Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ГЛАВА XXI. ВИДЫ ДОГОВОРА РЕНТЫ





ДОГОВОР ПОСТОЯННОЙ РЕНТЫ

Уже самое различие в названии обоих видов ренты - «постоянная» и «пожизненная» дает возможность предопределить специфику установ­ленного для каждого из них правового режима.

Прежде всего это относится к субъектному составу договора. Указа­ние на «постоянный» характер ренты позволяет допустить участие в до­говоре на стороне получателей ренты не только граждан. Постоянная рента - единственный вид ренты, в которой получателем может быть юридическое лицо, а сама рента - использована для покрытия особых потребностей получателя, не являющихся личными, бытовыми.

При всем этом постоянная рента как разновидность ренты сохраняет основные черты последней - ее некоммерческий характер. Поскольку, это уже отмечалось ранее, рента не является прибылью, которая как таковая имманентна предпринимательской деятельности (см. п. 1 ст. 2 ГК), она, по справедливому замечанию С.А. Хохлова, «не должна превращать ком­мерческую организацию - получателя постоянной ренты в рантье»1' этой причине на стороне получателей такой ренты вправе выступать именно некоммерческие организации. Кроме того, возможность участия их в названной роли зависит от того, нет ли здесь противоречия, помимо закона, их правоспособности. Последнее ограничение связано с тем, что правоспособность некоммерческих организаций — специальная, а это оз­начает возможность иметь такие гражданские права и нести такие обя­занности, которые соответствуют целям деятельности, предусмотренным в их учредительных документах (п. 1 ст. 49 ГК). При этом основопола­гающее значение имеют цели деятельности некоммерческих организаций

как таковых в силу ст. 2 Федерального закона «О некоммерческих орга-2, а равно и специальные цели, определенные тем же Законом низациях»



для каждого из выделенных в нем видов организаций.

Пункт 1 ст. 589 ГК, закрепивший соответствующее положение, тем самым заранее исключил, например, возможность получения ренты уч­реждением, созданным собственником для осуществления управленче­ской деятельности. И напротив, нет препятствий для того, чтобы получа-

1 Хохлов С.А. Указ. соч. С. 320. 2СЗРФ. 1996. №3. Ст. 145.

телем постоянной ренты оказалось такое учреждение, как больница или иная социально-культурная организация.

По этой же причине допускается, если иное не предусмотрено законом или договором, переход к другому лицу принадлежащих получателю прав на получение постоянной ренты. ГК (п. 2 ст. 589) называет в качестве осно­ваний для такого перехода прежде всего обычную уступку требования, а также либо наследование — для граждан, либо правопреемство при реорга­низации - для юридических лиц. Все эти ситуации объединяет отсутствие необходимости получать согласие кредитора-плательщика на переход прав. Единственным ограничением для перехода соответствующих прав служит то, что и на цессионария распространяются правила, которые определяют, кто может стать получателем ренты. По указанной причине не вправе быть цессионарием в подобном случае, в частности, коммерческая организация.

Особое регулирование круга возможных плательщиков постоянной ренты в ГК отсутствует. Это означает, что какие-либо ограничения в субъ­ектном составе могут появляться лишь постольку, поскольку такое участие в договоре в конкретном случае не укладывается в рамки существующей у потенциального плательщика ренты правоспособности (имеется в виду юридическое лицо со специальной правоспособностью).

Постоянная рента всегда выражается в деньгах. При этом существует презумпция в пользу того, что и выплачиваться такая рента должна подоб­ным образом. И только в случаях, предусмотренных договором, допускает­ся выплата ренты натурой, к тому же в любой форме: предоставления ве­щей, выполнения работ или оказания услуг. Однако при этом действует правило, по которому стоимость натуральной выплаты должна быть экви­валентна указанной в договоре денежной сумме ренты (ст. 590 ГК).

Хотя постоянная рента и не носит коммерческого характера, некото­рые особенности, характерные для коммерческих отношений, оказывают­ся присущими и данному договору.

Прежде всего это выражается в том, что законодатель равно относится к обоим контрагентам, не считая по указанной причине получателя подоб­ной ренты более слабой, нуждающейся тем самым в особой защите сторо­ной. Отмеченная тенденция проявляется, в частности, при решении вопро­сов об индексации выплачиваемой ренты. Денежный размер последней увеличивается пропорционально росту установленного законом минималь­ного размера оплаты труда. Однако важно отметить, что включено такое правило в ГК применительно к постоянной ренте лишь в виде нормы дис-позитивной и таким образом сторонам предоставляется возможность рас­ширить либо сузить пределы индексации или вообще отказаться от нее (п. 2 ст. 590 ГК).

Другой пример, связанный с той же тенденцией, относится к реше­нию вопроса о риске случайной гибели или случайного повреждения имущества, переданного под выплату ренты. Несмотря на то что собст­венником этого имущества признается плательщик ренты и, следователь­но, по общим правилам (в частности, имеется в виду ст. 211 ГК) риск, о котором идет речь, предполагается лежащим на плательщике как на соб­ственнике, при постоянной ренте риск перелагается в значительной мере на получателя. Имеется в виду, что при случайной гибели или случайном повреждении имущества, полученного за плату под выплату ренты, пла­тельщик может потребовать соответственно прекращения обязательства по выплате ренты либо изменения условий ее выплаты. Но тот же риск несет плательщик ренты, если он получил имущество безвозмездно.

Особенности постоянной ренты проявляются и в решении вопроса о сроках ее выплаты. Поскольку такая рента не предназначена непосредст­венно для удовлетворения личных (бытовых) потребностей граждан, уста­новлен достаточно длительный срок ее выплаты - ежеквартально (ст. 591 ГК).

Предоставляя каждой из сторон право расторжения договора путем выкупа постоянной ренты, ГК, хотя это и не свойственно в целом данному виду ренты, обеспечивает приоритетную защиту интересов плательщика. Прежде всего это выразилось в том, что последний наделен указанным пра­вом во всех случаях. Защита его интересов в данном отношении идет так далеко, что условие договора, которым плательщик отказывается от выкупа ренты, признается ничтожным. Кодекс (ст. 592) ограничивается лишь уста­новлением определенного порядка осуществления соответствующего права на выкуп плательщиком ренты. Пожелавший ее выкупить должен письмен­но уведомить получателя ренты за три месяца до фактического прекраще­ния выплаты, если только договором не предусмотрен для этого более дли­тельный срок. В виде общего правила обязательство по поводу выплаты ренты прекращается лишь с момента полной выплаты плательщиком вы­купной суммы с тем, однако, что стороны получают возможность преду­смотреть в договоре и иное: например, обусловить прекращение рентного обязательства выплатой определенной части выкупной суммы, имея в виду последующую доплату в определенный срок. Защищая на этот раз интересы получателя ренты, законодатель устанавливает, что плательщик не может осуществлять принадлежащее ему право выкупа ренты при жизни ее полу­чателя либо в течение иного срока, который не превышает 30 лет с момента заключения договора. Однако заслуживает внимания то, что подобная га­рантия получателя ренты предусмотрена нормой, которая является лишь

факультативной (п. 3 ст. 592 ГК). Таким образом, привести эту норму в действие можно, лишь включив соответствующее условие в договор.

В отличие от плательщика получатель ренты вправе осуществить ее выкуп только при наличии обстоятельств, указанных в ст. 593 ГК. К их числу относятся:

а) просрочка выплаты ренты более чем на один год. Стороны, одна­
ко, вправе и в этом случае предусмотреть в договоре иной, более корот­
кий или более длительный срок;

б) нарушение плательщиком при выплате ренты в виде денежной
суммы или иного движимого имущества закрепленного в договоре усло­
вия, которое устанавливает обязанность предоставить обеспечение вы­
платы ренты или страхование в пользу получателя риска своей ответст­
венности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности
выплачивать ренту;

в) признание плательщика неплатежеспособным (такое признание
исходит от самой стороны, а в случае спора определяется судом) либо
возникновение иных обстоятельств, которые очевидно свидетельствуют,
что рента не будет выплачиваться плательщиком в установленные дого­
вором сроки и размере;

г) переданное под выплату ренты недвижимое имущество поступило
в общую собственность или разделено между несколькими лицами (при­
мером может служить внесение полученного плательщиком имущества в
качестве вклада в*простое товарищество, выделение или разделение юри­
дического лица - плательщика ренты и др.).

Приведенный перечень (за исключением указанного в п. «а») преду­смотрен в виде императивных норм и соответственно не может быть ог­раничен договором. В то же время в перечне прямо указаны возможности его расширения договором независимо от того, исходит ли требование о выкупе от плательщика ренты или от ее получателя.

Сторонам предоставляется возможность заранее в самом договоре указать цену выкупа ренты. И только для случая, когда стороны не вос­пользуются этим правом, вступает в действие порядок, предусмотренный Кодексом. С учетом того, было ли передано имущество плательщику за плату или безвозмездно, в ГК приведены два разных варианта. При пер­вом (возмездная передача) для выкупа достаточно уплатить цену, которая соответствует годовой сумме подлежащей выплате ренты. При втором (безвозмездная передача имущества плательщика), с учетом того, что плательщик ренты остается собственником имущества, переданного без­возмездно, условия выкупа ужесточаются. А именно, в выкупную сумму включают помимо годового размера рентных платежей также и цену пе-

реданного имущества, определенную с учетом правил, установленных п. 3 ст. 424 ГК. Следовательно, в этой части оплата должна производить­ся по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы, услуги.

ДОГОВОР ПОЖИЗНЕННОЙ РЕНТЫ

Принципиальная особенность рассматриваемого договора состоит прежде всего в определении периода его действия. Гаковым является время жизни получателя ренты. В роли последнего может выступать как сторона в договоре, передающая имущество, так и любой иной назначен­ный ею гражданин. В последнем случае договор ренты превращается в договор в пользу третьего лица. Это означает, что указанный в договоре выгодоприобретатель вправе потребовать исполнения обязательства сто­роной по выплате ему ренты. Для того, чтобы у третьего лица возникло такое право, оно в соответствии с п. 2 ст. 430 ГК должно сообщить о на­мерении им воспользоваться плательщику ренты, и с момента выражения этого намерения соответствующее право считается возникшим.

В отличие от постоянной ренты, право на которую может быть в принципе отчуждено в общем, установленном ГК порядке - имеется в виду применение правил о переходе прав в порядке их уступки (см. ст. 382-390 ГК) или реорганизации юридического лица (см. ст. 57 и 58 ГК), а также о наследовании, - во всех этих случаях права на получение пожизненной ренты не переходят к другому лицу. Это не исключает того, что пере­дающее имущество под выплату ренты лицо может назначить выплату ренты на период жизни другого указанного им лица (ст. 596 ГК). Однако и в этом случае договор продолжает связывать плательщика ренты с тем, кто заключал с ним договор ренты.

Если назначенное выгодоприобретателем третье лицо к моменту за­ключения договора уже умерло, договор признается ничтожным. Сущ­ность приведенной нормы выражена в правиле: договор пожизненной ренты под страхом недействительности должен быть заключен в пользу лица, которое к моменту совершения сделки находится в живых. Гакая норма (п. 3 ст. 596 ГК) соответствует п. 1 ст. 166 ГК, т.е. сделка призна­ется недействительной по основаниям, установленным Кодексом.

Обязательство выплаты пожизненной ренты в силу указанных и ряда иных особенностей носит, таким образом, личный характер1'

1 Указанные признаки «личного характера» подвида пожизненной ренты - «пожиз­ненного содержания с иждивением» и созданного им «особого» правового режима иногда заводят исследователя слишком далеко. Так, М.В. Гордон «личное» усмат-

Особый порядок действует в случаях, при которых договором преду­смотрена пожизненная рента в пользу нескольких физических лиц. Тогда возникает ситуация, близкая той, что предусмотрена ст. 321 ГК в вариан­те «множественности лиц на стороне кредитора».

При отсутствии иного указания в договоре доли каждого из таких получателей (сокредиторов) предполагаются равными. Смерть кого-либо из них, в случае отсутствия иных условий в договоре, влечет за собой то, что вся подлежавшая уплате плательщиком умершему рента распределя­ется между остальными получателями (сокредиторами). При этом прира­щение долей каждого из них, если другие указания в договоре отсутству­ют, должно быть равным по размеру. Со смертью последнего получателя ренты обязательство ее выплаты прекращается. Оба приведенных поло­жения подтверждают, что при договоре пожизненной ренты сохраняется наследование прав по отношению к плательщику ренты. Такой вывод следует из общих правил о наследовании.

Определяют пожизненную ренту в договоре как сумму, периодиче­ски выплачиваемую получателю ренты в течение его жизни либо жизни назначенного им лица (п. 1 ст. 597 ГК). Одна из особенностей договора пожизненной ренты состоит в том, что исключается помещение в него условия, по которому рента будет выплачиваться в натуре даже с учетом ее денежного выражения.

Пожизненная рента направлена на удовлетворение потребностей граждан, нуждающихся по этой причине в особой защите. Соответствен­но, в частности, императивной нормой установлено, что определенная в договоре в расчете на месяц рента должна быть не менее предусмотрен­ного законом минимального размера оплаты труда (п. 2 ст. 597 ГК). Это означает, что если в договоре указана меньшая по размеру рента, соот­ветствующее его условие будет действовать в редакции: рента равна ми­нимальному размеру оплаты труда. По тем же причинам, по которым ус­тановлено приведенное правило о минимальном размере подлежащей выплате ренты, предусмотрено применение к отношениям сторон ст. 318

ривал в том, что «если отношения сторон развиваются нормально, тот, кто отчуж­дает, становится фактическим членом семьи приобретателя строения» (Гордон М.В. Радянське цившьне право. Харьков, 1966. С. 212). Э.Я. Лаасик же полагал одной из особенностей рассматриваемых отношений то, что соответствующий договор не может быть заключен через представителя (см.: Лаасик Э.Я. Указ. соч. С. 373).

Между тем первая «особенность» вообще выходит за пределы присущих циви­листике правовых категорий. Вторая же, с одной стороны, не основана на законе, а с другой стороны, непременно личное исполнение сделки из характера договора не вытекает, значит, оснований для применений п. 4 ст. 182 ГК нет.

ГК. Из нее вытекает, что увеличение в установленном порядке минималь­ного размера оплаты труда влечет за собой пропорциональный рост ука­занной договором ренты.

В ГК (п. 1 ст. 599) предусмотрено право получателя ренты в случае существенного нарушения плательщиком ренты договора требовать от последнего выкупа ренты либо расторжения договора и возмещения убытков. Выкуп производится на тех же условиях, что и при договоре постоянной ренты. Эти условия дополнены лишь в одной специальной норме: если под выплату пожизненной ренты передано бесплатно любое имущество, как недвижимое (в частности жилой дом или квартира), так и движимое, получатель ренты может при существенном нарушении дого­вора плательщиком ренты потребовать возвратить это имущество. Но при этом расчеты между сторонами должны производится непременно с заче­том стоимости имущества в счет выкупной цены ренты (п. 2 ст. 599 ГК).

Установлены существенно отличные от предусмотренных примени­тельно к постоянной ренте последствия случайной гибели или случайного повреждения имущества, переданного под выплату пожизненной ренты. Если при постоянной ренте плательщик вправе в подобных случаях тре­бовать прекращения договора либо изменения его условий (при передаче имущества за плату), то при пожизненной ренте те же обстоятельства -случайная гибель или случайное повреждение полученного имущества не освобождают плательщика от выплаты ренты, при этом важно подчерк­нуть - выплаты в размере и на условиях, предусмотренных договором. Таким образом, риск в соответствующих случаях падает целиком на пла­тельщика пожизненной ренты.

Поскольку ст. 599 ГК, посвященная расторжению договора пожиз­ненной ренты по требованию получателя, не содержит исчерпывающего перечня оснований расторжения, тем самым отсутствуют, очевидно, пре­пятствия для субсидиарного применения норм об изменении или растор­жении соответствующего договора по основаниям и в порядке, которые указаны в гл. 29 ГК (но лишь при условии, что это не противоречит осо­бенностям соответствующего договора).









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.