Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Слово на Рождество Пресвятой Богородицы и день рождения наследника цесаревича Николая Александровича (Что такое три коренные стихии жизни русской: православие, самодержавие, народность?)





Как утешительно иметь нам удостоверительное свидетельство в особенном покрове Матери Божией нашему Благоверному Государю Цесаревичу, Наследнику Всероссийского Престола! Ибо недаром уст­роилось быть рождению его в день Ее рож­дения. Око веры не может не видеть в сем дей­ствии промышления, что Матерь Божия, с пер­вой минуты жизни Государя Наследника, взяла его на руки Свои. И, конечно, с той минуты Сама назирает все входы и исходы его.

Как много обещает сия милость Божия! Возрадуемся упованием, но не предадимся и сами беспечности. Грядущее предначертывается на небе, а исполнение его подготовляет­ся на земле — в нас и чрез нас. В сем смысле радующее упование не повод к покою, а побуж­дение к усиленной и разумной деятельности.

На крепком восседя Престоле, благочести­вейший Государь по всем частям вводит преоб­разования и новые порядки. Плоды от них, все­го вернее, пожнет во всей полноте грядущее царствование. И вот наследие Наследнику от царствующего родителя. Но что приготовить ему и чем сретить его должен народ? - Излишне говорить, что народ должен войти в дух и фор­му новых порядков, ибо это совершится и по­мимо желаний. Нет, не то. Народ должен со­хранить себя тем же народом русским и в этом виде сретить будущего царя. Наследие Наслед­нику от народа — неизменность коренных сти­хий его жизни. По непреложной участи жизни нашей, царствования чередуются, а государство все одно и то же. По неизменному закону вре­мени изменяются порядки и роды деятельности народной; но народ действующий должен пре­быть одним и тем же народом, подобно тому, как организм наш и растет и многообразно дей­ствует, но все он один и тот же есть от рожде­ния до смерти. Горе царству, когда изменчивость войдет в дух народа. Оно будет тогда подобиться «волнению морскому, ветры возметаему и раз­веваемую» (Иак.1,6).



Издавна охарактеризовались у нас коренные стихии жизни русской, и так сильно и полно сражаются привычными словами: «Православие, самодержавие и народность». Вот что и надобно сохранять! Когда ослабеют или изменятся сии начала, русский народ перестанет быть русским. Он потеряет тогда свое священное трехцветное знамя!

Что значит каждое из сих трех, кому неизве­стно! Православие выражается единством Богодарованной истины; самодержавие — единством Богодарованной власти, народность — единством стремлений, царем указанных и Богом освящен­ных.— Православие приемлет истину от Бога чрез Церковь и ей подчиняется смиренно; само­державие принимает Царя от Бога чрез преемст­во родов и ему повинуется вседушно; народность восприемлет сознание избранничества Божия, для особых целей Провидения, измеряя их изве­стною волею Божиею, и ее наипаче исполнитель­ным орудием себя представляя. Народ, предан­ный Богу и Царю и единодушно стремящийся к исполнению указуемых Ими целей, — какая не­сокрушимая сила! какой задаток благоденст­вия и благопоспешения во всем! Есть что и есть из-за чего поберечь! — Береги же, народ рус­ский, сии сокровища. Не трать и не порти их!

Православие портится, когда не хотят прини­мать истину Божию, а свою на место ее изобресть покушаются; самодержавие портится, когда за­мышляют свою — новую — изобретать власть а не Богодарованную принимать; народность пор­тится, когда народ не Божий — небесные, а свои земные начинает исключительно преследовать цели, чуждому при том подчиняясь влиянию. Плодом сего будет — разномыслие: всякий о всем судит по-своему, — самовластие: всякий сам себе царь; и, естественно, после того, как у всяко­го стал свой ум — царь в голове, — разъедине­ние и врозь устремление сил: всякий о себе, и никто о других. — Когда войдет все сие в жизнь и начнет быть преобладающим явлением, тогда начнется разложение, расстройство и уничиже­ние государственного тела.

В чем потому опасность для нашего будуще­го? — В усилении притязаний на самопостиже­ние истины, на решительную независимость мыс­ли, на научность, не хотящую подчиниться истине Божией; — в усилении требований самоуправ­ления и решительной независимости действий, тяготящейся указаниями власти и не терпящей отчетности перед нею; — в усилении чуждо-на­родных влияний, и под ними — стремлений ис­ключительно к земному, настоящему, с забвени­ем неба и вечности.

По сим чертам сами судите, есть ли чего опа­саться нам за наше будущее?! Храним ли мы целыми коренные стихии нашего духа русского, с беспечностию и равнодушием позволяем себе портиться по всем сторонам нашего народ­ного характера?

Не буду докучать вам обличительными ука­заниями. Осязательно явное что указывать?! Предполагаю, однако ж, у многих страшливый вопрос: что же делать?!

Ближе всего вот что! — Сам не порться и вокруг себя не позволяй расширяться порче — ни неверию, ни самовластию, ни чувственности по чуждо-народным влияниям. Если б всякий поставил себе сие законом, некому было бы пор­титься, и портящее само собою исчезло бы из среды нас, не находя себе пищи, опоры и под­держки. Разумные не иначе и действуют. Об ум­ножении разума и помолимся, по слову Апостола, который говорит: «аще же кто лишен есть пре­мудрости, да просит от Бога, всем подающаго нелицеприемне, и дастся ему» (Иак.1.5).

Молитвою о вразумлении и помощи свыше да утешают себя и истинные ревнители о благе отечества, когда видят малоуспешность или без­успешность своих усилий. Ибо, подумавши обо всем, не можем успокоительно остановиться ни на чем человеческом,— и невольно вырывается возглас из сердца: Аще не Господь! — а наши меры слабы.

Он, многомилостивый, столько раз спасавший Россию от окончательного разорения, имиже весть судьбами, устроит, что сберегутся в нас и существенные стихии нашего духа, несмотря на сильный напор явлений и действий, растлеваю­щих его по всем сторонам. Владычица Богоро­дица! Сохрани русский народ русским во всем, и таким вручи его хранимому Тобою благовер­ному Государю Цесаревичу Николаю Александ­ровичу. Аминь.

8 сентября 1864 г.

 

Слово на Воздвижение Честного Креста Господня (Господь наш Иисусу Христос, крестом упразднив смерть, даровал нам в нем жизнь вечную, и всякий человек, желающий приобщиться этой жизни, должен подъять некоего рода крест. Вот сокращенное учение о жизни, даруемой Крестом)

 

 

«Якоже Моисей вознесе змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну человеческому, да всяк веруяй в Онъ не погиб­нет, но имать живот вечный» (Ин.3, 14-15).

 

Таинственна и неизъяснима, братие, пре­мудрость крестная! И первое, чего не может понять ум наш, это есть жизнь, проистекшая от Креста. Крест — орудие смер­ти, и притом самой поносной; между тем Цер­ковь восхваляет его живоносным, живодавцем, Древом жизни и бессмертия, падших воздвижением, всех воскресением, и вообще приписывает ему все те блага, коих ищет, истинный христиа­нин в сей жизни и каких надеется в будущей. Как истинная жизнь происходит от Креста, это во всякое время было соблазном для суеверных и безумием для суемудрых. Но чего не постига­ет ум, то должна видеть и содержать вера, и мы оживляемые Крестом, не безвинны, если не забо­тимся познавать живоносную силу, сокрытую в Кресте, размышлять о ней и поучаться непре­станно, по примеру апостола Павла, который (бу­дучи в Коринфе), «не судил что и ведети, точию Иисуса Христа, и сего распята» (1Кор.2.2), и который отли­чительным свойством спасаемых поставляет опытное познание силы Креста; «слово крестное погибающим убо юродство есть, а спасаемым нам сила Божия есть» (1Кор.1.18). Если же так поступать долж­ны мы всегда, то тем паче ныне, когда Святая Церковь, призывая нас к поклонению честному и Животворящему Кресту, тем самым склоняет к нему наше внимание и сердце. Будем же по­учаться тайне Креста, чтоб видеть, как течет из него истинная жизнь.

Сердцем веруем и устами исповедуем, что Господь наш Иисус Христос, Крестом упразднив смерть, даровал нам в нем живот вечный и что всякий желающий приобщиться сего жи­вота, должен подъять некоего рода свой крест. Вот сокращенно все учение о жизни, даруемой Крестом!

«Веруем, что Господь наш Иисус Христос, Крестом упразднив смерти, даровал нам в нем живот вечный». «Тайн еси, Богородице, рай, невозделанно возрастивший Христа, имже Крестное живоносное на земли насодися древо», — поет Свя­тая Церковь (Ирмос 9-ой песни Канона на Воздвижение Креста). Что древо жизни посреди рая сла­дости, то Древо Креста посреди земли, плачев­ной юдоли смерти. В раю было еще другое древо, о коем сказано: «в оньже аще день снесте от него, смертию умрете» (Быт.2.17). Прародители вкусили — и умерли. Их преслушанием жизнь была потеря­на во всем ее пространстве: была потеряна жизнь вечная, ибо с падением заключился рай и явился ад жилище состоящих под гневом и клятвою; по­теряна жизнь духовная, ибо с возношением на ум Божий испало из души ревностное помышление о Боге и Богоугождении, составляющее суще­ство духовной жизни; потеряна жизнь телесная, ибо вслед затем сказано: «земля еси и в землю отыдеши» (Быт.3.19). Смерть воцарилась на земле и во всех сынах Адама стала царствовать вместе с гре­хом. «Единем человеком грех в мир вниде, и гре­хом смерть, и тако смерть во вся человеки вни­де» (Рим.5,12). Все человечество стало представлять один мертвый труп, а земля — вообще мрачное клад­бище. И о всем роде человеческом можно было сказать как о сынах Израилевых: поле, полное костей (Иез.37,2). Но когда здесь, на земле, водворялась смерть, свыше полагалось начало новой жизни новому бытию в жертве Единородного Сына Божия, Который сказал Отцу Своему: «се иду... сотворити волю твою, Боже мой... всесожжений о гресе не восхотел еси, теложе свершил ми еси» (Пс.39,7-9). Сия воля тогда же была открыта в определении стереть главу змия; и живоносная сила будущей жертвы тогда же начала действовать верою в Грядущего. Наконец, по исполнении времен, Един родный Сын Божий действительно снисшел на землю, принял на Себя человечество, пострадал и умер на кресте. Сею крестною смертию умерщвлена смерть и возвращен нам истинный живот во всем его пространстве: возвращен живот вечный, ибо со креста сказано и разбойнику Гос­подом: «днесь со мною будеши в рай» (Лк.23,43); возвращен жизнь телесная, как сие явлено было особенны знамением в самый час смерти Господней на кре­сте, когда «гроби отверзошася и многа телеса усоп­ших святых восташа» (Мф.27,52).

Возвращена жизнь духовная, ибо распятый Христос Господь соделался для званых силою и премудростию во спасение (1Кор.1,24). А таким образом истинная жизнь опять воцарилась на земле. Единый Бог имеет живот в Себе. Мы потолику мо­жем жить, поколику Бог дарует нам жизнь при живом общении с Ним. Грех разлучил между нами и Богом: мы потеряли благоволение Божие и умерли. Спаситель, восприяв на Себя наше естество, крестною смертию Своею примирил нас с Богом. Бог возвратил нам Свое благоволение, и мы оживотворились. Вот как и почему Древо Креста соделалось Древом Жизни и бессмер­тия, почему Крест — свет вечный, мертвых вос­стание, всех воскресение, как воспевает Церковь (в каноне Животворящему Кресту).

Но живоносный от Креста источник не раз­ливается сам собою для оживления не имеющих жизни, как разливался четырьмя потоками рай­ский источник напояти лице земли. Нам самим должно приблизиться к нему, чтоб оживить свой омертвелый состав его животворною силою, са­мим должно подклониться под сень его, чтоб костям сухим и мертвым он дал жилы, возвел на них плоть, простер по ним кожу и вселил Дух свой в них. А без сего Крест вечно будет заклю­чать в себе жизнь, а мы по-прежнему можем ос­таваться мертвыми; без сего все вокруг нас бу­дет восставать и оживляться, а мы навсегда можем пребыть сухими и безжизненными костями. Как же и чем приобщиться живоносной силы Креста? Как и чем привиться к сей единой истинно жи­вой маслине? — «Иже хощет по Мне ити, да от­вержется себе, и возмет крест свой, и по мне грядет», говорит Господь (Мк.8,34). «Иже Христови суть, плоть распята со страстми и похотми», учит апостол Павел (Гал.5,24). Нет иного пути к общению со Христом понесшим крест, как подъятие каждым своего креста, состоящего в распятии плотского чело­века с его страстьми и похотьми. Источник на­шего оживления — в сообщении нам спаситель­ных скорбей и смерти Господа нашего, коего с таким рвением искал апостол Павел, вся уметы вменивший ради Него (Флп.3.8). Но удостоиться сего со­общения мы можем не радостями, а скорбями же, каковы суть внутренние скорби самораспинания. И вот где начало нашей духовной жизни.

Человек по падении стал двойствен. В него вошел иной закон, действующий в членах его, противовоюющий закону ума и пленяющий его за­коном греховным, вошло как бы иное лицо, иной человек, у которого есть и своя голова — гор­дость, и свои руки — корыстолюбие, и свое чре­во — плотоугодие; сей пришлый человек стес­нил собою прежнего человека, подавил прежнюю нашу истинную жизнь. Потому, чтоб восстано­вить и воскресить сию жизнь, надлежит умерт­вить того чуждого человека, который всем без­законно завладел в нас, стал душою всей нашей деятельности. Желающий спастись должен погубить сию душу, по заповеди Спасителя (Мк.8.35). И дей­ствительно, все губящие ее чрез внутреннее рас­пятие, и только они одни, и начинают жить ис­тинно по духу. Из креста, на коем совершается распятие греховного человека, из него собствен­но и источается для каждого силою благодати Божественной наша духовная жизнь. Ибо когда греховный человек будет поражен во главу,— гордость, тогда вместо ее в духе водворится сми­рение; когда пригвоздят руки его,— корысто­любие, тогда место его заступит нестяжательность; когда пребиются голени, — плотоугодие, тогда родится вместо его целомудрие; когда, наконец, пронзено будет самое сердце его — са­молюбие, тогда дастся боголюбезное самоотвер­жение. Самоотвержение со смиренномудрием, нестяжательностию и целомудрием составляют первые начатки, первые стихии образующейся духовной жизни, которой после остается только давать свободу и благоприятствовать, чтоб она возросла, укрепилась и пришла в полноту. Ибо чем более умерщвляется грех, тем более ожива­ет дух, чем решительнее и безжалостнее самораспинание, тем вернее и благоуспешнее возрас­тание истинной жизни, по степеням ее, коими восходит она от силы в силу, пока дойдет до меры полного своего возраста.

Так истинная жизнь происходит от Креста Жаждая жизни, поспешим на живоносные воды источаемые Крестом. Да не устрашают нас в сем спасительном деле болезненные скорби крестоношения. Правда, прискорбно крестное шествие вслед Спасителя, но с Ним соединены высокие утешения.

Труден путь, ведущий к жизни, но есть для идущих там и надежные подкрепления. Тот же самый Крест Христов, который есть основание и начало нашего оживления чрез крест внутрен­ний, будет для нас утешением и помощию. Кто возлюбит его и сею любовию перенесет как бы в свое сердце, тот непрестанно будет и наслаждать­ся его сладостию и преисполняться его силою. Того не смутят волны помыслов и похотствований, Крест Христов, подобно жезлу Моисееву, пресечет сие море и доставит ему безбедное прехождение. Того не поколеблют ни внутренние болезни сердца, расстающегося с любезными ему вещами, ни внешние озлобления неправды, все­гда враждующей против правды: целебная сила Креста Господня с избытком усладит горести души, как некогда древо, положенное Моисеем в источник, отъяло горечь у вод его. Пусть обыдут его все враги спасения и жизни: всесильный Крест Христов отразит и поразит их, как пора­жало врагов Израиля воздвижение рук Моисея. Но что всего желательнее, на того он низведет благословение Божие на все благие начинания и труды его, как Иаковлево крестное возложе­ние рук на Ефрема и Манассию низвело на них и потомство их обильные блага; — низведет бла­гословение, с коим всякое доброе и полезное предприятие будет совершаться легко, успешно, многоплодно, от которого будет он процветать в Церкви Божией, как крин сельный, как древо при источнике вод. Еже буди всем нам благодатию Господа нашего Иисуса Христа, ради нас подъявшего Крест и им нас оживившего. Аминь.

1843 г.

 

Слово на Воздвижение Честного Креста Господня (Крест Христов был лествицей восхождения из ада в рай для тех, которые жили до Господа Иисуса Христа. Для нас он есть лествица восхождения на небо тотчас про разрешении души от тела, но восходят по ней только те, которые обыкли ходить под крестом в настоящей жизни)

 

«Слово крестное погибающим юродство есть, а спасаемым нам сила Божия есть».1Кор. 1,18

Такую благую мысль вложил Господь в сердце здателей храма сего — посвятить его славе Креста Своего! Как это уте­шительно для живых и спасительно для отхо­дящих! Как много пищи вере доставляет это со­четание славы Крестовоздвижения с временным покоищем прахов наших по отходе из сего жи­тия! Припоминаю при сем нашу многознамена­тельную икону Воскресения!.. Там изображает­ся Крест, который нижним концом ниспущен во ад и своею поперечиною опирается о землю…По продольной части ниспущенной во ад, восхо­дят праотцы наши — Адам и Ева... а за ними и другие праведники, влекомые десницею Госпо­да, стоящего на верхнем конце. Думаю, для вас понятен смысл сего изображения! Оно означает, что Господь Крестом Своим разрушил ад и выс­вободил оттуда всех, до пришествия Его содер­жащихся там.

Стало быть, Крест Христов был лествицею восхождения из ада в рай для тех, кои жили до Господа Иисуса Христа... Что же он для нас? Для нас он есть лествица восхождения на небо, тотчас по разрешении души от тела. Ибо ныне верующие во Христа Иисуса не нисходят во ад.

Как же для нас должно быть утешительно, что близкие к нам, оставляя мир сей, не бывают поражены безвестностию пути в новом своем состоянии, а сретают его готовым тотчас, и как сладка уверенность, что того же утешения, мо­жет быть, не лишены и мы.

Таким образом, благодарение Господу, все сие Для нас устроившему. Для всех отходящих из сей жизни уготована лествица восхождения на небо — именно Крест... но самым делом восхо­дят по ней только те, кои обыкли ходить под крестом в настоящей жизни... Те же, которые в настоящей жизни не успели или не захотели ходить под крестом как следует, никакой поль­зы не получат оттого, что есть для отходящих отсюда лествица на небо. Ибо они или не найдут ее, или, и нашедши, не возмогут воспользо­ваться ею.

После сего можете вывесть урок, который внушает нам Крестовоздвиженский храм — на кладбище! Утешайтесь, как бы так говорится сим что по отшествии из тела готов вам будет вос­ход на небо — в Кресте; но вместе позаботьтесь и о том, чтоб подготовиться навыком восходить по нем и подготовиться благоразумным хож­дением под крестом в продолжение настоящей жизни.

При этом не воздохнул бы кто в горести,— как быть? где взять крестов и как ходить под тяжестию их? — Не беспокойтесь! Господь знал, что без крестов нам нет спасения, потому так устроил нашу жизнь, что мы бываем поминутно и со всех сторон обложены крестами. Остает­ся только одно с нашей стороны... восприни­мать на себя и нести свои кресты как следует... Я вам укажу, какие это кресты и как воспри­нять их и нести.

Первый крест есть — горестное наше на зем­ле сей пребывание, исполненное скорбей, лише­ний, неудовольствий, болезней и всякого рода бед. Ведь мы созданы для блаженства, но, пре­ступив заповедь, изгнаны из рая, — и вот несем епитимию временного пребывания в сей юдоли плача и сетований... Никто не свободен от сего креста; но всякий волен и обратить его в цели­тельное себе врачевство, и отравлять им свою жизнь. Чтоб сего не случилось, вот что надоб­но... Надобно сие состояние считать заслужен­ным и говорить Господу искренно: не стою луч­шего; затем окаявать себя, что сами виноваты во всем том, и, наконец, благодушно нести все скор­бное. Только ходя так, под сим крестом, мы по­лучим дерзновение и по отходе отсюда восхо­дить по Кресту на небо.

Второй крест есть вся совокупность наших слабостей и неправых чувств и расположений нашего сердца. Бог сотворил человека правым, но, вняв совету змия, он принял в себя семя зла, которое извратило его добрую природу... не ис­требило ее, но, привившись к ней, стоит пред ли­цом ее, как соблазн и искушение. Никто не сво­боден и от сего креста, и кто не знает, как он беспокоен и скорбен? Тому, кто хочет обратить сей крест в свою пользу, вот что надобно де­лать! — Не поддаваться ни за что неправым влечениям сердца; поддавшись нечаянно — ка­яться и снова установлять себя в бранное поло­жение против страстей. Всякий отказ страстным требованиям, всякая победа над ними есть шаг под Крестом и приготовление к посмертному поступательному восхождению по Кресту в рай.

Третий крест, или образ креста есть неизбеж­ен для нас труд и соединенные с ним тягота и терпение в исполнении лежащих на нас обязанностей. Нет ни одного человека, свободного от обязательств. Но исполнение их неизбежно тре­бует напряжения сил и постоянства, или, что то же, труда и терпения... Таким образом, терпение в постоянном исполнении лежащих на нас обя­занностей с преодолением всех сопряженных с тем препятствий есть крест и вместе то, как можно надлежащим образом им воспользоваться. Ты отец или мать — терпи, исполняя обязанности отца и матери... Ты судья... терпи, исполняя долг добросовестного судьи (о недобросовестном не­чего говорить... тот сам себя вешает на крест в пагубу). Ты учитель — веди дела учительства с неутомимостию... Ты купец — веди дела купе­чества как следует... Так всякий, исполняя обя­занности своего места и звания, встретится с тер­пением и трудом, или, что то же, со крестом, который неся благодушно, будет приобретать силу и к загробному свободному восхождению по Кресту на небо.

Есть и еще множество других крестов: есть крест умерщвления суемудрия, крест распятия своеволия, крест отвержения всяких утех, или, в совокупности все, крест строгого самоотвержен­ного жития; и еще, выше всего — крест Богопре-данности,— когда замирает у человека всякое помышление об устроении своей участи времен­ной и вечной от предания себя в волю Божию.

Вот сколько крестов!... и еще не все... Да и зачем их исчислять все подробно... Все дело относительно их кратко — вот в чем состоит.

Неся благодушно доставшуюся тебе долю и борясь мужественно со страстьми и похотьми, иди с терпением путем обязательных для тебя дел, силясь достигнуть в безмятежную область решительного предания себя в волю Божию.

Сим образом жительствуя, мы несомненно приобретем силу и дерзновение к беспрепят­ственному восхождению по Кресту на небо по исходе из сего жития!.. Господь да умудрить всех нас сотворить так. Ропщущий на свою участь, работающий страстям, ленивый на обязательные дела, своенравный и суемудренный — тоже не­сут кресты, но не во спасение себе... Да избавит нас Господь от сего неразумия, в котором, чая себя спасать, губим себя, не подозревая козней врага, сим образом опутывающего нас и заранее подготовляющего нас в жертву себе — в другой жизни. Аминь.

1859 г.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.