Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Слово на Вознесение Господне (радость Церкви, празднующей Вознесение Господне, которое есть величайшее Его прославление. Что значит Вознесение Господа для мира видимого и невидимого?)





 

«И тии» (Апостолы) «поклонишася Ему» (возносящемуся Госпо­ду) «и возвратишася в Иеруса­лим с радостию великою» Лк. 24, 52

 

Расставаясь с теми, коих искренно любим, мы не можем не скорбеть, не можем не чувствовать печали, а апостолы — с горы Элеонской, где они разлучились с Господом, воз­вращались с радостию великою. Возлюбленный Учитель, Который один открывал им всякую ис­тину и разгонял мрак сомнений, налегавший иног­да на души их, оставляет их как бы себе самим, а они радуются; единственный их Покровитель и Защитник оставляет их среди иудеев, народа» враждебного Христу и всему Христову, а они радуются; Христос Господь, от беседы с которым сердце их исполнялось живою радостию, остав­ляет их в мире, полном неудовольствий, скорбей всякого рода бедствий, а они радуются. Непо­датное чувство! И мы не поймем его, братие, если будем смотреть на апостолов, как на простых человеков, и будем рассуждать об них по-чело­вечески. До Воскресения Господня, когда они ближе были к нам по мыслям и чувствам, и их сердце, подобно нашему, исполнилось скорбию, когда возвестил им Господь, что Он хочет отой­ти от них; но теперь, когда воскресший Господь дний четыредесять говорил им об устроении Царства Своего на земле, когда дуновением Его сообщенный Дух очистил и просветил их мысли и чувства и, может быть, преимущественно рас­крыл пред ними тайну Вознесения Господня — теперь они уже не разумели возносящегося Хри­ста по плоти и потому не могли питать подоб­ных нашим скорбных чувств разлучения, теперь сами они ясно разумели, что лучше есть, да отыдет от них Господь. Уверенность, что с Вознесением Господа соединены высокие блага, не только из­гоняла из душ их всякую тень печали, но, на­против, исполняла их великою и неизъяснимою радостию. В наше время, братие, нет необходи­мости раскрывать высокие плоды Вознесения Христова с тою целию, чтобы утолять печаль об оставлении Господом земли, печаль, могущую потемнить светлость настоящего торжества. Свя­тая радость Апостолов в Вознесении Господа на­следована Церковию и слышится ныне в хвалеб­ных песнях Вознесшемуся. Но тем не менее мы должны знать силу Вознесения Господня, тем не менее обязаны благоговейно приникать мыслию в его тайну и значение в устроении нашего спасе­ния с тем, чтобы возвысить и окрылить, а может быть, возбудить чувство непритворной радости, с которым торжествует Вознесение Господа Свя­тая Церковь. Размышлением о сем высоком знаменовании и силе Вознесения позвольте занять в настоящее время ваше благочестивое внимание.



Что значит Вознесение для Самого вознес­шегося Спасителя?

Для Самого Спасителя Вознесение есть, по учению отцов Церкви, высочайшее его прослав­ление и облечение Царственною Божественною властию.

Есть высочайшее прославление.— Господь наш Иисус Христос есть Богочеловек — совер­шенный Бог и совершенный человек. Совершен­ный человек и сам по себе высок и славен; сколь­ко же он должен соделаться выше и славнее, когда в его природу облекается Бог, внутреннейшим союзом соединяется с ним? — Здесь его творная слава возвышается до славы Твор­ческой, Божественной. Так Господу Спасителю, по естеству его, должно бы всегда быть облеченным неувядаемою славою и бесконечным вели­чием. Но поелику «началника спасения» нашего, по непостижимому Совету Божию, «надлежало совершити страданми» (Евр.2.10), то Господь сокрыл на время свою Божественную славу в глубокой не­известности, Божество — в уничиженном че­ловечестве, господство — в смиренном зраке ра­ба, словом — умалил себя во всем, чтоб в не славном виде пройти муки крестного распятия. Теперь, когда крест уже подъят, когда болезня­ми на нем исцелены язвы человечества, снято на­казание с мира нашего, смерть попрана, ад уп­разднен,— теперь что могло препятствовать Господу облечься славою, которую имел Он у Отца, прежде мир не бысть? Уничижение ис­полнило свое дело — для чего долее оставаться в нем? — Имя Божие явлено — оставалось, по закону Правды Божией, прославить и Того, Кем оно явлено. — И ныне «видим мы Иисуса за при­ятие смерти славою и честию венчанна» (Евр.2,9). «Бог превознесе Его и дарова Ему имя, еже паче всякаго имене» (Флп.2,9)... «посадив одесную себе на небесных, пре­выше всякаго началства и власти, и силы, и гос подъства, и всякаго имене, именуемаго не точию веце сем, но и в грядущем» (Еф.1,21-22).

В Вознесении Спаситель облекся Царственною, Божественною властию и силою. Царство Божие, основанное Спасителем на земле, было еще так мало, как зерно горчичное. Надлежало распрос­транить его по всем концам земли, украсить и возвеличить соответственно его достоинству укрепить и оградить против всего враждебного ему, устроить его и управлять им до исполнения всего, предначертанного в Вечном Совете Божием о сем Царстве. Но для сего Основателю и Учредителю его необходимо иметь власть не только над родом человеческим, из которого со­стоит сие Царство, но и над Ангелами, чтобы посылать их в служение хотящим наследовать спасение; над духами злыми, чтобы защищать людей от их коварства, злобы и насилия, над при­родою, чтобы течение ее направлять к обраще­нию, укреплению и прославлению сынов Цар­ствия, — вообще над всем миром, чтоб его вещам дать такой ход, при котором люди легко могли бы приходить к Нему, а чрез Него к Богу, и что­бы, таким образом, Царство Божие возрастало, укреплялось и прославлялось. Посему-то воз­несшийся Господь, седши одесную престола ве­личества, восприял «всякую власть на небеси и на земли» (Мф.28,19). Бог помазал Его «в Царя царем» (Апок.19,16), «вся поко­ри под нозе Его» (Еф.1,22), подклонил Ему «всяко колено небесных и земных и преисподних» (Флп.2.10), так что ничто не осталось Ему не покоренным, «разве Покоршего Ему вся» (1Кор.15,27). Сею-то Царственною силою, сим мудрым хранением Церкви и направлением ее к предназначенной славе Господь всегда пребыва­ет в ней и пребудет во вся дни — до лет устро­ения всех (Еф.1.10). «Когда же наконец покорится Ему все, тогда и Он Сам покорится Покоршему Ему всяческая, да будет Бог всяческая во всех» (1Кор.15,28).

Что значит Вознесение Господа для всего ми­ра видимого и невидимого? О значении Возне­сения Господня в сем обширном отношении мы и помыслить бы не могли со своим слабым, со­кращенным и долупреклонным соображением, если бы не руководствовал нас на сем пути бла­гоговейного созерцания славы возносящегося Гос­пода апостол Павел, который, имея ум Христов, измерил всю глубину, высоту и широту силы Воз­несения Христова. «Сшедый», говорит он, «той есть и возшедый превыше всех небес, да исполнит вся­ческая» (Еф.4.10)... «яко в Нем благоизволи (Отец) всему ис­полнению вселитися, и тем примирити всяческая в себе, умиротворив кровию креста Его, чрез Него, аще земная, аще ли небесная» (Кол.1,19-20), — благоизволи «возглавити всяческая о Христе, яже на небесех и яже на земли в Нем» (Еф.1.10). То есть, по учению Апосто­ла, Вознесением Своим Господь восполнил все­ленную и возглавил в Себе все, что на небе и что на земле. Высоко и таинственно учение сие. Понять его вполне и объяснить может только тот кто имеет ум, подобный уму апостола Павла Со своей стороны осмеливаемся только присо­вокупить следующие мысли, коими думаем хоть сколько-нибудь приблизиться к Божественному апостольскому учению.

Природа представляет непрерывную цепь су­ществ, которая начинается с низших классов и простирается до самого Царства чистых духов. Целость сей цепи, а следовательно, и целость всей природы требует того, чтобы каждый класс су­ществ жил и действовал соответственно своему месту — своей природе и своему назначению. Ибо только в таком случае может оставаться ненарушимым стройный чин ее. Когда человек пал, сделался преступным, стал жить не так, как следовало жить человеку, и потому выдвинулся, так сказать, из своего места, на котором постави­ла его премудрая десница Творца, тогда строй­ный чин природы нарушился, одно звено из непрерывной цепи ее существ выпало, и во все­ленной открылась некоторая пустота. Сын Бо­жий сошел с неба, облекся в человека, снисшел до глубины его падения, очистил его, освятил и в Себе Самом вознес в тот чин, в котором он сто­ял и в котором должен стоять по своей природе. Сим действием бесконечной благости Божиеи, падением открывшаяся пустота во вселенной снова восполнена, нарушенный порядок ее вос­становлен, прерванная цепь снова воссоединена. Сию-то сокровенную силу Вознесения открыва­ет Апостол, когда говорит: «сшедый, Той есть и возшедый превыше всех небес, да исполнит вся­ческая, яко в Нем благоизволи (Отец) всему ис­полнению вселитися».

Что значит, наконец, Вознесение Господне для рода человеческого — для нас самих, братие?

Для нас Вознесение Господа есть все. В нем — наша слава и величие, в нем несомненное упова­ние спасения, из него — нам Божественные силы к животу и благочестию, оно — твердыня на­дежды нашей. Господь Иисус Христос есть наш Господь. Потому вся сила, весь плод Его Возне­сения принадлежит собственно нам. «Возшед на высоту, Он пленил плен и даде даяния» преиму­щественно нам, «человеком» (Еф.4,8).

Слава Вознесения Господня есть наша сла­ва. Вознесшийся Господь принял Божескую честь и славу без сомнения по человечеству, ибо Его Божество всегда сияло неизменною Божест­венною славою. Но для кого Он и восприял сие человечество, как не для нас? — Для нас Он Родился, для нас страдал, для нас воскрес и воз­несся. Мы в Нем родились к новой жизни, в Нем страдали, в Нем воскресли, вознеслись на небо и сели одесную Бога. Это нас, учит Апостол, Бог «воскреси и спосади на небесных во Христе Иисусе» (Еф.2.6). Человек глубоко пал, столь глубоко, сколь высоко возмечтал подняться. Неизреченная бла­гость Божия, спасая его во Христе, возносит его теперь столь же высоко, сколь глубоко он пал Будете яко бози — вот что адская хитрость по­ставила камнем претыкания! И истинные хрис­тиане теперь действительно яко бози во Христе Иисусе, Господе нашем. «Пойте же все человеки, победную песнь Христу, возшедшему со сла­вою на небо и спосадившему нас одесную Бога Отца!» (См.1-ю песнь Канона на Вознесение).

Слава Вознесения Господня есть несомнен­ное упование спасения нашего. Человек преступ­лением соделался врагом Богу, отделился от него, блуждал во мраке и не мог и не смел паки при­ступить к Престолу Божию. Господь нашел его, блуждающего, взял на Себя и воссоединил с Богом. Ныне видим человека на небе, у Престо­ла Божия, примиренным с Богом и усыновлен­ным Ему. Единородный Сын Божий — говорит Епифаний, архиепископ Кипрский,— как доб­рый пастырь, оставил в высотах небесных девя­носто девять овец — Ангелов, чтобы найти одну заблудшую, и нашед, Он взял ее на рамена Свой и, вручая ныне Отцу Своему, говорит: «Отче! Я обрел заблуждшую овцу, которую лу­кавый змий, коварно обольстив, завел на пути греха и омрачил идолослужением чистоту Богопознания. Увидев ее, погрязшую в тине нечес­тия, Я скоро исхитил ее всемогуществом Моим, омыл ее в струях Иорданских и умастил благо­уханием Святого Духа Моего, ныне чрез Вос­кресение пришел к Тебе, нося достойный Твоего Божества дар — сию духовную овцу». (Слово на Вознесение. Воскресное Чтение. 1839. № 7.) Слава Господу, вознесшемуся и Своим Вознесе­нием примирившему нас с Богом и воссоеди­нившему с Ним!

Вознесением Господним поданы нам все Бо­жественные силы, яже к животу и благочестию. Господь Вознесением Своим возвеличил чело­века, примирил его с Богом и усыновил Ему. Но первоначально сии высокие блага совместились только в Нем Одном — в Его ходатайственном, искупительном Лице. Чтобы и каждый человек облекся Его славою, вступил в мир с Богом и восприял всыновление, для сего необходимо ему наперед облечься смертию Христовою, усвоить себе силу заслуг Искупителя и во всем подобиться Ему. Но к сим кто доволен?1 — Здесь надлежит оживляться спасительною верою, но вера не от нас,— надлежит возжечь крепкую любовь, поселить в сердце кротость, смирение благосердие, повиновение; но еже хотети таких добрых расположений прилежит нам, а еже соделати — возбудить и утвердить в себе — не обретаем. Вся наша надежда в сем деле есть Божественная сила и благодать Всесвятого Духа. И сей-то спасительной благодати, так необходи­мой для нас, не было на земле до тех пор, пока не вознесся на небо Господь. «Не у бе Дух Святый» свидетельствует евангелист Иоанн, «яко Иисус не у бе прославлен» (Ин.7,39). Сам Господь ниспос­лание Святого Духа так тесно соединяет со Сво­им Вознесением, что, как говорит Он, без Его Вознесения не низшел бы к нам Дух Святой. «Уне есть вам», так утешал Он апостолов, скор­бевших об отшествии Его, «уне есть вам, да Аз иду; аще бо не иду Аз, Утешитель не приидет... аще ли же иду, послю Его к вам» (Ин.16,7). Почему Возне­сение Господне необходимо для ниспослания Святого Духа — это для нас тайна. Без сомне­ния, с одной стороны, требовал сего порядок устроения спасения нашего, по которому Духу Святому надлежало освящать человеческий род облечением Его в заслуги Христовы, что он не мог начать, пока Иисус Христос восседением одесную Отца не окончил Своего дела; с другой— состояние нашего отяжелевшего и огрубевшего естества, которое не могло вместить в себе Духа, пока Господь не освятил его в Себе и не соделал, таким образом, удобным перехожде­ние Духа чрез Себя на весь род человеческий, верою соединяющийся с Ним; но как все сие совершается в домостроительстве спасения на­шего, сего не постигаем. Знаем только, что не было на земле Духа, ибо Иисус Христос не был еще прославлен. Ныне, вознесшись, Он облек­ся Божественною славою и Дух Святой — в мире. Знаем, что Утешитель не нисшел бы, если бы не восшел Господь. Ныне Господь вознес­ся—и Утешитель обитает с нами, действует в нас, животворит и возводит к Богу — вслед Христа. Слава вознесшемуся Господу, Вознесе­нием Своим даровавшему нам даяние благодати Всесвятого Духа.

Вознесение Господа есть твердыня надежды нашей. Кто, ревнуя по славе вознесшегося Гос­пода, начинает искать вышних, «идеже есть Хри­стос, одесную Бога седя», начинает мудрствовать «горняя, а не земная», и живот свой со Христом сокрывать в Боге (Кол.3,3), тот в сем славном деле встречает необходимо два главных искушения, кои могут сильно потрясти душу, поколебать твердость ее намерений, ослабить решимость неук­лонно шествовать вслед Христа. Это внутренние и внешние скорби и неизбежные грехопадения в том и другом случае крепкий щит для души есть созерцание славы вознесшегося Господа Теперь пусть все роды бедствий соберутся над главою христианина, пусть вооружится против него весь мир и весь ад, пусть внутренняя брань со всею своею злобою возникнет из глубины нео­чищенного сердца, он не поколеблется — муже­ственная твердость его еще более возрастет при сем, решимость воли его еще более окрепнет. Он убежден, что его жительство на небесах (Флп.3.20), там, где Христос, убежден, что «недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися» в нем (Рим.8,18), славе, которою видит облеченным вознесшегося Христа, убежден, что побеждающий до конца восприимет честь — восседать на Престоле Сла­вы, как победил и воссел Христос. Потому, забы­вая все, стремится к почести вышнего звания, как бы течение внешних обстоятельств его жизни и временные смятения души было дело, совсем до него не касающееся. Гораздо чувствительнее и опаснее бед и скорбей грехопадения, которым подвергается человек по слабости или неосмот­рительности. Они стесняют свободу его благих мыслей и чувств, останавливают ход его добрых преднамерений, покрывают стыдом пред собою, ослабляют дерзновение пред Господом, а при большем напряжении умаляют святую реши­мость, повергают в равнодушие и беспечность и приближают к отчаянию. Близкая и ужасная опасность; но созерцающий умным оком вознес­шегося Господа, можно сказать, даже не знает такой опасности. Там, «одесную престола величествия на небесех» открывается ему «Первосвящен­ник», Который «своею кровию вниде во Святая, вечное искупление обретый», — вниде «в самое небо, да явится лицу Божию о нас» (Евр.8,1;9,12,24), там видит он «Ар­хиерея велика, прошедшаго небеса» (Евр.4,14), Который «едину о гресех принес жертву, седит одесную Бога» (Евр.10,12)... «всегда жив сый, еже ходатайствовати» о нас (Евр.7,25). А отсюда изливается в душу его непоколебимое убеждение, что теперь нет уже решительного, неотвратимого, неизменного осуждения, убеж­дение, которое воодушевляет его вслух всех ис­поведать дерзновенное упование спасения во Христе Иисусе: кто может обвинить избранных Божиих? — Бог оправдывает их. Кто дерзнет осуждать? — Христос (Иисус) умер, но и вос­крес, Он одесную Бога и ходатайствует о нас (Рим.8,33-34). Посему «аще и согрешит кто, ходатая имамы ко Отцу, Иисуса Христа праведника» (1Ин.2.1).

Так, братие, прославление и воцарение Гос­пода, исполнение и возглавление горнего и доль­него, возвышение, примирение, освящение и ук­репление ищущих спасения людей — вот те славные плоды Вознесения Господня, которые воздвигают ныне и небо и землю, Ангелов и человеков к прославлению и благодарению Гос­пода вознесшегося и к изъявлению взаимной радости о Нем. «Дадим убо Богу величие, вос­кликнем победную песнь Ему, ликуем, воспоем, рукоплещем Ему! Бог наш восходит от земли на небо, Ангелы и Архангелы приветствуют Его там, как своего Зиждителя и Владыку» (См.8-ю песнь Канона на Вознесение). Но от­кровенным лицем славу Божию взирающе, во­одушевимся, ради сей же славы, ревностию к тому, чтобы и самим в тот же образ преображаться «от славы в славу» (2Кор.3,18). Спосажденным во Христе на не­бесных, где естественнее пребывать и мыслию, и чувством, и хотением, как не там, где вознесший­ся и спосадивший нас в Себе Господь наш Иисус Христос. Аминь.

1840 г.

 

 

Слово на Пятидесятницу (Что значит «празднуем Духа пришествие»? Дух Божий ведет приемлющих его к предназначенному совершенству. Начало всему – покаяние, средина – труды и подвиги в очищении сердца от страстей, конец – священнотайное Богообщение)

 

«Святым Духом всяка душа живится, и чистотою воз­вышается, светлеется Тройческим единством свяященнотайне» Степенна 4-го гласа.

 

«Пятдесятницу празднуим и Духа прише­ствие, и таинство елико, яко велико же и честно» (Стихира на Господи воозвах). Празднуем Духа пришествие. Неужели же прежде не было в нас Духа? — Да! — «Не у бе Дух Святый», говорит Евангелие (Ин.7,39), и люди жили, «Духа не имуще», учит Апостол (Еф.2.12). Про­рок же Иезекииль видел состояние рода человеческого по духу под образом поля, полного кос­тей, «сухих зело», из коих, по первом проречении (Ветхий Завет), иные совокуплялись только «каяждо ко составу своему», иным «быша» уже «жи­лы и плоть растяше, и восхождаше им кожа верху, духа же не бяше в них» (Иез.37,7.2). И вот причина «Не у бе Дух Святый, яко Иисус не у бе прослав­лен» (Ин.7,39). Дух Божий отступил от человека за пре­ступление заповеди и дыхание жизни Божествен­ной замерло в нем по принятии тлетворного дыхания духа искусителя. Когда же Господь при­мирил нас Богу смертию Своею и прославился в Воскресении, Вознесении и седении одесную Бога Отца, тогда отверзся снова вход духу Божию к людям. «Возшед на высоту, Он пленил есть плен и даде даяние человеком» (Еф.4,8). Бог вдохнул в первозданного человека дыхание жизни Боже­ственной; грех умертвил его. Ныне Бог дает че­ловеку «новый Дух» (Иез.36,26) вдыхает в него новое дыха­ние жизни, чтобы оживотворить умерщвленную грехом душу. И исполнилось вторичное проречение Иезекииля: «прорцы о дусе, прорцы сыне человечь... И прорекох, и вниде в ня дух жизни, и ожиша и сташа на ногах своих, собор мног зело» (Иез.37,9-10). Апостолы были первыми живоприемными Его со­судами; «от Апостольских же наченший ликов, Он излился потом на всяку тварь» (См. Стихиру на стиховне: «Ныне утешительный Дух на всякую плоть излияся, от апос­тольских бо ликов наченший»), и оживотворяя всех приемлющих, «всяцем осязанием подаяния, по действу в мере единыя коеяждо части», составил и счинил великое «тело» Церкви, «возращающее всяческая в Господа», и еще «растущее возращением Божиим» (См.Еф.4,15-16; Кол.2,19).

Так, благочестивые слушатели, Дух Святой для всех есть «живот и животворящий» (1Кор.15,45): чрез Него подобает родитися свыше всякому, приходяще­му в мир; тем созидаемся в нового человека «чрез обрезание обрезанием нерукотворенным» (Кол.2,11). Его же таинственное в нас действие соделывает «живот наш сокровенным со Христом в Боге» (Кол.3,3). «Святым Духом всяка душа живится и чистотою возвы­шается, светлеется Тройческим единством, священнотайне» (Степенна 4-го гласа).

«Святым Духом всяка душа живится». Ожив­ление души есть первое в нас действие благода­ти Всесвятого Духа. Пока грех царствует в нас, душа наша мертва для Бога и жизни по Богу. Как от холода зимнего оцепеневает жизнь в ра­стениях, так замирает дух человека, когда он предан греху и рабствует страстям: не видит оча­ми ума, не слышит ухом доброго произволения и не разумеет сердцем ни Бога, ни Божественно­го порядка вещей и своей в нем участи. « Слеп есть и мжай» (2Пет.1,9) и ходит « в суете ума», в нерадивое о спасении «нечаяние вложшеся, с окаменелым» и бесчувственным ко всему духовному серд­цем (Еф.4,17-19). Оживут ли такие кости? — Не оживут если не проречено будет о Духе, если Дух Бо­жий, « проходящий сквозь все различные духи» (Прем.7,23) и дышащий, «идеже хощет» (Ин.3,8), не проникнет путя­ми, для нас недоведомыми, к омертвелому духу человека и не оживотворит его. В посеянном се­мени есть росток жизни, и в растениях, замираю­щих на зиму, есть жизнь; но если Господь не пошлет живительного духа весны, то они « не созиждутся и не обновится лице земли» (Пс.103,30). Так не оживет и дух человека, если не коснется его огнь Духа Божия, не согреет его Божественною теп­лотою Своею и не разрешит облежащих его уг­нетающих и обуревающих стихий греха и стра­стей. Не можем сказать, как совершается сие спасительное действие в нас Духа Божия; но знаем, когда, именно в покаянии, первом реши­тельном обращении ума и сердца нашего к Богу, когда Дух Божий возводит дух человека в чув­ство полной зависимости от Бога и своей пред Ним ответственности, поражает страхом суда и неизбежного осуждения и, извлекая из бездны отчаяния в себе, благонадежием спасения в Гос­поде Искупителе поселяет твердую решимость работать единому Богу всем сердцем, всею душою и всем помышлением, с полным отвраще­нием от прежнего порядка жизни. С сей только минуты начинается в нем помышление о Боге и другой жизни и попечение о Богоугождении и спасении. Но сим только и свидетельствуется, что дух ожил и пробужден от усыпления. Вот почему Иоанн Предтеча проповедует покаяние, Спаситель начал свое служение благовестием покаяния, и первое слово из уст апостолов при принятии Святого Духа, было: « покайтеся» (Деян.2.38). По­каяние отверзает дверь дальнейшим в нас дей­ствиям Духа Божия, равно как нераскаянность затворяет ее. Сухая земля не плодородит: и в сердце, не орошенном слезами покаяния, не возращаются плоды духовные. Металл, не умягчен­ный действием огня, не способен к обделке: та­кова и душа, не сокрушенная огнем покаяния. Покорись Духу, умягчись сокрушением, — и Дух Божий соделает из тебя сосуд в честь, чистый и светлый, благоугодный Домовладыке.

«Святым Духом всяка душа», оживленная в покаянии, и «чистотою возвышается». Оживление души, свидетельствуемое ревностию о Богоугож­дении и спасении, с готовностию на всякие жер­твы, есть только начало духовной жизни. Это зерно горушечно, коему предлежит еще возрасти в древо, или квас, вложенный в сатех трех муки коим надлежит еще вскиснуть во всей их мас­се и во всех частях. Бог сотворил человека пра­вого, исполненного смирения, кротости, любви страха, веры, благосердия, воздержания и всех добрых чувств и расположений. Когда же при­шел грех и овладел сердцем, то поселил в нем вместо смирения гордость, вместо кротости гнев, вместо любви злобу, вместо бескорыстия любо­стяжание, вместо страха бесстрастие, вместо веры богозабвение, вместо всякой другой добродетели противную ей страсть, так что сей страстный, плотский и греховный человек подавил и замо­рил собою того внутреннего, духовного, правого человека и, содержа его в нечистых оковах раб­ства греху на вечную пагубу, не давал ему сво­боды действовать и обнаруживаться. Благодать Всесвятого Духа в покаянии и обращении раз­решает сии оковы, собирает раздробленные час­ти добра, оживляет внутреннего духовного че­ловека и поставляет его на ногах своих. Дух ожил, но и грех со страстьми и похотьми еще не умер, еще остается действующим во удах наших и противувоюет закону ума. Начинается брань. « Плоть похотствует на духа, дух же на плоть» (Гал.5.17). Прежде страсти действовали во всех членах души и тела, « во еже плод приносити смерти»; теперь предлежит отъять их у страстей и соделать благопотребными орудиями всякой Прав­ды Божией к обновлению жизни (См.Рим.7,5-6); предлежит ис­торгнуть страсти и насадить в сердце противные им благорасположения, исторгнуть гордость и насадить смирение, исторгнуть скупость и наса­дить милосердие, исторгнуть плотоугодие и на­садить воздержание, и прочее, и таким образом очистить себя от всякой скверны плоти и духа. Но к сим кто доволен? При мысли об ином за­коне во удах наших, противувоюющем закону ума и пленяющем законом греховным, апостол Павел взывал: «окаянен аз... кто мя избавит от тела смерти сея? « Но потом, указывая на помощь Божию, всякий раз подаваемую к победе, присо­вокупил: «благодарю Бога моего Иисус Христом, Господем нашим» (Рим.7,24-25). Только «Духом умерщвляются в нас деяния плотския» и возращаются плоды духовные (Рим.8,13).

Он научает руце на брань и персты на опол­чение против греха и страстей, и Его же плод — «любы, радость, мир, долготерпение, благость, ми­лосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал.5,22-23).

Все, что мы можем и должны, это посильное, но усердное противление злу и принуждение се­бя на добро, с молитвою о помощи бессильным силам нашим: «Прииди и вселися в ны и очисти ны от всякия скверны, сердце чисто созижди и дух прав обнови». И это при всяком приражении стра­сти, при всяком добром преднамерении. Мы не свободны от труда и подвигов над очищением сердца от худых помыслов и движений, не сво­бодны от попечения об украшении его всякою добротою, но своими силами ни в чем не успеем, если не приспеет благовременно помощь свы­ше. Боремся; но страсть отходит и заменяется добрым чувством только тогда, как приосенит благодать Духа. Мы в плену: надлежит прийти сильнейшему Освободителю и связать пленив­шего нас, чтобы мы получили свободу. И Он близ есть всем призывающим Его: « воззовет ко мне и услышу его — изму его и прославлю его» (Пс.90,15). Сердце, сокрушенное в покаянии и смиренное в трудах и подвигах, Бог не уничижит. Как попечитель­ный садовник охраняет, напояет и очищает бла­гонадежное дерево, так Дух Божий питает и очищает душу трудящуюся и в трудах своих пре­дающую себя Его водительству. Мало-помалу, действием Его, слабеют и исчезают страсти, и на место их внедряются и крепнут добрые распо­ложения, ветхий человек тлеет, и созидается но­вый, и черты образа Божия открываются яснее и яснее, пока, наконец, душа явится чистою и неповинною, «как чадо Божие непорочно, посреде пода строптива и развращенна», и возсияет «яко светило в мире», разливая повсюду свет к про­славлению Отца своего Небесного (Флп.2,15).

И тогда-то оживленная и очищенная Святым Духом душа светлеется Тройческим единством священнотайне. Светлеется не только так, как светится солнце в чистой воде или чистом зер­кале, то есть не явлением только Богоподобных свойств, но живым и приискренним соединени­ем Бога с духом человека и таинственным в него вселением, по неложному обетованию: « вселюся в них и похожду» (2Кор.6.16), и по силе искупительной молит­вы Господа: «якоже Ты Отче во Мне и Аз в Тебе, да и тии в нас едино будут» (Ин.17,21). Мы не можем по­стигнуть, как совершается сие дивное дело Бо­жия к нам благоволения, но слово Божие верно. «Честная и великая нам обетования даровашася — быть причастниками Божественного естества, отбегше, яже в мире, похотныя тли» (2Пет.1,4). И сие не от нас, дар Бога, богатого в милости, соразме­ряемый только с силою сыновней к Нему пре­данности в ищущих Его и очищающих себя, яко­же Он чист есть. Очистительными действиями Духа Божия душа «созидается в жилище Божие» (Еф.2.22), « в Церковь Бога жива» (2Кор.6.16), «в храм духовен» (1Кор.6,19), который не останется пуст. Бог приходит и творит Себе в нем обитель, как говорит Господь: «аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет; и Отец мой возлюбит его, и к нему приидем, и обитель у него сотво­рим» (Ин.14,23). Так, «блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят» (Мф.5,8). Бог упокоевается в них и упокоевает их от всех дел и трудов (Евр.4.10), водворяя мир, превосхо­дящий всякий разум, в безмятежной тишине кое­го с алтаря сердца «возносятся непрестанный жертвы духовны, благоприятны Богови Иисус Христом» (1Пет.2,5). Тогда «прилепляяйся Господеви» стано­вится «един дух с Господем» (1Кор.6,17), «и живот его сокро­венным со Христом в Боге» (Кол.3.3), тогда «откровенным лицем славу Божию взирающе, в тойже образ пре­образуется он от славы в славу, якоже от Гос­подня Духа» (2Кор.3.18), и тогда « уже Бог есть действуяй в нем, и еже хотети и еже деяти о благоволении» (Флп.2,13), открывающемся, кроме, внутренних духовных озарений и утешений, и разными явлениями Духа на пользу или словом премудрости и разума, или дарованиями исцелений, или действиями сил, или пророчеством, или рассуждениями духовом (См.1Кор.12,7-11). Вы­соко и непостижимо сие предназначение явшихся за предлежащее упование! Велик и неизглаголан сей дар «достигшим в меру возраста исполнения Христова» (Еф.4,13). Но да не отметает благодати Божией, исповедуя, что «яже у готова Бог любя­щим Его, око не виде, ухо не слыша и на сердце человеку не взыдоша» (1Кор.2,9). «Могущему же паче вся творити по преизбыточествию, ихже просим или разумеем, по силе действуемей в нас, тому слава в Церкви о Христе Иисусе, во вся роды ве­ка веков» (Еф.3.20-21).

Вот путь, коим Дух Божий ведет приемлю­щих Его к предназначенному совершенству, и вместе очертание лиц «не по плоти ходящих, но по Духу!» (Рим.8.4) . Начало всему — покаяние, в коем дух наш обращается к Богу и воспламеняется ревностию о Богоугождении и спасении, средина — труды и подвиги в очищении сердца от страстей насаждением в нем добродетелей, конец — священнотайное Богообщение. Положившие доброе начало «текут, да постигнут» (1Кор.9,24), и, не почитая себя достигшими чего, «задняя забывая, в предняя же простирался, со усердием» текут «к почести вышняго звания Божия о Христе Иисусе» (Флп.3,13-14). Не теку­щие, не гонящие со усердием, еще не начинали, еще не вступали на поприще. Достигшие входят в покой и «почивают от дел своих, якоже от сво­их Бог» (Евр.4.10). И сии «имеют свидетельство в себе» (1Ин.5.10); для всех же других верным свидетельством того, что прияли обетование Духа верою и водятся им, служит заботливое тщание, теплое усердие и ревность о Богоугождении и спасении. Где рав­нодушие, нерадение, беспечность, там нет Духа Спящему надлежит пробудиться, чтобы начать действовать. Дух Божий, хотя «идеже хощет, ды­шит», но дышит всюду и всем дает слышать глас свой в совестях: «востани, спяй и воскресни от мертвых, и осветит тя Христос» (Еф.514). Если есть не пробужденные, то не от недостатка пробуждаю­щих призываний, но от своего ожесточения. «Днесь убо, аще глас Его услышим, да не ожесточим сер­дец наших! Еще оставлено есть субботство людем. Да убоимся убо, да не когда оставлену обе­тованию внити в покой Его, явится кто он нас лишився» (Еф.4,1,7.9), помня, что «еже аще сеет человек, тожде и пожнет. Яко сеяй в плоть свою, от плоти пожнет истление; а сеяй в дух, от духа пожнет живот вечный» (Гал.6,7,8). Аминь.

 

Слово на Пятидесятницу (Что принесем мы в дар Господу, ниспославшему нам дар Святого Духа? Если будем возгревать дар Божий – дух, он не угаснет, если не оскорбим его, он пребудет в нас. А с ним и все обилие и полнота жизни духовной. А для этого надо пребывать в молитвенном и подвижническом труде по чину и уставу Церкви)

 

Светло и торжественно празднует Свя­тая Церковь сошествие Святого Духа на апостолов. И как ей не праздновать? Потому что Духом Святым собственно создана Церковь Божия на положенном в Господе Иисусе Христе основании; Им окончательно открыты и уяснены апостолам тайны Царствия и все уче­ние христианское, Им побеждены все языки и при­ведены в послушание вере, Им дарованы все силы, яже к животу и благочестию, Им изречены все ус­тавы и учреждения к возращению, укреплению и ограждению верующих, Им доселе хранится це­лым и неповрежденным залог нашего спасения. Воспоминая сие великое дело Божие, Святая Цер­ковь не может не ликовать и не воспевать.

Но, братие, не забудем, что и всякая душа Святым Духом живится, что и всякий из нас соделался причастником благодати Его, приял дар и печать дара Святого Духа. Что же принесем мы ныне в дар Господу, столько благодеющему нам? Хорошо, конечно, спраздновать и сликовствовать Святой Церкви, воссылая благодарение Господу о неизреченном Его даре ниспослания Святого Духа, хорошо благодарно воспоминать и свое собственное облагодатствование. Но и толь­ко ли? — Нет. Не довольно сознать дар и видеть красоту его, надобно приложить еще и надлежа­щее употребление дара по намерению Дароподателя. Не затем призваны мы, чтоб только име­новаться духовными, но и быть действительно таковыми, чтоб Дух Божий жил и действовал в нас, преисполнял нас, обладал нами. Господь все творит для того, чтоб мы были одуховлены: воз­рождает в Крещении, запечатлевает в Миро­помазании, разрешает от грехов в Покаянии, приискренне соединяет с Собою в Причащении, вообще — обильно напаяет нас водами благода­ти. Будем же делать и мы с своей стороны что можем и что должны, и приложим к тому столько усердия, сколько необходимо нам быть испол­ненными благодати Святого Духа. Ибо « аще кто Духа Христова не имать, сей несть Егов» (Рим.8,9).

Что же такое надобно нам делать?

Присутствие Духа Божия в сердце и действие Его благодати в нас свидетельствуется сердеч­ною теплотою к Богу - трезвенною, умиленною, благоговейною. И так нам надобно делать все, что может возбуждать и поддерживать сию теп­лоту, и удаляться от всего, что может рассеивать и охлаждать сердце наше к Богу, повинуясь за­поведи Апостола, который говорит! «Духа не уга­шайте» (1Сол.5.19), « не оскорбляйте Духа Святаго Божия» (Еф.4,30), а в другом месте повелевает «возгревать дар Бо­жий» (2Тим.1,6). Если будем возгревать, Он не угаснет, если не оскорбим Его, Он пребудет в нас, а с Ним и все обилие и вся полнота жизни духовной. Как же достигнуть сего?









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.