Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Медная и золотая металлургия





Первые изделия из меди появляются в Восточной и Центральной Европе после 5500 г. до н.э. В целом ряде поселений были найдены шилья, бусины и прочие мелочи, изготовленные путем нагрева и ков­ки. К V тыс. до н.э. число медных изделий постепенно возрастает. Мед­ные шилья, топоры, резцы, бусины, спирали, браслеты из скрученной проволоки и амулеты в виде статуэток встречаются в культурах хаманд-жия, боян,кукутени и караново.

В начале Утыс. до н.э. разработка медных залежей принимает сис­тематический характер; к середине этого же тысячелетия ее объем зна­чительно возрастает. Примерно тогда же на сцену выходит золото, раз­рабатывается технология плавки и появляются крупные медные инст­рументы. Топоры с проушиной для топорища и топоры-тесаки отливались в открытых формах (рис. 3-81). Это был чистый медный сплав с незначительными вкраплениями олова и мышьяка — естествен­ными примесями, которые характерны для медной руды. Намеренное легирование меди с мышьяком и оловом в это время еще не применя­лось.

В Карпатских, Трансильванских и Родопских горах имелось немало залежей меди. Старейшая из известных нам разработок находится в Рудна-Главе, в 140 км к югу от Белграда, и датируется не позднее 5000 г. до н.э. Между 1968 и 1979 гг. Б.Йованович провел здесь раскопки почти 30 шахт92. Что касается технологии добычи меди, то она была примерно такой же, что и при разработках кремневых залежей, которые начались задолго до эры металла. Добраться до руды можно было, лишь выкопав горизонтальную площадку в том месте склона, где медная жила выхо­дила на поверхность; затем добытчики прорывали узкие вертикальные шахты в самой жиле, порой на глубину до 15-20 м. В основном добыва­ли малахит и лазурит — зеленые и синие карбонаты меди. Главным ин­струментом была кувалда, изготовлявшаяся из крупного куска габбро (зернистый вулканический камень), в котором бурили углубления, что­бы его можно было обвязать ремнем или веревкой и бить с размаха. Как правило подобные кувалды имели 10—25 см в длину и весили от 1 до 4 кг (т.е. до 8—9 фунтов). Оленьи рога, которые находят в шахтах, ско­рее всего использовались в качестве кайла. К.роме того следы огня и остатки емкостей для воды свидетельствуют об использовании техники попеременного нагрева и охлаждения призванной облегчить добычу DVEhi Подогретая пооола трескалась когда ее обливали водой затем рабочие расширяли образовавшиеся щели при помощи инструментов из оленьего рога или деревянных клиньев и извлекали отколовшиеся куски После руду отвозили в ближэйшее из расположенных в б&сссйне Моравы поселение или горOH или лялыне на



Хронологию разработок в Рудна-Главе удалось установить благодаря найденным там трем скоплениям керамики винча. Склад № 3 включал в себя черные лощеные сосуды с орнаментальными спиралевидными каннелюрами и лампу на четырех ножках со стилизованной бараньей головой. У последней горловина украшена тройным шевроном, а кор­пус — меандрами: эти символы обычно ассоциировались с Богиней-пти­цей. Не исключено, что в медный век Богиня была покровительницей металлургических ремесел и горного дела (заметим, что такова одна из многих функций древнегреческой богини Афины). Подобные изделия характерны для конца раннего — начала среднего периода культуры вин­ча. Что касается складов № 1 и № 2, то в них была найдена керамика более позднего типа, восходящая к началу позднего периода культуры винча.


Рис. 3-75.1

tftJ/tti'il/. 1//Г1/1/Ю'*"Н4Я""'""Ф

Wш mlШкё

 

Рис. 3-75.2

m
I

> n ъ »i •¥S» &» v&&w*?&

 

Рис. 3-75.3

(шштттттгштштшй WMimit'iitfMHmtf

 

Рис. 3-75 Большие остродонные гори средний период днепро-донеи культуры, ок. 5000 г. до н.э. ' янка Грини на берегу реки Тя рев, бассейн Припяти.


faraa ///. Зенит европейской цшш,ш шипи: Петра „.,;,;« и Восточная Европа, ,500-3500гг, до н.э



ис. 3-76

 

5 СП® 9

* » 5*5:

 

 

Рис. 3-76

Погребальный инвентарь из Дереивского могильника позднего этапа днепро-донецкой культуры. (1,2) кремневые нако­нечники стрел; (3) кремневый скребок; (4, 6) тонкие пластинки из кабаньего клыка, использовавшиеся для украшения одежды; (5,9) каменные бусины; (7) костяной гарпун; (8) костяная игла для сетей; (Ю) рыбьи зубы; (11-15) перфориро­ванные зубы лося, использовавшиеся для изготовления ожерелий; (16, 17) горшки. 5000-4500 гг. до н.э.; масштаб ок. 1:2.

Рис. 3-77


{Рис. 3-77 Плоско-выпуклые глиняные предметы с символическими знаками и выемкой на внешней стороне; поселения днепро-юнецкой культуры, 5000-4500 гг. до н.э.; масштаб 1:10.



Гимбутас М. Цивилизация Великой Дот



Рис. 3-78

Рис. 3-78Коллективные захоронения в большой прямоугольной яме. Днепро-донецкая культура, могильник Ясиноватка у днеп­ровских порогов, стоит на вы­соком берегу реки. Первая по­ловина V тыс. до н. э.


Рис. 3-79


 


оо о о

.«е„о


Рис. 3-79План и разрез ряда коллектив­ных захоронений. Часть мо­гильника Вильнянка,днепро-донецкая культура, середина У тыс. до н.э.


 


ранние ® средние Q последние

захоронения захоронения захоронения


Ыт Ш. Зенит европейской йиттпщии: :ентральнаяи Восточная явропа, ,500-3500гггдо н.э.



 




Рис. 3-80.3

Наши представления об объе­ме добычи меди претерпели значи­тельное изменение, когда в 1971 г. Е.Н.Черных открыл, а в 1972 г. провел раскопки шахт Ай-Бунара в 8 км от города Стара-Загора (Центральная Болгария)93. Там было найдено 11 шахт общей дли­ной в 500 м, причем некоторые из них имели до 110м в длину и до 20 м в ширину. Такие шахты мог­ли давать не одну тонну медной рулы Разработки на Ай-Бунаре датируются серединой Vтыс до нэ (период караново VI) В шах­тах были обнаружены медные ин-

CTDVMEHTbl включая такИС при-

способпения для горных работ как шооы-тесла и киркомотыги Анализ меди из Ай-Бунара и из юсположенных поблизости мае-тспгкиу захоппнений и хпянигтиш гал что ею снабжалась вся

восточная ЧЭ.СТЬ БОЛКОНСКОГО 13С-

шнаиЮжнаГросс^няаназапа-Г Словакия,иг СевемГВосточ-нм'ВенгриГ ^еВер0"В0СТ°Ч

Когда в Варне был найден мо­гильник с сотнями золотых изде­лий, положенных в могилы в ка­честве погребального инвентаря, то это пробудило интерес к местам добычи золота*1. А.Хартманн про­вел анализ 137 золотых предметов и показал, что примерно полови-на из них имеет примесь платины, вдрутих она полностью отсутству-ет а в 12 изделиях содержится вы-сокий процент меди: это говорит отом, что было известно несколь­ко разных месторождений золото­носной руды95. Однако, где они находились - вопрос спорный, хотя Йованович считает, что в дан-ный период золото имело исКЛ ю-чительно местное происхожде-ние*. В пользу его гипотезы гово­рит тот (Ьакт что рас цвет медной и золотой металлургии происходил одновременно

Важно отметить, что медь и зо­лото использовались для изготов­ления инструментов, орнаментов, украшений и ритуальной утвари, а отнюдь не для производства боево­го оружия.


Рис. 3-80.1

Рис. 3-80.2


Рис. 3-80 Одно из захоронений Мариуполь­ского могильника к северу от Азов­ского моря. (1) Тонкие пластины из кабаньего клыка использовались для украшений одежды и диадем. Коль­цевидные бусы из кости — для оже­релий и поясов. У правого плеча была положена (2) булава с четырь­мя грудями. (3) Статуэтка быка вы­резанная из кабаньего клыка —— из лохгогх! захогюнения того же МОГИЛь­ника, ок. 4500 г. до н.э.

Торговля

Между 5500 и 4500 гг. до н. э. объем торговли ра­ковинами, мрамором и медью постепенно возрастал. Существенную роль в этом по-прежнему играли мор­ские и речные пути сообщения. Мы не знаем, на что выменивали эти весьма ценные материалы, скорее всего, на такие жизненно необходимые товары, как соль и сельскохозяйственные продукты. Добычей



Гимбутас М. Цивилизацяя Великой Бот


 


соли занимались в Южной Польше носители культу­ры лендель97. Кроме того, многие разновидности кремня и минералов представляли собой желанный предмет обмена в радиусе нескольких сотен километ­ров от места их добычи.

Поселения, расположенные по побережью Ад­риатического и Черного морей, были богаты рако­винами, мрамором и медью. В черноморских захо­ронениях культуры хаманджия были найдены оже­релья с бусинами из раковин денталиум и спондилус, браслеты из мраморных бусин и раковин спондилус, мраморные статуэтки и блюда, а также медные бу­сины и наручные браслеты. Отсюда раковины и мра­мор отправлялись по Дунаю в Центральную Европу. Мраморные браслеты попадаются в захоронениях культуры линейно-ленточной керамики (накольча-то-ленточной керамики) Богемии и Центральной Германии.

Подъем добычи золота и меди стал началом но­вого этапа в развитии торгового обмена. Ни с чем не сравнимое богатство меди, золота, мрамора, эгей-ских раковин спондилус и денталиум и сосудов с золотым или графитовым орнаментом из могильни­ка Варны говорит о том, сколь велик в середине V тыс. до н.э. был успех этого города, бывшего пор­том и важным торговым центром. В его захороне­ниях было обнаружено около 3 тысяч золотых изде­лий и более 50 медных инструментов — молотов, плоских топоров резцов, шильев и игл, а кроме того множество бусин, браслетов, колец, круглых выпук-лых пластин с перфорацией, бычьих фигурок, топо­ров из цельного золота с золотыми трубовидными топорищами, диадем и разнообразных религиозных символов (рис 3-82 3-83 3-84 3-851 Помимо Ban-

 

Рис. 3-81


ны, золотые браслеты и ушные кольца находят га всему Нижнему Дунаю, а подвески из кованого; лота даже достигали Южного Пелопоннеса98. Не ис­ключено, что Варна играла роль своеобразного цен­тра, куда для обмена товарами собирались из разн мест представители различных культур: можно сч тать это прообразом свободного рынка. Более 20 та-сяч раковин спондилус и денталиум, обнаруженн в варнских могилах, были привезены из Эгейск области, возможно, с целью обмена на метали ские инструменты, в которых нуждались обитате: Киклад и побережья Эгейского моря. Там же бы найдено несколько кладов с медными инструмент тами, весьма напоминавшими изделия культурыхз-раново А вот мрамор из которого выточены вср чающиеся в Варне изумительные конические ча и ритоны скорее всего попал на север из Кикла что касается прозрачных, острых как бритва об. диановых лезвий то их источником был Токай (С. веро-Восточная Венгрия) Заметим что прозрачна обсидиановое лезвие превосходного качества и т ные бусины были также найдены в поселении кул туры караново VI в 30 км к югу от г. НоваЗЗагм. (хранятся в музее этого города) Можно прелпою-жить, что в процессе обмена обсидианом и мед

ЦеНТПЛЛЬНЭЯ БолГЯрия слЧГЖиЛЭ пеГ)бВЭЛОЧНЫМ nv

том между Карпатским регионом и Черномоисш!

побережьем Болеетого вЦентоальнойБолгаГиТ

бывалигра^

керамики и п^

также сл1жкиГпоелметом обмена межлv Соедн

хороненийбыло^аруж

мому, попавший тудаиз окрестностей г Стара!


 






Г\ 'Г?

п о

 


Рис. 3-81

Медные топоры с проушинами середины и конца Утыс. до н.э.: (1) Тибава, Западная Словакия, тисапольгарси культурная группа; (2) Плочник, Южная Югославия, поздний период культуры винча; (3) Габарево, Центра Болгария, культура караново IV; (4) и (5) комплекс Бодрогкерестур, Венгрия. Масштаб 1:3.


Глава 111. Зенит европейской цивилизации: Центральная и Восточная Европа, 5500-3500гг. до н.:



Рис. 3-82



Рис. 3-82 Золотые бусы, серьги, браслет и пластина с перфорацией по углам изВарнского могильни­ка, Восточная Болгария. Могила № 4, ок. XLV-XLIVbb. до н.э.

Рис. 3-83

Круглые выгнутые золо­тые подвески с «глазка­ми». Варнский могиль­ник, Восточная Болга­рия. Масштаб 112.


Рис. 3-83



Гимбутас М. Цивилизацяя Великой Бот


 



Рис. 3-84

Рис. 3-85


Рис. 3-84 (а) Золото из одного шщ нения (могила № 36, ш таф без скелета) Варне» могильника. Большая чс предметов, очевидно, н*| ла ритуальное назначена статуэтки быка, бычьи роа| золотая бедренная костьб рана, выпуклые пласти кольца, подвески с «шэв| ми», У-образные артеф»| ты, серьги, бусы, золой топор и крюк. (Ь) Дета массивный золотой топоц рукояткой из золотых т и статуэтки быков.

Рис. 3-85 Раковины денталиум, еф| доликовые и каменн бусы, выпуклые золота! пластины и золотые бу» ны. Часть сокровища изш-) гилы №4, Варна, Болгарш ок. 4500 г. до н. э.


FmaHI. Зенит европейской


цившипации: Центральная и Восточная Европа, 5500-3500гг. дон.э.



 


 

гора (Центральная Болгария), где в поселении Аз-мак археологи нашли целый запас подобных рожков, часть которых была перфорирована и подготовлена к транспортировке. Спектральный анализ медных изде­лий выявил наличие торгового обмена между культу­рами караново и кукутени, причем даже в столь отда­ленных восточных регионах, как бассейны Нижнего Днепра и Нижней Волги. В местечке Карбуна (Молдав­ская ССР) был найден кукутенский сосуд, содержав­ший более 400 медных изделий и примерно столько же предметов из раковин и мрамора, что дает представле­ние о широте распространения меди и ее количестве, циркулировавшем по территории кукутенской культу­ры . Среди медных изделий, хранившихся в этом со­суде были топор долото типичные для Центральной и Восточной Болгарии спиралевидные браслеты и сот­ни плоских подвесок-амулетов,которые кажутся аб-спиктными репликами костяных статуэток в свою очередь весьма схематичных (рис 3-86) На Украине (шосонения в Мариуполе и в Чапли к северу от Чер­ного и Азовского морей) в Южной России (волжский Хвалынск) находяттопоры бусы кольца спипалевид-ные наручные браслеты и круглые пластонки-^двес-ки родственные типам мелттых изделий кулкгуп куку-

ш иш.в"радиусе^ес^ки^сяч килметров,

стпей ncern ciipjtvpt итпожитк ня всадникгт нпги-

р^^н1™ев^™отпей™

Как правило, скопления медных и золотых пред­метов обнаруживаются в святилищах или в отдель­ных сосудах, поэтому можно предположить, что рас­пространение металлических изделий, по большей части обрядового назначения, могло осуществлять­ся храмовыми служителями и что сами эти предметы были коллективной собственностью всей храмовой общины. Однако в прибрежных районах Черного моря ситуация начала меняться уже во второй поло­вине V тыс. до н.э. Так, в Варнском могильнике были найдены необычно пышные мужские и женские ин­дивидуальные захоронения (см. главу IX). Учитывая его географическое местоположение, можно предпо­ложить, что эти изменения происходили под влия­нием курганной культуры, для носителей которой частная собственность являлась нормой.

Ремесла

Мастерские и склады изделий из металла, камня или раковин можно рассматривать как свидетельст-вапостепенной специализации ремесел. В целом ряде поселений караново (Ситагрой, Хиршова, Видра, Русе и Караново) археологи обнаружили кузницы со следами медных шлаков, плавильными тиглями, не­доделанными медными инструментами или украше-


ниями. Не исключено, что к этому времени добыча кремня, минералов и меди превратилась в самостоя­тельное занятие. Золотые изделия, в большом коли­честве обнаруженные в варнских захоронениях, ско­рей всего были изготовлены специальными мастера­ми, — не исключено, что они принадлежали к храмовым мастерским, — которые умели делать из золота настоящие сокровища. Так, в святилище Хот-ница (Северная Болгария) было найдено значитель­ное число браслетов, выполненных в едином стиле, а также абстрактных изображений Богини, которые представляли собой круглые пластинки с глазами отверстием посередине100. Мастерские по изготовле­нию украшений и статуэток из кости или раковин спондилус стали известны благодаря раскопкам тел-

ля

Хиршова в Добрудже'

В двухэтажном святилище в Радинграде, побли­зости от Разграда (Восточная Болгария), первых ве­ков Vтыс. до н.э. на первом этаже была керамиче­ская мастерская, а собственно святилище с жертвен­ником — на втором. В мастерской с одной стороны располагался большой очаг, с другой — недоделанные сосуды, неиспользованная глина и набор инструмен­тов для отделки гончарных изделий: приспособления для лощения из оленьей кости, кремневые лезвия, птичьи кости, остроконечные инструменты, шилья и плоские камни для растирания охры. Надо сказать, что радинградская мастерская со святилищем на вто­ром этаже — ключ к пониманию назначения других двухэтажных керамических мастерских, встречаю­щихся в культурах кукутени, караново и тиса. Луч­ший тому пример -кукутенская мастерская в Вар-варовке (рис. 3-87). В ней и в других подобных при-храмовых общинных мастерских изготовлялись прекраснейшие сосуды и предметы ритуального на­значения. Конечно, не исключено, что здесь делали и обычные горшки, необходимые семьям для домаш­него обихода однако археологи находят там лишь тонкостенную и весьма изысканную керамику.

Можно предположить, что изготовление керами­ки происходило под наблюдением женской части се­мьи, и почти нет сомнений, что женщины ее декори­ровали. На это указывает ряд женских захоронений из восточновенгерского могильника Башатанья (фаза бодрогкерестур), погребальный инвентарь которых включал инструменты для полировки, раскраски и гравировки — плоский камень, рыбью кость, костяное приспособление для лощения, пиксиду* и черпачок102.

Конечно, для того чтобы считать украшение ке­рамики прежде всего женским занятием, необходи­мо располагать большим объемом данных. Не исклю­чено, что в ее изготовлении принимали участие и мужчины. Однако, если мы посмотрим на модели святилищ, то за производством керамики обычно изображены только женщины.


 

Цилиндрический сосуд баночной формы с плоскими плечиками и крышкой.



Гимбутас М. Цивилизацяя Вешкой Бо


 



Рис. 3-86


 

 

Рис. 3-86 Карбунский клад: медщп резец, наручные браслет топор и подвески из мед пластин, найдены в rpyi видном сосуде с крыши! (нижний рисунок). Мода] вия, приблизительно XLV1 ХLVвв. до н.э. Масим подвески 1:1, все проч 1:3.

 

 


(та Ш. Зенит европейской цивилизации: :ентральнаяи иосточная Г.кртш. ,500-3500 гггдо н.э._________________________ 135



Рис. 3-87


Рис. 3-87 Реконструкция керамиче­ской мастерской из Варва-ровки VIII, Молдавия. Воз­можно, что это была храмо­вая мастерская, причем святилище располагалось на втором этаже. Приблизи­тельно 4000 г. до н. э.


 


Рис. 3-88

 

 


 


Рис. 3-88 Возможные варианты ре­конструкции примитивного гончарного круга на основа­нии данных из Варваровки, Молдавия. Приблизительно 4000 г. до н.э.


4V



Гимбутас М. Цивилизация Великой 1


 


Рис.89

Рис. 3-89 Примерные варианты реконструкции печи для обжига из Хэбэшешти, классический период кукутенской культуры, Х1ЛУ-Х1ЛПвв.дон.э.


 


 


 


На протяжении всего неолита керамика изготав­ливалась вручную методом ленточной лепки; однако около 4000 г. до н. э. в рамках кукутенской культуры стал также использоваться примитивный гончарный крут. Свидетельства тому были найдены при раскоп­ках поселения Варваровка (Молдавская ССР)103. В имевшейся там мастерской был обнаружен деревян­ный столб, воткнутый в землю на 50-55 см. Он имел 36—38 см в диаметре и был окружен глиной, смешан­ной с соломой. Верхняя часть столба имела глиня­ный диск с четко обозначенным краем. Маркевич, проводивший эти раскопки, попытался реконструи­ровать несколько возможных способов ротации это­го устройства (рис. 3-88).

Использование печей для обжига керамики дати­руется серединой VI тыс. до н.э. или чуть более ран­ним временем. Их древнейшие и наиболее примитив­ные образцы известны нам по культуре старчево: это глиняные сооружения в виде усеченного конуса. В се­редине V тыс. до н.э. печи для обжига широко исполь­зовались всеми культурными группами Центральной и Восточной Европы. Только на территории кукутен­ской культуры они были найдены в 17 разных посе-


лениях104. Ее носители использовали более слож тип печей, которые в разрезе имели цилиндрическую! или прямоугольную форму, а внутри делились нада отсека: в нижнем была топка, а в верхнем — местом! обжига. Между отсеками была горизонтальная рештт­ка, сквозь отверстия которой горячий воздух снизу поднимался в верхнее отделение. Возможные рекон­струкции подобной печи из поселения Хэбэшешти! классического периода кукутенской культуры см. нЛ рис. 3-89.

Использование печей для обжига позволяло луч-| ше контролировать условия окисления и сушки.! Рентгеновский анализ дифракций черного покрыт кукутенских сосудов, изготовленных около 4000 г.д н.э., показал, что древние мастера могли поднимап температуру обжига до 1000°С, а может быть, и| выше105.

Разнообразие металлических, керамических, и-| менных, костяных и ракушечных изделий свидетели ствует о поразительном богатстве материальной ш»> дукции, предназначенно й как для личного или рщ-I ального использования, так и для нужд местных ил| пространственно удаленных рынков.


Глава IV

Неолитические культуры Северной Европы

*


 


 


 


 


 


 


 


На протяжении тысячелетий обитатели Северной Европы занимались собирательством, в

оем существовании полагаясь на милость приро­ды. Смешанные леса и сеть ледниковых озер щедро снабжали их дичью, водоплавающими птицами, яго­дами, грибами, съедобными кореньями, орехами, се­менами диких растений и крупной рыбой. Основан­ный на собирательстве хозяйственный уклад был свойственен бореальному (сухому и теплому) перио­ду VIIF—VII тыс. до н.э. На смену ему пришло рыбо­ловство, которое начало играть решающую роль в VI—V тыс. до н.э., во время влажного атлантического периода. Кроме того, на север постепенно переме­щались земледельцы из Центральной Европы, попа­дая на территорию мезолитических собирателей эл-тсрбек-эртебелле которые в последние века Vтыс до н.э. населяли северо-восточную часть Европы.

В Восточной Балтике процесс перехода от позд­него палеолита к мезолиту был очень постепенным. Население продолжало жить охотой и рыбной лов­лей и изготавливать орудия из кремня, кости и олень­его рога даже в IV тыс. до н.э., когда уже появились


оседлые рыболовецкие поселения — знак начала не­олитического периода.

Северная часть Центральной Европы между Голлан­дией и Польшей перешла к производительному хозяй­ственному укладу под воздействием центральноевро-пейских земледельцев (носителей поздней культуры линейно-ленточной керамики и лендель), которые ко­лонизировали эти области и оказывали на них сущест­венное влияние на протяжении всей второй половины V тыс. до н.э. Именно здесь возникло уже в полной мере земледельческое сообщество, именуемое культурой воронковидных кубков, вскоре распространившееся по территориям культур эртебелле (Южная Скандинавия) и эллербек (Северо-Западная Германия). На позднем этапе развития культура воронковидных кубков про­никла в северо-восточные регионы, охватив бассейны Нижней Вислы (Северная Польша) и Немана вплоть до Западной Белоруссии.

В этой главе мы сперва рассмотрим земледельче­скую культуру воронковидных кубков, а затем - ос­татки местных балтийских мезолитических культур, неманской и нарвской.


 


 


 


 


 


 


 


 


 



Гимбутас М. Цивилизацяя Великой Вот.


 


Культура вороиковидных кубков Северной Европы

Для обозначения этой культуры нередко исполь­зуется аббревиатура TRB, происходящая от датского «Tragtbaegerkultur» и немецкого «Trichterbecherkultur», в английском же используется их калька - «Funnel-necked Beaker culture», что соответствует русскому названию «культура вороиковидных кубков».

Первые северноевропейские земледельцы обита­ли в бассейнах Эльбы, Одера и Вислы, затем стали проникать на север, в Данию и Южную Ш вецию. На западе, в бассейне Верхнего и Среднего Рейна, име­ла место михельсбергская культура, родственная как культуре вороиковидных кубков, так и западноевро­пейским культурам: ее можно считать их промежу­точным вариантом. А с восточной стороны лежала область распространения кукутенской культуры.


Формирование

Культура вороиковидных кубков сформиров в конце Vтыс. до н.э. и просуществовала все iVtbJ до н.э., а в северных частях ареала — вплоть до с дины III тыс. до н.э. Ее возникновение хроноли* чески совпадает с первым появлением в Дунайсв бассейне носителей курганной культуры, обитае восточных степей. Как уже было сказано в треььи! главе, около 4300 г. до н.э. (скорей всего, в резульп своеобразной цепной реакции, порожденной турными изменениями на Нижнем и Среднем Дуна^ носители культуры лендель стали расселяться поС верной Европе. Проникновение культуры лендит| Центральную Германию и Западную Польшу ош ло решающее влияние на формирование культур вороиковидных кубков Другой важный фактор действие поздней разновидности культуры линей


 


Рис. 4-1


Рис. 4-1

Ареал распространен*! культуры воронковщ, ных кубков и ее permf нальных групп. IVr до н.э.

1. Западная группа

2. Северная группа

3. Восточная группа

4. Юго-восточная груш

5. Южная группа

6. Михельсбергская rpyi


 


IV. Неолитические культуры Северной Европ



 


ленточной керамики, которая была характерна для Центральной Европы до прихода носителей культу­ры лендель.

Продвигаясь на север, в Северную Германию и Южную Скандинавию, земледельцы столкнулись с местным позднемезолитическим населением (в Се­верной Германии это были носители эллербек, в Да­нии и Южной Швеции - эртебелле)) жившим здееь на протяжении всего V тыс. до н.э. Ранее ученые по­лагали, что культура воронковидных кубков образо­валась на основе эртебелле, однако сейчас вполне очевидно, что между ними нет генетической связи. По-видимому, носители культуры воронковидных кубков отчасти вобрали в себя местное мезолитиче­ское население. И хотя хронологически эта культура пришла на смену эртебелле, их поселения сильно от­личались друг от друга. Представители культуры эр­тебелле предпочитали селиться у морских берегов, а носители культуры воронковидных кубков — вовнут-ренних областях с легкими песчаными и глинисты-ми почвами которые легко поддавались расчистке .

В целом можно предположить, что культура во­ронковидных кубков сформировалась в результате наложения ряда факторов: влияния мезолитическо­го субстрата эллербек-эртебелле, наследия цен-тральноевропейских культур рессен и накольчатой керамики и примеси среднедунайского элемента, представленного культурой лендель.

В обширной лесной зоне, служившей колыбелью культуре воронковидных кубков, природные условия были неоднородны, что привело к существенному разнообразию ее конкретных проявлений - форм


хозяйственной адаптации, устройства поселении и даже производства кремневых орудий. Эти внутрен­ние различия легли в основу деления на региональ­ные подгруппы: западную (Голландия и Ганновер), восточную (Одер и польская часть бассейна Вислы), юго-восточную (юго-восточные области Польши и Волыни), южную или бальбергскую (бассейн Верх­ней Эльбы в Центральной Германии, Силезии, Боге­мии и Моравии) и северную (Мекленбург и Южная Скандинавия) (рис. 4-1). Однако у этих подгрупп много общего: прежде всего, типология керамики и характерные для ряда подгрупп длинные курганы, а также распространение дольменов и коридорных гробниц, которое произошло на закате данной куль­туры и продвигалось с запада по северным террито­риям ее ареала.

Хронология

Мы располагаем достаточным количеством радио­углеродных датировок, чтобы представить себе по­следовательность фаз развития данной культуры по всей территории ее распространения (Табл. 14). Сум­мировав хронологические данные, мы обозначим номерами 1—5 фазы, имевшие место примерно с 4200 г. до н.э. до середины III тыс. до н.э., если гово­рить о календарном отсчете. Помимо радиоуглерод­ных датировок, эта хронология опирается на страти­графический анализ и типологические исследования керамики. Формы последней весьма разнообразны: от простых низкогорлых кубков и амфор фазы 1 и 2, ко­торые, как правило, расписаны лишь по краю горло-



10 цаи^ььяс о-аяя

 

Рис. 4-2А

Рис. 4-2А Типы керамики культуры ворооновидных кубков. Фаза 1 (или группа А), ос­нованная на материалах из Ситерстеда, Центральная Зеландия, Дания.



Рис. 4-2С

Рис. 4-2С Типы керамики культуры воронковидных кубков. Фаза 3 (польская группа «вьюрек»). (1) Хелмжа, район г. Торунь; (2) Лу-тыня, район г. Калиш; (3) Недзеево, район г. Познань; (4) Модлибожыче, район г. Быдгощ; (5, 6) Шляхчин, райм г. Познань; (7) Радзеюв-Куявски, район г. Влоцлавек. Середина IV тыс. до н.э.

 


Lim аV. Неолитические культуры Северной Европы



 


вины или вообще лишены орнамента (рис. 4-2А, 4-2В), - к богато украшенным воронковидным куб­кам, амфорам и чашам, типичным для фазы 3 (рис. 4-204-3). Одна из характерных разновидностей сосу­дов, созданных данной культурой, — воротничковая фляга, появившаяся во время фазы 2 (рис. 4-2В.2; 4-2С.2). В Польше и в южной части ареала данной куль­туры фазу 4 отличает определенная стагнация, кос-нувшаяся ассортимента керамики и ее орнаментов, а также присутствие южного и восточного влияния (со стороны Бадена и Северопонтийского региона). Что касается севера, то там керамическое искусство про-должало процветать на всем протяжении периода мегалитических гробниц, в которых находят сосуды 1 с глубоко вырезанным орнаментом, инкрустирован­ным белой пастой. Именно поэтому керамика мега­лита именуется «тифштих» (рис. 4-3).

Хозяйственный уклад

Одомашненных животных и растения первые зем­ледельцы Северной Европы унаследовали от жите­лей центральноевропейских регионов. Им был извес­тен целый ряд зерновых культур: пшеница, ячмень, рожь, овес, горох, лен2, первое место среди которых принадлежало пшенице (в основном, Triticum dicoccum, но также monococcum, vulgare, compactum iispella), затем шел ячмень. Рожь и овес были пред­ставлены довольно слабо, а употребление проса за­фиксировано только в восточной группе, где из него варили кашу. Основными земледельческими орудия­ми были мотыги из оленьего рога и серпы с кремне­выми зубьями или ножеобразными лезвиями и костя­ными или деревянными рукоятками. По всей види­мости, использовался и плуг, поскольку характерные для него параллельные борозды были обнаружены в Сарново (Западная Польша) под длинным курганом3. Изучение ряда поселений показало что в пищевом рационе весьма интенсивно использовались дикорас­тущие droуKTbi и ягоды яблоки сливы вишня ма­лина орехи и многие другие Среди одомашненных животных преобладал крупный рогатый скот (до 66% и выше от общего количества животных) далее шли

^ "" ™ ■"""■и"/, 4"J^v u^ui

свиньи (в некоторых поселениях они были на вто­ром месте иногда достигая 40%) затем — гжпы и козы (впоселеншх о^аруживают от ^ иовец) и собаки (от 2% до 99й костных пгтанкогЛ Об-шийгооиентГостейь^питах ^вотаых достаточно

поселению (от 2 ~К% до 22% от общего кгпттичегткя
ГвотньГостанков)4 количества

Наряду с деревом и костью, основным материа­лом для изготовления инструментов был кремень, который добывали в целом ряде мест. Только в Вос­точной и Южной Польше известно по крайней мере 9 месторождений кремня, где велись разработки5. В Сарново, на ранней фазе развития данной культуры,


особенно дорожили кремнем шоколадного оттенка, который поступал из бассейна Верхней Тисы и из месторождения у города Радом (Центральная Поль­ша). Кроме того, весьма ценился кремень серого от­тенка с белыми точками. Позже, начиная с фазы 3, происходит интенсивная разработка других кремне­вых залежей, в особенности его серой разновидно­сти, которая проводилась в Свенцечове (Южная Польша) и в бассейне Буга в Волыни. Полосчатый кремень добывали в Кшемьонках, неподалеку от Опатова (Южная Польша, бассейн Верхней Вислы)6. Здешние шахты образуют дугу в 4 км длиной и ухо­дят на глубину от 4 до 10 м. Их просеки, из которых извлекалось значительное количество кремня, дос­тигают от 12 до 18 м. В них находят молоты из олень-его рога камня и кремня и использовавшиеся при горных работах клинья (рис. 4-4,4-5). Добывавшиеся здесь и в других шахтах крупные монолиты способст-вовали производству макролитических орудий став­ших характерной чертой данной культуры (рис. 4-6).

Поселения

Поселения культуры воронковидных кубков рас­полагались на лессовых и легких почвах, не только в долинах рек, но и на возвышенностях. Как правило, их протяженность варьировалась от 100 до 500 м, од­нако в южной группе (Южная Польша) крупные по­селения могли достигать 10 га и иметь от 10 до 15 до­мов. Напротив, на севере (в Южной Швец









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.