Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Культурологическая теория 3. Фрейда





В ЦЕЛОСТНОЙ форме свою культурологическую кон­цепцию 3. Фрейд изложил в книге "Тотем и табу. Психология перво­бытной культуры и религии" (1913) и в ряде более поздних работ. Пре­жде чем обратиться к содержанию этой работы, необходимо охаракте­ризовать еще один общетеоретический принцип, лежащий в основе пси­хоаналитической концепции культуры, — общеметодологический прин­цип единства фило- и онтогенеза, предложенный Э. Геккелем. В приме­нении к анализу культур он означает, что в детстве (онтогенез, индиви­дуальное развитие) человек в сокращенном виде проходит через те же стадии развития, что и в процессе происхождения культуры человечест­ва (филогенез, родовое развитие — происхождение). Этот теоретиче­ский принцип был применен 3. Фрейдом в построении теории культу­ры, когда он впервые попытался рассмотреть параллельно детство (вхо­ждение в культуру) и становление культуры. Правда, сложный и мно­гообразный мир детства был сведен лишь к развитию сексуальности и роли травматических ситуаций, но сам путь анализа культуры через познание детства последующим развитием науки был признан продуктивным. На основании этого же принципа Фрейд провел параллель ме­жду "психологией первобытных народов" и "невротиков". Необходимо отметить, что указанная аналогия не получила однозначной оценки в антропологии.

С чего же начинается культурная история по Фрейду? Для ответа на этот вопрос 3. Фрейд первоначально характеризует докультурное со­стояние человечества, используя гипотезу шотландского этнографа Ат-кинсона о "циклопической" семье. Согласно Аткинсону первоначаль­ной формой организации жизни человека была "циклопическая" семья, состоявшая из самца и самок с детенышами. Самки находились в без­раздельном пользовании у самца. Повзрослевших самцов изгоняли из семьи. Они жили поодаль, пока один из них не сменял одряхлевшего главу семьи. Дальнейшее течение событий 3. Фрейд описывает следую­щим образом. "В один прекрасный день изгнанные братья соединились, убили и съели отца и положили таким образом конец отцовской орде. Они осмелились сообща совершить то, что было бы невозможно в от­дельности"1. Эта древняя каннибальская трапеза, как полагает Фрейд, сохранилась впоследствии в виде ритуальной тотемической трапезы-жертвоприношения: первобытный клан убивал и торжественно поедал свое тотемическое животное, своего бога. Тотемическое животное заме­щало отца, некогда убитого и съеденного восставшими сыновьями.



Но после отцеубийства сыновьями овладело чувство раскаяния, стра­ха, стыда, вины за содеянное. Сыновья наложили запрет на повторение подобного действия, а для устранения самого повода к раздорам запре­тили брачно-половые отношения с женщинами своего клана (кровно­родственное объединение). Это явление получило название экзогамии. Она представляет собой брачно-семейные отношения, исключающие половую связь между членами одной близкородственной общности в отличие от эндогамии, разрешающей подобные отношения.

Впоследствии образ отца был заменен на тотемическое животное, на которое был перенесен запрет: тотем нельзя убивать. Но во время риту­альных праздников, когда разрешено запрещенное, тотемическое жи­вотное убивают и поедают. Этот ритуал, включающий и оплакивание жертвенного животного, служил напоминанием о первородной вине че­ловека, о вине перед отцом, ставшем Богом. Здесь 3. Фрейд связывал воедино основные тезисы психоанализа — Эдипов комплекс, вражду к отцу, тайное желание смерти отца, первичную травматическую ситуа­цию, трансформацию влечений из деструктивных в культурно-приемле­мые (от убийства к ритуалу убийства).

Таким образом 3. Фрейд стремится объяснить происхождение рели­гии. "Тотемическая религия произошла, — писал он, — из сознания вины сыновей, как попытка успокоить это чувство и умилостивить ос­корбленного отца поздним послушанием. Все последующие религии были попытками разрешить ту же проблему различными способами, в зависи­мости от культурного состояния, в котором они предпринимались, и от путей, которыми шли, но все они преследовали одну цель — реакцию на великое событие, с которого началась культура и которое с тех пор не дает покоя человечеству".

В подкрепление своей версии начала культуры Фрейд приводил при­меры фобий (боязни) детей к определенным видам животных, даже домашних (корова, лошадь и т. д.). Он объяснял эти явления, распро­страненные в различных культурах, тем, что боязнь по отношению к отцу (первоотцу) переносится на животное. Появление фобий в детстве он рассматривает как повторение начала культурного процесса, как от­звук древних событий в генетической памяти. Аналогичным образом 3. Фрейд объясняет необходимость Бога, власти государства. "Громад­ное большинство людей, — замечал он, — нуждается во власти, кото­рой они могут восхищаться, которой они могут подчиняться, которая господствует над ними... Из психологии индивида мы узнали, откуда происходит эта потребность масс. Это тоска по отцу, живущая в каждом из нас с детских дней"3. Любая религия, согласно Фрейду, представля­ется в виде некоего навязчивого невротического состояния. Страх перед отцом, чувство вины порождают беспредметное беспокойство, уходя­щее лишь в результате регулярных ритуалов-церемоний.

Положение об аналогии, близости поведения человека-невротика и индивида — участника ритуала Фрейд развивал в работах "Навязчи­вые действия и религиозные обряды" (1907) и "Будущность одной ил­люзии" (1927). Обосновывая близость психологической структуры нев­роза и религиозного ритуала, Фрейд отмечал, что в обоих случаях при­сутствует внутреннее принуждение, интенсивный страх при отступле­нии от религиозного или невротического церемониала. Таким образом, религия и невроз, согласно его точке зрения, — это защита против не­уверенности и страха, порожденных подавленными влечениями. В соот­ветствии с этим религия — универсальный невроз навязчивости, а нев­роз можно рассматривать в качестве личной религии индивида.

Последующую систематизацию и разработку психоаналитическое учение о культуре получило в работе «"Я" и "Оно"» (1923). В ней 3. Фрейд дополняет "принцип удовольствия", влечение к Эросу стрем­лением к смерти (Танатос) как второй полярной силой, побуждающей человека к действию. Для понимания этой психоаналитической концеп­ции весьма важна его усовершенствованная модель личности, в которой Я, Оно и Сверх-Я борются за сферы влияния. Оно (id) — глубинный слой бессознательных влечений, сущностное ядро личности, над кото­рым надстраиваются остальные элементы. Я (Ego) — сфера сознатель­ного, посредник между бессознательными влечениями человека и внеш­ней реальностью (культурной и природной). Сверх-Я (Super Ego) — сфера долженствования, моральная цензура, выступающая от имени родительского авторитета и установленных норм в культуре.

Сверх-Я есть соединяющий мостик между культурой и внутренними слоями личности. Данная структурная схема — универсальный способ объяснить поведение, деятельность человека современной и архаиче­ской культуры, нормального и безумного.

Кроме указанных ранее стремлений к Эросу и Танатосу, 3. Фрейд отмечает у людей врожденную склонность к разрушению и необуздан­ную страсть к истязанию (садизм). В связи с таким негативным портре­том человеку необходима культура, которую в этом контексте Фрейд определяет как нечто, "навязываемое сопротивляющемуся большинству неким меньшинством, сумевшим присвоить себе средства принуждения и власти". Части, элементы культуры (Фрейд имеет в виду в основном духовную культуру) — религия, искусство, наука — есть сублимация (вытеснение) подавленных бессознательных импульсов в социокультур­ных формах. Например, религия — это фантастическая проекция во внешний мир неудовлетворенных влечений.

Подводя итог культурологии Фрейда, нельзя не увидеть в его кон­цепции массу недостатков, прежде всего недопустимость сведения всего многообразия культуры к особенностям индивида, да еще и патологиче­ским; несоответствие ряда положений Фрейда фактам антропологиче­ских исследований (даже его исходная "циклопическая" семья — это плод воображения Аткинсона); пансексуализм как ведущий объясни­тельный принцип, который отвергнут даже последователями Фрейда как несостоятельный. Список противоречий и недостатков культуроло­гии Фрейда можно продолжать.

Но хотелось бы, чтобы противоречия психоаналитической концепции культуры 3. Фрейда не заслоняли его несомненных достижений. В каче­стве последних хотелось бы выделить: расширение предмета исследова­ний культурологов, вовлечение в сферу научного анализа новых объек­тов изучения (стереотипы сексуального поведения, ранний период детст­ва, сны, эмоциональная сфера личности); выделение значительной роли бессознательного в деятельности человека и функционировании культу­ры; создание концепции личности, ориентированной на взаимодействие с культурой, которая стала основой для осуществления межкультурных исследований направления "Культура-и-личность"; исследование ком­пенсаторной, психотерапевтической функции культуры; формирование направления изучения особенностей отклоняющего поведения, соотно­шение нормы и патологии в различных культурах, впоследствии соста­вившее основу этнопсихиатрии или транскультурной психиатрии.

Психоаналитический подход к изучению культур получил дальней­шее развитие в культурологии XXв. В качестве наиболее убежденных и правоверных последователей Фрейда в области исследования культур были В. Райх, О. Ранк, Г. Рохейм. Значительное место постулаты фрей­дизма, правда в модернизированной форме, заняли в концепциях М. Мид, Р. Бенедикт, Дж. Долларда и других представителей направ­ления "Культура-и-личность" (психологическая антропология). Само­стоятельную психоаналитическую концепцию культур разработал К. Юнг. Обновленный вариант психоаналитической теории культур соз­дал Э. Фромм. Но все же самым известным продолжателем дела Фрей­да в области применения догм классического психоанализа в изучении культур был Г. Рохейм.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.