Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Состав частей 64 А в районе свх. Юркина - Тебектенерово – Капкинка на 25.08.42 г.





126 сд – 3 783 чел, 29 сд – 7 424 чел. (По донесению 64 А)

Со стороны 29 сд 29 августа первоначально приняли бой только один полк и спецчасти дивизии – саперы, рота курсантов.

208 сд – нет данных.
Житомирский курсантский полк – нет данных.
3-й Орджоникидзевский курсантский полк – нет данных.
Части 118 УР – нет данных.

Все эти части понесли большие потери к началу немецкого наступления, в целом вероятно во всех частях находилось на передовой не более 1 500 человек.
Танки и части ИПТАП, как упоминалось ранее, на этом направлении отсутствовали.

Всего вероятно в полосе наступления всего немецкого 48 ТК находилось не более 10 000 человек, но на направлении главного удара находилось около 1500 человек на передовой ( 3 Ордж.курс.полк, Житомир.курс.полк, 690 сп 126 сд, части 28 ОПАБ 118 УР, батальон Грозненского курсантского полка – 40-50 человек.)

ВЕРМАХТ (48 ТК)
(в скобках показан вероятный состав)

24 ТД – 17 000 чел , танков – 52, ок. 100 БТР, ок 30 БА.

243-й дивизион штурмовых орудий( количество неизвестно, возможно не более 10 единиц).

14 ТД – точный состав неизвестен ( 12 - 14 000 чел ), танков – 36. БТР – ок 100.

29 ПД (мот) –только часть дивизии ( 6- 7 000 чел), танков – 25, БТР -?, 5 «Мардер»
2 ПД (рум) –нет данных ( 10- 12 000 чел.)

Всего около 50 000 чел, 113 танков, 200 -250 БТР и БА. Штурмовые орудия – ок. 10. В пехотных частях непосредственно на передовой: 10- 15 000 человек.

Артиллерия : батареи всех 3-х дивизий, 53-й полк реактивных минометов (придан 24 и 14 тд) и артиллерия 2-х румынских дивизий ( 2-я и 20-я).
Саперы : 651-й моторизованный саперный батальон и части по командованием штаба 520-го саперного моторизованного полка.
2-я рота 800-го полка «Брандербург».
Части зенитной артиллерии: Штаб зенитного полка 104 и приданные ему части – 3 батареи и 1 зенитный батальон.



Бой 126 стрелковой дивизии.

Полковник В. Е. Сорокин в 6 часов 30 минут доложил командующему армией о начавшемся наступлении крупных танковых сил и мотопехоты противника.
«Знаю, все знаю, — ответил М. С. Шумилов, находившийся в это время на своем наблюдательном пункте под Зетами. — Держись, дорогой, до последнего вздоха держись! Иного выхода нет. Любой ценой сдерживайте танки, отсекайте от них пехоту! Главное — держаться. Час продержитесь — хорошо, два — еще лучше, а три — вам при жизни поставим памятник...»

126-я стрелковая дивизия и приданные ей части вели бои целый день, отдельные группы сопротивлялись до следующего утра.

Основной удар принял 690-й стрелковый полк дивизии подполковника Наумова Владимира Игнатьевича, который оборонял ферму № 1.

Из книги истории 126 сд :

,, Военфельдшер Лидия Константиновна Орлова, находившаяся в эти самые тяжелые часы боевых действий в центре событий, обо всем, что видела и пережила, пишет так:
«С первыми лучами солнца послышался далекий и глухой гул самолетов. Их было много — они закрыли солнце. Обрушились на окопы с включенными сиренами. Мы прижались к не остывшим за ночь окопам, не смея поднять головы и даже шевельнуться. Потом взрывы, раздававшиеся то справа, то слева, а то и совсем рядом. Густо, очень густо ложились снаряды и мины. Все гремело, кипело, клокотало. Душило гарью — грудь выворачивало от кашля. Знали и ждали — скоро появятся танки. Кажется, уже слышен их рокот и лязг. Танки действительно шли. Шли огромной черной лавиной. Их было до невероятности много. Они заслоняли весь видимый горизонт. Я смотрела на эту надвигающуюся громаду и даже не заметила, как затих артналет. Перед глазами — только танки, ничего больше. Огромные и черные. Длинные стволы раскачивались...

Ход боя 29 августа 1942 г. по сообщениям немецкой 4 Танковой армии.

Танки шли каким-то угольником. Правее нас они уже достигли окопов и начали крутить свой смертельный вальс — утюжить, пытаясь вдавить в землю все живое. Но вокруг этих танков все вдруг вздыбилось и закипело. Вражеские машины сбавили ход, а потом и совсем остановились.
А на нас обрушился свинцовый вал — ударили танковые пулеметы. Пригнулись.Танки, раскачиваясь и рыча, уже наползали на наши окопы. Некоторые уже горели. Но другие все ползли и ползли. За ними автоматчики. Вот тут стало боязно — вдруг ворвутся в окопы, тогда... Рядом ударил наш пулемет. Автоматчики залегли. Танк метнулся к пулеметчику, тот — на дно. Танк развернулся над окопом, засыпая пулеметчика землей, но вдруг что-то грохнуло, сверкнуло пламя — и танк загорелся. Крышка башенного люка открылась, и показалась голова черного, как уголь, танкиста. Видно, хотел выпрыгнуть, но так и повис па люке, скошенный чьей-то пулей. Наш пулеметчик сам похоронил себя, бросив в днище танка гранату...Силы уже были на исходе...»
Части и подразделения дивизии смело и решительно вступили в бой с превосходящими во много раз силами противника. Стойко и упорно держались бойцы 3-го батальона 690-го стрелкового полка под командованием капитана А. В. Серкова и 2-го батальона старшего лейтенанта Н. С. Гамулина. На участках этих двух батальонов было отбито несколько атак противника. Отважно и умело действовал командир 3-го батальона 366-го полка капитан П. П. Борзов, который решительно возглавил контратаку и восстановил положение. И здесь враг не прошел. Воины дивизии стояли насмерть.
Решительно и мужественно сражались артиллеристы. Попав под губительный огонь батарей лейтенанта П. А. Кузнецова, старшего лейтенанта И. Г. Панфилова, старшего лейтенанта Н. Ф. Никитина, артиллерийских расчетов сержантов К. Н. Малинипа, А. Т. Белоусова и Ф. П. Попова, уже пылали десятки фашистских танков. В этом бою был тяжело ранен комиссар 358-го артиллерийского полка батальонный комиссар И. А. Бушнев, но он не покинул огневых позиций, пока не была отбита атака. Активно действовал 191-й минометный дивизион под командованием капитана П. Л. Кускова. Только батарея лейтенанта В. Н. Сметанина (политрук батареи Е. Ф. Февралев) уничтожила до роты фашистских автоматчиков.

 

Отразив первую мощную лавину фашистских танков, части дивизии готовились к новому удару, который вскоре последовал.
Через три часа (примерно в 10 часов) после первой атаки враг нанес новый, более мощный удар. Фашистские самолеты приближались к позициям дивизии со страшным воем сирен, сбрасывали свой смертоносный груз на окопы. Земля от взрывов дрожала, все вокруг затянуло серой пылью. Не успели скрыться «юнкерсы», как последовал мощный артиллерийский огонь. Но, как только появились танки и пехота противника, на них обрушился шквал огня. Все, кто были живы и могли вести огонь, сражались до последнего дыхания.

В ходе первого удара противнику удалось вскрыть расположение огневых средств обороняющихся. Сейчас он вел более прицельный губительный огонь по обнаруженным точкам. Подразделения несли большие потери. Фашистские танки в сопровождении пехоты ворвались на передний край. Часть из них попала на минные поля, несколько танков закружились с перебитыми гусеницами. Уместно отметить, что фашистские танкисты страшно боялись наших мин. При подрыве нескольких танков чаще всего продвижение их на этих направлениях приостанавливалось. Так было и на этот раз. Однако танки на других направлениях устремились в глубину обороны."

* Из книги «Горловская дважды Красно-Знаменная». Москва 1986 г.

К этому времени силы дивизии и приданных ей частей уже были на исходе. Командир 126 сд Сорокин доложил Шумилову о потерях: погибли комбаты, убит командир полка, были ранены и убиты почти все командиры рот. Он попросил Шумилова хотя бы поддержать свои части огнем артиллерии, авиацией - иначе дивизия не выдержит очередного удара.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.