Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Последствия выявления злоупотреблений





С ростом информированности общества о разных формах жестокого обращения с детьми усиливается стремле­ние специалистов вмешаться в этот процесс. Сравнительно не­давно разработанная стратегия вмешательства предполагает включение новых значимых переживаний в привычное русло жизни жертв жестокого обращения. Это существенным обра­зом меняет эмоциональное состояние таких детей и оказывает сильное влияние на терапевтический процесс. Основной це­лью вмешательства является обеспечение защиты детей и пре­кращение жестокого обращения с ними. Не всегда удается сде­лать это наиболее щадящим способом. К сожалению, дети не всегда с готовностью принимают помощь. Для прекращения жестокого обращения необходимо внести в жизнь ребенка оп­ределенные изменения, в том числе заставить виновного взять на себя ответственность за жестокое обращение, обеспечить присутствие и поддержку взрослых, способных защитить ре­бенка, а также постепенно устранять факторы, приведшие к жестокому обращению и поддерживающие такое взаимодей­ствие. В результате ребенка часто разлучают со значимыми людьми, что вызывает у него глубокое чувство утраты. В ситу­ации жестокого обращения адаптивной эмоциональной реак­цией может считаться признание ребенком своей вины и от­ветственности за происходящее, что позволяет ему ощущать себя до некоторой степени хозяином положения (Conte, 1985). Напротив, проведение мероприятий по защите ребенка часто вызывает у него чувство обиды и разочарования, поскольку он никак не может повлиять на этот процесс. Безусловно, де­тям недостает жизненного опыта для всесторонней оценки ситуации, а их безотчетная вера в бескорыстие и доброжела-




тельность взрослых часто трансформируется в недоверие к «спасителям», которое может распространиться и на психоте­рапевта.

Статус ребенка: чувства и повеление

Действие разнообразных факторов, включая кон­ституциональные особенности ребенка, обусловливает слож­ность оценки его состояния. Таким образом, важна любая ин­формация о противоречивых эмоциях и переживаниях, которые испытывает и к которым старается приспособиться ребенок. Сле­дует учитывать, что в основе этих переживаний лежит свойст­венное детям стремление понять происходящее и сохранить некоторый контроль над собственной жизнью, одновременно поддерживая связи со значимым окружением, от которого за­висит эмоциональное благополучие, а иногда и физическое выживание ребенка. По этим соображениям, как манифест­ные, так и бессознательные чувства детей, подвергшихся жес­токому обращению, могут не соответствовать ожиданиям взрос­лых. Гнев и протест поначалу могут отсутствовать, взамен на­блюдается покорность и оцепенелая созерцательность («frozen watchfulness») (Crittenden & DiLalla, 1988). Практически все­гда сохраняется лояльность биологическим родителям и иден­тификация с ними, что иногда кажется необъяснимым. Ребе­нок (как и взрослый) склонен связывать собственную иден­тичность и биологическое выживание со своими родителями, как бы плохо и даже жестоко они с ним ни обращались. Дети, ставшие жертвами жестокого обращения, часто выстраивают и поддерживают собственные, детально продуманные объяс­нения и представления о характере и причинах пережитого. Так, иногда они считают, что физическое насилие является заслуженным наказанием, а инцест служит выражением нор­мальных отношений между дочерью и отцом. Отсутствие ро­дительской заботы и нежелание матери защитить своего ре­бенка от жестокого обращения объясняются ее потребностью выжить самой. Несмотря на то что жестокое обращение часто сопряжено для ребенка с болью и страхом, возникающее у него чувство вины помогает переносить страдания.


Таким образом, личная ответственность за происходящее позволяет ребенку сохранить душевное равновесие. Часто ро­дители или другие лица, осуществляющие уход за ребенком, считают свое жестокое с ним обращение естественным след­ствием его непослушания. Другой формой адаптации к дли­тельно существующему жестокому обращению является со­знательное отрицание ребенком негативного характера своих переживаний. Это встречает поддержку со стороны виновно­го в жестоком обращении, а иногда и лиц, осуществляющих уход за ребенком. Такая ситуация, особенно характерная для сексуального насилия, получила название «Синдром аккомо­дации к сексуальному насилию над ребенком» («Child Sexual Abuse Accommodation Syndrome» Summit, 1983). Сами дети не разделяют позиции сторонних наблюдателей, склонных счи­тать их жертвами, служащими для удовлетворения эмоцио­нальных потребностей и выражения бессознательных проек­ций лица, виновного в жестоком обращении. Подобная точка зрения подразумевает, что сам по себе ребенок — существо ма­лоценное, нежеланное, нелюбимое, более того, изначально по­рочное. Такое отношение содержит элемент отрицания права ребенка на существование и, как следствие, встречает с его сто­роны противодействие. Дети, ставшие жертвами жестокого об­ращения, иногда пытаются обрести контроль над собственной жизнью, своим нарочито плохим поведением вызывая нега­тивную реакцию окружающих.

Многообразие неспецифических расстройств поведения и трудностей обучения гораздо легче понять, учитывая разное отношение самого ребенка и окружающих его людей к ситуа­ции жестокого обращения. Следствием поведенческих про­блем является низкая самооценка, столь характерная для боль­шинства детей-жертв жестокого обращения.

На начальном этапе психотерапии следует уделять особое внимание оценке эмоционального состояния, поведения и по­зиции ребенка. Вопрос о необходимости адаптации психоте­рапевтических методов к работе с детьми-жертвами жестокого обращения остается открытым. Клинический опыт свидетель­ствует, что главным является не то, как проводится терапия, а какие проблемы она затрагивает. Содержание и особенности


проведения терапии в значительной мере определяются самим фактом жестокого обращения и характером реабилитацион­ных мероприятий в отношении конкретного ребенка.

Пели психотерапии

Терапию можно рассматривать как процесс, направ­ленный на постепенное избавление ребенка от тех способов психологической защиты (Mrazek & Mrazek, 1987), которые в свете нового для него опыта безопасных и доверительных от­ношений стали ненужными и неадаптивными. Склонность к отрицанию боли или дискомфорта, связанных с жестоким обра­щением, а также потребность хранить тайну препятствуют сво­бодному обсуждению этой важной для ребенка темы. В про­цессе психотерапии ребенок получает возможность поделить­ся своими прошлыми переживаниями в приемлемой для себя форме. Рассказывая о своих переживаниях, ребенок оставля­ет травму в прошлом и обретает контроль над собственными воспоминаниями. Постепенно удается преодолеть основанную на чувствах вины, стыда или страха изоляцию, в которой час­то оказываются жертвы жестокого обращения.

Следующей целью психотерапии является постепенное раз­витие у ребенка нового представления о себе. Исследование страхов ребенка и его отношения к случившемуся можно соче­тать с разъяснением роли и ответственности взрослого, винов­ного в жестоком обращении. Психотерапевт не ставит перед собой задачи отрицать или преуменьшать гнев ребенка или его любовь к виновному в жестоком обращении, при сохранении значимых отношений между ними. В обстановке безопасности и заботы ребенок со временем откажется от собственной ответ­ственности за жестокое обращение или поверит в возможность быть откровенным. Эта новая позиция ребенка, однако, сопря­жена с ощущением беспомощности и, в известной мере, способ­ствует сохранению чувства вины. Тем не менее, анализ в про­цессе психотерапии чувств и поведения ребенка позволит ему в будущем налаживать взаимодействие с другими людьми, не ожидая от них жестокого или пренебрежительного отношения.

Профилактическая функция психотерапии проявляется в исследовании причин предрасположенности ребенка к жесто-


кому обращению, что помогает предотвратить повторение слу­чившегося.

Подходы к психотерапии

Психотерапия проводится в форме игры и беседы в широком смысле слова. При этом используются индивидуаль­ный, групповой или семейный форматы. Терапевтический про­цесс требует координации усилий многих специалистов, с од­новременным использованием разных подходов. Например, групповая или индивидуальная терапия может быть дополне­на работой с семьей ребенка, в то же время индивидуальная терапия редко сочетается с групповой. Терапевтический про­цесс можно выстроить по-разному. Активная исследовательс­кая работа с элементами просвещения может продолжиться в виде ролевой игры, рисования, с использованием игрушек и другого материала, включая куклы, изготовленные с учетом анатомических особенностей человека. Кроме того, в случае необходимости можно писать воображаемые письма для вы­ражения чувств к человеку, с которым ребенок почему-либо не может общаться непосредственно. Любую терапевтическую работу с детьми следует тщательно планировать с учетом об­стоятельств текущей жизни ребенка, его взаимодействия с окру­жающими и, особенно, с учетом потребности ребенка в уходе со стороны взрослых. Сама по себе психотерапия не может за­менить уход за ребенком и отличается от чисто дружеских от­ношений, хотя и включает в себя элементы того и другого.

Индивидуальная психотерапия

Иногда считают, что термин «психотерапия» приме­нительно к индивидуальной работе с детьми обозначает специ­фический психодинамически ориентированный метод. В дей­ствительности, помощь такого рода может быть предоставле­на незначительному числу детей, прежде всего из-за нехватки хорошо подготовленных детских психотерапевтов. Кроме того, далеко не всем детям целесообразно оказывать столь интен­сивную помощь. Многие из тех, кто имеет показания для та­кого вмешательства, живут в неблагополучных семьях и не могут получить от своих родителей или других лиц должной


поддержки в процессе длительной и временами болезненной психотерапии. Как ни парадоксально, но именно эти дети, в силу нестабильности и неопределенности своего положения, больше других нуждаются в интенсивной терапии (Dyke, 1987). В случае необходимости проведения интенсивной психотера­пии ребенку прежде всего следует обеспечить стабильные ус­ловия существования, поместив его в терапевтическую ком­муну или временно отдав в другую семью, чтобы новое окру­жение поддерживало ребенка в ходе психотерапии. В таких случаях терапевтический процесс основан на особом взаимо­действии между ребенком и терапевтом, в рамках которого ре­бенок чувствует себя в достаточной безопасности, чтобы по­средством игры и фантазии встретиться лицом к лицу со своей проблемой и выразить свои самые мучительные, бессознатель­ные чувства. Благодаря специальной подготовке психотера­певт придает особый смысл деятельности ребенка в процессе терапии (Boston & Szur, 1983).

Существует несколько показаний к специализированной индивидуальной психотерапии. Например, если нанесенная ребенку психоэмоциональная травма настолько выражена, что негативно отражается на общем функционировании, развитии познавательных способностей, чувстве самосохранения, а глав­ное, способности устанавливать и поддерживать дружеские отношения. Тогда принято считать, что ребенок «интернали-зовал» повреждающие аспекты своих негативных пережива­ний. Причинами этого может быть особо жестокое обращение, отсутствие поддержки со стороны ближайшего окружения или повышенная конституциональная уязвимость конкретного ре­бенка, а чаще комбинация всех этих факторов.

Использование термина «психотерапия» исключительно для обозначения данной специфической ситуации позволяет сохранить его однозначность. Тем не менее эффективная ин­дивидуальная работа с клиентом не всегда требует квалифи­кации и навыков психоаналитика. Не следует недооценивать важность менее интенсивного по сравнению с психоанализом терапевтического вмешательства. Главное в этой работе — пре­доставить ребенку возможность выговориться, выразить чув­ства к своей семье и человеку, виновному в жестоком обраще-


нии, а также к вмешательству и его последствиям, получить информацию о дальнейших событиях. Большая часть этой ра­боты затрагивает реальные события, а также осознанные, но не высказанные ребенком страхи, тревогу, стыд, душевную боль и гнев. Дети-жертвы жестокого обращения ощущают огром­ное облегчение, когда получают возможность высказаться и быть услышанными без риска подвергнуться критике, особен­но когда речь идет о чувствах, которые могут показаться стран­ными, например, симпатия, чувство утраты или забота о чело­веке, жестоко обращавшемся с ребенком. Часть детей, ставших жертвами сексуального насилия, получают от этого некоторое удовольствие, но стесняются об этом сказать открыто. С раци­ональной точки зрения такие чувства представляются неадек­ватными, однако их не следует отрицать. Напротив, легализа­ция и признание таких чувств другим человеком позволяют ребенку ощутить свою значимость.

, Дети склонны испытывать специфические страхи и беспо­койство, связанные с сексуальным насилием, которому они были подвергнуты. Так, широко распространено опасение, что в результате сексуального насилия причинен вред генитали­ям, что неизбежно скажется на сексуальной и репродуктив­ной функции ребенка. Дети могут бояться заражения СПИДом. Что касается мальчиков, то они беспокоятся о том, что станут гомосексуалистами. Узнав о том, что тревожит ребенка, спе­циалист может обсудить с ним обоснованность таких опасе­ний. Некоторые особенности индивидуальной работы с маль­чиками-жертвами сексуального насилия хорошо описаны в работе Джоунса (Jones, 1986).

Важной стороной индивидуальной работы является предо­ставление ребенку информации и подготовка к предстоящим жизненным переменам. Речь может идти о смене местожитель­ства, разлуке с семьей, изменении статуса некоторых членов семьи и судебном разбирательстве, включая дачу ребенком по­казаний в суде по делу о жестоком обращении. Последнее об­стоятельство заслуживает особого внимания и подготовки. Де­ти высоко ценят островки стабильности на фоне происходящих в их жизни перемен, связанных с вмешательством по поводу жестокого обращения. Стабильное взаимодействие с другими


людьми в глазах ребенка служит свидетельством его собствен­ной значимости.

Групповая психотерапия

Групповой формат психотерапии используется до­вольно широко, особенно когда речь идет о сексуальном наси­лии. Наиболее важной особенностью группового опыта для этих детей является возможность поделиться тайной, практи­чески всегда окутывающей жестокое обращение, а также пре­одоление изоляции, в которой обычно находятся дети. Огром­ное значение имеет знакомство с товарищами по несчастью и возможность убедиться в том, что жертвы сексуального наси­лия продолжают оставаться обычными детьми без каких-либо внешне выраженных признаков стигматизации. В условиях групповой терапии можно продолжить наблюдение, чтобы оце­нить потребности ребенка в дальнейшей психотерапии.

Подобно индивидуальной, групповая терапия может быть более или менее структурированной. Менее структурирован­ная терапия обычно проводится со старшими детьми и под­ростками, уровень развития которых позволяет им эксперимен­тировать со своими чувствами в группе. Младшие дети хорошо откликаются на краткосрочную структурированную группо­вую терапию (Nelki & Walters, 1989). Это особенно важно для снятия с ребенка клейма «жертвы сексуального насилия». Для участия в группе отбираются дети примерно одного возраста, мальчики и девочки отдельно. Эффективность групповых сес­сий с детьми значительно повышается, если параллельно про­водить встречи с родителями или лицами, их заменяющими. В этом случае взрослые чувствуют личную заинтересованность и стараются не пропускать сессий: регулярно приходят сами и приводят детей. В этих взрослых группах затрагиваются те же темы, что и в детских, в частности обсуждаются аспекты нор­мальной сексуальности, а также уделяется внимание праву ребенка не держать в тайне свои отношения с другими людьми.

Несмотря на кажущуюся низкую себестоимость, групповая терапия в действительности — довольно трудоемкое занятие. Детальное планирование и тщательная подготовка, дебрифин-ги и супервизия требуют участия нескольких специалистов.


На этапе планирования определяются продолжительность те­рапии, состав участников группы, решаются вопросы соблю­дения конфиденциальности, оговариваются границы допусти­мого поведения, цели и содержание индивидуальных сессий. Такая работа неотделима от оценки состояния клиентов (Glaser & Frosh, 1988).

Существует ряд тем, которые непременно следует затронуть в группе. Прежде всего необходимо ознакомить участников с лексикой, которая используется для описания анатомических особенностей человека, жестокого обращения и сексуальности; договориться о приемлемом для детей способе описания своих переживаний и проблем в процессе самораскрытия. В обста­новке группы проще проводить половое просвещение детей и вторичную профилактику насилия, в частности разъяснить де­тям, какие взрослые заслуживают доверия и к кому можно об­ратиться за советом.

По некоторым данным, в группах, состоящих из мальчи­ков-жертв сексуального насилия, часто встречаются пробле­мы с дисциплиной, что требует от терапевта особых навыков, в частности, умения установить жесткие границы взаимодей­ствия с группой (Friedrich et al., 1988).

Семейная психотерапия

Это направление работы рассматривается в свете его значения для удовлетворения терапевтических потребностей ребенка. Так, в рамках семейной психотерапии можно рассмат­ривать группы, состоящие из сиблингов. Работа в группе час­то впервые дает возможность сиблингам-жертвам жестокого обращения поделиться друг с другом своими переживаниями. В такой обстановке обычно удается успешно «провентилиро­вать» вопросы, связанные с сиблинговым соперничеством, вра­ждебностью и взаимными обвинениями, а также по-новому взглянуть на ситуацию, в которой оказались дети.

Семейные сессии позволяют детям выразить чувства к ро­дителям и другим членам семьи и обычно проводятся после курса индивидуальной или групповой терапии. Важно обес­печить безусловное принятие экспрессивных проявлений ре-


бенка членами семьи, в противном случае поведение ребенка стало бы поводом для причинения ему эмоционального ущер­ба. В обстановке семейной сессии родители в присутствии де­тей могут взять на себя ответственность за жестокое обраще­ние, а специалисты имеют возможность оценить эмоциональ­ные потребности детей.

Конфликты и проблемы,









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.