Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







СВЕРХДЕТЕРМИНАЦИЯ (ИЛИ МНОЖЕСТВЕННАЯ ДЕТЕРМИНАЦИЯ)





Нем.: Uberdeterminierung (или mehrfache Determinierung). — Франц.: surdetermination (или determination multiple). — Англ.: overdetermination (или multiple determination). — Исп.: superdeterminacion. — Итал.: sovradeterminazione. — Португ.: superdeterminacao (или determinacao multipla).

• Способ, которым различные порождения бессознательного — симптомы, сны и пр. — возводятся к некоторой совокупности де­терминирующих факторов. Термин может употребляться в двух смыс­лах:

а) порождение бессознательного есть результат многих причин, из которых ни одна сама по себе не достаточна;

б) порождения бессознательного содержат в себе разнородные бессознательные элементы, которые могут выстроиться в различные значимые цепочки, обладающие каждая собственной связностью на данном уровне истолкования. Этот второй смысл наиболее упо­требителен.

• Как бы ни отличались друг от друга эти два смысла сверхде­терминации, между ними можно найти связующие звенья.

В "Исследованиях истерии" (Studien uber Hysterie, 1895) они сосуществуют друг с другом. Иногда (1а) истерический симптом оказывается сверхдетерминированным потому, что он обусловлен одновременно и врожденной предрасположенностью, и множест­вом травмирующих событий: одного из этих факторов было бы недостаточно для порождения и сохранения симптома; вот почему катартический метод, никак не затрагивающий врожденную пред­расположенность к истерии, успешно устраняет симптом благодаря воспоминанию и отреагированию травмы. В другом отрывке из той же работы Фрейд склонялся скорее ко второму смыслу понятия: цепочки ассоциаций, связывающих симптом с "патологическим ядром", образуют "совокупности разветвленных, а иногда и схо­дящихся в одной точке линий"(1b).

Сверхдетерминированность ярче всего обнаруживается при изучении сновидений. Фактически, как показывает анализ, "... каждый элемент явного содержания сна сверхдетерминирован, или многократно представлен, скрытыми сновидными мыслями" (2а). Сверхдетерминация — это, по cути, работа сгущения*. Она выражается не только на уровне отдельных элементов сна; сон в целом также может оказаться сверхдетерминированным: "Результаты сгущения могут быть весьма значительными. Подчас оно позволяет соединить в явном [содержании] сна два совершенно различных ряда скрытых мыслей, так что бывают такие, по видимости, удовлетворительные истолкования снов, при которых мы даже не замечаем возможности другого, надстраивающегося над ними, истолкования" (За) (см.: Сверхинтерпретация).



Отметим, однако, что сверхдетерминация вовсе не предполагает бесконечного числа истолкований того или иного сна. Фрейд сравнивал сны с некоторыми архаическими языками, в которых слова или предложения могли иметь различные истолкования (Зb); в этих языках двусмысленность устранялась контекстом, инто­нацией или какими-то дополнительными знаками. В сновидениях устранить неопределенность труднее, однако, различие истолко­ваний доступно научному изучению.

Сверхдетерминация не предполагает независимого или парал­лельного существования различных значений одного и того же феномена. Судя по анализу ассоциаций, различные цепочки зна­чений пересекаются не только в одной, "центральной" точке [point nodal]: в симптомах заметны следы взаимодействия и компромисса различных значений. При изучении истерического симптома Фрейд показал, что "он развивается лишь тогда, когда выполнение двух противоположных желаний, возникающих внутри двух различных психических систем, совмещается в одном выражении" (2b).

Что здесь осталось от нашего первого определения сверхде­терминации? Рассматриваемое нами явление представляет собой итог, результат; сверхдетерминация — это положительное качество, а не просто отсутствие единого, исчерпывающего значения. Ж. Лакан подчеркивал, что сверхдетерминация — это общий признак всех образований бессознательного: "Для Фрейда наличие симптома (невротического или какого-либо иного) в психоаналитической психопатологии необходимо предполагало [...] сверхдетерминацию, обусловленную двойственностью значения: она призвана символизировать и сам давно угасший конфликт, и, кроме того, его роль в нынешнем, не менее символическом конфликте [...]" (4). Это обусловлено тем, что симптом (в широком смысле слова) "структурирован как язык" и, следовательно, основан, по сути, на сколь­жениях и взаимоналожениях смыслов: подобно тому, как слово не может сводиться к сигналу, так симптом не может быть однозначным выражением одного-единственного бессознательного содержания.

(1) Freud (S.). a) Cf. G.W., I, 216; S.E., II, 262 — 263; франц., 211 и 169 — 270. — b) G.W., I, 293—294; S.E.,II, 289; франц., 234.

(2) Freud (S.). Die Traumdeutung, 1900. — a) G.W., II —III, 289; S.E., IV, 283; франц., 212. — b) G.W., II —III, 575; S.E., V, 569; франц., 466.

(3) Freud (S.). Vorlesungen zur Einfuhrung in die Psychoanalyse, 1916 —1917. — a) G.W., XI, 176; S.E., XV, 173; франц., 191. — b) Cf. G.W., XI, 234—239; S.E., XV, 228 —233; франц., 249—254.

(4) Lacan (J.). Fonction et champ de la parole et du langage en psychoanalyse. In: La Psychanalyse, Paris, P.U.F., 1956, I, 114.

СВЕРХИСТОЛКОВАНИЕ

Нем.: Uberdeutung. — Франд.: surinterpretation. — Англ.: over-interpretation. — Исп.: superinterpretacion. — Итал.: sovrinterpretazione. — Португ.: superinterpretacao.

• Термин, использовавшийся Фрейдом применительно к снам: тол­кование, которое надстраивается над первичной интерпретацией, и без того достаточно полной и связной. Сверхистолкование порожда­ется, главным образом, сверхдетерминацией.

• В ряде мест "Толкования сновидений" (Die Traumdeutung, 1900) поставлен вопрос: может ли истолкование сновидений в принципе быть исчерпывающим? "Как я уже говорил, никогда нельзя быть уверенным в полноте истолкования сновидения. Даже если наша трактовка кажется удовлетворительной и исчерпывающей, всегда сохраняется возможность другого толкования сновидения" (1а).

Фрейд говорил о сверхистолковании во всех тех случаях, когда к уже имеющемуся истолкованию (вполне связному и осмыслен­ному) добавляется новое, причем он прибегает к понятию сверхистолкования в весьма различных контекстах.

В основе сверхистолкования лежит взаимоналожение различных слоев значений. Во фрейдовских текстах мы сталкиваемся с различными способами осмысления такой многослойноcти.

Так, можно говорить о сверхистолковании в широком и несколь­ко поверхностном смысле слова: новые ассоциации приводят к расширению материала и оправдывают установление аналитиком новых связей. Сверхистолкование непосредственно связано здесь с расширением материала.

В другом, более строгом, смысле слова сверхинтерпретация связана с проблемой значения: это более "глубокое" истолкование. Фактически интерпретация строится на различных уровнях — от прямых высказываний и поступков субъекта до его бессознательных фантазий.

Возможность и даже необходимость истолкования сновидений определяется механизмами его порождения и прежде всего сгу­щением*: один-единственный образ может быть связан с длинным рядом "бессознательных сцеплений мысли". Далее, следует признать, что один и тот же сон может быть выражением многих желаний. "Сны часто представляются многозначными. В них не только могут соединяться исполнения различных желаний — одно­го за другим: один смысл, исполнение одного желания может наслаиваться на другие, покуда мы не придем к исполнению раннего детского желания" (1b).

Возникает вопрос: не является ли это последнее желание ко­нечной точкой, дальше которой идти невозможно, или, иначе, пределом истолкования? По-видимому, именно ее Фрейд называет "сердцевиной сновидения"; "Даже в прекрасно истолкованных сновидениях неизбежно приходится оставить что-то в тени, поскольку в ходе истолкования мы замечаем, что в какой-то детали сосредоточен целый клубок сновидных мыслей, которые не поддаются распутыванию и не вносят ничего нового в содержание сновидения. Это и есть сердцевина сновидения — то место, вкотором оно соприкасается с неведомым. Сновидные мысли, раскрываемые в ходе истолкования, неизбежно остаются оборванными, разветвляясь в сложных хитросплетениях нашего душевного мира. В точке наиболее плотного пересечения этих нитей возникает сновидное желание — словно гриб на грибнице" (1с).

 

(1) Freud (S.). a) G.W, II — III, 285; S.E, IV, 279; франц., 208; — b) G.W, II — III, 224; S.E., IV, 214; франц., 166; — c) G.W., II — III, 530; S.E., V, 525; франц., 433.

СВЕРХНАГРУЗКА

Нем.: Uberbesetzung. — Франц.: surinvestissement. — Англ.: hypercathexis. — Исп.: sobrecarga. — Итал.: superinvestimento. — Португ.: sobrecarga или superinvestimento.

• Дополнительная нагрузка уже нагруженного представления, восприятия и пр. В рамках фрейдовской теории сознания это понятие относится прежде всего к процессам, связанным с вниманием.

• "Экономический" термин "сверхнагрузка" не уточняет ни объекта, ни источника той дополнительной нагрузки*, о которой идет речь. Можно, например, говорить о сверхнагрузке бессознательного представления, если на него направлен новый заряд энергии влечений; Фрейд называет сверхнагрузкой также нарциссический перенос либидо с его прежнего места на Я, столь характерный для шизофрении.

В любом случае понятие "сверхнагрузка" чаще всего вводится и используется для придания экономической основы "особой психической функции" (1), а именно, вниманию, теорию которого Фрейд разрабатывает прежде всего в "Наброске научной психологии" (Entwurf einer Psychologie, 1895). В этом тексте он излагает "биологическое правило", которому подчинено Я при сосредоточенном внимании, следующим образом: "Как только реальность обнаруживает себя, нагрузка присутствующего в данный момент восприятия непременно должна превратиться в сверхнагрузку" (2) (см.: Сознание).

Кроме того, Фрейд называл сверхнагрузкой подготовку к опасности, позволяющую избежать травмы или ослабить ее воздействие: "Для исхода большинства травм важнее всего различие между психическими системами, не подготовленными и подготовленными к этому сверхнагрузкой" (3).

(1) Freud (S.). Die Traumdeutung, 1900. G.W., II — III, 599; S. E., V, 593; франц., 485.

(2) Freud (S.). Нем., 451; англ., 429; франц., 382.

(3) Freud (S.). Jenseits des Lustprinzips, 1920. G.W., XIII, 32; S.E., XVIII, 31; франц., 35.

СВЕРХ-Я

Нем.: Uber-Ich. — Франц.: surmoi (или sur-moi). — Англ.: super-ego. — Исп.: superyo. — Итал.: super-io. — Португ.: superego.

• Одна из инстанций личности во второй фрейдовской теории психического аппарата: по отношению к Я Сверх-Я играет роль судьи или цензора. Сверх-Я, по Фрейду, ответственно за нравственное сознание, самонаблюдение и формирование идеалов.

Обычно Сверх-Ятрактуют как наследника Эдипова комплекса; оно образуется в результате интериоризации родительских требо­ваний и запретов.

Некоторые психоаналитики относят формирование Сверх-Я к ранним доэдиповским стадиям (М. Кляйн) или по крайней мере ищут предшественников Сверх-Я в очень ранних психических механизмах и формах поведения (например, Гловер, Шпитц).

• Термин Сверх-Я был введен Фрейдом в "Я и Оно" (Das Ich und das Es, 1923) (а). Обозначаемая им критическая функция пред­ставляет инстанцию, которая обособилась от Я, но, по-видимому, властвует над ним, судя по состоянию патологической скорби и меланхолии, когда субъект становится объектом критики и упреков: "Мы видим, как одна часть Я противополагается другой, подвергая ее критике и превращая в объект" (1).

Понятие Сверх-Я относится ко второй фрейдовской топике. Однако еще до ее вычленения психоаналитическая клиника и теория уже признавали (например, в понятии цензуры* сновидения) особую роль в психическом конфликте той инстанции, которая запрещает осознание желаний. Более того, Фрейд изначально признавал (и это отличает его концепцию от традиционных пред­ставлений о нравственном сознании), что эта цензура может дей­ствовать бессознательно. Он отмечал также, что при неврозе навязчивых состояний самоупреки не всегда осознанны: "Субъект, страдающий от принуждений и запретов, ведет себя так, словно он испытывает чувство вины, которое можно назвать безотчетным или неосознанным, несмотря на очевидное противоречие в терминах" (2).

Однако именно изучение бреда преследования, меланхолии и патологической скорби привело Фрейда к вычленению в личности одной части Я, направленной против другой — Сверх-Я, играющего для субъекта роль образца и судьи. Впервые Фрейд выявил эту инстанцию в 1914 —1915 г., обнаружив в ней две подструктуры: собственно Идеал-Я и критическую инстанцию (см.: Идеал-Я).

Понятие Сверх-Я в широком и общем смысле слова (ср. "Я и Оно" где, напомним, этот термин используется впервые) обозначает и запрет, и идеал. При сохранении Идеал-Я в виде отдельной подструктуры Сверх-Я становится воплощением одновременно и закона, и запрета на его нарушение.

*

По Фрейду, формирование Сверх-Я связано с угасанием Эдипова комплекса*: отказываясь от исполнения запретных желаний, ребе­нок преобразует нагрузку родительских персонажей в (само)отож-дествление с родителями и интериоризует запрет.

При этом Фрейд подчеркивал различие между мальчиком и девочкой: у мальчика комплекс Эдипа неизбежно сталкивается с угрозой кастрации, вследствие чего возникает "строгое Сверх-Я"(За). У девочки, напротив, "...комплекс кастрации не только не устраняет Эдипова комплекса, но напротив, подготавливает его появление [...]. Эдипов комплекс у девочки сохраняется надолго и затем устраняется, хотя и не полностью. При таких условиях страдает процесс образования Сверх-Я: оно не достигает той мощи и той независимости, которых требует его роль в культуре" (Зb).

Таким образом, именно отказ от любовных и враждебных эдиповских желаний лежит в основе формирования Сверх-Я, которое, по Фрейду, впоследствии обогащается также социальными и культурными требованиями (образование, религия, мораль). Впро­чем, еще и до формирования Сверх-Я в традиционном смысле слова уже возникают либо ранние формы Сверх-Я, либо непосредственно приводящие к нему стадии. Так, ряд авторов считают, что интериоризация запретов происходит гораздо раньше угасания Эдипова комплекса: в частности, раньше усваиваются некоторые педагогические требования и среди них, как отметил Ференци в 1925г., определенные требования к работе сфинктера [Zur Psychoanalyse von Sexualgewohnheiten]. Для последователей М. Кляйн Сверх-Я существует уже на оральной стадии: оно складывается в результате интроекции "хороших" и "плохих" объектов, причем жестокость его объясняется детским садизмом, наиболее сильно развитым именно в этот период (4). Другие авторы, не признающие доэдипова Сверх-Я, тем не менее показывают, что формирование Сверх-Я начинается очень рано. Р. Шпитц, например, вычленял три главные предпосылки этого процесса: навязанные извне физические действия, овладение жестикуляцией через (само)отождествление с другими людьми и, что всего важнее, идентификация с агрессором (5).

*

Довольно трудно определить, какую роль играют в образовании Сверх-Я Идеал-Я*, Я идеальное* и просто Я*.

"Установление Сверх-Я может рассматриваться как случай ус­пешного (само)отождествления с родительской инстанцией",— пишет Фрейд в "Новых лекциях по введению в психоанализ" (Neue Folge der Vorlesungen zur Einfuhrung in die Psychoanalyse, 1932) (3c). Выражение "родительская инстанция" означает, что механизм обра­зования Сверх-Я не следует понимать как (само)отождествление с конкретными лицами. Вот одно из разъяснений этой мысли: Сверх-Я ребенка складывается не по образу родителей, но по образу Сверх-Я родителей: оно наполнено теми содержаниями, традициями и ценностными суждениями, которые передаются из поколения в поколение (3d).

Чаще всего антропоморфизм второй фрейдовской топики под­вергался критике именно в связи со Сверх-Я. Однако Д. Лагаш, напротив, считал заслугой психоанализа выделение роли антропо­морфизма в возникновении и функционировании психики с ее "анимистическими вкраплениями" (6). Клинический опыт психоанализа показывает, что Сверх-Я действует в "реалистической манере" и как независимая инстанция (“плохой” внутренний объект, "грубый голос" (б) и т.д.). Вслед за Фрейдом ряд авторов подчеркивали, что Сверх-Я весьма далеко отстоит от действительных запретов и наставлений родителей и воспитателей, так что "строгое" Сверх-Я может даже противоречить их установкам.

а) Французский термин для Сверх-Я — surmoi или sur-moi. Иногда, особенно в многочисленных работах Р. Лафоргапо этому вопросу, встречается и термин Superego.

б) По Фрейду, Сверх-Я включает в себя главным образом словесные представления, а его содержание определяется звуковыми восприятиями, наставлениями, чтением и пр. (7).

(1) Freud (S.). Trauer und Melancholie, 1917. G.W., X, 433; S.E., XIV, 247; франц. 199.

(2) Freud (S.). Zwangshandlungen und Religionsubungen, 1907. G.W., VII, 135; S.E., IX, 123; франц., 172 — 173.

(3) Freud (S.). Neue Folge der Vorlesungen zur Einfuhrung in die Psychoanalyse, 1932. — a) G.W., XV, 138; S.E., XXII [ошибка в оригинале], 129; франц., 177. — b) G.W., XV, 138; S.E., XXII, 129; франц., 177. — с) Cf. G.W., XV, 70; S.E., XXII, 63 — 64; франц., 90. — d) G.W., XV, 73; S,E, XXII, 67; франц., 94—95.

(4) Cf. Klein (M.). The Early development of Conscience in the Child, 1933.In: Contributions. Passim.

(5) Cf. Spitz (R.). On the genesis of superego components. In: Psa. Study of the Child, 1958, XIII, 375-404.

(6) Cf. Lagache (D.). La psychanalyse et la structure de la personnalite.In: LaPsychanalyse, Paris, P.U.F, 1961, vol. VI, 12 —13.

(7) Cf. Freud (S.). Das Ich und das Es, 1923, G.W., XIII, 282; S.E., XIX, 52—53; франц., 210-211.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.