Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ИСТОРИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЛИЗИНГА В РОССИИ





Несмотря на то что Оттавская конвенция о международном финансо­вом лизинге, подписанная 28 мая 1988 г., разрабатывалась с участием пред­ставителей СССР, началом правового регулирования лизинга в России можно считать 1994 год, когда был принят Указ Президента РФ от 17 сентября 1994 г. № 1929 «О развитии финансового лизинга в инвестици-онной деятельности»1' " хотя данный Указ не включает в себя норм, на-

правленных на непосредственное урегулирование правоотношений, связан­ных с лизингом имущества, а лишь поручает Правительству РФ «разрабо­тать и в месячный срок утвердить Временное положение о лизинге» (кото­рое, кстати, «опоздало» почти на год) и, более того, допускает ошибки в определении параметров будущего правового регулирования лизинговых отношений, мы должны отдать ему должное как первому в России право­вому акту в этой области.

Говоря об ошибках в определении параметров будущего правового ре­гулирования, мы имеем в виду прежде всего чисто экономический подход к лизингу не как к гражданско-правовому договору, что имеет место в Оттав-ской конвенции, а как к виду предпринимательской деятельности. Указ именно так и определяет лизинг: как вид предпринимательской деятельно­сти, направленный на инвестирование временно свободных или привлечен­ных финансовых средств в имущество, передаваемое по договору физиче­ским и юридическим лицам на определенный срок. Другая ошибка состоит в том, что в круг объектов лизинга Указ включил «любое движимое и не­движимое имущество, относимое ,к основным средствам, а также имущест­венные права» (п. 1), хотя, конечно же, имущественные права ни при каких условиях не могут служить самостоятельным объектом лизинга. Кроме то-



1 СЗ РФ. 1994. № 22. Ст. 2463.

го, никак нельзя объяснить и требование, которое Указ предъявляет к орга­низациям-лизингодателям: «лизинговые предприятия создаются в форме акционерных обществ, главным образом открытого типа» (п. 2).

Некоторые положения Указа весьма напоминают «кавалерийскую ата­ку»: при отсутствии какого-либо правового регулирования лизинга в Указе говорится о «развитии лизинга в конверсии и техническом перевооружении предприятий», «создании координационного центра по развитию лизинга в оборонных отраслях промышленности» и т.п.

И все же Указ Президента РФ от 17 сентября 1994 г. № 1929 безуслов­но имеет важное значение в деле правового регулирования отношений, свя­занных с лизингом имущества, а также присоединения России к Конвенции

0 международном финансовом лизинге.

Следующим значительным шагом в развитии правового регулирова­ния лизинга явились постановление Правительства РФ от 29 июня 1995 г. № 633 «О развитии лизинга в инвестиционной деятельности» и утвержден­ное этим постановлением Временное положение о лизинге1'

Во Временном положении о лизинге была несколько скорректирована позиция, содержавшаяся в Указе Президента РФ от 17 сентября 1994г. № 1929, относительно понятия «лизинг» в сторону договорной природы лизинговых отношений. Лизинг определяется как «вид предприниматель­ской деятельности, направленной на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств, когда по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность обусловленное договором имущество у определенного про­давца и предоставить это имущество арендатору (лизингополучателю) за плату во временное пользование для предпринимательских целей» (п. 1).

Как видим, в этом определении понятие «лизинг» употребляется в двух разных значениях: во-первых, с экономической точки зрения, лизинг пред­ставляет собой один из видов предпринимательской деятельности, одну из форм коммерческого инвестирования временно свободных либо специаль­но привлеченных для этих целей денежных средств; во-вторых, с юридиче­ской точки зрения, под лизингом понимается договор финансовой аренды (лизинга), суть которого состоит в приобретении арендодателем в собст­венность имущества в соответствии с указаниями арендатора для передачи этого имущества последнему в аренду.

В число возможных объектов договора лизинга Временное положение включило любое движимое и недвижимое имущество, относящееся по дей-

1 СЗ РФ. 1995. № 27. Ст. 2591. В данное постановление вносились изменения и до­
полнения постановлением Правительства РФ от 23 апреля 1996 г. № 528 (СЗ РФ.
1996. №18. Ст. 2154).

ствующей классификации к основным средствам, кроме имущества, запре­щенного к свободному обращению на рынке (п. 2).

Субъектами лизинговых правоотношений, согласно Временному по­ложению, были признаны: в качестве лизингодателя— юридические лица, осуществляющие лизинговую деятельность, т.е. передачу в лизинг по дого­вору специально приобретенного для этого имущества, или граждане, за­нимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юриди­ческого лица и зарегистрированные как индивидуальные предприниматели; в качестве лизингополучателя - юридические лица, осуществляющие пред­принимательскую деятельность, или граждане - индивидуальные предпри­ниматели, получающие имущество в пользование по договору лизинга; в качестве продавца лизингового имущества- юридические лица- изгото­вители машин и оборудования, а также иные организации и граждане, про­дающие имущество, являющееся объектом лизинга (п. 3).

Временным положением о лизинге было скорректировано и другое положение названного Указа Президента РФ, предъявляющее излишне же­сткие требования к организационно-правовой форме лизинговых организа­ций, согласно которому последние могли создаваться исключительно как акционерные общества. В соответствии с Временным положением (п. 4) лизинговые компании (фирмы) - это коммерческие организации, созда­ваемые в форме акционерного общества или других организационно-правовых формах, выполняющие в соответствии с учредительными доку­ментами и лицензиями функции лизингодателей. В качестве их учредителей могут выступать как юридические лица, так и граждане.

Основные признаки договора лизинга определены Временным поло­жением путем формулирования четких требований, предъявляемых ко вся­кому договору лизинга. Это следующие требования: во-первых, право вы­бора объекта лизинга и продавца лизингового имущества принадлежит ли­зингополучателю, если иное не предусмотрено договором; во-вторых, ли­зинговое имущество используется лизингополучателем только в предпри­нимательских целях; в-третьих, лизинговое имущество приобретается ли­зингодателем у продавца лизингового имущества только при условии пере­дачи его в лизинг лизингополучателю; в-четвертых, сумма лизинговых пла­тежей за весь период лизинга должна включать полную (или близкую к ней) стоимость лизингового имущества в ценах на момент заключения сделки (п. 6).

В договоре лизинга может быть предусмотрено право выкупа лизинго­вого имущества лизингополучателем по истечении или до истечения срока его аренды. По соглашению сторон в договоре может предусматриваться также ускоренная амортизация лизингового имущества.

О правильном понимании существа лизинга и о стремлении придер­живаться основных принципов Оттавской конвенции свидетельствует также то, что Временное положение не распространяло свое действие на иные договорные отношения, при которых имущество передается арендатору на срок, существенно меньший нормативного срока службы имущества, что предполагает возможность арендодателя сдавать это имущество в аренду неоднократно в течение нормативного срока его службы (так называемый оперативный лизинг, аренда, прокат). Эти отношения, как было отмечено в самом Временном положении, должны регулироваться гражданским зако­нодательством.

Основные права и обязанности сторон в договоре лизинга, а также распределение между ними расходов по содержанию и эксплуатации ли­зингового имущества в основном корреспондировали основным положени­ям Оттавской конвенции и укладывались в предусмотренную последней конструкцию договора лизинга.

Лизингодатель сохранял лизинговое имущество в своей собственности и был вправе, если иное не предусматривалось договором лизинга, исполь­зовать его в качестве предмета залога (п. 11 Временного положения). Оче­видно, что в случае обращения залогодержателем взыскания на это имуще­ство при продаже его с публичных торгов, новый собственник, приобретая это имущество, обремененное лизинговыми обязательствами, сам стано­вился лизингодателем.

Лизингополучатель наделялся правом пользования лизинговым иму­ществом на условиях, определенных договором лизинга. С момента постав­ки лизингового имущества лизингополучатель наделялся правом предъяв­ления претензий продавцу в отношении качества, комплектности, сроков поставки имущества и других случаев ненадлежащего исполнения обяза­тельств по договору купли-продажи, заключенному между продавцом и лизингодателем. Лизингодатель мог нести ответственность перед лизинго­получателем за качество лизингового имущества лишь в том случае, если выбор имущества осуществлялся, в соответствии с договором, лизингода­телем по поручению лизингополучателя (п. 16 Временного положения).

Основные обязанности лизингополучателя заключались в обеспечении сохранности лизингового имущества и поддержанию его в надлежащем состоянии в течение всего срока действия договора лизинга, а также в свое­временной уплате лизинговых платежей. На лизингополучателя возлагались все расходы, возникающие в связи с эксплуатацией, техническим обслужи­ванием и ремонтом лизингового имущества, а также по его страхованию, включая страхование своей ответственности перед лизингодателем. Иное

распределение расходов между сторонами могло быть установлено догово­ром лизинга (пп. 17, 18 Временного положения).

Что касается обязанности лизингополучателя по своевременной уплате лизинговых платежей, то в соответствии с Временным положением разме­ры, способ, форма и периодичность выплат определяются в договоре ли­зинга по соглашению сторон. Вместе с тем Временное положение преду­сматривало основные составные части общей суммы лизинговых платежей, что по сути предопределяло их конкретные размеры. Общая сумма лизин­говых платежей должна была включать в себя: сумму, возмещающую пол­ную (или близкую к ней) стоимость лизингового имущества; сумму, компен­сирующую лизингодателю расходы, связанные с получением и использовани­ем им кредитных ресурсов для приобретения имущества в соответствии с договором лизинга; вознаграждение лизингодателя; сумму, выплачиваемую за страхование имущества в случае его страхования лизингодателем; иные затраты лизингодателя, предусмотренные договором лизинга. Согласно Вре­менному положению лизинговые платежи должны включаться в себестои­мость продукции (работ, услуг), производимой лизингополучателем (п. 19).

Риск случайной гибели, утраты, порчи лизингового имущества возла­гался Временным положением на лизингодателя, однако договором лизинга мог быть предусмотрен переход указанного риска к лизингополучателю с момента поставки ему имущества (п. 15).

В качестве последствия нарушения лизингодателем или лизингополу­чателем условий договора лизинга Временное положение наделяло соот­ветствующего контрагента правом требовать расторжения договора в уста­новленном порядке. Кроме того, сторонам предписывалось в обязательном порядке включать в договор условие о санкциях за неуплату или несвое­временную уплату лизинговых платежей (пп. 13, 14).

Несмотря на то что модель договора лизинга, вытекающая из Времен­ного положения, по своим параметрам в основном совпадает с договором международного финансового лизинга, регулируемого Оттавской конвен­цией, между ними имеются и существенные различия. На некоторые из них ранее обращалось внимание в юридической литературе. Например, О.М.Козырь отмечает: «В российском законодательстве лизинговые отно­шения были привязаны к «нормативному сроку службы» (сроку амортиза­ции), и первоначальный срок лизинга, согласно Временному положению, должен был быть близким к нормативному сроку службы имущества, а сумма лизинговых платежей - близкой к стоимости передаваемого в ли­зинг имущества в ценах на момент заключения договора лизинга». В то же время «для того, чтобы отношения финансовой аренды были экономически выгодными для сторон, первоначальный срок аренды, по мнению западных

специалистов, должен составлять 50-75% от расчетного срока эффективной службы оборудования, после чего арендатор уже может пользоваться им, выплачивая практически номинальную арендную плату»1'

Внимательный сравнительный анализ российского Временного положе­ния о лизинге и Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизин­ге позволяет выявить следующие различия, которые имеют правовой харак­тер и относятся к правовому регулированию соответствующего договора.

Во-первых, в отличие от Отгавской конвенции Временное положение не включает в себя каких-либо норм, определяющих судьбу лизингового имущества на случай банкротства лизингополучателя. На это можно было бы возразить, что, сохраняя за лизингодателем право собственности на ука­занное имущество, Временное положение тем самым предопределяет его судьбу, поскольку в конкурсную массу должника-лизингополучателя в слу­чае банкротства последнего подлежит включению только имущество, при­надлежащее лизингополучателю. Однако включение во Временное положе­ние нормы, аналогичной той, которая имеется в ст. 7 Отгавской конвенции (о том, что вещные права лизингодателя в отношении лизингового обору­дования будут действительны против управляющего конкурсной массой и кредиторов), безусловно способствовало бы обеспечению защиты прав и законных интересов лизингодателей (в особенности иностранных).

Во-вторых, Временное положение не содержит правил, позволяющих ос­вободить лизингодателя от ответственности за выбор поставщика и оборудова­ния (когда такая обязанность возлагается на лизингодателя), аналогичных тем, которые предусмотрены Конвенцией о международном финансовом лизинге (ст. 10). Дело в том, что такой подход противоречил бы принципам ответствен­ности за нарушение гражданско-правовых обязательств по российскому граж­данскому праву. Данное обстоятельство учитывали и разработчики Отгавской конвенции: согласно ст. 20 Конвенции договаривающееся государство может заявить в любое время о подписании, ратификации, принятии, одобрении или присоединении, которые будут заменять его внутреннее право положениями ст. 8 (п. 3) Конвенции, если его внутреннее право не разрешает лизингодателю исключить его ответственность за вину или небрежность. Данным положением воспользовалась Российская Федерация, которая при присоединении к Конвен­ции сделала заявление о том, что вместо положений п. 3 ст. 8 Конвенции она будет применять нормы своего гражданского законодательства2'

1 Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, ал-
фавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хох-

лова. М, 1996. С. 345.

2 См. ст. 1 Федерального закона «О присоединении Российской Федерации к Кон­
венции УНИДРУА о международном финансовом лизинге».

В-третьих, правильно определяя в целом права лизингополучателя в отношении продавца (поставщика) лизингового имущества, Временное по­ложение (п. 16) по непонятным причинам связывает переход этих прав от лизингодателя с моментом поставки лизингового имущества лизингополу­чателю, что лишает последнего возможности предъявлять к поставщику какие-либо требования в случае непоставки указанного имущества. Оттав-ская же конвенция говорит не о переходе данных прав от лизингодателя к лизингополучателю, а о том, что обязанности поставщика по соглашению о поставке связаны с лизингополучателем, как если бы последний был сторо­ной в этом соглашении. Таким образом, лизингополучатель наделяется пра­вами покупателя по договору поставки не с момента фактического получе­ния лизингового имущества, а с момента подписания указанного договора поставщиком и лизингодателем. Представляется, что такой подход в боль­шей мере отражает существо лизинговых отношений и гарантирует интере-сылизингополучателя.

В-четвертых, во Временном положении в гораздо меньшем объеме, чем это имеет место в Отгавской конвенции, регулируются последствия неисполнения либо ненадлежащего исполнения сторонами обязательств, вытекающих из договора лизинга. Например, Конвенция при существенном нарушении условий договора наделяет лизингодателя и лизингополучателя правом на одностороннее прекращение договора лизинга (по Временному положению в этом случае возможно лишь расторжение договора по требо­ванию стороны в судебном порядке). При нарушении срока поставки обо­рудования лизингополучатель имеет право не принять это оборудование; лизингодатель при невыполнении лизингополучателем обязательств по вне­сению лизинговых платежей может потребовать предварительной оплаты, суммы будущих платежей и т.п. (ст. 13, 14 Конвенции). Временное положе­ние не включает аналогичных норм, а лишь указывает, что подобные санк­ции могут быть установлены договором лизинга.

В-пятых, Временное положение, в отличие от Отгавской конвенции (ст. 2, 14), не содержит каких-либо положений, регулирующих отношения, связанные с сублизингом, а также с уступкой прав по договору лизинга. Видимо, расчет был на применение общих положений о замене сторон в обязательстве, предусмотренных частью первой ГК (гл. 24), действовавшей в период разработки и принятия Временного положения.

Необходимо подчеркнуть, что постановление Правительства РФ от 29 июня 1995г. №633, утвердившее Временное положение о лизинге, включало в себя ряд положений, относящихся к публично-правовому регу­лированию лизинговых отношений, которые были направлены на создание благоприятных условий для развития лизинга в России. В частности, преду-

сматривалось внесение изменений и дополнений в налоговое законодатель­ство, направленных на освобождение: лизингодателей - от уплаты налога на прибыль, полученную от реализации долгосрочных договоров лизинга; банков — от уплаты налога на прибыль, получаемую ими от предоставления долгосрочных кредитов для осуществления операций финансового лизинга; лизингодателей - от уплаты налога на добавленную стоимость при выпол­нении лизинговых услуг, с сохранением действующего порядка уплаты на­лога на добавленную стоимость при приобретении имущества, являющего­ся объектом финансового лизинга (п. 3).

Вскоре указанные положения (в части налога на прибыль) были реали­зованы самим Правительством путем внесения соответствующих дополне­ний в Положение о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налого­обложении прибыли, утвержденное постановлением Правительства РФ от 5 августа 1992 г. № 552'. Согласно этим дополнениям из налогооблагаемой базы организаций - участников лизинговых правоотношений исключались проценты по полученным заемным средствам (в том числе по кредитам банков и других организаций), используемым субъектами лизинга для осу­ществления операций финансового лизинга, а также лизинговые платежи по операциям финансового лизинга2'

Следующим шагом Правительства РФ в деле регулирования лизинго­вых правоотношений явилось утверждение Положения о лицензировании лизинговой деятельности в Российской Федерации (постановление от 26 февраля 1996 г № 167)3' Согласно Данному Положению лицензия явля­ется официальным документом, разрешающим лизинговой компании (ор­ганизации-лизингодателю) осуществление лизинговой деятельности в тече­ние установленного срока с соблюдением лицензионных условий и дейст­вующего законодательства. Лицензирование лизинговой деятельности осуществляется Министерством экономики РФ, которое имеет право пе­редавать свои соответствующие полномочия органу исполнительной вла­сти субъекта Российской Федерации, если лизинговая деятельность осу­ществляется на его территории. На Министерство экономики РФ также возложено ведение реестра выданных лицензий в области лизинговой деятельности.

1 Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. №9.

Ст. 602: СЗ РФ. 1595.№27.CTl2587;J4o2§.CT.2686. шск

^Постановление Правительства Российской Федерации от 20 ноября 1995 г. № 1133

Для получения лицензии вновь созданная лизинговая компания долж­на представить в лицензионный орган: заявление установленного образца о выдаче лицензии с указанием наименования и организационно-правовой формы лизинговой компании, ее юридического адреса, номера расчетного счета, наименования обслуживающего банка и срока действия лицензии; копии учредительных документов лизинговой компании; копию свидетель­ства о государственной регистрации лизинговой компании; справку налого­вого органа о постановке лизинговой компании на налоговый учет; доку­мент, подтверждающий факт оплаты процедуры рассмотрения заявления. Лизинговые компании, осуществлявшие ранее лизинговую деятельность, для получения лицензии должны также представить: баланс за предыдущий отчетный период и отчет о результатах финансовой деятельности за ука­занный период; копию акта последней аудиторской проверки лизинговой компании или ее проверки налоговым органом.

Лицензия на осуществление лизинговой деятельности выдается на пять лет. По заявлению лизинговой компании возможна выдача лицензии и на менее длительный срок, но не меньше одного года.

Основаниями для отказа в выдаче лицензии могут служить: несоответ­ствие документов, представленных лизинговой компанией, требованиям законодательства; наличие в указанных документах недостоверной или ис­каженной информации; отсутствие у лизинговой компании возможности выполнять функции лизингодателя в соответствии с требованиями законо­дательства, подтвержденное отрицательным экспертным заключением ли­цензионного органа.

Сформулированы в Положении и обязательные условия действия ли­цензии, невыполнение которых может служить основанием для ее аннули­рования. К их числу относятся следующие: соблюдение лизинговой компа­нией требований законодательства; осуществление деятельности в качестве лизингодателя: наличие не менее одного находящегося в стадии реализации договора лизинга в течение срока действия лицензии; приоритетность ли­зинговой деятельности по отношению к иным видам деятельности лизинго­вой компании (в общем объеме доходов лизинговой компании доходы от лизинговой деятельности должны составлять не менее 40%).

В юридической литературе поднимался вопрос о законности Положе­ния о лицензировании лизинговой деятельности в Российской Федерации. Дело в том, что данное Положение утверждено Правительством РФ после введения в действие части первой Гражданского кодекса Российской Феде­рации. В соответствии с ГК (п. 1 ст. 49) перечень отдельных видов деятель­ности, которыми юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии), определяется федеральным законом.

Отсюда некоторые авторы делают вывод, что постановление Правительства Российской Федерации противоречит данному положению ГК и не подле­жит применению. Например, Т.А. Коннова пишет: «Положение о лицензи­ровании лизинговой деятельности в РФ, созданное в соответствии с Вре­менным положением, посвящено лицензированию деятельности лизинго­вых компаний, под которыми понимаются любые организации, осуществ­ляющие лизинговую деятельность в качестве лизингодателя... Гражданский кодекс определил, что, по общему правилу, коммерческие организации зани­маются любыми видами деятельности, не запрещенными законами. Юриди­ческое лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом. На сегодняшний день никакой закон не определя­ет лизинговую деятельность как исключительную. Поэтому ею могут зани­маться все лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность... Необходимость получения лицензии для проведения лизинговых операций была установлена Положением о лицензировании лизинговой деятельности. Это противоречит абз. 3 ст. 49 ГК, в соответствии с которым перечень подле­жащих лицензированию видов деятельности юридического лица определяет­ся законом, а постановление Правительства- акт подзаконный»'.

Нельзя не согласиться с ходом рассуждений Г.А. Конновой. Действи­тельно, после 8 декабря 1994 г. (дата введения в действие гл. 4 ГК, вклю­чающей в свой состав ст. 49) новые виды предпринимательской деятельно­сти, подлежащие лицензированию, могли вводиться только федеральным законом. И в этом смысле имеющееся в п. 1 Положения указание на то, что оно разработано не только в соответствии с Временным положением о ли­зинге, но и на основании постановления Правительства РФ от 24 декабря 1994 г. № 1418 «О лицензировании отдельных видов деятельности»2' ниче~ го не меняет, поскольку и данное постановление Правительства РФ не со­ответствует (по уровню нормативного правового акта) требованиям п. 1 ст. 49 ГК. Вместе с тем, как у нас часто бывает, незаконное постановление Прави­тельства де-факто всеми признавалось и применялось. В настоящее же время в условиях действия Федерального закона от 25 сентября 1998 г. «О лицензи-ровании отдельных видов деятельности»3' в соответствии с которым лизинга-вая деятельность относится к числу лицензируемых видов предприниматель­ской деятельности, данная проблема потеряла свою актуальность.

С 1 марта 1996 г. была введена в действие часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации, представляющая собой разд. IV ГК «Ог-

1 Коннова Т.А. Договор финансовой аренды (лизинга) // Законодательство. 1998.

^|р^С>.11995.№1.Сг.69.

з СЗ РФ. 1998. № 39. Ст. 4857; № 48. Ст. 5853.

дельные виды обязательств». В составе гл. 34 ГК имеются нормы о догово­ре финансовой аренды (лизинга), объединенные в § 6 (ст. 665-670). Не­смотря на небольшое число норм, регулирующих непосредственно договор финансовой аренды (лизинга), ГК не предусматривает принятия каких-либо федеральных законов или иных правовых актов о договоре финансовой аренды (лизинга), как это имеет место в отношении некоторых других гра­жданско-правовых договоров. Дело в том, что договор финансовой аренды (лизинга) рассматривается в ГК в качестве отдельного вида договора арен­ды (имущественного найма), поэтому его регулирование строится по из­вестной схеме: при отсутствии в соответствующем параграфе специальных правил, регламентирующих какой-либо из видов гражданско-правового договора (в данном случае договор лизинга), подлежат применению общие положения о соответствующем типе гражданско-правового договора (в дан­ном случае договора аренды). Следовательно, договор финансовой аренды (лизинга) за пределами норм, сосредоточенных в § 6 гл. 34, регулируется об­щими положениями об аренде (§ 1 гл. 34 ГК). Тем самым достигается полное и комплексное регулирование договора финансовой аренды (лизинга). Анало­гичная схема правового регулирования используется в ГК и в отношении иных сложных договоров, имеющих свои отдельные виды: купли-продажи, ренты и пожизненного содержания с иждивением, подряда, хранения1'

После введения в действие норм ГК о финансовой аренде (лизинге) Указ Президента РФ от 17 сентября 1994 г. и названные выше постановле­ния Правительства РФ о лизинге сохранили свое действие лишь в части, не противоречащей гл. 34 (§ 1 и 6) ГК2'

И после принятия части второй Гражданского кодекса РФ продолжали издаваться постановления Правительства РФ по различным вопросам ли­зинговой деятельности, однако все они носили чисто организационный ха­рактер и не содержали положений, направленных на позитивное регулиро­вание договора лизинга. Иллюстрацией к сказанному может служить, в ча­стности, постановление Правительства РФ от 21 июля 1997г. №915 «О

мероприятиях по развитию лизинга в Российской Федерации на 1997-2000 з. Среди мероприятий, предусмотренных данным постановлением:

подготовка предложений о снижении ставок таможенных пошлин на вво­зимые в Российскую Федерацию виды технологического оборудования; разработка методических указаний по проведению международных лизин-

Содержание норм ГК о финансовой аренде (лизинге) будет раскрыто в следующих частях настоящей главы. ~ См. ст. 4 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского

говых операций; решение вопросов, связанных с созданием ассоциации ли­зинговых компаний государств - участников СНГ, инвестиционного лизинго­вого консорциума коммерческих банков; разработка проектов создания меж­региональных лизинговых центров для малого предпринимательства, и т.п.

Несколько иной характер носит постановление Правительства Россий­ской Федерации от 3 сентября 1998 г. № 1020, которым утвержден Порядок

предоставления государственных гарантий на осуществление лизинговых „1. Данным постановлением установлено, что государственные га­рантии на осуществление лизинговых операций за счет средств бюджета развития Российской Федерации являются поручительством Правительства РФ и предоставляются резидентам Российской Федерации- кредиторам лизингодателя на конкурсной основе под заемные средства.

Рассмотрение вопроса о предоставлении государственных гарантий производится при наличии между организацией, реализующей инвестици­онный проект, и лизингодателем соглашения об условиях заключения дого­вора лизинга, в котором указывается, что права и обязанности сторон по договору возникают после получения государственных гарантий под заем­ные средства.

Общий объем государственных гарантий должен соответствовать их лимитам по направлениям использования, предусмотренным законом о фе­деральном бюджете.

Размер государственных гарантий, выдаваемых кредитору лизингода­теля, составляет до 40% фактически предоставляемых для реализации ли­зинговой операции средств.

Основной целью предоставления государственных гарантий является стимулирование более широкого привлечения частных инвестиций в сферу финансового лизинга как одной из форм инвестиционной деятельности.

Как видим, и это постановление Правительства РФ не затрагивает пра­вового регулирования договора финансовой аренды (лизинга).

4. СООТНОШЕНИЕ НОРМ ГКо ФИНАНСОВОЙ АРЕНДЕ {ЛИЗИНГЕ)









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.