Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Биологическое направление в изучении культур





ПРИ РАССМОТРЕНИИ эволюционного направ-ления в исследовании культур отмечалась тенденция к ото­ждествлению развития "организма" и культуры. Л. Фро-бениус также проводил аналогию между культурой и жи­вым существом. Элементы биологического подхода к куль­туре присутствуют и у А. Бастиана, который считал, что элементарные клеточки культуры подобны клеткам живого организма.

В настоящей главе речь пойдет о весьма спорном способе изучения культур, названным биологическим. Основной тезис или идея — замена изучения исторических факторов развития культур биологическими. В истории науки существуют два варианта реализации этой идеи. Первый состоит в сведении культурного разнообразия, особенностей этнокуль­турных общностей к биологическим (расовым) или даже антропологи­ческим характеристикам индивидов. Второй выражается в лишении куль­туры ее исторической специфики как особой качественно отличной формы организации жизни человека и усмотрении в ней лишь количественных отличий от мира животных. Если первый вариант биологического изу­чения культур привел к появлению расизма, то второй способствовал возникновению социобиологического изучения культур.

Расистские концепции культур появились из-за невозможности объ­яснить с позиций эволюционного подхода, декларировавшего обяза­тельность прогрессивного поступательного и стадиального развития, существование традиционных, "примитивных", архаических культур. Кроме этого, в трудах многих исследователей встречались положения о высших и низших культурах, о другом (естественно, низшем) спосо­бе мышления, т. е. существовала теория наивного дикаря, честного и доброго, но уступающего в уровне развития европейцу. Некоторые вид­ные эволюционисты-исследователи культур (например, Г. Спенсер) изо­бражали в искаженном виде особенности культур неевропейских наро­дов и считали расовые типы внеевропейских народов низшими (К. Бюх-нер и др.). Особенно широко были распространены такие идеи в США, где превалировала мысль о том, что негры — низшая раса и поэтому они не могут жить без посторонней опеки, поддерживающей их в куль­турном состоянии.



В 1853 г. вышел манифест данного направления — книга француз­ского дипломата и аристократа А. Гобино (1816-1882) "Опыт о нера­венстве человеческих рас". В своем сочинении, своеобразной романти­чески-реакционной фантазии, он показывал, что причина, источник различия в исторических судьбах культур состоит в расовых особен­ностях людей, составляющих те или иные определенные этнокультур­ные общности, страны. Таким образом, источник развития, качествен­ного своеобразия высших и низших культур он видел в специфике организмов людей различных народов, в том числе в их внешнем об­лике. Естественно, что А. Гобино был сторонником полигенизма (уче­ние, отрицающее единство человеческого рода). Каждая раса создава­ла свою культуру. Человеческие расы отличаются между собой, по мнению Гобино, по "красоте", по физическим признакам, по психоло­гическим качествам и по различной способности создавать и усваивать культуру. Дикие в настоящее время народы останутся таковыми на­всегда. Культура одной расы не может проникнуть в среду людей дру­гой расы.

Низшей расой Гобино считал черную ("меланическую"), несколько более развитой — желтую. Единственно способную к прогрессу и созда­нию полноценной культуры он считал белую расу, в особенности ее элиту — арийскую расу. Абсолютное превосходство высшей расы Гоби­но обосновывал, рассматривая развитие десяти (по его подсчетам) куль­тур-цивилизаций, известных в истории человечества (индийская, еги­петская, ассирийская, греческая, китайская, римская, германская, ал­леганская, мексиканская и перуанская). Все они созданы, по мнению Гобино, высшей разновидностью белой расы — арийцами. Для подтвер­ждения своего тезиса он использует фантастические данные об основа­нии древнейших культур и связях между ними. Так, он приписывает возникновение древнеегипетской цивилизации арийской колонии на Сред­нем Ниле. Китайская же культура, по его мнению, была создана "вет­вью белых людей", прибывших из Индии. Доколумбовые цивилизации в Америке создавали "белые элементы", проникшие на континент через Исландию и Гренландию в X в.

Идеал для Гобино — германская культура в лице средневекового Рима (не античный Рим, а "германский"). Рим был подлинным куль­турным центром и способствовал образованию ряда государств в Евро­пе, в том числе в России (Руси). Последняя как самостоятельное госу­дарство без германцев-норманнов просто не существовала бы. Будущее человечества представляется Гобино пессимистически. Это обусловли­валось тем, что, создавая повсюду новые типы культур, белая раса (вклю­чая арийцев) смешивалась с другими народами, теряла свою чистоту и изначальный импульс энергии. Потеря же энергетических способностей ведет к унылому застою, единообразию.

Основные выводы из расово-антропологической концепции культу­ры Гобино состояли в следующем: а) культура — продукт расово-ан-тропологических факторов; б) расы неравны между собой, и это обу­словливает неравенство созданных ими культур; в) культурные стерео­типы поведения людей преимущественно определяются биологической наследственностью; г) расовые смешения вредны, они наносят урон раз­витию культур (естественно, белой расы) и ведут к потере энергетиче­ских импульсов, побуждающих совершенствовать культуру, создавать ее новые формы.

Более наукообразное оформление подобный взгляд на историко-куль­турный процесс получил в "теориях" Ж. Ляпужа (1854 —1936) во Фран­ции и О. Аммона (1842 — 1916) — в Германии. Они выдвигали тезис о зависимости психических качеств людей и соответственно качества соз­данной ими культуры от величины головного показателя. (Головным показателям в физической антропологии считается процентное отноше­ние наибольшей ширины головы к ее наибольшей длине.) Таким обра­зом, чем длинноголовее человек, тем более он одарен, способен и т. д. "Длинноголовые" люди принадлежат к европейской расе, создательни­це всех великих культур в истории человечества. Длинноголовые бело­курые представители "высшей" расы создали европейскую цивилиза­цию — самую совершенную и развитую в мире культуру. Интересно при этом замечание Ляпужа и Амонна о том, что бедные классы и слои современных им европейских стран состоят из людей с неполноценны­ми психическими свойствами, обусловленными их короткоголовостью (брахикефалы). К ним принадлежат потомки негерманского местного населения Европы. А европейскую элиту представляют высшие носите­ли культуры — длинноголовые потомки германских завоевателей (до-ликефалы). Иными словами, развитие культуры определяется длинно-головостью черепа особой "европейской" (или арийской) расы.

Аналогичные концепции развития человеческой культуры можно обнаружить у Л. Вольтмана, убежденного сторонника превосходства европеоидной (кавказской) расы, и у X. Чемберлена, согласно которо­му наивысшим достижением исторического развития Европы явилось создание "тевтонской" культуры и "тевтонской" расы — наследницы "арийского" духа.

Итоги подобного "исследования" культур состояли в выводе о пол­ноценных и неполноценных культурах, а соответственно и о народах. Одни народы шли по европейскому пути цивилизации, а другие оказа­лись не способными к развитию. При этом умалчивалось, что остальные народы (а их большинство) имели свои исторические пути развития, которые привели к другому типу культур, часто отличающихся от хри­стианской цивилизации Запада. Всякое разнообразие, отход от некоего линейного пути развития "высшей" расы, всякое "другое" в культуре рассматривалось как недоразвитое, неполноценное. В биолого-расист­ских концепциях культуры явственней, чем в других, звучал тоталитар­ный мотив обязательного следования определенной модели (высшей и - единственно верной) развития и функционирования культур. За обра­зец в большинстве случаев предлагалась западноевропейская цивилиза­ция, созданная "длинноголовой" арийской расой.

На первый взгляд кажется, что не стоит тратить время и усилия на рассмотрение подобных "культурологических" теорий, отвергнутых вре­менем, дискредитированных как идейных предшественников "культур­ных" экспериментов в нацистской Германии. Но нельзя забывать, что подобные "теории культуры" получили широкое распространение к на­чалу XX в. и проявляют живучесть вплоть до настоящего времени. Это­му способствует ряд обстоятельств.

Укреплению и распространению мифа о неравноценности культур и народов (а это самый распространенный и самый реакционный и бесче­ловечный миф XX в.) способствовали некоторые особенности развития изучения культур конца XIX — середины XX в. Ведь именно эволю­ционисты настаивали на обязательности линейного прогресса от более простых культур к более сложным. При этом совершенно не рассматри­вался вопрос, почему другие культуры не развивались по предложен­ной ими европоцентристской схеме. Из трудов представителей эволю­ционистского направления заимствовано также положение о том, что "чем развитие, тем лучше", т. е. оценочный подход (лучше— хуже, выше —ниже) по отношению к культурам. Подпитывали "расистский" миф и размышления эволюционистов об особом типе мышления "дика­рей", о необходимости их нравственного и культурного развития. Более поздние представители эволюционных концепций (например, Л. Уайт) прямо-таки сражались со сторонниками других направлений в отстаива­нии однолинейно-прогрессивной схемы развития в противовес идее об уникальности и самобытности культур.

Вместе с тем данная псевдотеория культур обладала одним достоин­ством — она ясно и четко (пусть неправильно и искаженно) давала ответ на вопрос об источнике, причинах разнообразия культур, нерав­номерности их исторического развития. Очень доходчиво и на примере явно выраженных различий (внешность, расово-антропологические ха­рактеристики) показывалась их связь с особенностями культуры. Не последнюю роль в обосновании расистских концепций культуры играло рационалистически-просветительское представление о ней прежде всего как о носительнице знаний, организованных в виде науки.

В более позднее время биолого-антропологические концепции транс­формировались и не носили столь явно выраженного расистского ха­рактера. Они органично взаимодействовали с исследованиями "прими­тивного типа" мышления, уровня интеллекта в связи с особенностями культуры. Но при всех вариациях сохранялась идея неравноценности различных типов культур.

Надо иметь в виду, что миф (или миф-теория), однажды распро­странившись, в современной культуре имеет тенденцию существовать и изменяться по своим законам, обретать новые формы и вновь возрож­даться в новом обличье. Это обстоятельство, оценивая положение о неравноценности культур, подчеркнул известный психолог Дж. Миллер. «Каждая культура, — пишет он, — имеет свои мифы. Один из наибо­лее живучих — это положение о том, что дописьменные народы облада­ют тем, что мы предпочитаем называть "примитивным мышлением", так как оно низшее по отношению к нашему. Тот же самый стереотип при­меняется к этническим меньшинствам, живущим на Западе»1. Могуще­ству мифа можно было противопоставить целостную концепцию, объяс­няющую межкультурные различия. А такая концепция появилась лишь в середине XX в. в виде направления "Культура-и-личность" (психоло­гическая антропология).

Уже к первой трети XX в. "расово-антропологическая" теория куль­тур трансформировалась в концепцию генетического детерминизма. Ее основной смысл сводится к тому, что своеобразие культур и человека связано с реализацией генетически унаследованной программы, т. е. своеобразие культур предопределяется наследственной программой, су­ществующей в генах тех или иных народов. Весьма экзотическим вари­антом этой теории является концепция, согласно которой субъектом раз­вития является не человек, а гены, которые, выполняя свои функции и программные установки, создали культуры как формы дрейфа генов.

Биологический подход к изучению культур в последующие периоды развивался в основном в двух формах. Первая игнорирует качественное своеобразие культур, сводя их к биологическим закономерностям, ин­стинктивным, рефлекторным. Вторая утверждает обратное: в мире жи­вотных обнаруживаются культура и даже культуры. "Наличие" у жи­вотных собственности, структурно-иерархических образований, наций и тому подобного составляет основу данной формы изучения культур.

В рамках биологического направления изучения культур ставился и исследовался важнейший для культурологии в целом вопрос соотноше­ния природно-биологического и социокультурного в обществах, а также соотношения врожденного и приобретенного. Была также сформулиро­вана проблема о наследуемости (или ненаследуемости) культурных сте­реотипов, моделей поведения. Даже было высказано предположение о частичной наследуемости общеродового культурного опыта человечест­ва. Антропологи, исследовавшие способы овладения культурой в раз­личных типах обществ, склонялись к приоритету внешних, приобретае­мых умений, навыков, моделей поведения. Более всесторонне данная проблема изучалась в этологическом подходе к анализу культур, этоло­гии человека.

Своеобразную реакцию расово-антропологическая европоцентрист­ская теория культур вызвала в Африке. После второй мировой войны и освобождения в 60-х годах многочисленных стран этого континента здесь была создана афроцентристская концепция культуры (расизм наобо­рот), получившая название "негритюд". Ее создатель - Л.С. Сенгору (Сенегал). Он отмечает преимущества и особенности африканцев "как детей природы", непосредственно сливающихся с ней, подчиняющихся ритмам, запахам, звукам. Образ африканской культуры, которая связа­на с ритмическими танцами, зависящими от космических колебаний, и есть проявление жизнеутверждающих мотивов. Белый человек — раз­рушитель, потерявший гармонию в отношениях с самим собой, другими и природой. Его ожидают беды, если он не изменит своей культуры.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.