Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Эволюционистская концепция культуры Э. Тайлора





АНГЛИЙСКИЙ ученый Тайлор (1832-1917) перво­начально готовился к торгово-промышленной деятельности. Но судьба распорядилась иначе. Оказавшись волей обстоятельств в 1855 г. в Аме­рике, он серьезно заинтересовался изучением древних культур этого континента. Возвратившись на родину, он все свое время начал отда­вать изучению традиционных культур. В 1865 г. Тайлор издал свой первый труд "Исследования в области древней истории человечества". В нем он отстаивал идею прогрессивного развития культуры от эпохи дикости до современной цивилизации. Различия в быте и культуре от­дельных народов Э. Тайлор объяснял неодинаковостью достигнутых ими ступеней развития. За первой работой последовали "Первобытная культура" (1871), "Антропология" (1881), "О методе исследования раз­вития учреждений" (1888). Официальную должность (хранитель этно­графического музея в Оксфорде) ученый занял лишь в 1883 г. В 1886 г. он стал профессором открывшейся в Оксфордском университете кафед­ры антропологии.

Свою эволюционистскую концепцию развития культур Тайлор наи­более полно изложил в книге "Первобытная культура". В ней он всесто­ронне развивал идею прогрессивного развития культур, противопостав­ляя ее "теории вырождения" графа Ж. де Местра. Суть последней мож­но свести к двум положениям. Во-первых, история культуры начинает­ся с появления на Земле полуцивилизованной расы людей; во-вторых, с этой стадии культура пошла двумя путями: назад, к обществу дикарей, и вперед, к цивилизованным людям. Данная теория стремилась сгла­дить некоторые противоречия креационистско-богословской концепции. Согласно религиозным представлениям, люди были сотворены уже с определенным (и немалым) уровнем культуры. Сыновья Адама занима­лись земледелием и скотоводством, их ближайшие потомки построили корабль-ковчег и пытались сложить из обожженного кирпича Вавилон­скую башню. Но тогда откуда взялись дикие охотники и рыболовы? Они постепенно деградировали и стали носителями низшей культуры.



Э. Тайлор не отрицал возможности регрессивных изменений в культу­рах в результате исторических или природных катаклизмов, но при этом утверждал, что магистральным направлением в истории человечества яв­ляется эволюционное прогрессивное развитие культур. Он считал также, что направление этого развития самоочевидно, ибо очень "много известно фактов, которые по своей последовательности могут быть размещены в одном определенном порядке, но никак не в обратном". Тайлор был убе­жден, что все культуры должны пройти примерно те же стадии в обще­культурном развитии, что и цивилизованные (европейские страны), от невежественного состояния к просвещенному, когда все большую роль Должны играть рационалистическая наука и идеология.

Идеалом, образцом для него были точные, естественные, науки. В своих исследованиях Э. Тайлор пытался применить естественно-науч­ную систематику. Единицы изучения для него — отдельные элементы культуры. Это или отдельные категории материальной культуры (ору­дия труда, копья, лук и стрелы, ткани), или явления духовной культу­ры (мифы, жертвоприношения, ритуалы и т. д.).

Все явления культуры Тайлор уподоблял "видам растений и живот­ных, изучаемых натуралистами". По его мнению, "история человечест­ва есть часть или даже частичка истории природы и человеческие мыс­ли, желания и действия сообразуются с законами столь же определен­ными, как и те, которые управляют движением волн, сочетанием хими­ческих элементов и ростом растений и животных".

К числу важнейших закономерностей Э. Тайлор относил "общее сход­ство природы человека" и "общее сходство обстоятельств его жизни". Все народы и все культуры соединены между собой в непрерывный и про­грессивно развивающийся эволюционный ряд. Особо Тайлор подчерки­вал постепенный характер эволюции, развитие от простого к сложному.

Естественно-научный метод Э. Тайлора страдал существенным не­достатком: эволюция явлений или элементов культуры изучалась вне зависимости и связи их друг с другом. Культура есть лишь совокуп­ность, по его определению, орудий труда, оружия, техники, обрядов, верований, ритуалов и т. д. Она не представляет целостного явления. Однако Тайлор сам ощущал недостатки такого способа изучения и по­нимал, что явления культуры тесно связаны между собой. Он писал "о том молчаливом согласии, или единодушии, которое в такой сильной степени побуждает целые народы соединяться в употреблении общего языка, в исповедании общей религии, в достижении общего уровня ис­кусства и знания"2. Но эти положения никак не влияли на ход его же исследований и обобщений, в том числе изложенных в книге "Перво­бытная культура". Тем не менее приемы естественно-научного изучения явлений культуры, поиска их общих черт впоследствии получили на­звание типологического сравнения и стали составной частью сравни­тельно-исторического метода.

В процессе изучения культур Э. Тайлор применял также "метод пережитков". Под пережитком он понимал "живое свидетельство или памятник прошлого", "те обряды, обычаи, воззрения и прочее, кото­рые, будучи в силу привычки перенесены из одной стадии культуры, свойственной ей, в другую, более позднюю, остаются живым свиде­тельством или памятником прошлого"3. Таких "пережитков", сохра­нившихся от древних времен, Э. Тайлор во множестве находил в быту народов Европы современной ему эпохи. Например, пожелание здоро­вья при чихании — остаток веры в то, что через отверстие в голове могут войти или выйти духи, жертвоприношения при закладке зда­ний, предубеждения против оживления утопленников и т. д. На осно­вании таких следов более древней культуры можно было реконструи­ровать прежние культуры.

В своих исследованиях Э. Тайлор не касался вопросов развития семьи, рода, других общественных организаций. Его мало интересовало развитие техники и материальной культуры. Явный акцент в изучении культуры Э. Тайлор делал на анализе ее духовной стороны, религии, магии и связан­ных с ними обрядов. Он являлся автором анимистической теории религии, вызвавшей впоследствии бурные споры среди исследователей культуры.

В основе религиозных обрядов и верований дикарей, по мнению анг­лийского исследователя, лежит "вера в духовные существа", обозначен­ная им термином "анимизм". Причину появления анимизма он видел в необходимости для первобытных людей ответить на две группы вопро­сов. "Они старались понять, во-первых, что составляет разницу между живущим и мертвым телом, что составляет причину бодрствования, сна, экстаза, болезни и смерти. И, во-вторых, что такое человеческие обра­зы, появляющиеся в снах и видениях".

В результате размышлений над этими проблемами появляется поня­тие о личной душе или духе, содержание которых в примитивных обще­ствах может быть определено следующим образом. "Душа есть тонкий невещественный человеческий образ, по своей природе нечто вроде пара, воздуха или тени. Она составляет причину жизни и мысли в том суще­стве, которое она одушевляет. Она независимо и нераздельно владеет личным сознанием и волей своего телесного обладателя в прошлом и настоящем. Она способна покидать тело и переноситься с места на ме­сто. Большей частью неосязаемая и невидимая, она обнаруживает так­же физическую силу и является людям спящим и бодрствующим, пре­имущественно как фантазм, как призрак, отделенный от тела, но сход­ный с ним. Она способна входить в тела других людей, животных и даже вещей, овладевать ими и влиять на них".

Из первичной идеи души постепенно развились более сложные рели­гиозные представления — о духах природы, растений, о загробном мире, о великих богах природы, о верховном Боге. Э. Тайлор подробнейшим образом рассматривал постепенное развитие религиозных представле­ний у различных народов мира от разрозненных анимистических веро­ваний, фетишизма, культа отдельных животных до сложившихся поли­теистических религиозных систем и современных мировых религий. Анимизм, таким образом, есть "минимум религии", первая религия, появившаяся вместе с выделением человека из царства животных и по­явлением культуры. Он представляет собой, согласно Тайлору, основу, первоисточник архаических и современных религий.

В книге "Первобытная культура" ученый сформулировал ряд про­блем, впоследствии ставших существенными аспектами в изучении куль­тур. Этим было положено начало их изучения. Например, о недостаточ­ности разработки нашего языка в свете строгих эталонов естественных наук. "Язык, - писал Э. Тайлор, — одна из тех сфер, в которых мы мало поднялись над уровнем дикаря". Впоследствии проблема совер­шенствования языка стала основой целого направления в философии (неопозитивизм) и в логике науки.

Положение Тайлора об особом складе ума у дикарей предвосхитило бурные дискуссии о "первобытном мышлении", возникшие в науке о культурах в середине XX в. "У низших рас, — отмечал Э. Тайлор, — на всем земном шаре, воздействие внешних явлений на внутренний мир человека ведет не только к констатации фактов, но и к созданию ми­фов; и это повторяется с таким постоянством, что может быть признано психическим законом".

Серьезное развитие в XX в. получил анализ совокупности разнооб­разных сведений о мистических, экстатических состояниях и способах их достижения в культурах. К сожалению, Э. Тайлор, описав в систе­матической форме различные виды подобных культурных явлений, не попытался вникнуть в назначение таких феноменов в этнокультурных общностях. Он лишь квалифицировал подобные ритуалы как патологи­ческие, "происходящие в ущерб нормальным отправлениям тела и духа", как болезненное проявление религиозных обрядов и традиций, вред­ных пережитков, не вписывающихся в просветительски-рационалисти­ческий образ цивилизованного общества, отстаиваемый им в книге "Пер­вобытная культура" в противовес невежественному и примитивному ар­хаическому типу культуры.

Эволюционистская концепция культуры Э. Тайлора оказала значи­тельное влияние на изучение культур последней трети XIX в. Выход книги "Первобытная культура" стал событием в мире науки, в первую очередь это касается исследований становления духовной культуры от первичных религиозных верований к мировым религиям.

 

 

Критика теории анимизма

ТЕОРИЯ анимизма вызвала оживленную дискуссию среди ученых — исследователей культур. Некоторые из них (А. Лэнг, В. Шмидт) критиковали теорию Э. Тайлора с откровенно теологиче­ских и креационистских позиций, используя для этого факты наличия элементов монотеистических верований у архаичных народов.

Наиболее существенный вклад в развитие культурологических тео­рий внесли ученые, понимавшие ограниченность теории анимизма, не­способность ее объяснять некоторые ранние формы религиозных веро­ваний и предлагавшие свои научные версии понимания указанных явле­ний. P. Mappeт, Дж. Фрезер и другие исследователи обратили внима­ние на чрезвычайно древний пласт верований и обрядов, невыводимых из анимизма и даже предшествовавших ему. Подобные взгляды в исто­рии науки получили название "преанимизм". Существуют преанимисти-ческие теории двух типов: интеллектуальные и эмоциональные. Посколь­ку проблема анимизма не частная, а общетеоретическая, порой централь­ная для эволюционного анализа культуры, то определенное понимание исходного пункта в развитии духовной культуры человека накладывало свою специфику на всю концепцию того или иного исследователя.

Термин "преанимизм" впервые применил англичанин P. Mappeт в статье "Преанимистическая религия" (1899). Его также можно считать основателем деятельностного изучения культуры, так как он выдвинул тезис о первичности ритуалистической стороны религии. По его мне­нию, более важным аспектом изучения являются религиозные дейст­вия, а не мифы и особенности верований ранних исторических эпох. Первобытный человек действовал не в силу каких-то интеллектуальных представлений, а под влиянием внутренних бессознательных импуль­сов. "Дикарская религия не столько выдумывается, — писал он, — сколько выплясывается". Религия рассматривается Марретом как об­ласть аффектов, безотчетных эмоций и произвольных импульсивных действий. Существенную роль в формировании религиозных верований играет объективация эмоциональных состояний. Например, в вообра­жении первобытного человека фиксировалось ощущение безотчетного страха перед чем-то непонятным и опасным. Сначала возникало пред­ставление о безличной мистической силе, оживляющей всю природу (Маррет назвал это "аниматизмом"). Потом оно персонифицировалось и возникали анимистические образы и образы личных духов.

Аналогичные взгляды на эволюцию первых форм духовной культуры развивали немецкие этнограф К. Прейсс и психолог В. Вундт. Согласно последнему, мифологическое мышление имеет своим источником аффек­тивное поведение в ритуалах и представлениях первобытных культур.

Крупнейшим представителем интеллектуального направления кри­тики анимизма являлся шотландец Дж. Фрезер (1854 — 1941) — автор ряда блестящих работ, посвященных изучению верований, мифов, об­рядов, ритуалов самых различных культур. Наиболее известны из них "Золотая ветвь" (1890) и "Фольклор в Ветхом завете" (1918). Его перу принадлежат также книги "Тотемизм и экзогамия" (1910), "Почитание природы" (1926), "Мифы о происхождении огня" (1930), "Страх смер­ти в примитивной религии" (1933) и др.

Отличительной особенностью исследований Дж. Фрезера является стремление понять, осмыслить, объяснить мифы, обычаи, ритуалы раз­личных культур. Каждому явлению он хотел найти место в иерархии элементов культуры. Везде он видел осмысленность с позиции рассмат­риваемой культуры в существовании того или иного мифа или обряда. Фрезер одним из первых предпринял сравнительно-историческое изуче­ние сюжетов Ветхого завета в сравнении с мифологией других народов. Он же был одним из создателей исторического подхода к Священному писанию, т. е. к рассмотрению его в качестве источника сведений о ре­альных событиях в жизни человечества. Одновременно он является ав­тором оригинальной концепции эволюционных стадий в умственном раз­витии человечества. Согласно Фрезеру, существуют три стадии такого развития: магия, религия, наука. На первой стадии развития человек верил в свои способности, в свою колдовскую силу приманивать зверя, наносить вред врагу на расстоянии, вызывать дождь и т. д. По каким-то причинам человек разуверился в своих силах и стал приписывать сверхъестественные способности уже богам, духам. К ним он стал обращаться с просьбами, молитвами. На последней стадии своего развития человек пришел к выводу, что ни духи, ни божества, ни он сам не управляют развитием и функционированием природы. Место богов заняли законы. В стадиях умственного развития Дж. Фрезера представляет интерес сходство способов воздействия первого и третьего этапов (магия и нау­ка) на окружающий мир. Такое функциональное деление стадий разви­тия культуры применимо и к анализу современной исторической эпохи. При этом надо иметь в виду, что все три этапа представлены в современ­ной действительности. Магия существует в относительно изолирован­ных от остального мира этнокультурных обществах, затерянных в сель-ве Амазонки, бескрайних просторах Африки, джунглях стран Юго-Вос­точной Азии. Религия осталась ведущим фактором в культуре ислам­ского мира. Наука декларируется основой жизни в развитых индустри­альных странах. Но так ли это на самом деле? Не лишено основания мнение о том, что в современной культуре сосуществуют все три типа умственно-культурного развития, выделенные Дж. Фрезером.

 

 

5. Эволюционизм Г. Спенсера

КАРТИНА эволюционного изучения культуры была бы неполной без знакомства с еще одной влиятельной фигурой — Г. Спен­сером. Г. Спенсер (1820—1903) — английский философ, биолог, пси­холог и социолог — главный акцент в своих теоретических построениях делал на анализе того, как развиваются общества. Основой для его кон­цепции, наиболее полно изложенной в фундаментальном труде "Осно­вы социологии" (1876—1896), служил богатейший этнографический ма­териал. Он не был сторонником единообразного линейного прогресса, в соответствии с которым "различные формы общества, представленные дикими и цивилизованными племенами на всем земном шаре, составля­ют лишь различные ступени одной и той же формы". Г. Спенсер пола­гал, что "истина заключается скорее в том, что социальные типы, по­добно типам индивидуальных организмов, не образуют известного ряда, но распределяются только на расходящиеся и разветвляющиеся груп­пы". Основная идея Спенсера: аналогия общества и организма. Обще­ство, и соответственно различные типы культур, он понимал в качестве некоего "сверхорганизма", который осуществляет "надорганическое" развитие. Культуры, или общества, развиваются под влиянием внеш­них факторов (воздействие географической среды и соседних культур) и внутренних факторов (физическая природа человека, дифференциа­ция рас, разнообразие психических качеств). Он одним из первых вы­сказал гипотезу о том, что "отсталые" культуры были созданы людьми физически, умственно и морально неразвитыми.

Всякое развитое общество, по Спенсеру, имеет три системы органов. Поддерживающаясистема обеспечивает производство необходимых продуктов, которые распространяет распределительнаясистема. Регуля­тивнаясистема осуществляет подчинение частей, элементов культуры целому. Спенсер полагал, что существуют специфические части общест­ва, или институты культуры: домашние, обрядовые, политические, цер­ковные, профессиональные, промышленные.

Анализируя процесс развития в истории, Г. Спенсер выделял две основные его части: дифференциацию и интеграцию. Развитие начина­ется с количественного роста — увеличения объема и числа составляю­щих элементов культуры. Количественный рост ведет к функциональ­ной и структурной дифференциации целого ("сверхорганизма", культу­ры). Эти структурные части становятся все более непохожими, начина­ют выполнять специализированные функции и требуют некоего меха­низма согласованности в виде различных культурных установлений. По мнению Г. Спенсера, развитие культур в целом идет в направлении их интеграции, объединения в некую целостность. Г. Спенсер ввел в науч­ный оборот понятия "структура" (общества, культуры), "функция", "культурный институт". Его считают также предшественником функ­ционализма в изучении культур.

Проанализировав первые теории культуры, хотелось бы подчерк­нуть одно обстоятельство. Та или иная теория культуры, будучи какое-то время популярной, не пропадает бесследно, подобно исчезнувшим культурам. Она просто уходит на второй план, занимает свою "экологи­ческую нишу" в культурологии. Таким образом сам процесс развития теорий культур не является линейным и не есть переход от одних типов объяснения к другим. Это многонаправленный процесс, нередко парал­лельного развития концепций культур. Именно благодаря совокупно­сти всех подходов и направлений развивалась культурология.

В начале XX в. эволюционизм утратил доминирующее положение в культурологии. Он выполнил свое назначение — утвердил новый взгляд на развитие культур, и особенно на эволюцию такого их важного эле­мента, как религия. Идеи эволюционизма в последующую эпоху вновь и вновь востребовались исследователями культур. Они составили осно­ву концепции основателя культурологии Л. Уайта, в обновленном виде предстали в теории Дж. Стьюарда и М. Салинса.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.