Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Классификация боевых действий. Значение, виды и цели боев.





Характер и виды современных боевых действий определяются той эволюцией средств борьбы, которая произошла в наше время.

Еще сравнительно недавно слабость метательного оружия требовала применения в бою весьма плотных построений, иначе фронт легко мог быть прорван ударом масс противника. Так, в 1866 г. при Кениг-греце 200—225 тысяч австрийцев и пруссаков сражаются на фронте в 8 км, а в 1870 г. при Гравелоте 280 тысяч немцев и 150 тысяч французов имеют фронт сражения всего в 12 км.

При таком небольшом фронте и соответственно ничтожной глубине построения успех или неуспех сражения решался быстро, в течение нескольких часов, ибо продвижение одного из противников на каких-нибудь 3—4 км уже ставило противную сторону в тяжелое положение, а иногда приводило к форменному погрому. Маневр был прост, производился или в самом бою или непосредственно перед ним; бой разыгрывался на глазах полководца, непосредственно влиявшего на ход событий, состязание артиллерии при открытых позициях имело быстрый результат. Эволюция техники, приведшая к появлению пулемета и скорострельной пушки, резко изменила картину боев. В наше время 1—2 пулемета с хорошими пулеметчиками и при достаточном числе патронов получили возможность сдержать лобовую атаку любого количества живой силы, нанося ей тем больше потерь, чем более густое построение она примет; вместе с тем скорострельная батарея стала простреливать поле сражения в глубину на 8—10 и до 14 км, осыпая градом пуль целую площадь и не допуская, значит, плотных построений даже на таких дистанциях. При закрытых позициях затруднилось состязание артиллерии, увеличилось упорство сопротивления даже слабого противника.



Отсюда стало невозможным сосредоточивать для удара большие массы на небольшом пространстве, пришлось, уберегая их от огня, растягивать по фронту и в глубину на десятки и сотни километров, заменяя вследствие этого один-два былых мощных удара, решавших судьбу сражения, массою мелких, наносимых один за другим вплоть до полного истощения резервов противника. Это естественно привело к затяжке сражений на целые недели, в течение которых стали вводить в дело из глубины новые и новые части, подвозимые за сотни километров, и стали производить ряд самых неожиданных перегруппировок и перемещений.

Одновременно политическая и экономическая обстановка позволила выдвигать на поля сражений невиданные раньше массы людей, достаточно развитых и надежных для ведения одиночного боя, что опять-таки содействовало расширению фронтов боевых столкновений.

Уже в 1904 г. в сражении на Шахе 170—180 тысяч русских и японцев сражались на неслыханном раньше фронте в 50 км в течение целой недели.

В сражении на реке Марне в 1914 г. 600—650 тысяч бойцов немцев и французов имеют фронт около 250—300 км и ведут борьбу в течение шести дней; во время операции часть войск правого фланга перевозится на левый.

Галицийское сражение того же года между более чем полумиллионом русских и австрийцев продолжается три недели с 10 по 31 {54} августа на фронте около 300—400 км, за это время у русских создается новая IX армия, а у австрийцев — II армия.

В позиционной войне 1914—1918 гг. боевой фронт русской армии растягивается более чем на 1 000 км и во всех своих точках достаточно силен, чтобы противостоять натиску врага в течение нескольких дней до подхода глубоких резервов.

Еще большая растяжка по фронту, но уже не только под давлением техники, а и по недостатку сил характеризует гражданскую войну. В октябре 1919 г. против Деникина на активном участке между Доном и Днепром на фронте в 600 км развертывается всего 70 тысяч красных войск и с 10 по 26 октября длится сражение без решительного результата. В Варшавском сражении 1920 г. 50 тысяч красных войск дерутся на фронте в 160 км. Не менее растянут и тыл войск, простираясь уже в дивизии на 2—3 десятка км и на сотни километров у всей действующей армии.

Вследствие этого современное сражение уже не представляет единого акта, а слагается из ряда боев, проводимых корпусами, дивизиями, отдельными колоннами, причем изучение вопросов, связанных с проведением такого сражения, составляет, как выше отмечено, предмет оперативного искусства, а изучение боевых действий, из которых слагается подобное сражение, — предмет тактики.

В ряде этих боевых действий первое место, конечно, принадлежит бою, как тому решительному акту, исходом которого определяется в конце концов участь всего сражения. Приэтом, не арифметическая сумма выигранных и проигранных отдельных боев решает вопрос победы, а выигрыш боевых столкновений в важнейших точках данного сражения.

Германцы в Марнском сражении 1914 г. выиграли все отдельные бои корпусов, за исключением правого фланга II армии, где поражение понесла только одна 13 дивизия вследствие прорыва нескольких рот французов. И этого оказалось достаточным, чтобы в связи с разрывом фронта между I и II армиями заставить германцев начать отход.1 Капля, переполнившая чашу, была незначительна. Таким образом, неодинаково значение различных боев, составляющих операцию, неодинаков отсюда и характер их ведения.

Естественно, что в том месте, где по ходу сражения наносится главный удар, необходимо развитие и самых энергичных, решительных действий крупными силами на небольшом фронте с эшелонированием в глубину, с применением всех доступных сил техники. Это приводит к так называемым боям с решительною целью, где ищется развязка как можно скорее и требуется широкое развитие успеха, пока противник не организовал противодействия.

Однако, невозможно везде наносить сокрушающие удары. Поэтому, применяя таковые в одном-двух местах, приходится одновременно отвлекать внимание противника в другую сторону, для чего выгодно одержать в другом пункте успех, похожий на главный удар, внушив противнику представление о начале решительного боя в этом месте. Производится такой удар так же решительно, как и главный, но ему {55} не дается войск для полного развития успеха, и дело ограничивается лишь небольшим, заранее рассчитанным, продвижением. Это — бой вспомогательный с ограниченною целью. Далее, предпринимая главный и вспомогательный удары в одном-двух местах, приходится в целях экономии сил отказываться вовсе от нанесения ударов на прочем фронте, довольствуясь лишь отражением противника в случае его наступления, а иногда и уклонением от боевых столкновений, с целью заставить противника просто промахнуться. Это приводит к боям выжидательным, имеющим целью только выигрыш времени и сдерживание противника самыми незначительными силами.

Итак, в одном и том же сражении, имея одну и ту же общую цель, рядом дерущиеся войска могут получить различные задачи и вести совершенно различные бои.

Помимо классификации по преследуемой цели приходится различать бои и по способам их ведения.

Так, своей цели в боях можно достигать и при помощи наступления, и при помощи обороны, причем каждый из этих способов действий имеет свои достоинства и недостатки. Достоинства наступления заключаются в том, что только оно дает возможность нанести решительный удар противнику и уничтожить его. Мало того, являясь выражением своего превосходства над противником, оно само по себе уже поднимает моральное настроение войск, повышает их смелость и энергию и иногда так озадачивает противника, что дает победу даже небольшим силам над превосходными в числе. Наконец, наступающий, имея на своей стороне инициативу действий, может полнее применить и осуществить принцип экономии сил и внезапности, выбирая по своему усмотрению место и время удара, причем более свободен и в группировке сил, чем обороняющийся, вынужденный ожидать удара везде и поэтому разбрасывать свои силы. Однако, на ряду с этим наступление обладает и целым рядом недостатков, вследствие которых оно не может применяться всегда и везде, будучи к тому же по плечу далеко не всяким войскам.

Наступление есть движение, а движение до крайности затрудняет управление, связь, применение огня, вызывает большой расход физических сил, наконец, подставляет противнику открытые живые цели, по которым современный огонь особенно действителен, вместе с тем, при наступлении исключительно трудно разрешить задачи снабжения. Отсюда оно по плечу только войскам, значительно превосходящим противника своим моральным настроением и боевой подготовкой, а при равенстве этих условий — и своею численностью, обладающим кроме того достаточными средствами техническими, а также средствами подвоза и восстановления дорог и хорошо налаженной работой тыла.

Если этих данных налицо нет, то наступление является крайне опасным видом действий, особенно быстро истощающим войска физическим напряжением, недоеданием и, наконец, огромными потерями, которые чувствительны не только своею численностью, но и тем, что в неудачных атаках в отличие от обороны гибнут обычно лучшие люди.

Вот почему на ряду с наступлением оборона тоже имеет все права гражданства. Правда, она не обещает решительных и блестящих успехов, правда, существенным ее минусом является необходимость отразить противника на всем фронте, в то время как наступающему достаточно {56} одержать успех в одном месте и хорошо развить его. Зато оборона дает возможность использовать огонь с наибольшими удобствами, приспособить заблаговременно местность к своим намерениям, укрыть до известной степени людей от огня противника, облегчает управление, наблюдение и связь, а потому имеет самое широкое применение всюду, где речь идет о необходимости сдержать малыми силами большие в течение известного времени.

Сообразно двум способам действий и бои, изучаемые в тактике, делятся по способу их ведения на наступательные и оборонительные.

Не следует, однако, думать, что наступательный бой заключается только в наступательных, а оборонительный в одних оборонительных действиях.

Обстановка боя столь разнообразна, что в нем очень часто на протяжении каких-нибудь получаса-часа бывает выгодно применить то наступление, то оборону. В силу этого в одном и том же бою войска могут поочередно применять то наступательный, то оборонительный способ действий, а из двух соседей один может наступать, другой же обороняться, причем оба могут быть правы и неправы в выборе своих видов действий.

Отсюда искусство ведения всякого боя заключается вовсе не в непременном применении наступления или обороны, а в умении своевременно и к месту использовать то и другое.

В зависимости от обстановки наступательные и оборонительные бои могут делиться в свою очередь на разные категории.

Наступательный бой может быть: встречным, когда оба противника наступают одновременно, стремясь нанести удар друг другу в данном месте, и собственно наступательным, проводимым против перешедшего к обороне противника.

Оборонительный бой может иметь целью и удержание данного участка местности ценою полного напряжения сил, может вестись и только для выигрыша времени.

Мало того, все перечисленные бои могут вестись в условиях свободного маневрирования обоих противников при открытых флангах и слабо прикрытом фронте, это — бои маневренной войны; те же бои могут проводиться и в условиях позиционной войны, когда фланги тесно примкнуты к соседям, морю или государственной границе, а фронт прикрыт сильными искусственными сооружениями, разрушение которых требует применения исключительных по силе и количеству метательных средств.

Особый характер будут носить бои в зависимости от степени организованности обеих сторон и силы их настроений. Война гражданская, т. е. ведущаяся между разными классами одного и того же государства, особенно в свои первые периоды, характеризуется обычно небольшими силами, наспех собранными, слабо воински сплоченными, зато черпающими свою силу главным образом в политических настроениях. Отсюда учет и умение использовать эти настроения, повышая боеспособность своих войск и понижая таковую у противника, а также привлекая на свою сторону население, играет в этих войсках исключительную роль. Такой же оттенок, но в меньшей степени должны иметь и все классовые войны, т. е. войны, ведущиеся заранее подготовленными и воински сплоченными войсками, но между {57} государствами, имеющими у власти различные классы, а эначит, и различные политические лозунги, степень заманчивости которых не может не отражаться на настроениях войск.

Существенное влияние на приемы ведения боев оказывает и местность. Так, величина и характер театра войны определяет степень насыщенности фронта войсками, что в значительной степени отражается на характере боев, на ширине фронтов столкновений войсковых частей.

Далее, в зависимости от характера местности различаются по своим особенностям бои лесные, горные, в селениях, городах, на переправах и т. д.

Наконец, налагает свою печать время года и суток, определяя особенности боев в летней и зимней обстановке, дневных и ночных.

При всем этом каждый бой составляет только определенную часть общего плана операции и потому должен быть сам по себе целесообразен, а его характер и приемы ведения должны быть строго соображены с тою ролью, которую ему предстоит сыграть в общем ходе событий.

Поэтому на войне иногда приходится принимать бой, не имея шансов на победу, только во имя требований общей обстановки, иногда уклоняться от такового, несмотря на возможность успеха.

16 августа 1870 г. французская армия уходила из Меца на запад, спасаясь от наступавших немцев. На путь ее отступления выходил один III немецкий корпус, командир которого вступил в безнадежный с точки зрения возможности победы бой со всей французской армией, понес тяжелые потери, однако сделал большое дело, заставив французов задержаться и тем дав время прочим корпусам перехватить путь отступления противника. Обратно, Кутузов, желая в 1811 г. заманить турок на левый берег Дуная и там окружить их, уклоняется от боя в выгодной обстановке, отступая и оставляя противнику большую территорию.

Итак, всякий бой прежде всего должен иметь в виду определенную оперативную цель. Мало того, результаты его должны соответствовать понесенным потерям, трудам и лишениям. С глубокой древности существует известное выражение «пирровы победы», относящиеся к таким боям, успех которых не окупается понесенными потерями и которые имеют, поэтому, самое отрицательное влияние на настроение войск, подготовляя почву для будущих крупных неудач. К числу таких боев относилось, например, большинство наших побед над германцами в мировую войну, когда успех давался слишком дорогой ценой и победители воочию убеждались в превосходстве над ними побежденных войск.

Участники наступления в Восточную Пруссию в ноябре 1914 г. помнят, с каким тяжелым моральным настроением войска шли вперед, ежедневно ожидая очередной катастрофы. Именно это настроение и подготовило затем поражение X армии и пленение XX корпуса. Поэтому на войне очень часто внешний успех, столь раздуваемый газетными сводками, является только «пирровой победой», чреватой весьма опасными последствиями. Как показывает опыт, ни величина захваченной территории, ни количество взятых трофеев далеко не говорят еще о крупных успехах, верным показателем которых являются только данные, {58} свидетельствующие о моральном разложении противника, именно: огромное количество пленных, особенно захват целых соединений при небольших собственных потерях.

Отсутствие этих данных в пограничном сражении 1914 г. между французами и немцами, а также в походе Красной армии на Варшаву в 1920 г. должно было служить грозным предостережением для будущего.

Таким образом, маю дать бой во-время и в соответствии с оперативной обстановкой, надо уметь во всяком, даже неудачном, бою выказать свое превосходство над противником, заставляя его в лучшем для него случае довольствоваться «пирровыми победами».

Если бы III немецкий корпус был 16 августа на голову разбит французами, то результат решения командира корпуса был печален именно для немцев, а не для французов.

Наконец, современный бой теснейшим образом связан с рядом других боевых действий, именно с походом и расположением на месте. В былое время марш и расположение на месте довольно резко отграничивались от боя: войска сначала сосредоточивались к полю сражения, потом строили боевой порядок и в нем уже вели бой.

При нынешней дальности оружия построение боевого порядка может совершаться только последовательно постепенным перестроением частей, совершающих марш или расположенных на месте: передовые части уже ведут бой, а прочие еще совершают передвижения или остаются на месте в резерве или ударной группе начальника; мало того, из двух рядом находящихся частей одна уже перешла в боевой порядок, а другая остается еще на месте или продолжает походное движение.

Вследствие этого в современной обстановке очень трудно резко отграничить поход и расположение на месте от боя, а потому современное сражение слагается не из одних боев, а одновременно и из ряда передвижений, перегруппировок расположения войск на месте, либо под прикрытием других ведущих в это время бой частей, либо без этого прикрытия. Обычно всякий маневр и контр-маневр начинается походом, может прерываться расположением на месте, затем должен выливаться в бой, после которого опять следуют марши и расположение на месте.

Таким образом, курс тактики должен иметь главы, посвященные передвижениям войск, разного рода боям и расположению на месте.

Мало того, во избежание повторений следует выделить в особые главы общие приемы управления войсками, общие требования, предъявляемые их построениям, а также обеспечение боевых действий.

Отсюда настоящий труд содержит следующие главы:

а) Управление и связь.

б) Боевые порядки.

в) Обеспечение боевых действий.

г) Передвижения войск.

д) Встречный бой.

е) Оборонительный бой.

ж) Наступательный бой.

з) Расположение на месте. {59}

Оборонительный бой рассматривается раньше наступательного, ибо понимание последнего затруднительно без знания тех приемов, к которым прибегает оборона.

Передвижения войск предпосылаются встречному бою, ибо ведение такового тесно связано с вопросами организации походного движения.

Вопросы отхода рассматриваются в главе «оборонительный бой», а развитием успеха завершается глава «наступательный бой».

Расположение на месте отнесено в конец, ибо согласно основному современному требованию, к нему предъявляемому, оно должно быть приноровлено к предстоящим боевым действиям, т. е. к походу или бою. Отсюда для умения правильно располагать войска надо знать, в чем должны заключаться те действия войск, к которым это расположение должно быть приноровлено.

Наконец, вопросы ведения боевых действий в особых случаях боевой обстановки в данном труде не рассматриваются, дабы не увеличивать его объема.

 

 


  {60}  

ГЛАВА ВТОРАЯ.









ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.