поневежа) местом удара 2 Кавказского стрелкового полка был выбран левый фланг немцев только потому, что явившийся крестьянин предложил скрытно вывести обходную колонну ночью в тыл немцам по труднопроходимому болоту» Еще больше таких примеров можно начесть в гражданскую войну.

Помимо вышеперечисленного, местность всегда влияет на быстроту развития действий, то допуская общепринятые нормы, то значительно понижая их и внося этим поправки в расчеты. Особенно следует {69} учитывать эту данную в работе тыла, всегда более всего чувствительного к препятствиям, представляемым местностью.

Отсюда оценка обстановки может производиться только в соотношении с учетом местности и населения района, а также в связи и с последнею данною — влиянием времени года, суток, состояния погоды, окончательно определяющими самое решение и время, необходимое для его выполнения.

в) Время года, суток, состояния погоды. Влияние этих данных проявляется двояко:

1) в виде действия непосредственно на войска ослаблением или увеличением их силы,

2) в виде действия на местность уменьшением или увеличением ее проходимости, кругозора, выгоды действия оружием.

Так, ночь, действуя на настроение, особенно подчеркивает разницу в моральной стойкости сторон, ослабляет силу огня, сильно препятствует, работе конницы, авиации, зато выгодна для химических войск. Зима совершенно исключает в известных местах действия конницы, бронесил, химических средств, зато делает доступными озера и болота. Дождь и туман способствуют укрытию от наблюдения, зато затрудняют движение и т. д.

Значение всех этих данных, как и местности, сказывается различно в зависимости и от качества войск, и от избранного способа действий. Различное соотношение моральных сил приводило к тому, что в той же мировой войне ночные атаки тех же русских войск удавались почти всегда против турок, уже реже против австрийцев и, наконец, исключительно редко против германцев. Совершенно так же зима считалась на Кавказском театре выгодным временем для действия против турок, не имевших теплой одежды.

Дождливая погода и распутица всегда невыгодны для широких наступательных действий массами, ибо затрудняют работу авиации, наблюдения и особенно тыла, зато благоприятны для обороны, преследующей выигрыш времени.

Подобно местности все эти данные обстановки сказываются и на расчете времени, заставляя иногда еще больше понижать нормы скорости боевой работы.

г) Расчет времени. Как выше отмечено, время прежде всего определяет успех или неуспех одного и того же маневра. Правда, на войне, где имеется враждебная воля противника, нельзя расписать вперед, когда кому что делать, ибо в бою все эти расчеты будут немедленно спутаны. Однако, всегда можно установить время начала известного действия и последовательность работы различных частей. Вот этот-то расчет времени должен быть строго согласован с фактическою возможностью, допускаемой положением противника, характером местности, погодой, временем года и суток. Самой обычной ошибкой на войне неумелого руководства является неверный расчет времени: распоряжение получается через 1—2 часа после того, как должно было начаться его выполнение, или просто по времени физически невыполнимо, чем, конечно, смазывается весь маневр. Поэтому в основу всех действий при руководстве войсками надо прежде всего класть верный расчет времени, основанный на знании величины боевой работы, которую могут дать свои войска при данных условиях местности, погоды, времени года и суток. {70}

Итоги изуче- ния указаний старшего на- чальника и оценки обста- новки.

Указания начальника дадут данные для решения, что, когда и где делать: оценка обстановки внесет в это известные поправки и в конечном счете надо уметь дать определенный ответ на следующие вопросы, из которых слагается решение:

а) верно оценить значение различных пунктов и направлений, дабы вывести заключение, куда направить главный удар или откуда ждать такового со стороны противника в зависимости от соотношения сил, местности и прочих данных обстановки;

б) установить, какие выгоднее всего применить приемы и способы действий, дабы обеспечить себе успех;

в) как в соответствии с этим распределить свои силы и средства, организовать их работу, обеспечить действия войск с боевой, тыловой и политической стороны и управление во время хода действий.

Ответ на каждый из этих вопросов дается нелегко, ибо боевая действительность полна противоречий, между которыми в каждом данном случае приходится делать определенный выбор.

а) Оценка значения различных пунктов и направлений естественно должна исходить, с одной стороны, из общей цели действий, с другой — из удобств действия войск в различных местах, по вероятной силе сопротивления противника, по характеру местности и т. д. Отсюда местные предметы и направления могут на войне иметь двоякое значение: одни обещают больше удобств для одержания самого успеха в данном бою, зато дают меньше выгод для его развития, другие, наоборот, очень затрудняют развитие самого успеха, зато дают больше выгод для его одержания. Конечно, принципиально желательно выбирать предметом действий и направления пункты, имеющие крупное значение для развития последующих действий, однако, часто и наоборот, выгоднее получить синицу в руки, чем журавля в небе, т. е. одержать хоть меньший успех, чем никакого.

Так, в начале июля 1915 г. (черт. № 21) германцы в Риго-Шавельском районе перешли в наступление, охватывая фланг укрепленной позиции 38 пех. дивизии южнее Жили.

Для противодействия немцам было приказано 1 кавказской стрелковой бригаде перейти в контр-наступление от м. Крупи. По оперативной обстановке было выгоднее нанести главный удар правым флангом бригады на Мергелуйци, дабы отрезать противнику путь отхода на Попеляны, отбрасывая его на части XIX корпуса. Однако, открытая местность на правом фланге была выгодна для работы германской артиллерии, в то время как на левом имелась полоса лесов, парализовавшая ее огонь и выгодная для штыкового боя, в котором русские чувствовали свое превосходство. Руководствуясь этим, начальник бригады генерал Беков избрал для главного удара южное направление. В результате 8 русских батальонов с 10 орудиями при ограниченном запасе патронов нанесли поражение 6 германской резервной дивизии, силою в 10 батальонов и 72 орудия.

Еще чаще приходится, наоборот, избирать для своих действий места, выгодные по оперативным соображениям, хотя и не удобные с тактической точки зрения. Так, 13 августа 1904 г. японская гвардия атаковала весьма сильную русскую позицию у Ляндясяня, лишь бы ценою своих жертв оттянуть на себя русские резервы и дать возможность другим своим частям нанести поражение русским у Аньпина.

  {71}  

 

Черт. 13. Схема к боям 11—22 октября 1914 г. у г. Сувалки.

 

  {72}  

Так как значение местных предметов и направлений определяется не само по себе, а в силу того места, которое они занимают в линии фронта, и тех войск, которые около них сосредоточены, то в ходе боев в зависимости от перемен в расположений противников меняется и значение тех же направлений.

В конце сентября 1914 г. под Сувалками II кавказский корпус вел настойчивые атаки против I германского корпуса, желая захватом д. Здрембы выиграть фланг этого корпуса. 24 сентября д. Здрембы была взята, но корпусу приказано было перейти к обороне по линии Осова, Туровка, Каробец, Кропивне, Жилины. Конечно, с этого момента Здрембы потеряла всякое значение. Однако, командир корпуса ген. Мищенко продолжал упорствовать в ее удержании и занял деревню 201 пехотным Потийским полком, выдвинув его таким образом на 41/2 км вперед без поддержки артиллерией и на 600—700 шагов от охватывающих расположение полка немецких окопов. Германцы, правильно оценив Здрембы, как слабое место русских, 11 октября атаковали Потийский полк с трех сторон. Полк с потерею более 1 000 человек был отброшен. Тогда, упорствуя в оценке того же направления, Мищенко выдвинул к Марина 2 батальона 203 пех. Сухумского полка. Немцы 12 октября нанесли сильный удар сухумцам, вновь охватывая их с флангов. Однако, с отходом сухумцев обстановка резко изменилась: немцы очутились перед главной позицией, не имевшей открытых флангов, заблаговременно укрепленной, где артиллерийский и пулеметный огонь был организован, а всякое продвижение дальше д. Александрова, добровольно уступленной им, вело уже не к охвату русских, а в огневой мешок, образованный изгибом русской позиции. Не разобравшись в этом и упорствуя в атаках в прежнем направлении, немцы в последующие дни в свою очередь понесли из-за этого огромные потери.

Тысячи людей были положены в декабре 1914 г. под Варшавой в борьбе за пресловутый Г. Дв. Боржимов, который якобы имел какое-то особое значение. Боржимов взят не был. однако, никаких последствий для фронта это не имело, следовательно, можно было свободно обойтись без этих жертв, явившихся результатом преувеличенной оценки местного предмета.

Конечно, в теории невозможно научиться безошибочно определять значение различных пунктов; мало того, при неопределенности боевой обстановки даже большой опыт и способности не спасают от ошибок в этом отношении, ошибся даже Наполеон, направивший под Бородином удар на багратионовы флеши, принятые им за оконечность русского левого фланга. Между тем, правильность оценки оперативного и тактического значения различных пунктов и направлений имеет на войне решающее значение, ибо на ней ведь основывается весь остальной план действий.

Отсюда практика в умении верно определять значение различных местных предметов и направлений в разной обстановке должна быть предметом особого внимания при боевой подготовке войск, ибо иначе легко может случиться, что начальники в одних случаях из простого упрямства будут упорствовать в борьбе за не имеющие значения пункты и в то же время оставлять без внимания местные предметы, действительно имеющие важное значение. {73}

В теснейшей связи с оценкой местных предметов как объектов действий находится выбор правильных способов и приемов действий, которые должны основываться на умении использовать свою сильную сторону, удаляя по слабой стороне противника.

б) Выбор соответствующих способов и приемов действий требует исключительной гибкости и изворотливости в каждом данном случае, ибо, как показывает опыт, самый, казалось бы, абсурдный прием имеет успех, если он бьет по слабому месту врага и внезапен для него, и, наоборот, испытанные приемы действий не имеют никаких результатов, если изменилась обстановка или противник к ним приспособился.

Основной данной, которая в первую очередь определяет выбор того или другого способа действий, всегда являлась и является, во-первых, общая цель действий, ибо избранный способ действий должен давать успех не только данной части, но и вести к общему успеху, а во-вторых, соотношение сил обоих противников как политико-моральных, так и материальных. В силу этого иногда приходится резко менять способ действий только потому, что сменился противник, хотя бы вся прочая обстановка осталась без перемен. Так, в мировой войне крайняя осторожность должна была немедленно сменять смелость решений, как только за брустверами окопов начинали виднеться шишаки германских касок вместо австрийских шапок. Суворов прямо рекомендовал совершенно различные построения против турок, против регулярных армий запада и революционных французских войск.

Только учет политико-морального разложения в стане противника делал возможным многие предприятия гражданской войны в роде, например, штурма Кронштадта открытой силой в 1921 г.

В войнах гражданских и классовых, когда политические настроения оказывают особо сильное влияние на работу войск, часто можно достигать бóльшего успеха политическими актами, чем силою оружия.

Еще в 1593 г. Генрих IV овладел Парижем не силою оружия, а переходом в католичество; в 1815 г. Наполеон, появившись на берегу Франции с 1 600 человек, проделал без боев поход против Людовика XVIII благодаря переходу войск на его сторону. Совершенно так же и в гражданской войне 1918—20 гг. политические лозунги не раз добывали успех там, где его не могла бы дать сила оружия. Серьезное влияние на выбор способов действий имеет также и степень воинской сплоченности, подготовки, выучки противника.

Французские войска в 1809 г. в Испании, имея сначала дело с воодушевленными, но нестройными и скверно стрелявшими гверильясами, не удостаивали их даже ответным огнем и атаковывали в колоннах, не развертываясь. И этот тактический прием оказался лучшим способом действий против подобного врага: французы несли меньшие потери, чем если бы они применяли более осторожную тактику.

Однако, с появлением в Испании английской пехоты, хладнокровной, отлично дисциплинированной и хорошо подготовленной в стрелковом отношении, тот же прием действий привел французские колонны к жестоким потерям от огня и неудачам: огонь англичан расстраивал французов, после чего штыковой удар довершал поражение.1 {74}

Нечто подобное повторилось с войсками Деникина в гражданскую войну. Имея дело с плохо организованными партизанскими частями красных, сформированными на Кубани, эти войска усвоили в 1918 г. манеру стремительно атаковать противника в лоб без всякой подготовки и благодаря ничтожной действительности огня красных часто имели в результате скорый успех с небольшими потерями, пока на сцену не появились лучше организованные части Красной армии, наносившие своими пулеметами сильнейшие потери противнику, рисковавшему подобными атаками.

Слабость огня в гражданской войне 1918—20 гг. привела к усвоению участниками ее многих тактических приемов, которые весьма рискованно применять при столкновении с хорошо организованными, выученными войсками, обладающими современной техникой. Поэтому-то в каждой войне надо уметь находить новые приемы действий, основывая их на оценке сильных и слабых сторон своих войск и противника.

в) Окончательная выработка плана действий. Учет соотношения сил, условий местности и прочих данных обстановки, указывая наиболее выгодные способы и приемы действий, в то же время должен дать хотя бы примерный расчет сил, средств, времени, необходимых для выполнения задуманного действия. В то же время на основании оценки всех этих данных можно окончательно установить: где применить удар пехоты, конницы, артиллерийский огонь, химические средства, бронесилы, авиацию, дневную или ночную атаку или контр-атаку, не заменить ли отсиживание в окопах при обороне активными действиями против неискусного, хотя и многочисленного противника и т. д.

На основании этих данных можно окончательно установить: какой именно вид маневра выгоднее всего применить в данной обстановке, какого следует ожидать противодействия со стороны противника, как в соответствии с этим распределить войска, организовать работу огня и движения, помощь инженерных средств, тыла, чтобы обеспечить успех ударному роду войск, какие поставить задачи, какие придать построения для выполнения намеченного плана действий. Таким путем обеспечивается решение в отношении принципа экономии сил. Однако, на ряду с этим необходимо обеспечить действиям своих войск должную внезапность и в то же время предохранить их от внезапности со стороны противника.

Наконец, необходимо обеспечить управление войсками и связь во время хода действий, бесперебойную работу тыла, а также в соответствии со всем перечисленным поддержание боеспособности войск и учреждений на должной высоте во все время боевых действий.

В результате всей этой работы мысли у каждого начальника должен выработаться определенный план действий, слагающийся из плана маневра и плана обеспечения этого маневра всеми способами.

План маневра предусматривает те движения, которые должны совершить войска, или то расположение, которое они должны принять, как то и другое поддержать хорошо организованной огневой работой и, наконец, как рассчитать время для работы огня и движения.

План обеспечения предусматривает все виды обеспечения боевой работы: тактическое, тыловое и политическое. {75}

Таким образом, во всех войсковых инстанциях вырабатывается решение начальника. В основу его кладутся те действия, которые должны совершить ударные роды войск: пехота или конница, определяя местными предметами тот фронт, на который они должны выйти или который должны удержать для достижения известной цели. К этим действиям одновременно следует приноровить и организацию работы прочих родов войск, как огневых, так инженерных и вспомогательных, дабы дать выполнить определенное движение пехоты или конницы для достижения общей цели действий. Правда, приноравливая работу других родов войск к маневру пехоты и конницы, часто в свою очередь приходится и этот маневр приспособлять и даже строить на возможности и удобствах обеспечения его огнем и работой тыла. Однако, исходить все-таки всегда надо из определения той линии, которую должны захватить или удержать ударные роды войск во имя плана старшего начальника.

Конечно, грамотный начальник не выберет такого движения и расположения, которое не будет в должной мере обеспечено огнем, но он не будет и подчиняться специалисту, требующему развития действий, непременно и только там, где это выгодно и удобно по техническим соображениям. С другой стороны, всякий специалист должен помнить, что действие его оружия не есть самоцель, а только могущественное средство для осуществления известного движения или расположения.

Таким образом, в целом принятие решения должно заключаться в умении верно разрешить следующие вопросы:

а) Куда — на какой фронт, к какому времени надо выйти или какую линию в течение какого времени удерживать, чтобы обеспечить выполнение задуманного старшим начальником маневра.

б) Какие препятствия на этом пути можно встретить со стороны противника, населения, местности, погоды, какие вследствие этого местные пункты, рубежи, направления могут получить значение, насколько они могут быть доступны захвату нами или противником, а отсюда оценить сравнительную важность и доступность различных пунктов и составить план их захвата или удержания.

План этот должен определить:

1. Наиболее выгодные способы, виды и приемы действий как боевых, так и политических для захвата или удержания каждого из намеченных пунктов в течение того времени, которое дается общею целью действий.

2. Распределение своих сил и средств, имея в виду принцип экономии сил и необходимость обеспечить внезапность задачи подчиненным соединениям, построение войск и те действия, которые они должны совершить для успешного выполнения задачи.

3. Обеспечение боевой работы разведкой, охранением, маскировкой, работой инженерных сил и средств.

4. Обеспечение работы тыла для обслуживания войск всеми необходимыми средствами борьбы и санитарной службой.

5. Поддержание должной боеспособности во всех войсках, начиная с передовой разведки и кончая тылом данного соединения, а также установление отношений с населением и работы среди него.

6. Обеспечение работы управления в течение хода действий: наблюдением за действиями войск, своевременным получением сведений {76} о ходе дел, доставкой новых распоряжений в войска, замещением самого себя в случае своей убыли.

Итак, из многих данных слагается решение и план предстоящих действий. Приэтом принятие решения далеко не является математическим актом, результатом одних вычислений и расчетов.

Вера в успех того дела, за которое ведется борьба, опытность и знания начальника, уверенность в своих войсках или недоверие к ним. наконец, особенности характера данного человека самым решительным образом отражаются на решении, придавая ему с одной стороны субъективный характер, а с другой — отражая влияние эпохи. Так, действия начальников революционных войск всегда носили самый решительный характер и обратно — эпоха разложения всегда имела результатом нерешительность войсковых начальников, их неумение схватить обстановку, неверие в свои силы и силы войск.

В каждом частном случае имеет крупное значение и весь предыдущий ход событий: ряд одержанных успехов окрыляет даже не очень решительных начальников; ряд неудач охлаждает самых пылких,— не даром, как известно, «ожегшись на молоке, станешь дуть и на воду».









ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.