Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Слово на Воздвижение Честного Креста Господня (Как от креста Господня – спасение всему миру, так от распятия нашего на своем кресте – спасение наше. Особенности иноческого креста)





 

 

Празднуем мы ныне славное Воздвиже­ние честного и Животворящего Креста Господня. Всем известно, почему оно нужно было, как совершилось и для чего празд­нуется с таким величием в Христианской Церк­ви. Припомните все сие. По снятии Господа на­шего Иисуса Христа со Креста и положении Его во гроб честный и Животворящий Крест остал­ся на Голгофе и потом вместе с другими креста­ми — разбойничьими — брошен в глубокую пещеру, бывшую тут же, близ самого места рас­пятия. Место сие со временем закидано было всяким сором и забыто.

Когда обратился в христианство Константин Великий и мать его Елена положила в сердце своем построить храм Воскресения на самом месте Воскресения, тогда по особенному Божию руководству найден был и Крест Господень. Народ, бывший при сем в несметном множест­ве, желал видеть Крест. Царица повелела испол­нить желание народа, и Епископ, приподняв его вверх, показал всем. Это действие приподнятия, или воздвижения, как венец предшество­вавших ему трудов, вместе с прикосновенными к нему чудными действиями Божиими Святая Церковь установила воспоминать каждогодно, как знак особенной милости Божией к Святой Своей Церкви.

Возблагодарим промыслительную о нас по­лечительность Господа, но вместе и поучимся у ней тому, к чему она обязывает нас сим. Ибо припомните также, что всякий из нас имеет свой крест, с которым, по призванию Господа, идет вслед Его и на котором надлежит Ему, по при­меру Апостола, распятися Христу. Голгофа для сего креста наше сердце; воздвизается он или водружается ревностною решимостию жить по Духу Христову, а слагается из разных сердеч­ных расположений, главных и неточных в хрис­тианском житии. Как от Креста Господня — спа­сение всему миру, так от распятия нашего на своем кресте — спасение наше. Но как Живот­ворящий Крест Господень был брошен в яму и засыпан сором, так можем бросить и мы свой крест и забросать его нерадением и беспечностию, и тогда мы не в числе спасаемых, а в числе погибающих. Потому крайне нам нужно хоро­шо себе уяснить, из чего слагается наш крест чтоб верно уразуметь, стоит ли он в сердце на­шем, или сброшен с него, идем ли мы с сим кре­стом вслед Господа, или уклонились инуды, и, свергнув с себя сие благое иго Христово, блуж­даем, сами, не зная где и к чему?



Я поясню состав нашего внутреннего креста, особенно применительно к вашему иноческому житию, сестры, с которыми судил мне Господь ныне праздновать честное Воздвижение Креста Своего. И ваш крест, то есть иноческий, походит на обыкновенные христианские кресты, только он имеет свою постройку и некоторые особенно­сти в одних и тех же частях. Правда, он немного тяжелее, но зато и плодотворнее. И если со кре­ста вообще — жизнь, то из-под креста иноческо­го — обильные потоки жизни.

Не все подробно буду изъяснять вам, а толь­ко укажу такие чувства и расположения, без ко­торых вы и шагу не можете сделать в иночестве, без которых и жить в монастыре нельзя по-монастырски, без которых и иночествование — не иночествование, а обыкновенная жизнь, только в стенах монастырских. Так послушайте.

«Нижней части креста», той, которая входит в землю, соответствует во внутреннем кресте «са­моотвержение,» которым раздирается земля сер­дца и в него внедряется крест. Отвергнуться себя — значит обходиться с собою так, как другие обходятся с отверженным. В иночестве сие дей­ствие принимает новый вид умертвия себе и все­му миру- Инок — то же, что мертвый, зарытый в землю. Стены монастыря — гроб его. Одеж­да его — погребальный саван. Он оставляет все за стенами монастыря и во всем сущем не име­ет ничего себе родственного: он чужд всему, и все его чуждо, так что к нему вполне идет сло­во Апостола: «мне мир распяся и аз миру» (Гал.6,14). Кто стяжал такое расположение, тот положил проч­ное основание внутреннему кресту и иночествованию.

«Верхнюю часть» внутреннего креста, или иду­щую вверх, стоящую прямо — продольную — составляет «терпение», то есть такая твердость сто­ять в намеренном, которой не колеблют никакие препятствия, никакие неудовольствия и труды. Без терпения нельзя стоять в добре и всякому, тем более устоять иноку в иночестве. Для миря­нина терпение есть постоянство в перенесении всех трудов по исполнению лежащих на нем обязанностей; у инока, сверх того, оно есть твер­дость пребывания в своем чине и в своем месте. Тут что ни шаг, то упражнение терпения, и сле­довательно, здесь и шага нельзя сделать без терпения. Просмотрите устав монастырский, и увидите, как широко поле для дел терпения. Только тот, кто умер себе и миру, может вынести все требуемое здесь как должно.

«Поперечную часть» внутреннего иноческого креста составляет «послушание» — такое распо­ложение, по которому ничего не предпринимают сами, ничего не замышляют, а только слушают и беспрекословно исполняют распоряжения дру­гих. Послушный походит на шар, который без треска катится, куда устремит его сообщаемый ему удар. Он добровольно отказывается от са­мостоятельности и передает себя в орудие дру­гому. Он действует или по совету, или по пове­лению, не доверяя ни своей мысли, ни своему желанию. Потому весь открыт. Если другие чего не видят, он сам открывается избранному или назначенному, чтоб не затаилось что недоброе под видом доброго.

Соедините теперь все вместе — и увидите, что умертвие всему дает вход в монастырь, тер­пение обезопашивает пребывание в нем, послу­шание обнимает всю деятельность пребывающих внутри его. Вот трехсоставный крест, из которо­го источается истинная жизнь иноческая!

Но что это за жизнь? — подумает кто. От­чуждение от всего, отречение от своей воли в по­слушании, погашение почти всякого чувства в терпении, — это ли жизнь?! Но не останавливай­тесь на одной наружности. Каждая из показанных добродетелей иноческих, кроме внешней — суровой — стороны, имеет и сторону внутрен­нюю, живую и отрадную, которая или предпола­гается ею, или из ней развивается. Так, терпение поддерживается и живет «надеждою», что не всуе труд иноческий. Предвкушая чаемое благо, на­дежда питает терпение и делает его ненасытимым. Надежда исполняет сердце радостию от несомненности обладания тем, что чается, и сею радостию растворяет жгучесть терпения трудов. Оттого терпящий радуется и не столько стра­дает, сколько наслаждается, несмотря на то, что другие видят его многостраждущим.

Послушание оживляется «любовию». Послуша­ние есть отречение от своей самодеятельности и своего рассуждения — самых дорогих нам дей­ствий. Великую силу надо иметь, чтоб одолеть себя и отказаться от них. Силою воли можно, конечно, переломить себя, и твердая решимость успевает в этом. Но пока она действует одна, действия послушания походят на ломание су­хих ветвей. Только любовь сильна сообщить неболезненную гибкость послушничеству. Лю­бовь бывает готова на все пожертвования и не может считать чем-нибудь ни трудов, ни траты времени, ни траты сил и достояния. Где любовь, там все творится охотно, легко и скоро. Только послушание из любви делает отрадными все труды, к каким оно обязано.

Наконец, умертвие себе и миру оживляется и вызывается верою, что так быть должно, и ина­че сему быть нельзя, если возжелавший сего жи­тия хочет быть в нем тем, чем следует быть. Свя­тая вера говорит нам, что мы были сотворены для жизни в Боге, но отпали от Него и пали в узы самости и обаяний мира, и что потому желаю­щий снова восстать для жизни в Боге должен умереть себе и миру. Это убеждение в неизбеж­ности такого порядка — при живом желании себе блага истинного — питает умертвие всему и дает жизнь ему, особенно в связи с другим убеждением, что сим только расположением мож­но привиться ко Христу и, сораспявшись с Ним, почерпать из Него полное оживление.

Таким образом, основу внутреннего креста составляет вера с самоотвержением, или умертвием всему, продольную его часть — терпение, укрепляемое надеждою, часть поперечную — по­слушание, воодушевляемое любовию.

Если крест вообразить древом, то корень его есть вера, из которой возрастает первее всего самоотвержение и решимость — все бросить и взяться за одно дело спасения души в удалении от всего. Из самоотвержения рождается любовь, готовая на всякое послушание; из послушания или современно с ним развивается терпение, вен­чаемое надеждою, восходящею на небо — во внутренняя, за завесу, как говорит Апостол. Где есть все эти расположения, там Древо крестное стоит одно голым, а разветляется на многие отростки разнообразных добродетелей, покры­вается листвием внешнего благоповедения и изо­билует плодами добрых дел. Там — забвение мира и обычаев его, непрестанное пребывание в обители без исхода, любовь к уединению, труд молитвенный в келлии и храме, постничество, неутомимость в рукоделии, готовность помогать друг Другу, взаимопрощение, взаимопоощре­ние на добро, мир, воздержание очей, языка и ушей, и прочее, и прочее, и прочее. Блаженна ду­ша, которая, войдя внутрь себя, найдет все сие в своем сердце! Это очевидный знак, что древо креста в нем воздвигнуто, водружено прочно и изобилует живою внутреннею силою, так что его воистину можно назвать живоносным древом, не вообще только, но именно для сего сердца.

Что у нас с вами сестры, — смотрите сами! Если все указанные мною добродетели дейст­вительно есть в вашем сердце, то крест ваш сто­ит — воздвигнут. Если же нет, то знайте, что он зарыт противоположными им недобрыми чув­ствами и расположениями. Я не называю сих последних, потому что они сами собою очевидны. Но не могу не приложить желания, или даже прощения: если найдете, что крест ваш или пре­клонился, или совсем пал, или, еще более, занесен пылью и сором худых помыслов и пожеланий, попекитесь открыть его, очистить покаянием снова воздвигнуть и водрузить в сердце твердою решимостию ревновать о спасении души до положения живота. Верьте, что без сего кре­ста — нет духовной жизни и нет спасения, нет и отрады в житии иноческом. Без креста никто не спасался и не спасется. Как Господь вошел в славу, пострадав на Кресте, так и все последую­щие Ему, чрез своего рода крест входят в сопрославление с Ним. Желаете ли внити в славу сию? — Взойдите прежде на Крест — и со Кре­ста уже пойдете на небо. Аминь.

1860 г.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.