Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ДОГОВОРА ЛИЗИНГА





Обычно к основным элементам всякого гражданско-правового догово­ра относятся: его субъекты, объекты, содержание (права и обязанности сто­рон), форма договора. Все эти элементы присущи, естественно, и договору лизинга.

Субъектами договора лизинга в соответствии с ГК признаются арен­додатель и арендатор лизингового имущества (ст. 665); тем самым под­черкивается, что договор лизинга является одним из видов договора арен­ды. ГК не содержит каких-либо специальных требований, предъявляемых к субъектам договора лизинга, хотя из определения понятия этого договора (лизинговое имущество предоставляется арендатору в аренду для предпри­нимательских целей) можно сделать вывод, что арендатором должны вы-

ступать коммерческая организация или гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя.

Что касается арендодателя, то решать вопрос о том, должен ли он иметь статус коммерческой организации (юридические лица) или индиви­дуального предпринимателя (физические лица), ГК предоставил федераль­ному закону вместе с полномочиями по определению перечня видов пред­принимательской деятельности, осуществление которой требует получения специального разрешения - лицензии (ст. 49 ГК). Поскольку Федеральный закон «О лизинге» предусмотрел, что лизинговая деятельность лизинговых компаний, а также граждан, осуществляющих лизинговую деятельность и зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, вы­полняется на основании разрешений (лицензий), полученных в установлен­ном законодательством порядке (п. 2 ст. 6), то сегодня уже нет сомнений насчет того, что в роли лизингодателя в договоре лизинга могут выступать только коммерческие организации либо индивидуальные предприниматели, имеющие лицензии на осуществление этого вида деятельности.



Федеральный закон «О лизинге» конкретизировал понятия субъектов лизинга (ст. 4). В соответствии с указанными Законом субъектами лизинга являются:

лизингодатель — физическое или юридическое лицо, которое за счет привлеченных или собственных денежных средств приобретает в ходе реа­лизации лизинговой сделки в собственность имущество и предоставляет его в качестве предмета лизинга лизингополучателю за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и в пользование с переходом или без перехода к лизингополучателю права соб­ственности на предмет лизинга;

лизингополучатель — физическое или юридические лицо, которое в соответствии с договором лизинга обязано принять предмет лизинга за оп­ределенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и в пользование в соответствии с договором лизинга;

продавец (поставщик) — физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с договором купли-продажи с лизингодателем продает лизин­годателю в обусловленный срок производимое (закупаемое) им имущество, являющееся предметом лизинга. Продавец (поставщик) обязан передать предмет лизинга лизингодателю или лизингополучателю в соответствии с условиями договора купли-продажи.

Любой из субъектов лизинга может быть резидентом Российской Фе­дерации, нерезидентом Российской Федерации, а также субъектом пред­принимательской деятельности с участием иностранного инвестора, осуще­ствляющим свою деятельность в соответствии с законодательством.

Вместе с тем следует заметить, что говоря о продавце (поставщике) как субъекте лизинга, Федеральный закон «О лизинге» под понятием «ли­зинг» имеет в виду не договор финансовой аренды (лизинга), а «вид инве­стиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его на основании договора лизинга физическим или юридическим лицам за опре­деленную плату, на определенный срок и на определенных условиях, обу­словленных договором, с правом выкупа имущества лизигополучателем» (ст. 2 Федерального закона «О лизинге»).

Между тем договор финансовой аренды (лизинга) - это договор, за­ключаемый между арендодателем (лизингодателем) и арендатором (лизин­гополучателем). Продавец стороной в этом договоре не является, следова­тельно, он не может признаваться и субъектом договора лизинга.

В качестве основных лизингодателей Федеральный закон «О лизинге» (ст. 5) признает лизинговые компании (фирмы), под которыми разумеются коммерческие организации, в том числе и нерезиденты Российской Феде­рации, выполняющие в соответствии со своими учредительными докумен­тами функции лизингодателей и получившие в установленном законода­тельством порядке разрешения (лицензии) на осуществление лизинговой деятельности. Указанные лизинговые компании (фирмы) для осуществле­ния лизинговой деятельности имеют право привлекать денежные средства иных юридических лиц.

Круг лизингодаталей - юридических лиц не исчерпывается лизинго­выми компаниями (фирмами), получившими специальное разрешение (ли­цензию) на осуществление лизинговой деятельности. Право на осуществле­ние лизинговой деятельности может быть предоставлено федеральным за­коном отдельным категориям юридических лиц, действующих в форме коммерческих организаций, наделенных целевой правоспособностью.

Например, непосредственно в силу Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (в редакции 1996 г.)1 кредитные организации вправе осуществлять лизинговые операции (подп. 6 абз. 2 ст. 5), и для этого им не требуется получения специальной лицензии на занятие такого рода деятельностью, достаточно иметь общую лицензию на осуществление бан­ковских операций.

Объектами договора финансовой аренды (лизинга) могут быть любые непотребляемые вещи, используемые для предпринимательской деятельно­сти, за исключением земельных участков и других природных объектов (ст. 666 ГК). Федеральный закон «О лизинге» конкретизирует данную нор­му ГК, устанавливая, что объектом лизинга могут быть любые непотреб­ляемые вещи, в том числе предприятия и другие имущественные комплек-

'СЗРФ. 1996. №6. Ст. 492.

сы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другое движимое и недвижимое имущество, которое может использоваться для предпринимательской деятельности. Объектами лизинга не могут быть зе­мельные участки и другие природные объекты, а также имущество, которое федеральными законами запрещено для свободного обращения или для которого установлен особый порядок обращения (ст. 3).

Следует лишь заметить, что имущественные права ни при каких усло­виях не могут быть самостоятельным объектом лизинга, как это предусмат­ривалось Указом Президента РФ от 17 сентября 1994 г. № 1929 «О разви­тии финансового лизинга в инвестиционной деятельности», поскольку они не относятся к категории вещей. Вместе с тем при лизинге предприятий, имущественные права лизингодателя, связанные с указанным предприяти­ем, передаются лизингодателю в составе соответствующего имущественно­го комплекса.

Содержание договора лизинга представляет собой совокупность прав и обязанностей сторон, вытекающих из этого договора. Своеобразие со­держания договора лизинга в основном объясняется тем, что возникшие из него обязательства представляют собой сочетание, с одной стороны, прав и обязанностей арендатора и арендодателя, типичных для арендных отноше­ний, а с другой - некоторых особых прав и обязанностей сторон, связанных с необходимостью заключения договора купли-продажи для приобретения арендодателем лизингового имущества с последующей передачей его арен­датору. Следствием этого является возложение отдельных прав и обязанно­стей арендодателя, выступающего одновременно покупателем имущества по договору купли-продажи, как на арендатора по договору лизинга (права и обязанности покупателя), так и на продавца по договору купли-продажи (права и обязанности арендодателя).

Основная обязанность арендодателя (лизингодателя) состоит в том, что он должен приобрести в собственность указанное арендатором (ли­зингополучателем) имущество у определенного последним продавца (по­ставщика) и предоставить это имущество арендатору (лизингополучате­лю) во временное владение и пользование.

Выполнение данной обязанности состоит в том, что лизингодатель должен заключить договор купли-продажи (поставки) лизингового имуще­ства с продавцом (поставщиком) в соответствии с указаниями лизингопо­лучателя. Указанный договор заключается в порядке, предусмотренном нормами ГК о купле-продаже. Вместе с тем определенные особенности имеются в выполнении данного договора. Вытекающие из такого договора обязанности по передаче товара продавец должен исполнить не перед по­купателем по договору (лизингодателем), а перед лизингополучателем, не

являющимся стороной в этом договоре. Это не просто исполнение договора купли-продажи в пользу третьего лица (получателя).

Арендатор (лизингополучатель) имеет права и несет обязанности, пре­дусмотренные законом для покупателя по договору купли-продажи (за арендодателя), кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной по договору купли-продажи. Роль арендодателя в обязательстве, возникшем из договора купли-продажи, где он являлся по­купателем, помимо обязанности оплатить приобретенное у продавца иму­щество, сводится к тому, что без его согласия арендатор не может расторг­нуть договор купли-продажи и что ему предоставляется (наряду с аренда­тором) статус солидарного кредитора по отношению к продавцу. Именно арендатор (лизингополучатель) наделен правом предъявлять непосредст­венно продавцу имущества, являющегося объектом договора лизинга, тре­бования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом (поставщиком) и арендодателем (лизингодателем), в частности, в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом (постав­щиком). Данное обстоятельство, конечно же, не безразлично для последне­го. Поэтому ГК предусматривает, что арендодатель (лизингодатель), при­обретая имущество для арендатора (лизингополучателя), должен уведомить продавца (поставщика) о том, что имущество предназначено для передачи его в аренду (лизинг) определенному лицу (ст. 667).

В отличие от общего правила о купле-продаже, согласно которому, ес­ли иное не предусмотрено указанным договором, риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается испол­нившим свою обязанность по передаче товара покупателю (п. 1 ст. 459 ГК), в лизинговых отношениях риск случайной гибели или случайной порчи ли­зингового имущества переходит непосредственно к лизингополучателю в момент передачи ему этого имущества, если иное не предусмотрено дого­вором лизинга (ст. 669 ГК).

Некоторыми особенностями отличаются и правила определения места исполнения обязанности продавца по передаче товара. По общему правилу, регулирующему договор купли-продажи, обязанность продавца по передаче товара считается исполненной не только в момент вручения товара покупа­телю (для этого договором должна быть предусмотрена обязанность про­давца по доставке товара в место нахождения покупателя), исполнение дан­ной обязанности возможно путем предоставления товара в распоряжение покупателя в месте нахождения этого товара либо путем сдачи товара пере­возчику или органу связи для доставки покупателю. В последних случаях

местом исполнения обязательства признаются соответственно место нахо­ждения товара или место сдачи товара перевозчику или органу связи (ст. 458 ГК). В лизинговых отношениях проданное имущество передается продавцом (поставщиком) непосредственно лизингополучателю в месте нахождения последнего. Если же стороны имеют в виду иное место испол­нения продавцом (поставщиком) обязательства по передаче имущества, это должно быть специально предусмотрено договором лизинга (ст. 668 ГК).

Невыполнение продавцом (поставщиком) обязанности по передаче проданного лизингодателю имущества влечет для него негативные послед­ствия, предусмотренные нормами ГК о купле-продаже (ст. 463 ГК), с той лишь разницей, что соответствующие требования должны предъявляться не покупателем по договору купли-продажи (лизингодателем), а непосредст­венно арендатором этого имущества (лизингополучателем). Кроме того, требование о расторжении договора купли-продажи с продавцом не может быть предъявлено лизингополучателем без согласия лизингодателя (п. 1 ст. 670).

Что же касается лизингодателя, то он не несет ответственности перед лизингополучателем за неисполнение или ненадлежащее исполнение про­давцом своих обязательств, вытекающих из договора купли-продажи ли­зингового имущества. Исключение составляют лишь случаи, когда в соот­ветствии с договором лизинга ответственность за выбор продавца возложе­на на лизингодателя. При таких условиях лизингополучатель наделен пра­вом предъявлять требования, вытекающие из договора купли-продажи, как непосредственно к продавцу, так и к лизингодателю, которые несут перед лизингополучателем солидарную ответственность (п. 2 ст. 670 ГК).

Определенным своеобразием отличается и право собственности на ли­зинговое имущество, приобретаемое лизингодателем по договору купли-продажи. Получая это имущество в собственность, лизингодатель, тем не менее, не обладает такими традиционными правомочиями собственника, как право владения и право пользования собственным имуществом. Да и право распоряжения этим имуществом ограничено одной-единственной возможностью: лизингодатель должен передать его в аренду лизингополу­чателю. По существу, уже в момент приобретения лизингодателем права собственности на имущество оно обременено арендными правами лизинго­получателя.

Для выполнения своей основной обязанности по договору лизинга: приобретения лизингового имущества у определенного продавца (постав­щика) в собственность и передачи его в аренду лизингополучателю, - ли­зингодатель, не располагающий свободными денежными средствами, дол­жен вступить в договорные отношения с третьими лицами для получения

заемных средств и обеспечения исполнения заемных обязательств. В связи с этим Федеральный закон «О лизинге» содержит положение о том, что «дого­вором лизинга обязательства сторон, которые исполняются сторонами других договоров, образуются путем заключения с другими субъектами лизинга обя­зательных и сопутствующих договоров. К обязательным договорам относится договор купли-продажи. К сопутствующим договорам относятся договор о привлечении денежных средств, договор залога, договор гарантии, договор поручительства и другие» (п. 3 ст. 15). Не говоря уже об уровне законода­тельной техники, результатом которого стало данное законоположение, под­черкнем лишь, что оно лишено какого-либо практического смысла: ни ГК, ни Федеральный закон «О лизинге» не содержат каких-либо положений, регули­рующих так называемые сопутствующие договоры или влияющих на их ус­ловия. Такие договоры заключаются лизингодателем самостоятельно в по­рядке, установленном законодательством применительно к соответствующим договорам, и регламентируются правилами об этих договорах.

Основные обязанности лизингополучателя заключаются в том, что он должен принять лизинговое имущество у продавца, использовать его по назначению, определенному договором лизинга, обеспечить его сохран­ность и надлежащее техническое состояние, своевременно вносить лизин­годателю лизинговые платежи, а по окончании срока лизинга возвратить лизинговое имущество лизингодателю либо приобрести его в собствен­ность (если это предусмотрено договором).

Выполнение обязанности по принятию лизингового имущества от ли­зингодателя предполагает: во-первых, совершение со стороны лизингопо­лучателя всех действий, которые в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями необходимы с его стороны для обеспечения передачи про­давцом и получения соответствующего имущества с учетом того, что ли­зингополучатель несет обязанности, предусмотренные ГК для покупателя по договору купли-продажи; во-вторых, проверку лизингополучателем ка­чества и комплектности указанного имущества в целях выявления его не­достатков (в том числе скрытых) и иных несоответствий условиям договора купли-продажи, а при выявлении таковых - извещением продавца о нару­шениях договора; в-третьих, принятие лизингополучателем мер к своевре­менному оформлению приема-передачи лизингового имущества, если такое оформление требуется в соответствии с законодательством (например, если объектом лизинга является здание, сооружение, иное недвижимое имуще­ство или предприятие, их передача удостоверяется передаточным актом, который подписывается обеими сторонами).

Лизингополучатель обязан пользоваться лизинговым имуществом в соответствии с условиями договора лизинга, а если такие условия в догово-

ре не определены — в соответствии с назначением имущества. В процессе использования имущества лизингополучатель должен поддерживать его в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором лизинга (п. 1 ст. 615, п. 2 ст. 616 ГК).

Договором лизинга отдельные обязанности по обслуживанию лизин­гового имущества и обеспечению его надлежащей эксплуатации могут быть возложены на лизингодателя. В частности, Федеральным законом «О ли­зинге» (п. 4 ст. 7) предусмотрено, что лизинговая сделка может включать в себя условия об оказании лизингодателем следующих дополнительных ус­луг: приобретение у третьих лиц прав на интеллектуальную собственность («ноу-хау», лицензионных прав, прав на товарные знаки, марки, программ­ное обеспечение и других); приобретение у третьих лиц товарно-материальных ценностей, необходимых в период проведения монтажных (шефмонтажных) и пусконаладочных работ; осуществление монтажных (шефмонтажных) и пусконаладочных работ в отношении предмета лизинга, обучение персонала; послегарантийное обслуживание и ремонт предмета лизинга, в том числе текущий, средний и капитальный ремонт; подготовка производственных площадей и коммуникаций, услуги по проведению ра­бот, связанных с установкой (монтажом) предмета лизинга; другие работы и услуги, без оказания которых невозможно использовать предмет лизинга. Перечень, объем и стоимость дополнительных услуг должны быть указаны в договоре лизинга.

При наличии письменного согласия лизингодателя лизингополучатель может передать лизинговое имущество третьему лицу в субаренду. Нормы о финансовой аренде (лизинге), содержащиеся в ГК (§ 6 гл. 34), не включа­ют в себя каких-либо специальных правил, регулирующих отношения, свя­занные с сублизингом, поскольку имелось в виду применение к указанным отношениям общих положений об аренде, и в частности норм, регламенти­рующих договор субаренды (п. 2 ст. 615, ст. 618 ГК).

В Федеральном законе «О лизинге» (ст. 8) была предпринята попытка специального регулирования правоотношений, касающихся сублизинга. Прямо скажем, эта попытка законодателю не удалась. Из четырех норм, претендующих на роль специальных правил, регламентирующих сублизинг, лишь одна соответствует ГК и не вызывает претензий, а именно: «при пере­даче предмета лизинга в сублизинг обязательным является согласие лизин­годателя в письменной форме». Что касается остальных трех норм, то они вызывают большие сомнения.

Во-первых, это положение о том, что «сублизинг - особый вид отно­шений, возникающих в связи с переуступкой прав пользования предметом

лизинга третьему лицу, что оформляется договором лизинга» (п. 1 ст. 8). Здесь явно игнорируются различия между договором сублизинга и сделкой по уступке прав лизингополучателя, вытекающие из договора лизинга. А такие различия очевидны. Договор сублизинга означает, что лизингополу­чатель, получив имущество от продавца на основании договора лизинга, в свою очередь с согласия лизингодателя передает его в аренду (субаренду) третьему лицу (субарендатору), оставаясь при этом обязанной перед лизин­годателем стороной в обязательстве, вытекающем из договора лизинга. Та­ким образом, субъектный состав договора лизинга остается неизменным. Лизингодатель не имеет никаких правоотношений с субарендатором. Иное дело - уступка прав лизингополучателя по договору лизинга третьему ли­пу. В соответствии со ст. 384 ГК при уступке прав кредитора (цессии) право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода прав, что ведет к замене первоначального кредитора (цедента) на нового кредитора (цес­сионария) в соответствующем обязательстве. Применительно к договору лизинга уступка лизингополучателем своих прав пользования лизинговым имуществом третьему лицу (новому лизингополучателю) без заключения с ним договора субаренды возможна лишь до исполнения продавцом своей обязанности по договору купли-продажи по передаче указанного имущест­ва лизингополучателю. При этом лизингополучатель должен также офор­мить отношения, связанные с переводом долга по договору лизинга на но­вого лизингополучателя с согласия лизингодателя, а последний- достиг­нуть соглашения с продавцом об изменении условия договора купли-продажи о лизингополучателе.

Кроме того, употребление понятия «сублизинг» применительно к от­ношениям, возникающим между лизингополучателем и третьим лицом, которому лизинговое имущество передается во временное владение и поль­зование, представляется неправильным. К этим отношениям должны при­меняться общие положения об аренде, и они могут именоваться лишь как «субаренда». В самом деле, термин «сублизинг» предполагает, что лизинго­получатель, передавая имущество во временное владение и пользование третьему лицу, сам выступает в роли лизингодателя. Однако это невозмож­но, поскольку на нем не лежит обязанности приобрести лизинговое имуще­ство у определенного продавца в соответствии с указаниями данного третьего лица (нового лизингополучателя). Поэтому речь идет об обычной субаренде.

Во-вторых, Федеральный закон «О лизинге» применительно к субли­зингу содержит правило о том, что «при сублизинге лицо, осуществляющее сублизинг, принимает предмет лизинга у лизингодателя по договору лизин-

га и передает его во временное пользование лизингополучателю по догово­ру сублизинга» (п. 2 ст. 8). Данное правило предполагает, что во всех слу­чаях, связанных с сублизингом, договор сублизинга должен быть заключен непременно до исполнения продавцом1 по Д°ГОВ°РУ купли-продажи своей обязанности перед лизингополучателем по передаче последнему лизингово­го имущества. Наверное, теоретически такая схема договорных связей по лизингу, когда лизингополучатель заключает договор лизинга (с ведома лизингодателя) с единственной целью передать лизинговое имущество в субаренду, возможна, но она далеко не оптимальна. Почему, спрашивается, в этом случае лизингодателю не заключить договор лизинга непосредст­венно с третьим лицом (субарендатором) в качестве лизингополучателя? Кроме того, при таких условиях для решения тех же задач оптимальной является уступка прав лизингополучателем третьему лицу с одновремен­ным переводом на него долга по договору лизинга. Во всяком случае это позволило бы избежать ничем не оправданных расходов на передачу лизин­гового имущества сначала от продавца лизингодателю, а затем от последне­го третьему лицу (субарендатору).

И наконец, третье правило, касающееся сублизинга, гласит: «Переус­тупка лизингополучателем третьему лицу своих обязательств по выплате лизинговых платежей третьему лицу не допускается» (п. 3 ст. 8 Федераль­ного закона «О лизинге»). Данная норма вызывает целый ряд замечаний. Прежде всего, коль скоро передача арендованного имущества в субаренду не изменяет ни субъектный состав, ни содержание обязательства, выте­кающего из основного договора аренды, то вполне естественно, что все обязанности по этому договору, в том числе и обязанность арендатора по уплате арендных платежей, продолжают нести его стороны. Затем, непо­нятно, как можно переуступить кому-либо свою обязанность"? Ведь в дан­ном случае речь идет именно об обязанности лизингополучателя перед ли­зингодателем по выплате лизинговых платежей! Видимо, имелось в виду установить запрет в отношении возложения лизингополучателем исполне­ния своего обязательства по внесению арендных платежей на третье лицо (ст. 313 ГК) либо перевода на последнего долга по обязательству, выте­кающему из договора лизинга, в части выплаты лизинговых платежей (ст. 391 ГК). Но в таком случае непонятна цель подобного запрета: с точки зрения имущественного оборота возможность возложения исполнения де­нежного обязательства на третье лицо либо перевода на него долга по де-

1 Именно продавцом, а не лизингодателем, который в лизинговых отношениях не

получает имущество во владение и пользование, а его права покупателя по дого-ворукупли-продажипринадлежатлизингополучателю.

нежному обязательству значительно облегчает расчеты между участниками договорных отношений.

Представляется, что анализ содержащихся в Федеральном законе «О лизинге» положений о сублизинге подтверждает ранее сделанный вывод о крайне низком правовом уровне этого закона.

Что касается отношений, связанных с субарендой лизингового имуще­ства, то они, как отмечалось, подлежат регулированию общими положе­ниями об аренде, предусмотренными в § 1 ГК (п. 2 ст. 615, ст. 618). В связи с этим при субаренде лизингового имущества должны соблюдаться сле­дующие основные правила.

Лизингополучатель может сдавать лизинговое имущество в субаренду лишь при наличии письменного согласия лизингодателя. При этом договор субаренды не может быть заключен на срок, превышающий срок договора лизинга. Отношения, вытекающие из договора субаренды, регулируются нормами о договоре аренды, а не специальными правилами о договоре ли­зинга. Недействительность договора лизинга влечет за собой и недействи­тельность договора субаренды. Досрочное прекращение договора лизинга влечет прекращение и заключенного в соответствии с ним договора суб­аренды. Вместе с тем в этом случае субарендатор имеет право на заключе­ние с лизингодателем договора аренды на лизинговое имущество, нахо­дившееся в его пользовании в соответствии с договором субаренды, в пре­делах оставшегося срока субаренды на условиях, соответствующих услови­ям прекращенного договора субаренды.

В процессе пользования лизинговым имуществом, в соответствии с общими положениями, содержащимися в ГК (п. 2 ст. 615), лизингополуча­тель, при условии наличия на то согласия лизингодателя, вправе не только сдавать лизинговое имущество в субаренду и передавать свои права по до­говору лизинга другому лицу (перенаем), но и предоставлять указанное имущество в безвозмездное пользование, а также отдавать арендные права, вытекающие из договора лизинга, в залог или вносить их в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ либо паевого взноса в производственный кооператив.

Федеральный закон «О лизинге» (ст. 14) включает в себя нормы, рег­ламентирующие порядок использования объекта лизинга в качестве залога, нормы довольно странные по своему содержанию. Так, согласно одной из этих норм «лизингополучатель может передать в залог предмет лизинга только с разрешения лизингодателя в письменной форме. Залог должен быть оформлен отдельным договором между лизингополучателем и его кредитором» (п. 1 ст. 14). Больше всего в этой норме удивляет то, что ли­зингополучатель наделяется правом передать в залог (с согласия лизинге-

дателя, разумеется) не свои арендные права, как это предусмотрено ГК, а непосредственно лизинговое имущество. Ведь в случае реализации креди­тором лизингополучателя (залогодержателем) своего залогового права, т.е. обращения взыскания на заложенное имущество, право собственности на это имущество перейдет к лицу, которое будет признано его приобретате­лем по результатам открытых торгов, а лизингодатель утратит право собст­венности на переданное в лизинг имущество.

Еще более удивительным представляется положение о порядке передачи имущества в залог другим участником лизингового договора - лизингодате­лем. А именно: «Лизингодатель может использовать свои права в отношении предмета лизинга в качестве залога третьему лицу, как участнику лизинговой сделки, так и неучастнику лизинговой сделки. При зтмриск изъятия залога в пользу третьего лица рассматривается как бесспорное нарушение условий договора лизинга со стороны лизингодателя» (п. 2 ст. 14) (?!).

Лизингодатель на период действия договора лизинга остается собст­венником лизингового имущества и поэтому может передать в залог имен­но лизинговое имущество (как вещь), а не права в отношении этого иму­щества. Кроме того, передача имущества в залог непременно означает воз­можность обращения на него взыскания кредитором-залогодержателем, но при этом никакого «риска изъятия» этого имущества у лизингополучателя нет, поскольку при лизинге передается в залог имущество, обремененное правами лизингополучателя, а в соответствии с п. 1 ст. 617 ГК переход пра­ва собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу (что и произойдет в нашем случае при обращении взыскания на заложенное ли­зинговое имущество) не является основанием для изменения или расторже­ния договора аренды. Иными словами, в случае обращения взыскания на объект лизинга в порядке реализации залогового права на месте лизингода­теля в договоре лизинга (который, конечно же, сохранит свое действие) окажется новое лицо, купившее лизинговое имущество. И потом, как мож­но, не ограничивая права лизингодателя, как собственника лизингового имущества, по распоряжению этим имуществом путем его передачи в за­лог, а, напротив, подтверждая указанные права, объявлять передачу лизин­годателем соответствующего имущества в залог «бесспорным нарушением» условий договора лизинга, что должно повлечь за собой применение ответ­ственности?

Следующая, из числа основных, обязанность лизингополучателя -своевременно выплачивать лизингодателю арендную плату— лизинговые платежи. ГК (§ 6 гл. 34), как и в предыдущем случае, не содержит каких-либо специальных правил о размере арендной платы (общей суммы) и кон­кретных лизинговых платежей, порядке, условиях и сроках их внесения,

полагаясь на то, что, если такие условия не включены сторонами в договор лизинга, они будут урегулированы общими положениями об аренде, ка­сающимися арендной платы (ст. 614 ГК).

Однако такие специальные правила как в отношении размера общей суммы лизинговых платежей, так и принципов его определения были вклю­чены в Федеральный закон «О лизинге» (ст. 27-30). Указанный Закон исхо­дит из того, что лизинг по своему экономическому содержанию относится к прямым инвестициям, поэтому общая сумма лизинговых платежей должна определяться с расчетом на то, чтобы лизингодатель мог полностью воз­местить свои инвестиционные затраты и плюс к этому получить определен­ное вознаграждение.

Под инвестиционными затратами (издержками) в Федеральном законе понимаются расходы и затраты (издержки) лизингодателя, связанные с приобретением и использованием предмета лизинга лизингополучателем, в том числе: стоимость предмета лизинга; налог на имущество; расходы на транспортировку и установку, включая монтаж и шефмонтаж, если иное не предусмотрено договором лизинга; расходы на обучение персонала лизин­гополучателя работе, связанной с предметом лизинга, если иное не преду­смотрено договором лизинга; расходы на таможенное оформление и оплату таможенных сборов, тарифов и пошлин, связанных с предметом лизинга; расходы на хранение предмета лизинга до момента ввода его в эксплуата­цию, если иное не предусмотрено договором лизинга; расходы на охрану предмета лизинга во время транспортировки и его страхование, если иное не предусмотрено договором лизинга; страхование от всех видов риска, если иное не предусмотрено договором лизинга; расходы на выплату про­центов за пользование привлеченными средствами и отсрочки платежей, предоставленные продавцом (поставщиком); плата за предоставление ли­зингодателю гарантий и поручительств, подтверждение расчетно-платеж­ных документов третьими лицами в связи с предметом лизинга; расходы на содержание и обслуживание предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга; расходы на регистрацию предмета лизинга, а также расходы, связанные с приобретением и передачей предмета лизинга; расхо­ды на создание резервов в целях капитального ремонта предмета лизинга; комиссионный сбор торгового агента; расходы на передачу предмета ли­зинга; расходы на оказание возникающих в ходе реализации комплексного лизинга дополнительных услуг; иные расходы, без осуществления которых невозможно нормальное использование предмета лизинга.

Под вознаграждением лизингодателя в Федеральном законе «О лизин­ге» понимается денежная сумма, предусмотренная договором лизинга сверх возмещения инвестиционных затрат (издержек), которая подлежит выплате

лизингодателю в составе лизинговых платежей. Вознаграждение должно включать в себя оплату услуг лизингодателя, а также определенный про­цент за использование лизингополучателем средств лизингодателя (ст. 30).

Названные положения не похожи на нормы права, а скорее напомина­ют методику расчета общей суммы лизинга и конкретных лизинговых пла­тежей, своего рода «шпаргалку», которая может быть использована лизин­годателем при составлении проекта договора лизинга. Возможно, это имеет какое-то экономическое значение, в особенности для начинающих лизинго­вых компаний. Но и в этом случае курс «ликбеза» для новых участников лизингового бизнеса вовсе не обязательно оформлять в виде норм феде­рального закона.

С юридической же точки зрения важно подчеркнуть, что как общая сумма лизингового договора, так и конкретный размер лизинговых плате­жей, а также способ их выплаты и их периодичность определяются в дого­воре лизинга по соглашению сторон. Если лизингодатель и лизингополуча­тель договорились о расчетах по лизинговым платежам в натуральной фор­ме, т.е. продукцией, производимой с помощью объекта лизинга, цена на такую продукцию также определяется по соглашению сторон. Таким обра­зом, договор лизинга не относится к числу договоров, по которым приме­няются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регу­лируемые уполномоченными на то государственными органами, поэтому в этой части действует принцип свободы договора.

Имеет смысл отметить также некоторые положения Федерального за­кона «О лизинге», которые имеют немалое практическое значение во взаи­моотношениях между участниками лизингового договора и налоговыми органами. Во-первых, лизинговые платежи должны относиться лизингопо­лучателем на себестоимость продукции (работ, услуг), производимой с ис­пользованием объекта лизинга, или на расходы, связанные с основной дея­тельностью (п. 6 ст. 28). Следовательно, указанные суммы не включаются в налогооблагаемую базу лизингополучателя для начисления налога на при­быль. Во-вторых, стороны договора лизинга имеют право по взаимному соглашению применять ускоренную амортизацию предмета лизинга. Амор­тизационные отчисления производит балансодержатель предмета лизинга. При применении ускоренной амортизации используется равномерный (ли­нейный) метод ее начисления, при котором утвержденная в установленном порядке норма амортизационных отчислений увеличивается на коэффици­ент ускорения в размере не выше 3 (ст. 31). В-третьих, доходом лизингода­теля по договору лизинга является его вознаграждение, а прибылью - раз­ница между доходами лизингодателя и его расходами на осуществление основной деятельности лизингодателя (ст. 32).









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.