Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ГЛАВА 2.КУЛЬТУРА ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА





ПОНЯТИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА. В середине ХХ века происходит “информационный взрыв”, отмеченный бурным и стремительным ростом источников информации и ее планетарным распространением. Поток информации превысил способность ее усвоения человеком; как результат – появляется компьютер, в плане вычисления во многом превосходящий возможности человеческого мозга (подсчитано, что объем информации в Интернете удваивается приблизительно каждые 100 дней, т.е. на 700% в год). Так началась новая эпоха, получившая название “информационной эры”. Формируется культура “информационного общества”. Этот термин был введен канадским философом и культурологом М. Маклюэном (1911—1980), который утверждал, что решающая роль в развитии культуры принадлежит коммуникационным и информационным технологиям. По сути дела, Маклюэн предложил еще один вариант эволюционной теории культуры, в основанный на смене каналов информации и форм коммуникации. Он представил социокультурное развитие человечества как череду сменяющих друг друга культурно—информационных “галактик”, которые долгое время могут, не разрушаясь, проходить одна сквозь другую, и выделил четыре эпохи:

· эпоха “дописьменного варварства”, породившая “племенного человека” и характеризовавшаяся господством устной речи, нерасчлененным единством, мифологичностью мышления;

· тысячелетие фонетического письма, взорвавшее племенное единство, заменившее его визуальными линейными ценностями и сформировавшее раздробленное сознание и индивидуально ответственную личность, способную противопоставить себя обществу;

· “галактика Гутенберга” — 500 лет печатной техники, когда появляется “типографский или индустриальный человек”, идет процесс формирования национальных языков и государств, растет узкая специализация как новая форма человеческой общности;



· галактика Маркони — современная электронная цивилизация, где погруженный в информационное пространство человек получает способность вмещать в себя все человечество и впитывать все пространство и время мира. Сеть современных средств коммуникации становится единой системой человечества, а само оно становится единым целым.

Большой вклад в теорию информационного общества внесли американские ученые Э.Тоффлер (род. 1928) и Д. Белл (род.1919), в своих исследованиях сформулировавшие его сущностные параметры. Важнейшие из них следующие:

· приоритетом информационного общества как новой модели социокультурного развития становится не производство материальных ценностей, как в индустриальном обществе, а производство информации, которая становится товаром;

· сфера материального производства заменяется развитой сферой услуг, в которой ведущее место занимает обработка информации и распространение знаний с помощью информационных технологий. К примеру, в США обработкой информации занимается около 90% трудоспособного населения;

· возрастает роль научного знания как концентрированной формы информации. Информационные и научные знания становятся фундаментом современного производства;

· информационные технологии создают, по мнению Д. Белла, уникальные возможности для развития демократии, государства и отдельного гражданина;

· компьютер предоставил большим массам людей возможность приобщиться к профессиональным знаниям и общественному информационному богатству без посредников и тем самым превратил их в личностно—значимые знания. Существенно возросли масштабы использования информации как ресурса социально—экономического и культурного развития. Изменился во многом характер научной, художественной деятельности.

Масштабные преобразования касаются не только сферы экономики и политики, но ведут к изменению основ воспроизводства человека как биологического и антропологического вида. Это подтверждает происходящая сейчас биореволюция.ХХ век стал веком генетики.Уже сейчас биологи могут обновить унаследованные человеком генные программы и готовы клонировать человека. Проекты, нацеленные на создание «второго тела», предполагают решить вечную проблему человеческой культуры — проблему смерти.

Постиндустриальная, компьютерная, информационная культура, как и любая другая историческая форма культуры, формирует собственную картину мира, концепцию личности и систему ценностей. Информационные технологии становятся способом преодоления “разорванности миров”. Новые транспортные и коммуникационные возможности ослабили роль географического пространства и государственных границ. В мире возникла “новая география”, определенная возможностями синхронного мониторинга событий в различных точках планеты. Традиционное государство, которое ранее было формой территориальной и национальной идентичности, постепенно утрачивает свою роль.

Глобальные информационные сети, транснациональные мультимедийные системы приводят к тому, что нации, которые до недавнего времени были сравнительно замкнутыми “информационными организмами”, отгороженными от соседей языковыми, технико—коммуникативными, политическими, идеологическими и другими барьерами, становятся более открытыми. Возросла их способность к взаимообмену культурными формами; особенностью современного культурного процесса стало активное взаимодействие культур. Впервые в истории человечества появилась возможность формирования не только региональных, но и общепланетарных коммуникативно—деятельностных систем.

С другой стороны, под воздействием глобальных СМИ преображается представление о самой рельности; реальностью становится виртуальность. Не случайно М. Кастельс утверждал, что новые коммуникационные системы порождают культуру “реальной виртуальности”. Возникает одно из важнейших понятий современности: Cyberspase. Новая виртуальная реальность, которая обещает синтез человека и электронного прибора, соблазняет входящих в Интернет тем, что последние могут свободно преодолевать время и пространство, а главное, модифицировать свою идентичность. Мир онлайновых ролевых игр меняет привычные формы самоотображения и самопроектирования, позволяет безгранично раздвигать рамки виртуальных возможностей, стать “всемогущим”, побывать в роли “Бога”— творца, управляющего событиями и судьбами.

Масштабы и темпы преобразований, новые степени свободы и способы коммуникации, небывалая власть виртуального мира изменили тип человеческого сознания, его духовный мир, систему ценностей и социальных отношений. Сегодня очевидно, что уходит в прошлое “культура Книги”, печатного слова. Из главного носителя информации она превращается в подсобное средство аудиовизуальных информационных структур. Всю вторую половину ХХ века СМИ, TV, www системы, дизайн перестраивали психофизиологическую структуру человека, приучая его получать информацию в невербальном виде, мышление и коммуникацию — не в форме логической конструкции, а энергетическими квантами, визуальным образом. Это способствовало формированию “клипового” сознания. Господствующее в европейской культуре формально—логическое мышление уступает место иным формам сознания. Отсюда обозначившийся резкий разрыв между поколениями, глубина и сложность которого определяется не возрастными различиями, а принадлежностью к разным культурным сознаниям.

Американский культурантрополог Маргарет Мид назвала сегодняшнюю переходную эпоху «префигуративной культурой», когда дети перестали учиться у отцов, вследствие того, что «у молодых людей возникла общность опыта, которого никогда не было и не будет у старших».

Последствия компьютерной революции” вызывают противоречивые оценки. Ее горячие сторонники считают, что она обозначила конец ХХ века с его экологическими бедами и катастрофическими мировоззренческими тупиками. Благодаря информации новое столетие может стать временем удивительных прозрений и замечательных побед. Деятельность информационных систем раскроет объективные законы общественного процесса и социального бытия человека. Она определит прагматический характер нового столетия, где основное место будет уделено функциональному аспекту человеческой деятельности, доминировать будут не философские, а прикладные науки, которые превратят будущую цивилизацию в технологическую.

С другой стороны, в настоящее время как никогда актуальной становится мысль Н.Бердяева, считавшего, что техническая революция — величайшая революция, которую знала история, но она несет человеку не только освобождение, но и новое порабощение.

Американский социолог Э.Фромм (1900—1980) в работе “Революция надежды” писал: “Призрак бродит среди нас, но ясно его видят лишь немногие. Это не прежний призрак коммунизма или фашизма. Это новый призрак — полностью механизированное общество, нацеленное на максимальное производство материальных благ и их распределение, управляемое компьютерами. В ходе его становления человек, сытый и довольный, но пассивный, безжизненный и бесчувственный, все больше превращается в частицу тотальной машины. С победой нового общества исчезнут индивидуализм и возможность побыть наедине с собой: чувства к другим людям будут задаваться человеку с помощью психологических и прочих средств или же с помощью наркотиков”.

Культурологическая наука выявляет ряд проблем, присущих информационной культуре:

· опасность так называемого информационного тоталитаризма.Всевластие информации предполагает вторжение в закрытые зоны человеческого бытия, в том числе, и в генетическую природу человека. Создание централизованных “банков данных” разрушает неприкосновенность личного пространства, может быть использовано для контроля за частной и общественной жизнью индивида, повышает зависимость человека от социума, от управленческих структур. Не случайно К. Ясперс, Э. Фромм, Д. Мэмфор говорили об угрозе еще не известных форм социального диктата.

· технологизация интеллектуальной деятельности человека. Компьютерная революция изменяет процесс создания и распространения культурных ценностей и, вырабатывая адекватные формы усвоения знаний, меняет духовную жизнь общества. Магия “думающих машин” ведет индивидуума к духовному примитивизму. Качество мышления заменяется количеством информации, возникает тотальная зависимость человека от машины, своего рода “электронное рабство”.

Глобальный технологизм ведет к превращению человека из социокультурной личности в фактор техники. Очевиден парадокс: человек традиционно бурно протестует против ограничения своей свободы культурными регуляторами, но легко смиряется, если они будут технологичными. Например, номер вместо имени, “клеймление”, — воспринимается как унижение человека («клеймо раба»), но если номер обещают ставить лазерным лучом и хранить в компьютерной базе данных, — то у “прогрессивного общества” возражений не возникает. Слежка за гражданами воспринимается как позорное “явление тоталитаризма”, но телекамеры, просматривающие целые кварталы, — как необходимое обеспечение безопасности. Обыск в форме ощупывания руками унизителен, но если по телу проводят электронной палочкой, — вполне приемлем. Таким образом, так называемое “открытое гражданское общество” фактически оказывается закрытым и регламентированным не менее, чем общество в традиционной культуре.

Сдвиги в космо—антропном процессе, которые привели к угасанию традиционной духовности, лавинообразным достижениям человеческого разума в сфере бесконечных научно—технических открытий, жесткому утилитаризму, электронно—технологическойреволюции и информационному потоку, обусловили качественные изменения психоментальной структуры личности.В начале третьего тысячелетия вырастает поколение людей, принципиально отличное от человека ХIХ—XX веков.

содержание

 

ПРОБЛЕМА МАССОВОГО ЧЕЛОВЕКА. Бурное развитие средств массовой коммуникации унифицировали деятельность и психологию человека. «Продуктом» информационного общества стал так называемый “массовый человек”. Понятие “человек массы”, интерес к проблемам социальной психологии зародился еще в конце ХIХ века; он был связан с новым типом материального производства и такими техническими изобретениям, как конвейер, уничтожившими индивидуальное начало, сделавшими человека придатком машины и частью некоего единого организма. Проблемы массовой психологии, поведения «толпы» рассматривались в работах Г.Тарда, Ч. Ломброзо, Г. Лебона, Н. Михайловского. В них было сформулировано понятие массы как биологического организма, в своих действиях подчиняющегося закону подражания, гипнотизму. В XX веке эта проблема получила свое развитие в концепциях Х. Ортеги—и— Гассета и К. Ясперса.

На “рубеже” тысячелетий нейтральная характеристика “человек массы”, обозначавшая принадлежность к некой социальной целостности, сменяется качественной характеристикой “массового человека”, которая указывает на характер мироощущения, мировосприятия, образ жизни.

Массофикация личности определяет процесс перестройки сознания, типа мышления, стереотипов поведения человека, его духовно—нравственных ценностей. Она предполагает унификацию, подгонку личности под массовый стандарт, под образцы, требуемые обществом.

В современной ситуации массофикация осуществляется вполне направленно: с помощью моды, рекламы, организованных информационных воздействий. Массовый человек становится объектом социального манипулирования. Современное общество, перешедшее от индустриализации к созданию высоких технологий, позволяет образовать виртуальное социальное пространство за счет формирования нужного типа сознания. Средства коммуникации, трансформируя и дозируя информацию, становятся главным инструментом влияния и способом осуществления властных стратегий правящих групп.

К.Ясперс отмечал следующие характеристики массы: масса возникает при условии, что люди лишены своего подлинного мира, корней и почвы и поэтому стали управляемыми и взаимозаменяемыми. Масса, находясь на самом низком уровне сознания, является объектом пропаганды и внушения, ей нужны представления и лозунги; ей должно быть сказано, чего она хочет. Вместе с тем в современном мире масса становится определяющим фактором событий. Государственные деятели, художники, поэты обязательно обращаются к силам массы, если они хотят достигнуть какого—либо влияния. Лидер неизбежно или служит выразителем воли масс, или становится диктатором, управляющим рабскими массами.

Представитель массы, “срединный человек” (определение К.Леонтьева), человек “как все” является продуктом информационного общества с его технологиями. Но в то же время он — и непременное условие его существования, так как навязывает свои потребности и способствует формированию специфического феномена “массовой культуры”.

Подобная взаимосвязь проанализирована в работах М. Маклюэна, который показал, как развитие средств массовой информации определяет развитие массовой культуры. В свою очередь, Г.Маркузе справедливо утверждал, что в результате агрессивного воздействия массовой культуры возникает “одномерный человек” с унифицированным сознанием.

Ситуация рубежа XX — XXI веков отличается тем, что никогда прежде массовый человек не составлял по своей численности такой большой группы и не оказывал такого мощного влияния на социальные процессы. В прежних культурах вкусы и потребности массы не были определяющими. Культура была элитарна, творилась индивидуальностями, «аристократами духа». В современном информационном обществе, организованном как принципиально плюралистическое, которое разрушило строгую иерархию ценностей прежних культурных систем, массовый человек не только не ощущает своей культурной “недостаточности”, но, напротив, оказывается наиболее приспособленным и наиболее востребованным современным укладом жизни; он агрессивно навязывает свои вкусы остальным. «Особенности нашего времени в том, — писал испанский философ и культуролог Х. Ортега—и—Гассет (1883—1955) в своей знаменитой статье «Восстание масс», — что заурядные души, не обманываясь насчет собственной заурядности, безболезненно утверждают свое право на нее и навязывают ее всем и всюду». Французский философ—постмодернист Ж. Лиотар назвал наше время “вселенской реабилитацией посредственности”.

Основной характеристикой порожденного техногенной цивилизацией человекаявляется неумеренное потребление, превращающее человека в “машину желаний”, и культ комфорта. “Удобство” — суть и знамя современной цивилизации — заключает в себе опасность нового тоталитаризма, уже не на идейном, а на бытовом уровне.

Человек, живущий в развитом, “правовом” государстве порабощен разнообразными “достижениями”, от технических до социальных и правовых, детерминирован, ибо за него уже все выбрано и решено. Отсюда перед культурой будущего встает еще одна проблема: развитие информационных систем влечет за собой новую поляризацию общества уже не по материальному, а по интеллектуальному противостоянию.

Если для “массового” человека новейшие достижения науки и техники означают неизбежную нивелированность, потерю духовной самостоятельности, независимости мыслей и чувств, то для тех, кто по разным причинам сумеет сохранить личностную независимость, эра информации откроет новые миры и невообразимые возможности. Немногие станут «дворянами» нового мира, где большинство будут рабами своей натуры, своих упрощенных желаний.

Информационная цивилизация с ее фантастическими темпами развития новейших технологий и новыми формами коммуникации, сформировавшийся тип массовидного человека с унифицированным сознанием создали условия для процесса, наиболее точно характеризующего современную культурную ситуацию и получившего название глобализация.

содержание

Вопросы для самопроверки:

1. Раскройте понятие «информационное общество»; объясните, что вкладывает современная культурология в понятие «культура информационного общества».

2. Объясните, как меняется образ мира и человеческое сознание в условиях информационного общества.

3. Назовите основные современные концепции информационного общества.

4. Раскройте возможности и проблемы, которые ставит перед человечеством эпоха информационных технологий.

5. Раскройте, как соотносятся массовая культура и массовая коммуникация.

6. Объясните, почему массовая культура считается явлением ХХ века.

7. Объясните, почему постмодернизм является наиболее ярким проявлением культуры информационного общества.

8. Раскройте специфику Интернета как способа формирования нового сознания и новой культуры.

 

Литература по теме

1. Альтернативная культура. Энциклопедия / Сост. Д. Десятерик. – Екатеринбург, Ультра, 2005.

2. Белл Д. Грядущее информационное общество. Опыт соц.прогнозирования / Пер. с англ. Под ред. В.Л. Иноземцева. 2—е изд., испр. и доп. – М.: Akademia, 2004.

3. Кастельс М. Становление общества сетевых структур. Новая индустриальная волна на Западе. Антология. — М.: 1999.

4. Кастельс М. Информационная эпоха: Экономика, общество, культура / Пер. с англ. Б.Э. Верпаховского. – М.: ГУ ВШЭ, 2000.

5. Кастельс М. Галактика Интернет: Размышления об интернете, бизнесе и о—ве/Пер. с англ. А. Матвеева. — Екатеринбург, Изд—во гуманит. у—та, 2004.

6. Луман Н. Реальность массмедиа / Пер. с нем. А.Ю. Антоновского.— М.: Праксис, 2005.

7. Маклюэн М. Галактика Гутенберга / Пер. с англ. И. Тюриной.— М.: АСТ, 2005.

8. Маклюэн М.Понимание медиа: внешнее расширение человека. 2—е изд. / Пер. с англ. В.Г. Николаева.— М.: Гиперборея: Кучково поле, 2007.

9. Проблемы культуры ХХ века. – СПб.: Изд—во СЗАГС, 2003.

10. Тоффлер Э. Шок будущего / Пер. с англ. Е. Руднева. – М.: АСТ, 2003.

11. Тоффлер Э. Метаморфозы власти: Знание, богатство и сила на пороге XXI в. / Пер. с англ. В.В. Белоскоков и др.— М.: АСТ, 2003.

12. Тоффлер Э. Третья волна / Пер. С англ. – М.: АСТ, 2004.

13. Культурология: Энциклопедия в 2—х тт. / Гл. ред. и вст. ст. С. Я. Левит— М., РОССПЭН, 2007.

14. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие/Пер. с нем. под ред. Д.В. Скляднева.— СПб.: Наука, 2000.

15. Уэбстер Ф. Теория информационного общества/ Пер. с англ. М.В. Араповой и Н.В. Малыхиной.— М.: Аспект Пресс, 2004.

содержание

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.